WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 67 |

«М. В. КРЮКОВ, В. В. МАЛЯВИН, М. В.СОФРОНОВ этнос КИТАЙСКИЙ в средние века (УИ-ХШ вв.) И ЗДА Т ЕЛ ЬС Т В О НАУКА* ГЛ АВН А Я Р Е Д А К Ц И Я ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА ...»

-- [ Страница 17 ] --

В V III—IX вв. государство Бо­ хай устанавливает тесные взаимо­ отношения с империей Тан, а также с Японией. Территория Бохая вклю­ чала современное Приморье и часть Хабаровского края вдоль нижнего Археологические раскопки бо- Шавкунов, в виде 144] [Гусева,.хайских буддийских храмов у с. Кроуновка Славянского района позволила исследователям со­ ставить известное представление о религиозной практике бохайцев [Шавкунов, 1968, с. 74—91]. Археологический материал свиде­ тельствует о распространении в Бохае трех видов письменности — китайской, древнетюркской и местной, отдельные знаки которой сохранились в качестве меток на кровельной черепице [Шавкунов, 1968, с. 109— 110].

В начале X в. часть бохайских земель была захвачена Корё, а юго-западный район отторгнут усиливающимися киданями.

В 926 г. вторжение киданей привело к взятию бохайской столицы и падению Бохая. Его территория вошла в состав империи Ляо, а позднее — чжурчжэньского государства Цзинь.

Чжурчжэни (рис. 12) были потомками хэйшуй мохэ, обитав­ ших первоначально в долине Уссури. Предпринятое М. В. Воробь­ евым сопоставление текстов «Корё са» («История Корё», написан­ ная по-китайски в середине XV в. корейским ученым Чон Инчи) показало, как в 20-х годах XI в. наблюдается смешение этнонимов хэйшуй мохэ и чжурчжэнь, причем постепенно первый из них вытесняется вторым [Воробьев, 1975, с. 25—26].

Чжурчжэнь — по-видимому, самоназвание этого народа, пере­ даваемое средствами китайской письменности как «чжуличжэнь».

Кидане называли его «люйчжэнь», и этот этноним был воспринят китайцами в форме «нюйчжэнь» (57). После того как часть чжурчжэней попала в зависимость от киданей, последние стали разли­ чать «шу нюйчжэнь», или «мирных (58) чжурчжэней», живших на юге Маньчжурии, и «шэн нюйчжэнь», или «диких (59) чжур­ чжэней», населявших бассейн р. Сунгари. Этноним «нюйчжи» (60) представляет собой графический вариант термина «нюйчжэнь».

Этническая близость бохайцев и чжурчжэней представляется несомненной в свете особого отношения к потомкам сунмо мохэ со стороны империи Цзинь, основанной в 1115 г. Агудой (Тай-цзу).

«Когда Тай-цзу разбил войско Ляо на границе, послал Лян Фуганя и Дала с призывом к бохайцам. Он сказал: „Нюйчжи и бохайцы в корне своем одна семья“» [Воробьев, 1975, с. 20].

Империя Цзинь возникла как полиэтническое государство, в состав которого помимо чжурчжэней входили бохайцы, кидане, китайцы. В X—XI вв. чжурчжэни прошли путь от обитания в ки­ битках, землянках и шалашах до строительства поселков с посто­ янными наземными жилищами, до возведения городищ и дворцо­ вых строений [Воробьев, 1975, с. 363]. В материальной культуре чжурчжэней прослеживаются отдельные черты, заимствованные у соседних кочевых народов, в частности у енисейских кыргызов (вероятно, через посредство уйгуров) — например некоторые орна­ ментальные мотивы (рис. 13). Этническая консолидация чжурчжэ­ ней подготовила условия для использования ими достижений ки­ тайцев в области культуры и в сфере управления, а также созда­ ния своей собственной системы государственного устройства, при­ способленной к особенностям их империи.

Существование империи Цзинь на Севере и Южной Сун на Юге стало главным фактором этнического развития китайцев в XII—XIII вв. Взаимоотношения между этими государствами за­ метно повлияли на внутреннее положение Китая, обостряя соци­ альные противоречия сунского общества. Войны с чжурчжэнями и дипломатические отношения Сун и Цзинь способствовали форми­ рованию новой идеологической ситуации, отражавшей заметные сдвиги в этническом самосознании китайцев. Чжуржэни не только восприняли от китайцев многие черты их культуры, но и, в свою очередь, оказали существенное влияние.на формирование особен­ ностей культуры северных китайцев XII—XIII вв. Без учета роли этнокультурных контактов с чжурчжэнями вряд ли возможно пра­ вильно реконструировать весь процесс трансформации китайского этноса в эпоху средних веков.

ГОРОД

ТИ ПО ЛО ГИ Я ГОРОДОВ

Историческая миссия города в древних и средневековых циви­ лизациях, в том числе китайской, раскрывается главным образом б двух внешне мало связанных между собой аспектах. С одной стороны, город отнюдь не воспринимался как явление случайное или стихийное, но был призван символизировать вселенский — земной и космический — порядок, вечный и незыблемый. С другой стороны, он выступал динамической силой истории, «оплотом про­ гресса» и провозвестником нового. В частности, он был центром превращения народностей в нации, местом вызревания националь­ ной культуры [Рабинович, 1980]. Однако роль города в эволюции этносов пока не стала предметом широких теоретических обобще­ ний, Далека от окончательного разрешения и проблема историче­ ских особенностей развития городов в Китае. Ниже мы, не пре­ тендуя на окончательные выводы, рассмотрим некоторые важней­ шие черты этого развития.

Танский Чанъань: символика и реальность средневекового города Завладев престолом, суйский Вэнь-ди приступил к постройке новой столицы, призванной олицетворять мощь и величие его дер­ жавной власти. Вновь отстроенному городу, получившему назва­ ние «Дасинчэн» — «Город Великого Процветания», а в танское время переименованному в Чанъань — «Вечное Спокойствие», суждено было стать в истории Китая классическим образцом сред­ невекового градостроительства.

Причудливое переплетение сакрального и практического, всег­ да формировавшее облик города в архаических культурах, заяви­ ло о себе уже при поисках места для новой столицы. Старый ханьский Чанъань был отвергнут. Вэнь-ди уверял, что в этом по­ чти заброшенном городе за восемь веков его существования нако­ пилось много дурных поветрий и души умерших будут тревожить в нем живых. Не забывали и о будущих удобствах: советники Вэнь-ди единодушно отмечали трудности водоснабжения в древ­ нем городе [Wright, 1965, с. 672].

После многократных гаданий подходящий участок отыскали юго-восточнее ханьского Чанъаня, в низине, окруженной горами.

Выбор в данном случае соответствовал традиции градостроитель­ ства в Китае, не знавшей городов-акрополей. При выборе места сказывалось влияние геомантии, главной же причиной такой прак­ тики было господствующее представление о городе как о центре окружающей местности, неразрывно с ней связанном. Кроме того, на новом месте не было недостатка в питьевой воде.

Рис. 15. Ворота Миндэмэнь в Чанъане. Реконструкция [Фу Синянь, 1977, Новый Чанъань раскинулся на колоссальной территории — ' около 80 кв. км — и по традиции имел форму, близкую к квадра­ ту, сориентированному по странам света. Границей его служили «внешние стены», построенные, как и прежде, из утрамбованной земли, но впервые в Китае укрепленные кирпичом и тесаным кам­ нем. Протяженность их составляла 9721 м с востока на запад и 8652 м с юга на север, высота достигала 5,3 м, толщина у осно­ вания колебалась от 3—5 до 12 и даже 20 м [Ма Дэчжи, 1963, с. 596; Хираока, 1950, с. 39]. Также впервые появилось трехчаст­ ное деление столицы на Дворцовый город — Гунчэн, Император­ ский город — Хуанчэн и Внешний город— Вайчэн в пределах го­ родской стены.

Обнесенные мощными стенами и разделенные площадью : 2750X435 м, Хуанчэн и Гунчэн стали фокусом пространственно­ планировочной среды нового Чанъаня (рис. 14). Костяк морфоло­ гической структуры города образовывала сетка пересекавшихся под прямым углом улиц: И в меридиональном направлении и 14 — в широтном. Ровные, широкие, безукоризненно прямые ули­ цы танского Чанъаня ничуть не напоминали «средневековые улоч­ ки». Внушительнее других выглядели главные улицы города, предназначенные для движения экипажей. Их покрывали белым песком, с VIII в. обсаживали фруктовыми деревьями, а рядом тя­ нулись водосточные канавы шириной до трех метров. Ширина центрального проспекта, который вел от ворот Миндэмэнь (рис. 15) к Императорскому городу, достигала 150 м и более; пе­ риферийные улицы были втрое уже [Ма Дэчжи, 1963, с. 600].

Композиция города была подчинена не имевшей прецедента в древности строгой симметрии по центральной оси Юг — Север.

Эта симметрия была несколько нарушена после того, как Тайцзун отстроил у северо-западной оконечности столицы дворец Дамингун — комплекс жилых и ритуальных построек, разбросанных в парке, среди серпантина прудов, зарослей ив и цветников.

С постройкой Дамингуна, ставшего главной резиденцией танских императоров, и другого императорского парка-дворца, Синцингуна,.

центр городской композиции сместился к востоку. Общую картину довершала система водных путей, обеспечивавшая подвоз продо­ вольствия,— сеть мелких протоков, водоемов и оз. Цзянцюэчи на юго-восточной окраине города.

Грандиозностью масштабов и стройным порядком, симметри­ ей и пропорциональностью городского плана строители города, стремились внушить мысль о воплощенной в них музыке импер­ ской планиметрии, вселенской гармонии, космологической симво­ лики, священной магии чисел. Число ворот в стенах, горизонталь­ ных и вертикальных рядов кварталов символизировало различные отрезки астрономического времени и заставляло вспомнить образцы градостроительства «золотого века» древности. Однако в об­ лике Чанъаня заметны и серьезные отклонения от традиционных норм. Помимо уже отмеченной симметрии, зародившейся лишь в^ китайско-«варварских» государствах Северных династий, укажем на следующие новшества: дворец непосредственно примыкал к се­ верной стене, а официальные учреждения были сосредоточены в одном квартале к югу от него; наперекор древним канонам рынки:

находились не севернее, а южнее дворца; новым компонентом го­ родской архитектуры стали буддийские и даосские храмы.

Основной ячейкой города по-прежнему являлись кварталы, об­ разованные прямоугольной сеткой улиц. Каждый из них был опоясан пешеходной дорожкой и обнесен глинобитной стеной вы­ сотой до 3 м [Хираока, 1950, с. 39]. Внутри кварталов имелись либо одна улица, проходившая в меридиональном направлении, либо две, пересекавшиеся крест-накрест. За порядком в кварталах следили назначавшиеся властями надзиратели. Ворота кварталь­ ных стен на ночь запирались. Среди массы одноликих кварталов, выделялись два больших рынка — Восточный «простонародный»^ и Западный — более аристократический. На территории каждого* из них, равнявшейся приблизительно 2 кв. км, мог разместиться весь средневековый Лондон.

Население Чанъаня было столь же колоссально, как и разме­ ры города. Приводимая танскими современниками стандартная цифра 1 млн., по-видимому, соответствовала действительности [Хираока, 1950, с. 42; Schafer, 1963, с. 145]. Население размеща­ лось неравномерно. Наиболее густо были заселены северные квар­ талы, примыкавшие к дворцу и рынкам. Южная окраина города оставалась почти необжитой и была занята главным образом под сады, огороды, кладбища, поля для игры в поло и т. д. В окрест­ ностях Чанъаня жилья, вероятно, почти не было, и танские поэты любили подчеркивать контраст между парадной суетой централь­ ных улиц и безлюдными просторами вокруг столицы. Заселялись кварталы в основном по профессиональному и социальному при­ знакам. Знать проживала в западной части города., простой народ обитал к востоку от центральной магистрали. По свидетельству арабского путешественника IX в. Ибн-Ваххаба, в танской столице «простые люди никак не соприкасались с жителями западных кварталов», и их не пускали в расположенные на западе города парки с каналами [Schafer, 1963, с. 144].



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 67 |
 


Похожие работы:

«В начале XX в. в России на кафедре всеобщей истории Московский университет преподавали профессора В.И. Герье, П.Г. Виноградов, Д.И. Петрушевский, А.Н. Савин, Р.Ю. Виппер. Отлаженная система так называемых оставленных для подготовки к профессорскому званию студентов давала положительные результаты – была создана новая когорта молодых исследователей. Они вошли в профессию накануне мировой войны и революционных потрясений и остались в ней. После 1917 г. во вновь открытых педагогических институтах...»

«ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ПРИКЛАДНОЙ И НЕОТЛОЖНОЙ ЭТНОЛОГИИ № 230/231 СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АВАРИИ Работа выполнена в рамках проекта РФФИ № 11-06-90350-РБУ_а Экологический фактор и социокультурные параметры жизни в зоне Чернобыльской катастрофы (Гомельская, Брянская и Черниговская области). Руководитель – д.и.н. М.Ю. Мартынова Москва ИЭА РАН 2012 ББК 63.5(2Рос)+20.1 УДК 39:62+314.745 ЧАЭС Серия: Исследования по прикладной и неотложной этнологии (издается с 1990 г.) Редколлегия:...»

«Под ред. Елены Здравомысловой и Анны Темкиной САНКТ -ПЕТ ЕРБУРГ 2000 Хрестоматия феминистских текстов. Переводы. Под ред. Е.Здравомысловой, А. Темкиной. СПб.: издательство Дмитрий Буланин, 2000. Хрестоматия представляет собой сборник переводов текстов, ставших классикой феминистской теории второй половины ХХ в. Большинство из них переведено впервые. Благодаря им читатель сможет познакомиться с дебатами особого н ап ра влен ия сов ременн ой соц иа льной теории, порожден ной женски м движением...»

«ЭХО ПОБЕДЫ в наших сердцах - 2 Белгород 2009 2 Настоящая книга продолжает публикацию серии статей, начатую в монографии Эхо Победы в наших сердцах. В ней, в основном, помещены материалы, освещающие малоизвестные страницы из боевой истории Авиации дальнего действия (АДД). Читатель познакомится с мнением е командующего А. Е. Голованова о И. В. Сталине; с подробностями беспрецедентного перелта в мае-июне 1942 года через Атлантический океан советского бомбардировщика Пе-8 с группой дипломатических...»

«ХРЕСТОМАТИЯ ПО ИСЛАМУ Переводы с арабского, введения и примечания Москва НАУКА Издательская фирма Восточная литература 1994 ББК 86.38 Х91 Составитель и ответственный редактор С. М. ПРОЗОРОВ Рецензенты А. А. ДОЛИНИНА, Н. Н. ДЬЯКОВ Редактор издательства Л. В. НЕГРЯ Хрестоматия по исламу. Пер. с арабского. Х91 введ. и примеч.— М.: Наука, Издательская фирма Восточная литература, 1994.-238 с: ил. ISBN 5-02-017243-Х Хрестоматия по исламу предназначена для студентов выс­ ших учебных заведений,...»

«Аналитический доклад Фельдштейна Давида Иосифовича, председателя Экспертного совета по педагогике и психологии ВАК Минобрнауки России, вицепрезидента РАО Необходимость проведения столь представительного совещания специалистов, непосредственно связанных с организацией науки, взявших на себя ответственность за сохранение ее высокого потенциала и уровневого состояния научной деятельности, обусловлена сложной ситуацией, создавшейся в сфере апробации и оценки такого типа исследования, как...»

«Майкл Грант Клеопатра. Последняя Из Птолемеев Жизнь Клеопатры – один из самых захватывающих сюжетов мировой истории. Майкл Грант излагает свою оригинальную версию жизнеописания Клеопатры, затрагивая как ее общественную деятельность, так и отношения с Цезарем и Марком Антонием. В книге воссозданы реалии политики, экономики, быта и тайных религиозных культов Египта, Греции и Рима. Оригинальное беллетризованное жизнеописание Клеопатры, царицы Египта, очаровавшей двух великих полководцев своего...»

«Рис.1 Рис.2. Эта статья была написана в 2004 году под впечатлением от книги И. Великовского Миры в столкновении [113], которую я знал до этого в изложении Е. Габовича [221], И. Дегена [222], и Я. Кеслера [66]. Ранее я читал книги Великовского по реконструкции истории Древнего Египта, который совмещался им по времени своего существования с античной Грецией [97, 111]. Выстроенная им хронология событий, происходивших в древнем...»

«Программа высшего образования по направлению Менеджмент Кудрова Ирина Аркадьевна, к.ф.н. Курс Концепции современного естествознания www.openlearning.ru © МИМ ЛИНК, 2009 -1– Курс Концепции современного естествознания Темы 1-5 Тема 1. Особенности науки и ее место в культуре 1.1. Предмет и значение науки. Мы приступаем к изучению курса, целью которого является формирование целостного систематизированного представления о концепциях современного естествознания. Естествознание - система наук о...»

«http://lib.ru/ Маятник Фуко: Симпозиум; Москва; 1999 ISBN 5-89091-085-X, 5-89091-037-X Умберто Эко Маятник Фуко Аннотация Умберто Эко (род. в 1932) – один из крупнейших писателей современной Италии. Знаменитый ученый – медиевист, специалист по массовой культуре, профессор Эко известен российскому читателю прежде всего как автор романа Имя розы (1980). Маятник Фуко – второй крупный роман писателя; изданный в 1988 году, он был переведен на многие языки и сразу же стал одним из центров притяжения...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.