WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 67 |

«М. В. КРЮКОВ, В. В. МАЛЯВИН, М. В.СОФРОНОВ этнос КИТАЙСКИЙ в средние века (УИ-ХШ вв.) И ЗДА Т ЕЛ ЬС Т В О НАУКА* ГЛ АВН А Я Р Е Д А К Ц И Я ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА ...»

-- [ Страница 18 ] --

Как всегда в Китае, город точно отображал общегосударствен­ ный порядок и потому должен был нести на себе тяжкое бремя императорского абсолютизма и тщеславия. Трансцендентный сим­ волизм «державного правления», с одной стороны, и тотальный бюрократический контроль — с другой, не позволяли городу раз­ виваться как естественному и самостоятельному организму. Систе­ ма квартальной застройки превращала его в конгломерат разоб­ щенных коллективов, коммунальная жизнь которых немногим от­ личалась от жизни сельской общины. Д аж е в административном отношении Чанъань не составлял единого целого. Центральный проспект делил его на два уезда, помимо городской территории захватывавших обширные пространства за чертой стен. Тем более не представлял Чанъань общности социальной, ни в планировке, ни в архитектуре столицы мы не находим и намека на существо­ вание городского центра. Верхи городского общества — аристо­ кратия и служилая знать — горожанами себя не сознавали и даже в столице не желали расставаться с деревней. Усилиями некото­ рых высокопоставленных энтузиастов искусство разбивки парков в стиле «дикой природы» достигло в Чанъане подлинного совер­ шенства.

«Две столицы — всего лишь дома императора» — гласил эдикт 731 г. [Ван Пу, 1955, с. 1575]. Подобное заявление кажется не просто метафорой. Композиция Чанъаня действительно имела нечто общее с традиционной планировкой дома-усадьбы Северного Китая: стоявший напротив главных ворот императорский дворец с парком позади занимал место главного здания, за которым обыч­ но находился сад или огород; жилые районы с их U -образной конфигурацией соответствовали двору и второстепенным боковым постройкам [Wright, 1965, с. 673]. В доме императора ничто не должно было посягать на самодержавную власть его хозяина.

Д аж е административные здания не отличались от приземистых частных строений. И только многоэтажные буддийские пагоды на­ рушали однообразный горизонтальный пейзаж столицы.

Имперская «идея» придавила город, хотя не сделала его уны­ лым или безликим. Блеск столичной жизни восхищал современни­ ков и пленял сердца поэтов. Но китайские поэты, как известно, воспевали не столько вечное, сколько преходящее, не столько слагали гимны красоте, сколько оплакивали ее. Надо признать, что Чанъань мог быть для них неиссякаемым источником вдохно­ вения. Ни в облике, ни в бурлящей жизни столицы почти нераз­ личимо стремление ее жителей увековечить свою память. В строи­ тельстве повсеместно использовались хрупкие и недолговечные материалы — земля, дерево, глина, сырцовый кирпич, черепица;

здания сооружались на скорую руку и с легкостью меняли свое назначение. Характерный пример чанъаньского градостроительст­ ва — строительный бум после мятежа Ань Лушаня, когда аристо­ краты спешно сооружали аляповатые особняки, прозванные «дере­ вянными чудищами». Через 15 лет по приказу императора они были снесены [Schafer, 1963, с. 139]. В 810 г. Сянь-цзун отмечал, что многие здания в столице нуждаются в срочном ремонте, но тут же высказывал сомнение в его целесообразности [Ван Пу, 1955, с. 562]. Чанъань как будто не имел собственного бытия, о н ’ служил скорее ареной демонстрации сиюминутного преуспеяния, самовосхваления и прожигания жизни. Он был, по выражению А. Райта, «спланированной эфемерностью» [Wright, 1965, с. 677].

Стихийные бедствия и разрушения в годы восстания Хуан Чао превратили Чанъань в груду развалин, а время быстро стерло его следы. Сейчас о танском Чанъане напоминают лишь две каменные пагоды. Кстати сказать, буддийские монастыри, служившие в го­ родах средневекового Китая местами массовых празднеств и со­ браний горожан, были единственными зданиями, которые выпол­ няли некое подобие общественных функций.

Аспекты урбанизации гДля китайского средневековья важным показателем урбаниза­ ции по-прежнему остаются масштабы строительства городов,.

имевших стены. Поскольку города в Китае всегда служили сим­ волом власти и резиденцией чиновничества, градостроительная деятельность непосредственно отражала тенденции политического развития страны, ji в широком смысле — развития китайской ци­ вилизации в целом.' Если ханьская эпоха была временем бурного роста городов на центральной равнине, а последующие столетия ознаменовались не меньшим размахом градостроительства в сред­ нем и нижнем течении Янцзы, то периоды Тан и Сун, как уже от­ мечалось в предыдущей главе, прошли под знаком дальнейшего наступления урбанизации на Юг. Интенсивная градостроительная деятельность в юго-восточных областях в эпоху Тан отобразила осво­ ение холмистых районов Чжэцзяна и Цзянси. Тогда же началась колонизация Фуцзяни с морского побережья — факт в своем роде уникальный в истории Китая. На Юго-Западе города создавались главным образом на торговых путях [Chang Sen-dou, 1963, с. 128—129]. Урбанизация Северного Китая в сунское время но­ сила качественно иной характер. Здесь, как и в период «варвар­ ских завоеваний» IV—V вв., кочевники — кидане и тангуты — со­ оружали города с целью контролировать местное китайское на­ селение.

Эпоха и региональные особенности накладывали свой отпеча­ ток на облик городов. На равнинном Севере с его древними тра­ дициями города имели, как правило, довольно строгую и правиль­ ную планировку. Южные города в силу более позднего происхож­ дения и преобладания на Юге холмистого рельефа не могли по­ хвастаться строгостью линий, отличались свободной, подчас ха- отической застройкой. Так, Ханчжоу, возникший на рубеже VI— VII вв. у южной оконечности Великого канала, имел форму, близ­ кую к прямоугольнику, шириной 2—3 км и длиной около 18 м.

Когда город стал столицей Южносунского государства, импера­ торский дворец вопреки сложившимся канонам разместился в его юго-восточной части. Улицы Ханчжоу не создавали сколько-ни­ будь регулярной системы [Gernet, 1959, с. 23].

Переходный период в жизни китайского общества — IX— XI вв. — явился важным водоразделом и в истории китайского го­ рода. Если в раннем средневековье основа городского бытия была в целом политической, то к сунскому времени ведущими стали экономические импульсы развития городской жизни. Уже в тан­ ской империи существовали крупные города, выросшие на базе торгово-ремесленной деятельности. Все они, за исключением Чанъ­ аня и почти не уступавшего ему по числу жителей Лояна, нахо­ дились на Юге. Гак, Цзянлин и Янчжоу насчитывали по 250 тыс.

дворов, Чэнду — около 200 тыс.; по 100 тыс. дворов имелось в Гу­ анчжоу, Жуньчжоу, Ханчжоу [Хино, 1964 (I)]. В период упадка и распада танской державы ряд провинциальных городов превра­ тился в провинциальные центры, а стремительный хозяйственный подъем Центрального и Южного Китая повлек за собой постепен­ ную кристаллизацию новой экономической инфраструктуры, су­ ществовавшей наравне с традиционными административными уза­ ми, а в ряде случаев и заслонявшей их.

В новой системе экономических связей различимы несколько структурных уровней. К низшему звену иерархии рыночных цен­ тров относились так называемые цаоши — «сенные», или «поспеш­ ные» (второе значение слова «цао»), рынки (61), на Юге их назы­ вали чаще «сюйши» — «пустующие рынки» (62); то были периоди­ ческие сельские рынки с 2—6-дневным циклом, возникавшие на торговых путях, реках, перекрестках дорог, у мостов, монастырей, поместий, причалов и т. д. На таких рынках крестьяне близле­ жащих деревень обменивали сельскохозяйственные продукты на товары, привозимые из городов. В наиболее развитых централь­ ных и юго-восточных районах сунского Китая сеть периодических рынков достигала, по-видимому, максимально возможной плотно­ сти. Современник отмечал, что в низовьях Янцзы и Хуайхэ «по­ всюду на слиянии рек сенные рынки, и при них живет много бо­ гатых и могущественных семей» [Shiba, 1970, с. 141]. Судя по не­ которым данным, в районах, примыкавших к Янцзы, один такой рынок приходился на 3—4 деревни или даже функционировал в каждой деревне [Фу Цзунвэнь, 1982, с. 118]. Наряду с «сенными рынками» существовали регулярные ярмарки, иногда специализи­ рованные. Обычно они проходили у монастырей в дни крупных праздников. Торговые местечки вырастали также у переправ, при складах и постоялых дворах.

Государство быстро прибрало к рукам ширившуюся торговлю.

Уже с IX в. местные военные правители начали взимать пошлину за провоз и продажу товаров на сельских рынках. Сунское пра­ вительство ввело единую систему таможенных управ. К 1077 г. по всему Китаю их насчитывалось более 2 тыс., а к началу XIII в., вероятно, до 10 тыс. [Е1ут, 1973, с. 167].

Над массой мелких периодических торжищ сугубо локального масштаба возвышались более крупные торговые центры, называв­ шиеся просто «ши» — «рынками». Размеры ши заметно варьиро­ вались, но в большинстве своем они насчитывали по нескольку сотен дворов [Ма, 1971, с. 58]. В Северном Китае в сунское вре­ мя зафиксировано лишь около десятка ши, зато в Чжэцзяне их число за XI—XIII вв. возросло с 35 до 105, в Цзяннани — с 9 до 45, в Сычуани—с 18 до 36 [Судо, 1965, с. 843]. По существу, ши представляли собой протогородские образования, способные при благоприятных условиях развиться в торговые центры городского типа. Так было, например, с расположенным на берегу Янцзы южнее Эчжоу поселением Наньши («Южный рынок»), где име­ лись «несколько тысяч дворов и процветающие рынки» [Като, 1962, с. 327]. Подобные торгово-ремесленные посады уже соответ­ ствовали уровню наиболее крупных собственно торговых цент­ ров— чжэнь. В IX—X вв. так называли военные гарнизоны в про­ винции, но к сунскому времени большинство чжэней выполняли чисто экономические функции. Некоторые из них превосходили по товарообороту даже областные центры [Като, 1962, с. 322]. На примере Цзиньдэчжэня, знаменитого центра фарфорового произ­ водства, мы можем судить об этапах развития таких посадов. На первых порах сложился небольшой поселок, жители которого еще сочетали земледелие с изготовлением керамики, затем появились периодический рынок и храм. В начале XI в., когда поселок полу­ чил статус чжэня, он имел шесть улиц, три рынка и насчитывал несколько тысяч семейств [Стужина, 1979, с. 14].

Административные и экономические формы связей, разделен­ ные на низших ступенях, сливались на уездном уровне и выше.

В 1077 г. 98% уездных и все областные центры имели пункты по сбору торговых налогов. Среди 127 провинциальных и областных центров 87 давали больше половины налоговых поступлений с подчиненных им территорий, а квота Кайфына в 2,6 раза превос­ ходила налоговый сбор от столичной области [Ма, 1971, с. 69].

За цифрами налоговой статистики стоят глубокие перемены в характере, размахе и темпах урбанизации. Благодаря резко уси­ лившемуся притоку сельского населения в стране не только появ­ лялись новые, но и стремительно росли старые города. Не будучи в состоянии вместить всех желающих, города выплескивались за стены, обрастали посадами и городами-спутниками. Пригороды южносунского Ханчжоу и некоторых других крупных городов Юга по размерам и численности населения не уступали городу в черте стен. В г. Тинчжоу (запад Фуцзяни) к 60-м годам XI в. лишь три квартала находились внутри стен, а 23 — вне их [Ма, 1971, с. 93].

Хотя вновь появлявшиеся пригородные поселения нередко присо­ единяли к городу за счет постройки новой стены, сам факт суще­ ствования посадов уже казался естественным и даже неизбежным.

• Так, Су Дунпо, протестуя в 1092 г. против намерения властей рас­ ширить стены Сучжоу, писал: «Большинство жителей города жи­ вет за пределами стен. В течение ста с лишним лет правления царствующей династии люди удовлетворялись низкими насыпями и не страдали от того, что стены [их посадов] маленькие. К тому же повсюду вокруг городов разбросана масса таких городков, на­ зываемых сенными рынками, с небольшими стенами и множест­ вом жителей. Разве можно их всех обнести одной стеной?» [Су Дунпо, 1958, с. 1516].

Средневековая китайская статистика не содержит данных о численности городского населения. По подсчетам М. Элвина, в.



Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 67 |
 


Похожие работы:

«Михаил Блинкин К вопросу об идеологии преобразований Высшая школа экономики, Москва, 2013 Ключевое замечание от Джейн Джекобс :.откуда вы можете знать, как быть с транспортом, если вы не понимаете, как функционирует большой город и в чем еще нуждаются его улицы?. AS THE VILLAINS RESPONSIBLE FOR THE ILLS OF OUR LARGE CITIES AND FOR ALL THE FUTILITY AND FAILURE OF URBAN PLANNING, IT WAS VERY CONVENIENT TO BRAND CARS. BUT THEY ARE DEVASTATING - NOT SO MUCH THE CAUSE AS A CONSEQUENCE OF OUR URBAN...»

«ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА БЕЛАРУСИ История государства и права Беларуси Минск 2006 Кузнецов И.Н. История государства и права Беларуси: Учебно-справочное пособие. - М н.,2006. В пособии в хронологическом порядке представлен материал по истории государства и права Беларуси с IX по XX вв. Структура издания включает разделы: Очерк истории государства и права, История в схемах и таблицах, Словарь историко-правовых терминов, Хронология истории государства и права, Персоналии, Проверочные тесты,...»

«ТРАДИЦИИ ВОСТОКА И ЗАПАДА В АНТИЧНОЙ КУЛЬТУРЕ СРЕДНЕЙ АЗИИ СБОРНИК СТАТЕЙ В ЧЕСТЬ ПОЛЯ БЕРНАРА Под редакцией Казима Абдуллаева Издательство Noshirlik yog’dusi Ташкент - 2010 Традиции Востока и Запада в античной культуре Средней Азии Традиции Востока и Запада в античной культуре Средней Азии. Сборник статей в честь Поля Бернара. Самарканд, изд-во Noshirlik yog’dusi. 2010. 256 с., илл. Председатель редакционного совета А.Э. Бердимурадов. Редакционный совет Д.х.н., профессор А.А. Абдуразаков,...»

«И.Я. СЕМЕНОВ ИСТОРИЯ ЗАКАВКАЗСКИХ МОЛОКАН И ДУХОБОРОВ Ереван - 2001 3 УДК 39 ББК 63.5 С 302 Автор выражает глубокую признательность С.Геворкяну (АО ЗНГС-Прометей) и Л.Оганесяну (Ассоциация Сретенка) за помощь в создании книги, а также М.Григоряну за его полезные советы. Семенов И.Я. С 302 История закавказских молокан и духоборов. - г.Ереван Авторское издание, 2001 г. - 124стр. В книге дается краткий исторический обзор зарождения и распространения молоканского и духоборческого вероисповеданий....»

«Генри Райдер Хаггард Дочь Монтесумы Генри Хаггард: Дочь Монтесумы Аннотация Жизнь Томаса Вингфилда, сына почтенного английского сквайра, была необычна. Много раз, когда он думал, что уже погиб и спасения нет, провидение спасало его. Он женился на принцессе Отоми, единственной дочери императора Монтесумы, готовой отказаться от всех земных благ ради любви к нему. Но свадьба не стала окончанием его невероятных приключений. Генри Хаггард: Дочь Монтесумы Генри Райдер Хаггард Дочь Монтесумы 1. ПОЧЕМУ...»

«Аннотация Книга рассказывает о становлении известного предпринимателя, уникального бизнесмена и очень интересного человека – Олега Тинькова. Кажется, нет такой сферы бизнеса, в которой Тиньков не работал и не создал нечто нетривиальное. Торговля и технологии, производство и финансы – все привлекало внимание Олега Тинькова. И каждый раз он строил свой бизнес c нуля и в каждой области достиг успеха. Но эта автобиографическая книга – не только история удачного предпринимателя, это ещё и история...»

«2 Оглавление Тема 1. Восточная Пруссия и вторая мировая война. Тема 2. Начало Восточно-Прусской...»

«Межвузовский сборник Ответственный редактор профессор Э. Д. Фролов САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ИЗДАТЕЛЬСТВО С.-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 19 9 5 ББК 63.3(0)3 А72 Сборник статей посвящен проблемам античной государст­ венности— главным образом города-государства (полиса), а также различным аспектам политической идеологии античного мира. Специально рассматриваются вопросы становления гре­ ческого полиса и в этой связи борьба партий и рождение ти­ рании в архаический период. Представлена тема государствен­...»

«Annotation В данной книге рассказывается об одной из самых популярных сегодня пород собак – мопсах. В издании собран необходимый материал по содержанию и уходу за этими собаками, их кормлению и разведению. Юлия Рычкова Введение 1. Из истории породы 2. Особенности породы, ее стандарт 3. Кормление собаки Состав продуктов питания Белки Жиры Углеводы Витамины Минеральные соли Натуральные корма Готовые корма 4. Содержание мопсов и уход за ними Уход за мопсами Трудности содержания 5. Дрессировка...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА дисциплины _философия_ для направления 221700.62 Стандартизация и метрология Ведущая кафедра: кафедра философии Общая трудоемкость дисциплины составляет 3 зачетных единицы и 108 часов. Вид учебной работы Дневная форма обучения Всего часов Курс Семестр Лекции Курс2, 28 Семестр3 Практич.занятия (семинары) Курс2, 22 Семестр3 Лаборат. работы - Всего аудиторных занятий Курс2, 50 Семестр3 Самостоятельная работа Курс2, 52 Семестр3 Контр. работы - Консультации да...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.