WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 67 |

«М. В. КРЮКОВ, В. В. МАЛЯВИН, М. В.СОФРОНОВ этнос КИТАЙСКИЙ в средние века (УИ-ХШ вв.) И ЗДА Т ЕЛ ЬС Т В О НАУКА* ГЛ АВН А Я Р Е Д А К Ц И Я ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА ...»

-- [ Страница 8 ] --

Гибкость псевдородственных отношений имела своей оборотной стороной их неустойчивость и социальную аморфность. То была форма отношений, соответствовавшая именно переходному этапу, этапу перестройки общества. Цзедуши не смогли удержать под контролем своих людей. С разложением системы губернаторств принцип личного долга перед патроном уступил место нормам централизованной гражданской бюрократии. Но, несмотря на его кратковременность, период «Пяти династий» ознаменовался реши­ тельным обновлением правящей верхушки, как можно видеть из следующих данных о социальном составе чиновничества в V III— XI вв. [Сунь Годун, 1959, с. 278], %:

При всей условности этих данных, не отражающих историче­ ского своеобразия выделяемых социальных категорий, они дают некоторое представление о существенной перестройке рядов гос­ подствующего класса в X в. Примечательно, что уровень социаль­ ной мобильности (процент выходцев из неслужилых семей) оста­ вался в дальнейшем довольно постоянным. Можно предположить, что решающий перелом в общественном развитии средневекового Китая наступил в X в., хотя воцарение династии Сун принесло новые качественные сдвиги в социально-политической организации.

Сунское общество Сунская эпоха наследовала важнейшие тенденции социальноэкономического развития, заявившие о себе за два века до того.

Окончательно сформировались поместный уклад и арендная сис­ тема, расцвели торговля и городская жизнь. Если в середине VIII в. деньги составляли лишь несколько процентов годового до­ хода империи, то в 1049 г. доля денежных поступлений в казну вы­ росла до 31%, а к 1065 г. — до 51% [Kracke, 1953, с. 13]. Обозна­ чилась экономическая специализация отдельных географических регионов. В полной мере сохранился, хотя и в модифицированном виде, милитаризм — неизбежный спутник помещичьего строя. Чис­ ленность воинов в сунской империи не только не сократилась, но и возросла по сравнению с периодом «Пяти династий». Разница бы­ ла в том, что если прежде разорившиеся крестьяне пополняли дружины и гарнизоны независимых военных вождей, то теперь их зачисляли в государственную армию, что, впрочем, не мешало существованию многочисленных отрядов помещичьей самообороны, так называемых союзов лука и стрелы. Корни сунской бюрократии также уходили в эпоху раздробленности и войн. На Севере роль гражданской администрации возрастала вместе с укреплением центральной власти. На Юге полного политического объединения не произошло, однако и там стабилизация отдельных царств была достигнута за счет нового чиновничества из местной элиты [Ватанабэ, 1967; Киёкоба, 1975].

Тесно связанное с рынком крупнопоместное землевладение и торговый капитал стали экономическим субстратом новой социаль­ но-политической организации, выросшей на развалинах танской империи. Анализ региональной принадлежности сунского чиновни­ чества показывает наличие прямой зависимости между уровнем развития поместной системы и степенью участия в государственном управлении отдельных областей [Twitchett, 1962, с. 27]. Конкрет­ ные исследования истории преуспевающих служилых семей X— XI вв. также раскрывают их помещичье-торговую природу [Отаги, 1974]. Еще в IX в. появился слой «чиновных семей», как называли семьи бывших чиновников, оставшихся жить на месте службы.

Такие семьи, налогов не платившие, наглядно демонстрировали смычку чиновной администрации и помещичьей верхушки. В XI в.

семьям служилых людей, которых так и называли «могуществен­ ные дворы», принадлежало более половины всех пахотных земель [Смолин, 1974, с. 104].

Тесная связь экономического процветания и политической влас­ ти обусловила новые, необычайно гибкие и устойчивые формы и принципы организации господствующего класса. Высшим выра­ жением этого свободного баланса экономики и политики стала экзаменационная система, дававш ая в несколько раз больше кан­ дидатов, нежели в танский период. Только столичные экзамены на степень цзиныии выдерживали ежегодно свыше 1 тыс. человек, причем одно место постоянно оспаривали около ста претендентов [Kracke, 1953, с. 66]. Статистика социального происхождения тех, кто преодолевал высший экзаменационный барьер, дает для вы­ ходцев из неслужилых семей высокую и стабильную цифру в 56— 58% [Kracke, 1957, с. 716; Сунь Годун, 1959, с. 245].

При всех оговорках невозможно отрицать значительного рас­ ширения социальной базы власти при Сунах. Новый порядок, превративший всю страну в арену открытых конкурсных экзаме­ нов, вызвал качественные сдвиги в общественном сознании. Доста­ точно указать на пример Сыма Гуана и Оуян Сю, обсуждавших вопрос о том, следует ли считать нормальным положение, при ко^ тором столичная область поставляла 120— 140 кандидатов на каж ­ дый миллион дворов, а окраины империи — только 4? [Kracke, 1957, с. 255]. Ученые мужи нашли и этому оправдания, но сама постановка вопроса о пропорциональном представительстве насе­ ления в государственной элите весьма примечательна и представ­ ляет разительный контраст с танским аристократизмом. Впрочем, действительность отстояла от этой идеи не так уж далеко.

На первых порах в сунской администрации полностью доми­ нировали северяне. Однако вследствие экономического превосход­ ства Юга положение скоро выравнялось: к середине XI в. юговосточные провинции давали не меньшее число цзиньши, чем сто­ личный округ. В южносунский же период в администрации господ­ ствовали уроженцы Чжэцзяна, Фуцзяни, Цзянси и Юго-Запада, которых еще в IX в. в государственном аппарате почти не было [Kracke, 1957, с. 256].

Система конкурсных экзаменов создала модель «открытого»

правящего класса, довольно легко допускавшего в свои ряды све­ жие силы. Именно к сунскому чиновничеству впервые приложима характеристика, иногда неоправданно распространяемая на более ранние периоды: текучесть состава, неустойчивость положения от­ дельных чиновников при необычайной устойчивости бюрократии как целого. Если в танскую эпоху два десятка знатнейших служи­ лых кланов не сдавали позиций на протяжении трех веков, то за первое столетие царствования сунской династии представители только двух семейств добивались высоких служебных постов ifJohnson, 1977 (II), с. 132]. Но постоянное обновление государст­ венной администрации само по себе было признаком гораздо более широкого потока перемен, захватившего все сунское общество.

Недаром на рубеже XII в. современник отмечал: «Чтобы в семье продолжали ее вековое занятие, чтобы ученые мужи лелеяли прежние доблести славных родов, крестьяне по примеру предков усердно пахали, купцы устремлялись к тому, чем торговали в их семьях из поколения в поколение, а ремесленники следовали образ­ цам, созданным их отцами и дедами, — такое бывает только в Хэбэе» [Фу Цзунвэнь, 1982, с. 124].

Со своей стороны, сунские правители давали понять, что они не допустят нового Хуан Чао, и нередко монаршей милостью присва­ ивали звание цзиныпи отвергнутым кандидатам из неслужилых семей. Для современников это не было секретом. Как замечал южносунский ученый Ван Юн, династия Тан погибла оттого, что при ней «было много тех, кто не смог осуществить свои чаяния стать цзиньши... Поэтому царствующая династия широко открыла двери экзаменационного отбора, чтобы каждый тешил себя надеж ­ дами, а не бросался в разбой и коварные происки» (цит. по [Араки, 1967, с. 35]). Нельзя не признать, что такая политика Сунов при­ несла свои плоды. Поддерживая высокий уровень социальной мо­ бильности и утверждая унифицированный критерий учености, экзаменационная система создавала всеобъемлющий синтез госу­ дарственных, социальных и культурных форм единства, скреплен­ ный абсолютизмом императорской власти.

Обратимся к структуре деревенского общества, на котором зиждилось здание сунского бюрократизма. Сунское правительство ввело в деревне чрезвычайно дробную имущественную и отчасти социальную классификацию населения, но все категории, включая арендаторов-дяньху, входили в сословие доброго народа. Основная грань пролегала между «хозяевами» («чжуху») (20) и «пришлы­ ми» («кэху») (21). Она возникла еще в 20-х годах VIII в., когда власти начали регистрировать беглых крестьян по их фактиче­ скому месту жительства. За разделением по земляческому при­ знаку скрывалось, как правило, социальное неравенство, посколь­ ку «пришлые» были в массе своей арендаторами у «хозяев». Одна­ ко непроходимой пропасти между теми и другими не существо­ вало. Нередко местные чиновники в интересах фиска зачисляли «пришлых» в разряд «хозяев»; то же происходило и с «пришлы­ ми», поднявшими новь.

Подавляющее большинство сельского населения проживало в деревнях, насчитывавших чаще всего несколько десятков дворов.

Именно в рамках таких естественных территориальных общностей, имевших свои культы и праздники, утверждалось господство поме­ щиков, зачастую фигурирующих в источниках под наименованием «стариков» деревни («лаожэнь») (22). «Хозяева, старики и прочие из деревни Дунчжан» — читаем мы, например, в надписи на ка­ менной стеле, воздвигнутой жителями этой деревни в 996 г. [Сатакэ, 1966, с. 11]. Важнейшим средством укрепления позиций де­ ревенской верхушки стала традиционная клановая организация цзунцзу, получившая в сунское время новый мощный импульс для своего развития. Известны случаи, когда численность кланов до­ стигала нескольких сотен человек [Смолин, 1974, с. 493]. Единство членов клана, руководимого. выборным старейшиной, наглядно символизировали общий храм предков, родовое кладбище, сов­ местные праздники и пиршества. В 1050 г. сановник Фань Чжунъянь учредил в своем клане «поля справедливости», доход с кото­ рых полагалось использовать для оказания помощи нуждавшимся родственникам.

Новшество Фань Чжунъяня стало образцом для подражания.

Огромную популярность при Сунах приобрела практика составле­ ния родословных клана, содержавших законы клановой жизни и списки его членов.

Как орудие в руках помещичьего слоя кланы выполняли две основные функции. С одной стороны, они позволяли деревенской верхушке под оболочкой «братской любви» эксплуатировать бед­ ных сородичей. С другой стороны, клановые объединения играли роль своеобразной «школы бюрократической государственности».

В сунское время и позднее составители родословных заботились не столько о прошлом, сколько о настоящем своего родственного союза: лояльности его членов, а главное — их единстве, облегчав­ шем доступ в ряды чиновничества его отдельным представителям.

Их учеба нередко оплачивалась из общеклановых средств, для чего выделялись и специальные поля. С конца XII в. в некоторых об­ ластях Южного Сун существовали земляческие фонды для субси­ дирования местных уроженцев, готовившихся к столичным экза­ менам [Но Рт-1л, 1962, с. 203—205].

В заключение можно сказать, что, несмотря на существенные локальные различия, сунский период ознаменовался важными ка­ чественными сдвигами на пути к интеграции экономической, об­ щественной, политической и культурной жизни Китая. Возросшему влиянию этих интеграционных процессов соответствовали усили­ вавшаяся замкнутость общества перед внешними воздействиями и даже нетерпимость к ним. Одним из признаков этого может слу­ жить исчезновение в IX—X вв. иностранных религий.

ВНЕШНИЕ СВЯЗИ

В истории контактов средневекового Китая с другими частями Азиатского континента также можно выделить два периода, при­ мерно соответствующие отмеченным выше двум основным этапам его социального развития. С VI в. Китай, в особенности северную его часть, захлестнула волна иностранных влияний, достигшая высшей точки к VIII в. Никогда Китай не был так открыт для внешнего мира и не усваивал с такой готовностью все иностран­ ное, будь то одежда или искусство, кухня или религия, как при раннетанских правителях. Космополитическая пестрота танской жизни — одна из самых ярких черт той эпохи, делающая ее столь непохожей на привычный образ Китая, но тем не менее оставившая глубокий след в исторической судьбе дальневосточного региона.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 67 |
 


Похожие работы:

«К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС СОЧИНЕНИЯ Издание второе ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва • 1961 К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС ТОМ 19 V ПРЕДИСЛОВИЕ Девятнадцатый том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса содержит произведения, написанные с марта 1875 по май 1883 года. Период всемирной истории, наступивший после поражения Парижской Коммуны, был охарактеризован В. И. Лениным как эпоха полного господства и упадка буржуазии, эпоха перехода от прогрессивной буржуазии к реакционному и...»

«Миллс Чарльз Райт. Социологическое воображение Миллс Чарльз Райт. М 60 Социологическое воображение// Пер. С англ. О. А. Оберемко. Под общей редакцией и с предисловием Г. С. Батыгина. - М.: Издательский Дом NOTA BENE, 2001. - 264 с. Книга известного американского социолога Ч. Миллса (1915 – 1962) издается в России впервые. Его публикации неизменно вызывали большой общественный резонанс. В данной работе, ставшей классической, автор выдвигает новые идеи по методологии исследования социальных...»

«ФИЛОСОФИЯ Учебная программа по интегрированному модулю для специальностей высшего образования 1 ступени Факультет коммуникаций и права Кафедра истории и теории и права Кафедра юридической психологии Курсы согласно учебным планам специальностей Семестры согласно учебным планам специальностей Лекции Экзамен согласно 40 учебным Семинарские занятия планам 36 специально Лабораторные нет стей Зачет занятия нет Всего аудиторных 76 Курсовой нет часов по проект (работа) интегрированному модулю дневная...»

«Мирча ЭЛИАДЕ ОЧЕРКИ СРАВНИТЕЛЬНОГО РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ PATTERNS IN COMPARATIVE RELIGION, 1958 (TRAITE D’HISTOIRE DES RELIGIONS, 1949) М.: Ладомир, 1999. — 488 с. Перевод с английского Ш.А.Богиной, Н.В.Кулаковой, В.Р.Рокитянского, Г.С.Старостина Предисловие Жоржа Дюмезиля Послесловие и комментарии В.Я.Петрухина АНОНС Фундаментальная монография Мирчи Элиаде по истории религий обобщает данные этнологии, сравнительного религиоведения и мифологии. От анализа конкретного материала, связанного с...»

«Гайдар Егор. Долгое время. Россия в мире: очерки экономической истории. 3 е изд. М.: Дело, 2005. — 656 с. В ряду русских реформаторов, пытавшихся направить Россию на путь демо кратического развития (таких, как М. М. Сперанский, С. Ю. Витте, П. А. Сто лыпин), свое место занимает наш современник Е. Т. Гайдар. Достаточно назвать несколько его деяний: введение свободных цен, НДС и реставрация частной собственности, в том числе на средства производства, чтобы понять масштаб его личности. Как все...»

«НЕВЕЖЕСТВО ПРОТИВ НОВОГО НАУЧНОГО МЫШЛЕНИЯ О книге А.И. Андреева Гималайское братство: Теософский миф и его творцы 1. У истоков ложного следа Если факты противоречат моей теории, то тем хуже для фактов. Эти слова, принадлежащие немецкому философу Г.В.Ф. Гегелю, сказаны в иное время и при иных обстоятельствах. К нашему повествованию сам великий мыслитель отношения никакого не имеет, зато сказанное им очень точно отражает сущность того издательского продукта, о котором пойдет речь. К сожалению,...»

«11,2 НАУКА' ИЗДАТЕЛЬСТВО ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ЭПИГРАФИЧЕСКИЕ ^ ПАМЯТНИКИ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА НА АРАБСКОМ, ПЕРСИДСКОМ И Т У Р Е Ц К О М ЯЗЫКАХ ЧАСТЬ 2 XVIII-XX НАДПИСИ вв. И З Д А Н И Е Т Е К С Т О В, ПЕРЕВОДЫ, КОММЕНТАРИИ, СТАТЬЯ И ПРИЛОЖЕНИЯ л. и. ЛАВРОВА МОСКВА Х^бв Р Е Д А К Ц И О Н Н А Я КОЛЛЕГИЯ СЕРИИ ПАМЯТНИКИ ПИСЬМЕННОСТИ ВОСТОКА: А. Н. Болдырев, Ю. Е. Борщевстй (ответственный секретарь), И. С. Брагинский (заместитель председателя), Ю. Э. Брегель, Б. Г. Гафуров...»

«эксно алгоритм Москва 2010 УДК 94(47) ББК 6З.З 91 К KYHryPOB А. А. К 91 Киевской Руси не было. или Что скрывают историки / Алексей Кунгуров. - М.: Эксмо: Алгоритм. 2010. - 416 с. - (Исто­ рические сенсации). IS8N 978-5-699-41662-2 Насколько то, ЧТО вы, уважаемый читатель, учили в школе на уроках исто­ рии, соответствует истине? А что, если история переписывалась, и не раз, а при смене царствующих династий и во время революций. Что, если врут летописи и учебники и прошлое было совсем иным? Автор...»

«ЛЕЗВИЕ ЗАКОНА Из истории прокуратуры Еврейской автономной области От автора-составителя Эта книга имеет подзаголовок Из истории прокуратуры Еврейской автономной области. Не история, а именно из истории. И это не случайно. Ведомство, о котором в ней написано, существует в России 285 лет. Однако более менее полной его истории не написано до сих пор. Не потому, что его работа не представляет общественного интереса. Напротив, взявшись за изучение темы, я настолько окунулся в нее, что буквально...»

«О. Ю. Анцыферова ИЗВИВЫ ФЕМИНИСТСКОГО ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ1 (Материалы к спецкурсу) Сейчас уже невозможно представить полную картину современной научной мысли без учета феминизма. Его изучение необходимо еще и потому, что феминистская парадигма неизбежно приводит нас к осмыслению ключевых для современного научного знания проблем (изгнанничество, молчание, статус тела, природа желания и т. д.). Современному литературоведу невозможно рассматривать творчество женщин-писательниц без знания того, чт и...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.