WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«Вот это Африка, совершенно чудовищные пространства. Громадные. До начала двадцатого века были территории, где нога белого человека не ступала, как потом оказалось, и ...»

-- [ Страница 2 ] --

Каждое племя воюет против всех соседей. Воюет на уничтожение, они не понимают, как можно договориться.

Был у меня знакомый, офицер, подполковник Зубанов.

Замечательный мужик, автор чудесной фразы. «Что, товарищи офицеры, – спрашивал он у нас, – главное в танке?» Мы говорили: «Гусеницы, двигатель, пушки, ну там, башня». «Главное в танке, пардон, не обосраться».

уту (также упоминаются как хутту) — народ в центральной Африке, основное население Руанды и Бурунди. Хуту переселились в район Великих Африканских озёр в I веке с севера, вытесняя пигмеев тва, которые занимали к тому времени доминирующее положение в области. В XV веке хуту были покорены тутси. Власть тутси над хуту поддерживалась Бельгией до 1962 года, пока регион не был поделён на Руанду и Бурунди, получив независимость.

Хуту получили полный контроль над Руандой, что в 1994 году привело к геноциду тутси, 800 000 были убиты. В результате конфликта погибло суммарно около миллиона человек (14% населения Руанды).

Потому что ехать будет невозможно из-за запаха. Хорошая фраза, согласитесь. Сам он никогда не давал такой слабины, два ордена Боевого Красного Знамени, а это боевой орден, не за фигню, не писарям. В мирное время, был еще Совдеп. Он в Африке воевал, советник при штабе, и рассказывал, что понятия дисциплины нет ни у кого.

Черный согласен помаршировать, потому что в форме, и девки смотрят, и братья завидуют, это он согласен. Ну, хорошо, поползать на учениях. Но стоять ночью, когда и без того страшно, непонятно какую хреновину охраняя, а в соседнем селе гуляют.

Ну, какой идиот будет стоять с автоматом, когда все равно понятно, что никто не нападет? Можно автомат оставить, а можно и взять с собой. И пойдет гулять. Это не считается дезертирством, а просто: «А там же веселей!» Но объективно, разве не так? Вы бы разве не ушли? Вот так.

Поэтому – совершенно безнадежная ситуация с точки зрения как-то их к чему-то мобилизовать.

Африканские религии, мы подходим потихонечку к этой теме, они остались, по словам того же Зубанова Игоря Владимировича и других людей, абсолютно такими, как они были. Ну конечно, есть влияние, я думаю, белое. Есть влияние, например, телевидения, приемников, их не может не быть. Но в основном, мировоззренческая основа, религиозная, она точно такая, как была. И в этом смысле, такая глубина архаики, как две-три тысячи лет назад. Не обсуждается вопрос о том, нужны ли человеческие жертвоприношения. Как вы думаете? Ну, конечно, да.

Потому что без них же Солнце не взойдет. И все те обряды кровавые, которое когда-то делались, конечно, и в Европе, скажем, четыре тысячи лет назад кое-где остались. В древнейшей части Библии, в книге Бытия, которая, как считается, написана три с половиной тысячи лет назад, там уже запрет на человеческие жертвоприношения. Доперли в Китае, еще лет через пятьсот в Индии, там – нет. Вот как оно все было… Все народы проходили через эту стадию, но именно в Африке все сохранилось в такой своей первозданной красоте. Где не сохранилось? В тех регионах, где миссионеры поработали. Часть Африки – христианская, часть Африки – мусульманская. Но, опятьтаки, что такое христианская и мусульманская? Они совершенно искренне идут в церковь или в мечеть, носят христианские или исламские имена. Но при этом они абсолютно верят в своих племенных богов, они верят, что человек может перевоплощаться в леопарда или в крокодила. Это для них абсолютно естественно. Точно так же, как он поет псалом о воскресении Иисуса или читает Коран по-арабски, кто умный. Слушает проповедь, точно так же, абсолютно спокойно слушает колдуна или шамана.

Правильно сказать, я думаю, колдуна, который говорит ему, что для осуществления цели – взять в жены ту девушку, из соседней деревни, которая нравится, надо убить кого-нибудь. Конечно, надо! О чем речь! Хотя религия это запрещает прямо, но они живут в мире характерна даже для тех частей Африки, где формально есть христианство и ислам. Вот такие дела. Ну, а что нам изучать христианство и ислам на примере Африки, когда мы можем поговорить о нем на примере мест, где они зародились?

Собственно африканские религии. В Африке нет одной религии. Их множество. Кто интересуется, был такой Николаевич3. Он написал самую лучшую на русском языке работу про африканские религии. Но это не очень интересно, хочу вам сказать. Они все однообразны. Есть понятие – «единая мировоззренческая основа» у народов, которые живут на одной территории. Скажем, у всех народов, живущих на гигантской территории Сибири, сложились примерно одинаковые представления про три мира, верхний, средний и нижний. Помните, мы говорили?

Про шаманов, которые путешествуют, про души, которые живут в трех мирах. У индейцев Северной Америки, хотя Имеется в виду Шпажников Генрих Алексеевич. «Религии стран Африки».

Справочник. (М.: Наука. Главная редакция Восточной литературы, 1981) там гигантские территории, от Мексики до Аляски, тоже примерно одинаковые представления. Боги там жестокие, кровожадные, страшные жертвоприношения массовые.

Такая абсолютно людоедская религия, но более-менее все индейцы ее разделяют.

В этом регионе, в Африке тоже есть некие общие представления. Они какие? Что миром правит некий верховный бог. Сами придумали или им подсказал кто-то из миссионеров? Этот бог бесконечно далеко. Никто из людей, кроме самых-самых крутых колдунов не может даже помыслить о том, чтобы с этим богом войти в какоето соприкосновение. Он безумно далеко, как Солнце. А есть целое сонмище богов, духов, демонов, которые живут ближе к нам. И для африканских религий свойственен такой интересный взгляд – все существа живут в одном и том же мире. Мы ж как себе представляем? Что есть мир мертвых. И он не пересекается с миром живых. Там есть граница, ее никак в принципе не перейдешь. Ну, может, пробираются лазутчики оттуда. Но в основном, нет. Эта граница, как бы, на замке. Между верхним миром и остальными мирами то же самое, никто не пройдет, кроме отдельных представителей. Пелевинские рассказы «Бубен Верхнего, Нижнего мира»4, помните? Между мирами четкие границы. А вот в Африке сложилось представление, что никаких таких миров нет. Есть единый мир. В нем все живут, и всем находится место. Демоны злобные живут прямо среди нас. Добрые духи, их меньше существенно, но они тоже есть, и они живут среди нас же. Духи природы и духи животных, духи скал и, скажем, воды. Они все живут здесь. И еще одна любопытнейшая черта африканского мировоззрения: все – живое, нет мертвого.



Живое – все. Камень, дерево, палка. Водопад – конечно, живое существо. Но мы не можем этого видеть. А колдун, он может вступить с духом дерева, или водопада, или валуна в разговор. И может выспросить, может понять, что тот говорит, что он чувствует, на что он жалуется. Такой «анимизм» – оживление всего, что есть вокруг. То есть мертвого нету. Из этого делается интересный вывод, что раз нет мертвого, то никто, как бы, и не умирает. А то, что хоронят, это ничего. Ничего страшного не происходит, они живут среди нас, мертвецы. Африканские могилы поразили европейцев тем, что, обычно ж могила – это крепость. Кладется плита, чтоб не вылез покойник.

Мусульмане сооружают мавзолей для тех же целей. А здесь – нет. То есть похороненный легко может разрыть и «Бу ен Верхнего мира», «Бу ен Нижнего мира» (также существует другое название — «Зеленая коробочка») — рассказы современного российского писателя Виктора Пелевина выйти. Да и собственно выходят, вылезают и ходят среди нас. И мы не знаем по-настоящему кто мертвый, а кто живой. Африканское мировоззрение не различает между живыми и мертвыми. Люди сидят в кафе, пьют пиво, и никто кроме колдуна не скажет, кто из мужиков мертвый, а кто живой. Девушки пришли покупать желтый кашемир на завертку прелестей, а из них половина уже трупы, давно мертвяки, но ведут они себя точно так же, как и живые.

Поэтому нет границы четкой между мирами. И мир наш населен существами вредоносными, злобными.

Покойники, как правило, к людям враждебны. Почему?

Они – видимость. У них нет многих функций, которые есть у нас. То есть вид-то они делают, но они не могут, например, наслаждаться многими вещами, которые для человека составляют основу бытия, пить, есть, трахаться.

Этого они не могут без специально составленной программы. Это и есть зомби, оживший мертвец, именно с программой. Обычный, который встает и ходит, он просто ходит и вид делает, что живет. Такой раскрашенный муляж, но очень хорошо сделанный. Ему, конечно, завидно. И он пытается живым как-то отомстить. Повсякому. Самый распространенный способ мести – это обмануть. Мистифицировать. Человек говорит: «Я ж твой дядя» – «Как?! Дядя умер» – «Да ты что? Ты разве не помнишь? Пойдем, я тебе покажу» и куда-нибудь заманить потом, чтобы еще один был мертвый на нашей стороне, потом, чтобы ты лежал в могиле и тебе не было основополагающих мотивов – это обман мертвыми живых.

И мораль – как различить мертвого и живого. Вы думаете – по трупным пятнам? Нет, там целая хитрая система.

Отсюда же идея про зомби, про оживших мертвецов.

Сейчас слово «зомби» затаскали совершенно. Про все говорят – зомбирование. Человек выступил с речью, говорят – «он зомбирует публику». Хотя тех козлов уже и зомбировать не надо. В нашей повседневной речи «зомбирование» – имеется в виду какой-то сознательный обман с целью манипуляции. Скажем, я вам рассказываю про наш стиральный порошок, лучший в мире. Я вас этим зомбирую. Или политики, избирательные речи. А реально «зомби» - это вот кто. Умирает человек и колдун входит с его духом в определенную связь. И дух покойного порабощает. Колдун это может. Мы – нет. Потом он обращается к более высоким духам, которые за все царство мертвых (там же своя иерархия), которые за царство мертвых отвечают. И принося определенного рода жертвы, – чем крупнее дух, тем, естественно, и жертва больше, – он испрашивает разрешения на полное владение этим покойником. Духам же обидно просто так отдать, он как бы их крепостной, их холоп. Но холопа колдун выкупает. И есть система выкупа. Чем занимается принадлежит. Вот таким-то духам. Он их находит. Ласково, уважительно с ними разговаривает, с духами нужно только уважительно, предлагает им жертву, выясняет, какую они возьмут. Приносит. Все жертвы кровавые. Как правило, животные. Куры, овцы, ну самые крутые требуют корову или коня. Уже и стоит соответствующих бабок. Но на это колдун не жалеет. Он приносит жертвоприношения, разбрасывает куски мяса, сливает кровь, все эти кровавые подробности. Точно как описано в книге «Левит» в Библии.

Но это ж написано две тысячи лет назад. Три тысячи лет назад. И когда-то это делалось. А там сейчас такая практика. Все ужасно этого боятся. И когда видят колдуна, который ищет, например, черную в крапинках овцу, все понимают – он не просто так, не для шашлыка, а он ее ритуальными заклинаниями. И этим самым умилостивит некоего духа. И тогда покорит дух покойного дядюшки Мбеле, который умер в прошлый вторник. Все ж помнят дядюшку Мбеле, который был пьяницей и лучший в деревне гончар. Не помните дядюшку Мбеле? Смешно. Но он же помер. И вот над его духом начальствует колдун, по терминологии сибирских людей, «черный шаман», плохой шаман. Он, шаман, колдун, хочет установить полную власть. Если это удается, вся цепочка пройдена, то дух дядюшки Мбеле или любого другого покойника не может сопротивляться, потому что он слабее изначально.

Ситуация вполне понятная. Что может сделать крестьянин, если феодал его продал? И вот тогда колдун выдумывает для этого покойника особый план действий. Пишет программу, реально. Программу не в компьютерном смысле, а план действий. Что бы он хотел с помощью этого покойничка добиться. Понятно, что ничего хорошего он добиться не хочет. Покойник встает из могилы, не понимая, что он делает. Его дух во власти чужого человека.

Тот факт, что люди разлагаются физически в африканское сознание слабо вошел. Дух встает так, как его похоронили.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |