WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 67 |

«М. В. КРЮКОВ, В. В. МАЛЯВИН, М. В.СОФРОНОВ этнос КИТАЙСКИЙ в средние века (УИ-ХШ вв.) И ЗДА Т ЕЛ ЬС Т В О НАУКА* ГЛ АВН А Я Р Е Д А К Ц И Я ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА ...»

-- [ Страница 7 ] --

и «подлых» людей. Сословие «подлого люда» также включало в себя неоднородные по статусу и форме зависимости социальные группы. Наиболее бесправным слоем были государственные и част­ ные рабы (нубэй) (11). Промежуточное положение между рабами и свободными занимали подневольные люди — мужчины-буцюй (12) и женщины-кэнюй (13), а также приписанные к различным ведом­ ствам «казенные дворы» (гуань ху) (14), «дворы мастеровых и му­ зыкантов» и т. д. Танские законы строго запрещали браки между «добрыми» и «подлыми» людьми и фактически предоставляли хо­ зяевам право на жизнь своих буцюй и рабов. Однако последние не составляли замкнутой касты. Личная зависимость в средневековом Китае носила патриархальный характер: рабы и буцюй считались членами семьи хозяина, и танское законодательство особенно под­ черкивало необходимость исполнения рабами своих «внутрисемей­ ных» обязанностей [Козина, 1976, с. 100]. «Подлые» люди имели право выкупиться, убийство раба посторонним приравнивалось к убийству свободного человека. Одним словом, даже рабы, прирав­ нивавшиеся к имуществу и скоту, в известном смысле тоже рас­ сматривались как «люди».

Таким образом, нет основания говорить о существовании в об­ ществе средневековых империй барьеров, которые серьезно подры­ вали бы единство древнекитайского этноса. Приоритет и обособ­ ленность знати не получили адекватного выражения в сфере поли­ тики и законодательства, а рабы примыкали к основной массе населения.

Однако нельзя упускать из виду ряд факторов, препятствовав­ ших этнической консолидации. Не повторяя сказанного о полусословном характере общества эпохи Суй — Тан, подчеркнем, что в основе танского строя лежал жесткий и искусственно поддержива­ емый консерватизм, проявлявшийся в самых разных формах — пиетете перед родовитостью, регистрации жителей только по их «исконной» родине, наличии многочисленного сословия «подлого люда». Быть может, этот консерватизм и сопутствовавшие ему архаичные социальные барьеры составляют не очень заметный тем­ ный фон блестящего расцвета культуры в танский период. Но без него нельзя понять ни известной восприимчивости танской знати к иностранным веяниям, ни причин катастрофических внутренних войн середины VIII в. и конца правления Танов.

Трансформация общества в IX —X вв.

В середине 60-х годов V III в. танский аристократ Ли Хуа в по­ слании к молодым родственникам скорбел о быстрой порче нра­ вов в его время. «В годы моей юности, — писал Ли Хуа, — молодые люди, чтя старших, каждый день во втором часу (около 4 часов уХ — Авт.) вставали умываться и причесываться и, дождавшись третьего часа (около 6 часов утра. — Авт.), приступали к трапезе, соблюдая приличия. Нынче же молодежь спит до самого восхода солнца и наперебой хватается за блюда... В годы моей юности на рынке часто можно было видеть соболиные шапки, а иной раз шап­ ки с покрывалом. Теперь же старики тоскуют о прежних нравах, в столице не торгуют ни соболиными шапками, ни шапками с по­ крывалом. Мужчины прикрывают лицо рукавом, женщины повязы­ вают голову платком. Так женщины принимают мужской облик, а мужчины украшают себя, как женщины. Большего извращения и придумать нельзя» [Такэда, 1955, с. 100].

Сетования Ли Хуа не обязательно должны быть объективными и справедливыми. Но в известной мере они указывают на тот факт, что мятежи Ань Лушаня и Ши Сымина (755—762) дали толчок процессу все убыстрявшихся перемен в жизни средневекового ки­ тайского общества. Потерпела крах «надельная система», офици­ ально отмененная в 780 г. В IX в. исчезли институты цзюньван и генеалогические реестры. Единственный обнародованный в позднетанский период (в 812 г.) документ такого рода ничем не напоми­ нал прежние уложения: фамилии были сгруппированы в нем не по родовитости, а по тонам и рифмам. Разложилась уездная система, и почти вся административная деятельность сосредоточилась на уровне провинций [Отаги, 1971, с. 144]. Несомненно, распад раннетанской государственности был ускорен разрушениями, хаосом, физическим истреблением аристократии в годы внутренних войн.

Однако главная причина скрывалась в объективных тенденциях социально-экономического развития танского Китая. V III—X века стали временем важных агротехнических достижений, быстрого подъема сельского хозяйства и ремесла, перемещения экономиче­ ского центра страны на Юг.

Налоговые реформы 60—70-х годов VIII в. расчистили путь для развития крупнопоместного землевладения, известного в китайской истории под названием системы чжуанъюань (15), чжуанъе (16) и др. Поместья типа чжуанъюань представляли собой большие хо­ зяйства, как правило разбросанные территориально и раздроблен­ ные на множество парцелльных крестьянских держаний. Работни­ ки в поместьях обычно именовались «гостями поместий» («чжуанкэ») (17) или «арендаторами» («дяньху») (18). Это были в основ­ ном так называемые пришлые люди, не имевшие своей земли, не внесенные в реестры и не платившие налогов.

Массовое обезземеливание крестьян и переход их в разряд «гостей поместий» знаменовали рождение новой социальной струк­ туры. Характерные для раннетанского строя личные, «домашние»

отношения хозяина и буцюй уступили место отношениям земле­ владельца и арендатора — дяньху.

Вопрос о статусе дяньху остается спорным. Одни исследова­ тели видят в отношениях между собственниками земли и ее держателями форму крепостничества, другие подчеркивают их экономический характер. Проблема осложняется неоднородностью самой категории дяньху и наличием существенных региональных различий в аграрном строе. По-видимому, на окраинах зависи­ мость «гостей» от хозяев была значительно большей, чем в цен­ тральных районах с их относительно развитой товарно-денежной экономикой. Хотя положение дяньху отличалось крайней неустой« чивостью, отношения между арендаторами и собственниками земли регулировались контрактом и, как правило, не носили характера личной зависимости. В целом правовой статус дяньху был выше, чем у прежних буцюй. При Танах хозяин, без причины убивший своего буцюй, получал только год каторги. В сунское время, по крайней мере до конца XI в., убийство помещиком дяньху кара­ лось смертью [Смолин, 1974, с. 145]. Буцюй, взбунтовавшийся про­ тив хозяина, мог быть безнаказанно убит им; дяньху за избиение хозяина наказывался 80 ударами палок [Миядзаки, 1971, с. 17].

За исключением Сычуани, государство в сунский период призна­ вало право арендаторов на переход.

Таким образом, на смену категориям казенных несвободных дворов, упраздненных эдиктом 780 г., и буцюй, исчезнувшим в X в., пришел многочисленный слой дяньху, которые в массе своей относились к сословию «доброго люда» [Миядзаки, 1971, с. 22].

Независимо от государственного законодательства в сунскую эпоху обращение с дяньху, «как с рабами», явно считалось незаконным.

Подчеркнутое неравенство землевладельцев и дяньху, пестро­ та и социальная неоднородность крестьянской массы — явление,, характерное для феодального строя, как известно препятствовав­ шего складыванию наций. Однако резкое сокращение численности «подлого люда» и связанная с ним ломка архаичных сословных перегородок в IX—X вв. создавали более благоприятные условия для консолидации китайского этноса.

Вместе с ростом крупных поместий быстро усиливался торго­ вый капитал, ставший влиятельным фактором общественной жизни.

Торговля перестала служить узкому кругу аристократов и богатеев и проникла в повседневную жизнь народа. Ослабли позиции ино­ странных купцов, занимавшихся торговлей предметами роскоши.

Вперед выступили удачливые местные торговцы, особенно из числа соляных откупщиков, порой сосредоточивавшие в своих руках огромные богатства.

Деляческий дух проник во все слои общества, а образ преуспе­ вающего торговца стал одним из популярнейших даже в «высо­ кой» литературе, служа объектом то язвительной насмешки, то гневной критики. Впрочем, купцы перестали быть изгоями, и мно­ гие купеческие дети разбирались в изящной словесности и кано­ нах не хуже аристократов.

Вследствие отмеченной выше принципиальной консерватив­ ности танского режима, даже подточенного протекционизмом и борьбой фракций, социальная история IX—X вв. была исполнена особого, не свойственного позднейшим эпохам драматизма. Поли­ тическое возвышение новой местной элиты и купечества протекала большей частью помимо традиционной государственности и в от­ крытом противоборстве с ней. Определенные возможности для при­ тока свежих сил в администрацию предоставляли специализирован­ ные финансовые ведомства в столице и провинциях. Известную роль сыграли и экзамены для кандидатов, посылавшихся из про­ винции в качестве «подношения» двору. В отличие от «регуляр­ ных» кандидатов аристократических столичных академий, которых экзаменовало ведомство чинов, посланцы провинций проходили по ведомству ритуалов, что вносило еще большую неразбериху в сис­ тему чинопроизводства.

И все же дорога к власти оставалась слишком узкой. По-видимому, не случайно во главе восстания, опрокинувшего танский по­ рядок, оказался Хуан Чао — человек, разбогатевший на торговле солью, но несколько раз проваливавшийся на государственных экзаменах.

Самым убедительным свидетельством враждебности новых сил танскому режиму явились прогрессирующая децентрализация импе­ рии и рост могущества провинциальных губернаторов. Подражая двору, они охотно брали к себе отвергнутых в столице кандидатов на ученое звание. Они покровительствовали купцам и поощряли развитие рынков, так что многие военные гарнизоны со временем превратились в крупные торгово-ремесленные посады. Но глав­ н ое— цзедуши непосредственно опирались на местных магнатов, располагавших поместьями и собственным войском. Союз военного могущества, крупного землевладения и торгового капитала стал основой политической системы военных губернаторств.

В обстановке распада танской государственности на передний план выступил фактор чисто личностных, в частности псевдородственных, отношений. Дворцовые евнухи и особенно мятежные губернаторы и преуспевшие главари военных клик имели обыкно­ вение усыновлять своих подчиненных, отводя себе роль «ложных отцов» («цзяфу») (19). (Напомним, что конфуцианство осуждало «поклонение чужим духам», и при отсутствии наследника в семье такового старались подыскать среди членов своего клана. Достиг­ нув совершеннолетия, приемный сын должен был, «соответственно отблагодарив» приютивших его людей, покинуть их дом [Чжансунь Уцзи, 1892, цз. 12, с. 6а].) Подобно кровным, «ложные дети»

получали фамилию нового «отца» и имя, указывавшее на порядок их старшинства. С конца IX в. узы фиктивного родства стали обычным средством консолидации военных группировок. Несмотря на патриархальную окраску, они преследовали чисто политические цели, носили сугубо формальный характер и в отличие от ранне­ средневековой эпохи строились на началах не личной зависимости, а взаимной заинтересованности.

Фиктивные родственные связи, будучи чрезвычайно гибкой и универсальной формой отношений, немало способствовали стира­ нию традиционных сословных перегородок и тем самым этнической консолидации. Особо следует отметить роль таких связей в кон­ тактах китайцев с их северными соседями, поскольку среди кочев­ ников практика усыновления всегда была общепринятой нормой.

К примеру, вождь шато Ли Кэюн усыновил более сотни китайских служилых людей и местных магнатов. Так же поступали прочие тюркские аристократы. Позднее в массовых масштабах усыновляли китайцев кидане. В ряду факторов, обусловивших быструю асси­ миляцию шато, а затем киданей, псевдородственные отношения занимали далеко не последнее место.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 67 |
 


Похожие работы:

«Аннотация Человек может прожить без еды не более 90 дней, однако если лишить его кислорода, то смерть наступит через несколько минут, без воды человек может прожить лишь несколько дней. В этой повышенной зависимости людей от воды наблюдается странная ирония природы: человек едва ли протянет более 72 часов без воды, однако именно вода в большинстве случаев – основная причина старения и человека, и многих животных. Более того, вода не только вызывает преждевременное ослабление функций организма,...»

«КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ И СОЦИОЛОГИИ Н. А. Юшкова КУЛЬТУРОЛОГИЯ Учебно-методический комплекс по дисциплине Культурология для студентов всех специальностей и форм обучения СЫКТЫВКАР 2006 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ СЫКТЫВКАРСКИЙ ЛЕСНОЙ ИНСТИТУТ (филиал) САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЛЕСОТЕХНИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ им. С. М. КИРОВА КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ И СОЦИОЛОГИИ Н. А. Юшкова КУЛЬТУРОЛОГИЯ Учебно-методический комплекс по дисциплине Культурология для студентов всех специальностей и форм обучения...»

«Н.Д. БАРАБАНОВ ВОЛГОГРАД ВИЗАНТИЙСКИЕ ФИЛАКТЕРИИ. СПЕЦИФИКА АРСЕНАЛА Какая бы проблема не рассматривалась в той или иной работе юбиляра, которому посвящен настоящий сборник, в центре энциклопедически разнообразных научных интересов М.А. Поляковской всегда остается homo byzantinus. В данном случае важно, что внимания исследователя удостаивались не только интеллектуалы с их изощренной умственной игрой, но и простолюдины, духовный мир которых ничуть не менее ценен для истории1. Настоящую статью,...»

«Социологическая публицистика © 1990 г. С. Н. САВЕЛЬЕВ КАКАЯ ДОРОГА ВЕЛА К ХАМУ САВЕЛЬЕВ Сергей Николаевич - доктор философских наук, заведующий кафедрой истории и философии религии философского факультета ЛГУ. И. увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего, вышедши рассказал двум братьям своим. Бытие. IX глава. Одного бойтесь - рабству и худшего из всех рабств - мещанства и худшего из всех мещанств - хамства Д. Мережковский Признаюсь откровенно — эту статью меня заставило написать недовольство...»

«Андрей Виноградов Апостольские списки – забытая страница христианской литературы1 Забытое произведение, забытый автор – на такие выражения уже привычно наталкиваешься в работах по патрологии, агиографии, гимнографии. И все же удивительно сознавать, что существуют целые забытые жанры церковной письменности. Парадоксально, но иногда причина этого забвения – существование крупного, обобщающего труда по теме, который создал впечатление ее изученности, ясности, исчерпанности. Именно так дело обстоит...»

«Прп. Нестор Летописец Повесть временных лет © Сканирование и создание электронного варианта: Библиотека Киевской Духовной Академии (www.lib.kdais.kiev.ua) Киев 2012 Нестор Летописец Повесть временных лет Аннотация Повесть временных лет – наиболее ранний из дошедших до нас летописных сводов. Относится к началу XII веку. Свод этот известен в составе ряда летописных сборников, сохранившихся в списках, из которых лучшими и наиболее старыми являются Лаврентьевский 1377 г. и Ипатьевский 20-х годов Х...»

«ЭСТЕТИЧЕСКОЕ И САКРАЛЬНОЕ В МЕЛАНЕЗИИ1 Моник Жёди-Баллини Ч еловек, никогда не видевший воочию этот предмет, даже не подозревает, какого великолепия может достичь красота, – так писал в 1953 году Андре Бретон о большой маске несравненной красоты (Breton 1953 : 180 и 181), экспонировавшейся в музее естественной истории Филда в Чикаго. Подобные маски можно и сегодня увидеть во время проведения обрядов инициации и свадебных церемоний у сулка с острова Новая Британия (Папуа – Новая Гвинея). Предмет...»

«Библиографический указатель Подготовлен в Научно-исследовательском отделе библиографии РГБ Руководитель проекта А.В. Теплицкая Составители: Н.Ю. Бутина (отв. исп.), Л.А. Егорнова, Е.Л. Обморнова, Л.В. Шальнева Подготовка текста к размещению на сайте О.В. Решетниковой Окончание работы: январь 2013 года Династия Романовых в книгах Русского Зарубежья : к 400-летию Дома Романовых : библиогр. указ. / Рос. гос. б-ка, Науч.-исслед. отд. библиографии ; рук. проекта А.В. Теплицкая ; сост.: Н.Ю. Бутина...»

«МЕТАЦИВИЛИЗАЦИЯ Сухонос С. И. Метацивилизация / С. И. Сухонос. – Москва: Книга по Требованию, 2011. – 448 с. – (Человечество. Из прошло го в будущее). История человечества воспринимается сегодня как калейдоско пическое множество разрозненных событий. Автор отказался от традиционного взгляда на историю как на совокупность случайных процессов и, проведя тщательный сис темный анализ наиболее известных цивилизаций (Египта, Месо потамии, Китая, Индии, Античности, Европы и России), обнару жил некий...»

«Часть 3. Жизнь человечества: толпо-элитаризм — историко-политическая реальность и перспективы (Книга 2) Санкт-Петербург 2010 г. На обложке репродукция картины М.К. Чюрлёниса (1875 — 1911) Rex. Взгляд на неё вызывает в памяти слова из Корана: И Он тот, который создал небеса и землю в шесть дней, и был Его трон на воде, чтобы испытать вас, кто из вас лучше в деле (Коран, сура 11. Худ, аят 9 (7) в переводе И.Ю. Крачковского). © Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.