WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Вот это Африка, совершенно чудовищные пространства. Громадные. До начала двадцатого века были территории, где нога белого человека не ступала, как потом оказалось, и ...»

-- [ Страница 5 ] --

Призыв Патриса Лумумбы18 «вернуться в Африку и Африку вытащить», они совершенно игнорируют, не хотят. Это одна из причин, почему там так плохо. Потому что те, кто остаются, сами знаете каковы. Но они не рассматривают белых, как вполне людей. Поэтому в Южной Африке убийства белых, изнасилование белой женщины, это не считалось преступлением. Ну как подстрелить на охоте дичь. Изнасиловать собственную козу. Может будут смеяться над тобой. Это же не преступление. Вот ты такой Лумум а (Lumumba) Патрис Эмери [2.7.1925, Оналуа, провинция Касаи, — январь 1961, Катанга (ныне Шаба)], деятель освободительного движения Республики Конго (ныне Республика Заир) вот интересный парень, у тебя такие фантазии. То есть белые, нет, они не люди. Это как бы особого вида существа, разновидность демонов. Потому они такие жестокие, умные такие не по-человечески. Человек, он же как черный. С ними и надо как с демонами. Из черных получаются очень плохие работники. Заставить их работать можно только силой. То есть нигде не применялись такие страшные жесточайшие меры принуждения, как в Африке.

Ни в Индии, ни в Китае, ни на Востоке. Потому, что там человек работает добровольно. Пусть он даже находится в какой-то зависимости, в кабале, здесь – нет, он ничего делать не будет. Он для себя не хочет работать, и, разумеется, он выходит на плантацию мотыжить кофе или сахарный тростник только потому, что стоит надсмотрщик с кнутом и винтовкой, потому что там ненависть была совершенно звериная. Африканец не для того рожден.

Концепция работы, как способа существования, не привилась абсолютно. Воин должен воевать, девка должна красоваться, женщина должна рожать. А все вместе должны веселиться. Для этого рожден человек на свете. Еда есть. Допустим, ее нет. Но она ж будет. Сейчас так, на пустой желудок спляшем. Завтра авось будет антилопа. Зажарим ее с листьями, с травами, цветами, с диким медом и кайф. А что тут еще делать? Антилопы ж на неделю хватит. Пива наварим там какого-нибудь, хмельного напитку. И все собственно. Вся жизнь это непрерывная такая радость, постоянные праздники.

Белые спрашивают, что у вас такие за праздники? В честь каких-таких святых? А это просто они так живут. И как-то изнурять себя, как выходит китайский крестьянин и фигачит по 18 часов на рисовом поле. Как в анекдоте, как сказал батюшка: «Живешь-то ты праведно, сын мой, но зря». Вот как-то так у них. То есть они абсолютно не приспособлены ни к какой работе. Ни к какой, ни к сельскохозяйственной, ничего не удается. То есть, как только ушли белые, в Африке моментально начался голод.

И нету года, чтобы в Африке не было катастрофического голода. При таких землях. Если их отдать корейцам, будет урожай – первый в мире. Китайцам, японцам, немцам, так и было в колониальный период. Вот такие это ребята. Так что, как они на белых могут смотреть? Они хотят жить как белые. С автомобилями, телевизорами. Это они понимают.

С барами, выпивкой, танцами, со всеми атрибутами. Но работать – нет. И как бы нет необходимости такой.

Студентка: А вакцинацию проводят насильно?

Мацих: Вакцинацию проводят, я думаю, разъясняя. Ну, в том случае, могут объяснить. Миссионеры очень в этом хороши. Они объясняют маме, что надо привить ребенка, а то он умрет. Она видит, что все дети умирают, боязно за своего, и она приносит ребенка. Вакцинации – конечно.

Сначала они не хотели, заставляли чуть ли не оружием, до сих пор брюшной тиф, в совершенно изумительных пропорциях. И другие болезни, каких и нет в Европе, какая-нибудь лихорадка Эбола. Это все их косит.

Вакцинация – вещь неплохая, в том смысле, что в последнее время стали это замечать и думаю, что это осознается на Западе: ну зачем нам столько черных? Это ж вопрос любого здравомыслящего человека взволнует: ну на хрена они нужны? Ну не брюнеток, а вот… Это же все понятно, потом они все побегут в Европу, как сейчас арабы. Есть этносы, которые себя не прокормят. И что с ними делать? Значит, вот после вакцинации получаются очень хорошие результаты – женщины не зачинают, не рожают. То есть тифом не болеют, но не рожают. Что само по себе неплохо. Реальные факты. Реальные факты вакцинации. Это применяется и в мусульманском мире.

Студентка: В смысле - специально?

Студентка: А они об этом не знают?

Мацих: Да. Ну, мусульмане – да, знают. А эти, думаю, нет. Я думаю, степень осознания действительности у них – наименьшая среди всех возможных, ну может у индейцев где-то в Южной Америке. Вот такая вот штуковина.

О чем я еще должен вам рассказать обязательно, иначе вы не поймете. Это про религии, переселившиеся из Африки. Это вуду. Вы слыхали про вуду? И про религию кандомбле и макумба. Кандомбле – это религия, из Африки переехавшая в Бразилию. В Бразилии же тоже дофига негров. Вы бывали в Бразилии?

Студентка: Нет.

Мацих: Напрасно.

Студентка: А Вы бывали?

Мацих: Бывал. И в городе Байя, где мы были только проездом, – не могли управлять своими поездками, – изумительный город, ну видно, там же почти только одни негры. Дома – вы не найдете там серого, черного дома.

Зеленые-ядовито, желтые, красные, фиолетовый, то есть как детский пластилин. В этом плане полный кайф. И так же выглядят женщины. На их черных телах – вся гамма.

Там при нас был пляс непостижимый. Из-за чего? Просто так. Вот, народ шел в хорошем настроении. Вот девка подумала: «Как классно, наконец, через 2 месяца, всетаки…», я так думаю, так она рассуждала. Или парень подумал: «Вот, я думал, что я безнадежен, а Жозефина на меня посмотрела». И стали плясать, тут же народ присоединяется. А это вот столица штата Сальвадор – Байя. Ну, чудо. Оттуда самые лучшие танцорки, там дешевле всего жить. Но делать абсолютно нечего. Они разъезжаются, чтоб как-то себя кормить. Бразилия в принципе живет же очень хорошо.



И там есть религия кандомбле19, старая африканская религия. Но она довольно вегетарианская. Может она была и злобная, но бразильцы, как бы общая атмосфера Бразилии – не было ни одной войны, вообще. Зачем воевать, когда можно сыграть в футбол, потанцевать и потрахаться. Ну, зачем воевать? Ну, сыграйте в футбол и выясните, кто лучше. Вы зачем воюете? Чтоб узнать, кто андом ле (порт. Candombl; [ bl ]) — афро-бразильская религия, в основе которой лежит поклонение духам Ориша, связанным со стихиями, различными родами человеческой деятельности и духовными аспектами бытия. Зародилась в городах Салвадор и Кашуэйра когда они являлись крупными центрами работорговли. Развивалась порабощенными африканскими жрецами, привезенными вместе с их языком, культурой и традициями, между 1549 и 1888 годами. Наиболее распространена в Бразилии, особенно в регионах с большим числом темнокожего населения (в частности, штат Баия) раздевайтесь – сыграем в футбол. Правильно? Ни одной войны. Поэтому в атмосфере бразильского такого всепримиряющего братства там никакое людоедство долго б не прожило. Очень так все тихо, мирно. И все живут рядом, все национальности. Немыслимо абсолютно, скажем, в Штатах, белые – черные. А там! Никто ни на что не обращает внимания, все, вот все – бразильерос. И в этом смысле кандомбле – она религия жизнелюбивая. Это поклонение каким-то духам, давным-давно неведомым им, и в основном всю религию составляют танцы, разнообразнейшие. Танцы очень непохожие ни на что из того, что мы танцуем. Ритуальные, в этом смысле они строги. Есть танцы, которые танцуют женщины. Есть танцы, которые танцуют только девицы, и ни одна женщина не может присоединиться. Про мужиков и говорить нечего. А есть наоборот только мужские танцы. И когда-то что-то за охотничья магия. Может быть сватовство. Но теперь это уже невозможно угадать. Это просто красивые быстрые динамичные ритуальные движения в очень красивых костюмах. Я думаю, реально там была мешковина, что там было в Африке. Листья сшивали, а в Бразилии – ой! При их страсти одеваться, боже мой, что они ни накручивают на себя: и перья, которых, я уверен, не было, всякие блестки, и стразы, и «хрен те что», и пляшут самозабвенно.

Абсолютно.

Студентка: Хорошая религия.

самбы, которые Бразилию так прославили, это же не что кандомбле.

А что такое танго? Вот само слово? Разве по-испански?

На что похоже танго? На какую африканскую реку? Ну?

Скажите мне вслух, не бойтесь. Ну конечно, Конго. Танго и Конго – это божества. Куба, Луба, Танго и Конго – четыре главных божества бассейна великой реки. И вот эти самые Конго и Танго попали в Южную Америку. И танец, танец страсти и секса, вот он есть танго, ну конечно, он приобрел европейские танцы, хоть на один? На эти все менуэты, на контрдансы, как их называли в Европе, на мазурки? А тут!

Настоящее танго – это чистая страсть. Это, конечно, танец был, думаю, сватовства, танец плодородия, когда плясали парни с девками, и заканчивались танцы естественно заканчиваться? Они что, потом идут пить холодное пиво?

Да фиг вам. Это абсолютно такое вот ритуальное действо.

Но стало таким салонным. Танго в Аргентине – это двойная очистка африканского субстрата. В Бразилии – кандомбле, которая превратилась в самбу. Видели, как танцуют самбу? Да, ну хотя бы по телевизору. Я говорю, как будто я видел живьем. Видел живьем один раз, а то тоже по телевизору, как и вы все. Ну, это значит, девка, на ней ничего не должно быть, на тех местах, куда все смотрят, а там, куда смотрят поменьше, «наш паровоз», который вперед летит.

Неслыханный плюмаж! Офигительный совершенно!

Какие-то сапоги. Нафига ей сапоги, когда на трусы не нашлось материи. Какие-то налокотники. И все это переливается, и все это сверкает, и она крутит бедрами одновременно и плечами в другую сторону, и улыбается!

Это офигеть надо! Да, но это кто так танцует? Индейцы примитивнейшие существа, по сравнению с ними негры – это просто Спинозы, реально.

Белые так никогда не танцевали. Женщины так никогда не танцевали, нигде. Только в Африке. Это чисто африканский способ подачи женщины. Ну а наряжаться, это они, наверное, и там наряжались, женщины ж везде любят себя украсить, но так наряжаться они стали в Бразилии. И ритуальные пляски кандомбле преобразились в эти. Они подумали, что конкурсы могут быть. Потом самба, ну а самба стала национальной религией, а теперь школы самбы. Кстати, капоэйра20 – борьба, это ж тоже, это африканские дела. Они сделали, но это бразильское… Бразильзы даже из каратэ сделали, или там из дзюдо, они бы сделали шоу. Капоэйра – это борьба, это единоборство, как дзюдо и каратэ, чтоб ногой заехать в рожу, чтоб отломать полчерепа. Ну, зачем это нужно? А как, если ему отломишь полчерепа, как он будет пить пиво? Ну и как ты с ним будешь играть в футбол, он же не примет мяч на голову. Поэтому - зачем это? И там удары только обозначаются, и движения стали не жесткими как в бою, а танцевальными. Так возникла капоэйра.

апо йра (порт. Capoeira, / a.pu ej. /, более точная транслитерация с португальского — капуэйра) — бразильское национальное боевое искусство, сочетающее в себе элементы танца, акробатики, игры, и сопровождающееся национальной бразильской музыкой.

Но это все, конечно, из ритуальных плясок, но мужских.

Если танго – смешанные, кандомбле, самба – женские, то капоэйра, я не знаю, как это называлось по-африкански, но как-то называлось – это были мужские танцы. Вот каким любопытным образом все трансформировалось.

Религиозная основа совершенно ушла, и никого не интересует. Мы пытались в Байя спрашивать. Яу католиков спрашивал, которые нас принимали. Что-то там они знают про это кандомбле, но всерьез никого не интересует. Все собираются только на фестивали. А фестивали – опять посмотреть, кто как танцует. Девки очень изобретательно, красиво танцуют, шьют костюмы каждый раз новые. И вот в этом их кайф. О чем, собственно, говорила религия, чему поклоняются? Не удалось мне выяснить. Я только знаю, религия Маконго21.

Это вы можете вспомнить из Маркеса, там Конго-Маконго.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |