WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 67 |

«М. В. КРЮКОВ, В. В. МАЛЯВИН, М. В.СОФРОНОВ этнос КИТАЙСКИЙ в средние века (УИ-ХШ вв.) И ЗДА Т ЕЛ ЬС Т В О НАУКА* ГЛ АВН А Я Р Е Д А К Ц И Я ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА ...»

-- [ Страница 30 ] --
Пояс Говоря о «варварских» элементах в китайском костюме VI— X вв., Шэнь Ко относит к их числу «пояс со свешивающимися рем­ нями». Действительно, наборные пояса, богато украшенные на­ кладными бляхами и приспособленные для подвешивания к ним различного рода предметов,— одна из ярких отличительных черт материальной культуры древних тюрков. Остатки таких поясов нередко находят в тюркских курганах; С. И. Вайнштейну посчаст­ ливилось обнаружить полностью сохранившийся кожаный пояс с бронзовыми позолоченными бляхами и пряжками в погребении V III—IX вв. в Кара-Чога (Тува) [Вайнштейн, 1974, с. 61—63].

Этот пояс с пристегнутыми к нему и свисающими вниз ремнями обнаруживает удивительное сходство с изображениями таких же предметов на древнетюркских каменных изваяниях. Упоминания о поясах с декоративными бляхами, являвшимися знаком отличия, нередки в рунических текстах: «Так как у него была доблесть, то у своего хана мой бег, Аза тутук, достиг пряжки (чиновного поя­ са)»; «Моя геройская доблесть! Мой пояс с сорока двумя (чи­ новными) пряж кам и— украшениями!» и т. д. [Малов, 1951, с. 17, 27, 46, 95, 97].

После создания тюркской державы и по мере распространения политического и культурного влияния тюрков на страны Централь­ ной и Средней Азии обычай носить наборные пояса был воспри­ нят многими народами этого региона. Металлические фрагменты таких поясов находят при раскопках поселений почти всей Сред­ ней Азии — в Фергане, Хорезме, на Вахше, в Пянджикенте.

На североиранском блюде V III в., хранящемся в Британском му­ зее, пирующие персонажи подпоясаны ремнями с набором тюрк­ ского типа. Изображения таких поясов находят в Самарре — цен­ тре Абассидского халифата IX в. [Распопова, 1965, с. 78—91]. О ба­ яние облика тюркского воина было велико, обычай носить пояса, украшенные накладными бляхами, распространился и в Китае.Среди изображений китайского мужского костюма V III в., к которым мы уже обращались в связи с вопросом о покрое хала­ та, нет почти ни одного, где не были бы представлены «пояса со свешивающимися ремнями». На раскрашенных статуэтках из гробницы принцессы Юнтай пояса черного цвета, бляхи же на них показаны желтым — художник стремился (передать цвет бронзы или, быть может, золота (на территории бывшей провинции Ж эхэ найдены датированные 960—961 гг. золотые накладки на пояс, по форме совпадающие с типично тюркскими) [Вайнштейн, 1966,.

с. 79]. На каменных рельефах из погребений начала V III в. мож­ но увидеть и те предметы, которые подвешивались к поясам; этопрежде всего мешочки для ношения мелких вещей (в XIII в. Рубрук отметил, что у кыпчаков такие мешочки назывались каптаргак; под названием «каптарга» они сохранились в быту современ­ ных алтайцев) [Грач, 1961, с. 65—66].

Шэнь \Ко следующим образом описывает назначение накладок наборного пояса: «Свисающие вниз ремни предназначаются для подвешивания лука, меча, платка, сумки или точила. Позднее ремни перестали подвешивать, но бляхи по-прежнему сохрани­ лись. Бляхи, через которые пропускали ремни, это то, что ныне называют „накладкой на пояс“ — дайкуа» [Фэн Ханьцзи, 1959, с. 436]. Таким образом, в Китае первоначальная форма пояса со временем изменилась, и бляхи, имевшие определенное функцио­ нальное назначение, превратились в элемент декора. Само по се­ бе это предопределило и изменение материала, из которого изго­ товлялись накладки. Раньше, как сообщает словарь «Чжэнцзытун», чиновники 1—2 ранга имели право носить пояса с золотыми накладками, 3—6 рангов — из кости носорога, 7—9 рангов — се­ ребряные, а простолюдины — железные [Цыхай, 1948, с. 1380]; по­ зднее их стали делать и из такого высоко ценившегося китайца­ ми материала, как яшма.

Постепенно внешний вид и назначение наборных поясов начи­ нают меняться. В гробнице Ван Цзяня, правителя династии Ран­ няя Шу (891—925), сохранились остатки кожаного пояса с сере­ бряными пряжками и яшмовыми накладками. Фэн Ханьцзи, пред­ ложивший свою реконструкцию этого пояса, считает, что наклад­ ки располагались лишь на той его половине, которая приходи­ лась на спину. В доказательство своей версии этот исследователь приводит одно место из «Сунши», где рассказывается о некоем Ван Дане, купившем себе пояс с яшмовыми накладками; он по­ просил своего брата надеть пояс и спросил, нравится ли он ему.

«Но как же я могу увидеть это, если пояс на мне?»— был ответ * (см. [Фэн Ханьцзи, 1959, с. 437]).

Как бы то ни было, начиная с танского времени такие пояса были атрибутом официального костюма и поэтому, по словам Ван Цзюньюя (1020— 1092), «трудно представить себе... серебряный пояс на траурной одежде» [Цзацзуань, 1969, с. 41].

Обувь Широкое распространение в Ки­ тае обычая носить кожаные сапоги также было результатом влияния кочевников. «В высоких сапогах удобно ходить по траве»,— так объ­ яснял появление этого вида обуви Шэнь Ко (цит. по [Чэнь Дэнъюань, 1958, т. 1, с. 207]). Однако китайцы расхаживали в сапогах не только по траве, но и по дворцовым залам.

В начале правления династии Тан сапоги стали составной частью це­ ремониальной придворной одежды.

Начиная с этого времени стало принятым носить сапоги черного цвета: в танских источниках посто­ янно упоминается об этом виде обу­ ви с определением «цвета вороньего крыла». Сохранились указания и на то, как точали сапоги; для этого ис­ пользовались навощенная дратва и шило, смазанные салом [Шан Бин- Рис. 37. Оруженосец. Керамика-.

хэ, [б. г.], т. 1, разд. 6, с. 5]. Сапоги VIII в. [Синь Чжунго, 1961, были с высокими голенищами, до­ табл. 114] ходившими до колен (рис. 37), как это изображено, например, на статуэтке V III в.

Манера постоянного ношения сапог была определенным обра­ зом связана с теми изменениями в интерьере китайского жилища* о которых уже говорилось выше. Поскольку пол дома стал «гряз­ ной» поверхностью, в помещении теперь не снимали обувь (са­ поги вообще трудно то и дело снимать и надевать вновь). Поэто­ му они вряд ли могли бы так прочно войти в быт китайцев до появления стула и последующей перестройки многих навыков пов­ седневного поведения. Во всяком случае, несомненно, что в XI— XII вв. чиновники не снимали сапог в присутственных местах.

Оуян Сю рассказывает, например, историю о том, как два чинов­ ника, Фэн Дао и Хэ Нин, завели разговор об обуви. «Я вижу на Вас новые сапоги,— сказал Хэ.— Во сколько они Вам обошлись?».

«Девять сотен»,— ответил Фэн,— приподнимая левую ногу. Его собеседник был явно обескуражен таким известием и принялся распекать своего слугу, заплатившего за аналогичную покупку в два раза больше. Тогда Фэн поднял правую ногу и сказал: «Но ведь этот сапог тоже стоит девятьсот монет!» [Шан Бинхэ, [б. г.], т. 1, разд. 6, с. 5].

Важно подчеркнуть, что до IX—X вв. мужская обувь почти совершенно не отличалась от женской. Не случайно во время пира, когда выпито уже много вина и мужчины сидят вместе с жен­ щинами на одной циновке, они могут перепутать туфли — об этом пишет Сыма Цянь [Такигава, 1955, т. 10, с. 5036]; в «Бэйцишу»

рассказывается, как однажды женщина стирала на реке белье, а проезжавший мимо всадник спешился, надел ее новые сапоги и, оставив свои старые на берегу, ускакал [Эршиу ши, 1974, т. 3, с. 2214].

Однако в рассматриваемое нами время появляется принципи­ альное отличие мужской обуви от женской. Объяснялось это тем, что примерно в IX—X вв. возникает и получает затем широкое распространение обычай бинтования ног женщинами.

Некоторые 'китайские ученые XVIII—XIX вв. высказывали мне­ ние, что этот обычай сложился еще в древности, и указывали на некоторые каменные барельефы ханьского времени, якобы являю­ щиеся свидетельством этому. Но Юй Чжэнсе (1775— 1840) убеди­ тельно показал, что возникновение обычая бинтовать ноги отно­ сится ко времени не ранее эпохи Пяти династий. Характерно, что ни авторы III—VI вв., ни танские поэты, в произведениях кото­ рых немалое место занимают описания нравственных и физиче­ ских достоинств представительниц слабого пола, не упоминают о бинтовании ног, результатом чего была их деформация. Уче­ ный XIII в. Тао Цзунъи относил возникновение этого обычая к «недавнему времени» и замечал: «До периодов правления Син-ин и Юань-фэн (т. е. 1068— 1085 гг.— Авт.) лишь немногие следовали ему» [Тао Цзунъи, 1959, с. 127]. Свидетельства источников, собран­ ные Юй Чжэнсе, подтверждают это. Сунский посол в Аннаме, на­ пример' в своих записках, датируемых концом XIII в., упоминает о тамошних женщинах, которые расхаживают по улицам в боль­ ших туфлях и «в этом не отличаются от нас»; автор был родом из Гуанси, и в его родных местах в то время бинтование ног еще не получило повсеместного распространения [Юй Чжэнсе, 1957, с. 499]. Н а Севере же, особенно в аристократической среде, на женщин с большими ногами смотрели свысока. Поэтому когда в 1131 г. среди бежавших'от чжурчжэней и прибывших ко двору китайцев оказалась молодая женщина, объявившая себя бывшей наложницей императора, ее слова вызвали недоверие, так как но­ ги ее не были деформированы бинтованием [Юй Чжэнсе, 1957, с. 498]. По словам Тао Цзунъи, к концу XIII в. обычай бинтова­ ния ног широко распространился среди населения крупных горо­ дов [Тао Цзунъи, 1959, с. 127].

«Почти несомненно,— писал академик iB. М. Алексеев,— что острый период начала моды бинтования женских ног не случайно Рис. 38. Способ завязывания путоу [Сунь Цзи, совпал с суровой эпохой неоконфуцианской морали Чжу Си (XII в.)... Охрана морали — одна из причин бинтования ног... Мо­ да свирепствовала сначала в верхах, потом стала универсальной.

На искалеченную в виде своеобразного треугольника ногу наса­ живают башмачок с загнутым вверх носочком (что в изящной ли­ тературе именуется „лотосовым крючком“, сама ножка обозначает­ ся тем же иероглифом, что и цветок лотоса, походка соответствен­ но именуется „лотосовыми ш ажками“ ). Ноги стали центром жен­ ской привлекательности» [Алексеев, 1958, с. 125].

Головные уборы Как было показано известным советским специалистом по исто­ рии китайского костюма Л. П. Сычевым, официальный головной убор ханьского времени возник в результате сложного процесса эволюции головной повязки [Сычев, Сычев, 1975, с. 56—57]. «Вто­ рой цикл превращения головной повязки в роскошную шапку» убе­ дительно прослежен Л. П. Сычевым на материале трансформации головного убора, известного в рассматриваемое нами время под названием «путоу» (98).

Первоначально это был также головной платок (обычно чер­ ного цвета), которым повязывали голову таким образом, что две завязки оказывались сзади и свободно ниспадали на спину, две другие завязывались спереди на шиньоне [Сычев, Сычев, 1975,.

с. 60] (рис. 38). Позднее платок начали пропитывать лаком, а зад­ ние завязки натягивать на проволочные каркасики, чтобы они тор­ чали в стороны и служили декоративным украшением; к X в. этот процесс завершился, и в эпоху Сун задние завязки — путоу пре­ вратились в длиннейший декоративный прут [Сычев, Сычев, 1975, с. 60].

Однако эволюция путоу не ограничивалась изменением внешне­ го вида завязок. Фу Синянь, предпринявший сопоставительный анализ письменных источников X—XIII вв. и изображений голов­ ных уборов на иконографических памятниках того же времени, проследил также трансформацию другого важного атрибута пу­ тоу. Как явствует, например, из свидетельств Ду Ю, в танское время под головной платок подкладывали некое подобие наклад­ ного шиньона, сделанное из мягкого дерева, кожи или материи.

В разное время в моде были накладные шиньоны различной форг.

Рис. 39. Эволюция путоу в VII— X вв. [Фу Синянь, 1978, с. 42] мы, которые Фу Синянь и попытался обнаружить на танских изо­ бражениях. Приведенные им данные свидетельствуют, что на фресках и керамических статуэтках 631, 639, 642, 664 и 668 гг.

путоу невысокие и нередко с плоской верхней поверхностью (рис.

39, 1—5).

Иной тип путоу представлен на фресках и статуэтках 706 г.



Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 67 |
 


Похожие работы:

«Фридрих Ницше По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего. Фридрих Ницше По ту сторону добра и зла (1886) – этапная работа Фридриха Ницше, которая предваряет заключительный, наиболее интенсивный период его творчества, отмеченный подведением философских итогов предшествующей человеческой истории и предвидением важнейших социальных и духовных коллизий ХХ века. Идея сверхчеловека, сформулированная в книге Так говорил Заратустра, развивается в новом сочинении Ницше в форме отточенных...»

«аналитическая политическая философия очерки политической концептологии Праксис Москва 2002 ББКХ061.51 М15 В. П. Макаренко. М15 Аналитическая политическая философия. — М.: Праксис, 2002.—416 с.—(Серия Новая наука политики ) ISBN 5-901574-21-4 Новая книга известного специалиста в области политической теории, автора многочисленных работ, по проблемам бюрократии, политической оппозиции, легитимности и власти, посвящена рассмотрению и критическому анализу основных направлений современной...»

«Феськов В.И., Калашников К.А., Голиков В.И. Ф44 Советская Армия в годы холодной войны (1945-1991). - Томск: Изд-во Том. ун-та, 2004. - 246 с. ISBN 5-7511-1819-7 Настоящая книга обобщает данные о воинских формированиях Советской Армии в период после Великой Отечественной войны и до распада СССР. Книга знакомит с данными по составу групп войск, округов, армий, корпусов и дивизий Советской Армии этого периода, их нумерацией, вооружением, дислокацией, наградами и почетными наименованиями. Приведен...»

«Былинный образ Ермака Русские на чужбине Наследие ядерного века Есть ли будущее у немцев в России? I 1996 УРЖУМКА в 1995 году Издается институтом гуманитарных исследований при Челябинском государственном педагогическом университете, институтом культурологии при Челябинском государственном № 1(2), 1996. институте искусства и культуры. СОДЕРЖАНИЕ СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ Шубарина Л.В. Былинный образ Ермака 2 Усанов В.И. Колонизация Урала русскими: к истории изучения вопроса 14 Шумакова М.П. Миф о...»

«оГНИ КаМЫ Выходит с апреля 1965 года Читайте в сегодняшнем номере: Пасху встретим Сохраняя традиции Памятник открыт с Богородским Очередной, сорок шестой, день рождения Огней Камы удался, как и все предыдущие. Поскольку дата не юбилейная, то пышных торжеств не подразумевалось. Тем не менее, мы остались верны своим традияйцом циям. День активного подписчика и турнир в подкидного дурака давно стали нашей визитной карточкой. На птицефабрике Чайковская в эти дни запускается в производство новый...»

«Дамский круг славянофильства: письма И. С. Аксакова к гр. М. Ф. Соллогуб, 1862–1878 гг.1 Андрей Тесля* Аннотация. Публикуемые письма И. С. Аксакова к графине М. Ф. Соллогуб содержат богатую информацию о политических и общественных взглядах Аксакова, круге его общения, в том числе о неформальных сторонах и способах обеспечения его влияния во властных сферах. Письма подробно прокомментированы и снабжены краткой вступительной статьей. Ключевые слова: И. С. Аксаков, неформальное влияние,...»

«Коротаев А.В., Халтурина Д.А., Малков А.С., Божевольнов Ю.В., Кобзева С.В., Зинькина Ю.В. Законы истории: Математическое моделирование и прогнозирование мирового и регионального развития. Изд.3, сущ. перераб. и доп. М.: УРСС, 2010. Введение. Тысячелетние тренды Человеческое общество – это сложная неравновесная система, постоянно развивающаяся и изменяющаяся. Сложность, многофакторность и противоречивость социальной эволюции приводят исследователей к закономерному выводу о том, что любое...»

«КАЛЕНДАРЬ ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫХ И ПАМЯТНЫХ ДАТ Пособие по составлению НОВОСИБИРСК 2010 ББК 78.5 К171 Составитель: Лурье Е. Е. Редактор: Юмина А. Н. Ответственный за выпуск: Амельченко С. А. Календарь знаменательных и памятных дат: пособие К171 по составлению / сост. Е. Е. Лурье ; ред. А. Н. Юмина ; отв. за вып. С. А. Амельченко. – Новосибирск : [Изд-во НГОНБ], 2010. – 123, [1] с. – Библиогр: с. 112 – 121. В издании описана методика составления краеведческих Календарей знаменательных и памятных дат –...»

«КУЛЬТУРНОЕ ОБОЗРЕНИЕ информационно-аналитический сборник №2 (2010) Великий Новгород 2010 г. ББК 71 УДК 008 К90 Культурное обозрение. Информационно-аналитический сборник – Великий Новгород, 2010 Рекомендован к опубликованию кафедрой Теории, истории и философии культуры Гуманитарного института Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого. Рецензент: д. филос. н., проф. А.А. Кузьмин. Авторский коллектив: Зайцева Ж.А., Иванова В.Ю., Лебедева М.А., Лускина С.В., Немерович Л.Л.,...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ И ОБСЛУЖИВАНИЕ ПАРКОВ В ГОРОДСКОЙ СРЕДЕ 18-19 апреля 2013г. ТЕЗИСЫ Тел. +7(495) 225-2542 ОРГАНИЗАТОР park@rosinex.ru Москва 2013 1 СОДЕРЖАНИЕ СТР. ДОКЛАДЧИК НАЗВАНИЕ ДОКЛАДА Виртуальное экскурсионное эколого-историческое 4 Акименко И.А. пространство Одинцовского муниципального района Родники Одинцовской земли, как один из вариантов дистанционного ознакомления с особенностями Одинцовской земли. Принципы организации и обслуживания современных 6 Александрова А.Ю. тематических парков...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.