WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 ||

«Серия КЛАССИКА КАВКАЗА КУРБАН САИД АЛИ И НИНО Издательский дом Кавказ Баку–2013 Ответственный редактор серии: Эльдар М.ИСМАИЛОВ Ответственный за выпуск: Мазаир САДЫХОВ ...»

-- [ Страница 37 ] --

Против этого нечего было возразить. Мы собрались и уехали. Наш вагон украшал новый герб Азербайджана.

От железнодорожной станции в Гянджу вела широкая, пыльная дорога. Пересохшая река разделяла мусульманские и христианские кварталы города. Я показал Нино могилу моего прадеда Ибрагима, погибшего сто лет назад от русской пули.

Мы приехали в имение.

Ленивые, разомлевшие от жары буйволы лежали в воде.

Пахло молоком, виноград созрел, и его ягоды стали крупными, как глаза буйволов. Головы крестьян были выбриты на макушке, а спереди волосы разделены пробором. В глубине сада стоял небольшой домик с деревянной верандой.

Куколка заулыбалась, увидев лошадей, собак, кур.

Мы навели в доме порядок и зажили там. На несколько недель я позабыл о министерстве, договорах и Яламе.

Мы лежали на лужайке. Нино жевала горькую травинку, и ее загоревшее под солнцем лицо было спокойно и безмятежно, как небо над Гянджой.

– Али хан, давай договоримся, эта Куколка – моя. В следующий раз родится мальчик, и ты возьмешь его себе.

И она принялась обстоятельно планировать будущее Куколки. В это будущее входили теннис, Оксфорд, французский и английский языки... Одним словом, полный европейский набор...

Я молчал, потому что Куколка была еще очень мала, а под Яламой стояли тридцать тысяч красных. Мы дурачились на лужайке и обедали, расстелив ковры под деревьями. Неподалеку от лежащих буйволов Нино купалась. Проходившие мимо крестьяне в маленьких круглых папахах, кланялись своему хану и приносили нам полные корзины персиков, яблок и винограда. Мы не читали газет, не получали писем, мир ограничился для нас пределами имения, и мы были почти так же счастливы, как в Дагестане.

В один из жарких летних вечеров мы сидели в комнате.

Издали послышался стук копыт. Я вышел на террасу и в подъехавшем человеке в черной черкеске узнал Ильяс бека. Он соскочил с коня. Я радостно протянул ему руки, но он не ответил на мое приветствие. В свете лампы лицо его было бледным, щеки ввалились.

– Русские заняли Баку, – проговорил он.

Я кивнул, словно давно знал это.

– Как это случилось, Ильяс бек? – спросила стоявшая у меня за спиной Нино.

– Ночью из Яламы пришли эшелоны с русскими солдатами. Они окружили город, и парламент сдался. Все министры, не успевшие бежать, арестованы, парламент распущен. Русские рабочие перешли на сторону своих земляков. В Баку у нас не оказалось ни одного солдата. Все находились на границе с Арменией. Я собираюсь организовать добровольческий партизанский отряд.

Я оглянулся. Нино ушла в комнату, слуги впрягли коней в фаэтон. Нино собирала вещи и о чем-то говорила по-грузински с Куколкой. Потом мы ехали полем. Ильяс бек – верхом рядом с нами.

Вдали показались огни Гянджи. На мгновение прошлое и настоящее слились в моем сознании. Я увидел бледного, серьезного Ильяс бека с кинжалом на поясе на мардакянской бахче, спокойную и гордую Нино.

В Гянджу мы приехали глубокой ночью. На улицах было людно и беспокойно. На мосту, разделяющем армянские и азербайджанские кварталы, стояли солдаты с оружием наизготове.

На балконе правительственного здания в свете факелов развевался флаг Азербайджанской Демократической Республики.

ГЛАВА Измученные солдаты отдыхали во дворе самой большой в Гяндже мечети. Где-то у реки стрелял пулемет.

Я сидел, прислонившись к стене, слушал этот отвратительный треск и думал о том, что Азербайджанская Республика доживает свои последние дни. Передо мной стояла миска супа, на коленях лежала тетрадь, куда я торопливо записывал происходящее.

Что произошло за это время? Что вообще происходило в эти восемь дней с тех пор, как мы с Нино остановились в маленьком номере гянджинской гостиницы?

– Сумасшедший, ты совсем потерял голову, – говорил Ильяс бек.

Было три часа ночи. В соседней комнате спала Нино.

– Сумасшедший, – повторил он и принялся расхаживать по комнате.

Я сидел за столом и мне было совершенно безразлично, что думает Ильяс бек.

– Я остаюсь здесь, – снова сказал я. – Придут добровольческие отряды, и мы будем сражаться. Я не собираюсь бежать со своей Родины.

Ильяс бек остановился передо мной, печально и сердито взглянул на меня.

– Мы вместе учились в гимназии и на больших переменах вместе дрались с русскими, Али хан. Я был рядом с тобой, когда ты догонял автомобиль Нахараряна. Я отвозил Нино домой, и я сражался рядом с тобой у ворот Цицианашвили. Но теперь ты должен уехать. Ради Нино, ради себя и ради нашей Родины, которой ты еще понадобишься.

– Если ты остаешься здесь, Ильяс бек, то остаюсь и я.

– Я остаюсь, потому что я одинок, потому что я умею командовать солдатами, и у меня есть опыт уличных боев.

Уезжай в Персию, Али хан.

– Я не могу уехать ни в Персию, ни в Европу.

Я подошел к окну. Во дворе чадили факелы, слышался лязг металла.

– Наша республика не продержится и восьми дней, Али хан… Я безразлично кивнул. Под окном прошли люди с оружием в руках. Из соседней комнаты послышался шум, я оглянулся и увидел стоящую в дверях Нино.

– Через два часа последний поезд на Тифлис, – сказал я жене.

– Да, Али хан, мы едем.

– Нет, едешь ты с Куколкой. Я приеду позже. Мне пока надо остаться здесь. А ты должна уехать. Сейчас все совсем иначе, чем было в Баку. Ситуация совершенно другая, ты не можешь оставаться в Гяндже, Нино, теперь у тебя есть ребенок.

Я говорил что-то еще. Отсветы факелов играли на стене, огненные блики падали на лицо Ильяс бека, замершего неподвижно в углу, опустив голову.

Руки Нино были бессильно опущены, лицо окаменело.

Она тихо подошла к окну, выглянула на улицу, потом обернулась к Ильяс беку. Тот отвернулся. Нино вышла на середину комнаты, склонила голову набок.

– А как же Куколка? – спросила она. – У нас ребенок, а ты не хочешь ехать с нами?

– Я не могу ехать, Нино.

– Твой прадед погиб на гянджинском мосту. Я помню это еще из экзамена по истории.

И вдруг, застонав, как раненый зверь, Нино опустилась на пол. Глаза ее были сухими, тело била крупная дрожь.

Ильяс бек выбежал из комнаты.

– Я приеду к вам, Нино. Очень скоро, всего через каких-нибудь восемь дней.

Нино продолжала стонать. Люди за окном пели гимн погибающей республики.

Вдруг Нино затихла. Долго и пристально она смотрела на меня, потом поднялась. Я взял чемодан, запеленатую Куколку, и мы безмолвно спустились по ступенькам гостиницы. Ильяс бек ждал нас в машине. К вокзалу пришлось ехать медленно, с трудом преодолевая уличную толпу.

– Потерпи три-четыре дня, Нино, – сказал Ильяс бек, – всего три-четыре дня, и Али хан будет с вами...

Нино сдержанно кивнула.

– Знаю. Мы поживем сначала в Тифлисе, а потом уедем в Париж. У нас будет домик с садом, и вторым родится мальчик.

– Да, Нино, все будет именно так...

Я постарался произнести эти слова спокойно и уверенно. Глядя вдаль, Нино стиснула мне руку.

Осторожно скользя по извивающимся рельсам, из темноты выполз похожий на зловещее чудовище поезд.

Нино торопливо поцеловала меня.

– Прощай, Али хан. Через три дня встретимся.

– Конечно, Нино, а потом уедем в Париж.

Она улыбнулась, я не мог пошевельнуться, словно мои сапоги приросли к перрону. Ильяс бек проводил Нино в вагон. Она выглянула из окна, похожая на испуганную, потерявшую гнездо маленькую птичку. Поезд тронулся. Нино прощально махнула рукой.

Ильяс бек на ходу спрыгнул с подножки вагона.

Мы возвращались в город, и я думал о доживающей последние дни республике.

Светало. Город был подобен арсеналу. В Гянджу подтянулись крестьяне, привозя с собой припрятанные пулеметы и боеприпасы. С армянской стороны изредка доносились выстрелы. Та часть города уже принадлежала России.

В Гяндже появился человек с густыми бровями, орлиным носом и глубоко запавшими глазами. Это был шахзаде Мансур Мирза Каджар. Никто не знал, кто он и откуда приехал. Он происходил из рода Каджаров, и на его папахе сиял серебряный персидский лев. Человек этот, считавший себя потомком Ага Мухаммеда, взял командование на себя.

Батальоны русских приближались к Гяндже, город был полон беженцами из Баку. Они рассказывали о расстреле министров, аресте депутатов парламента, трупах, брошенных в пучину Каспийского моря.

– Мечеть Тезе Пир превращена в клуб, русские избили Сеида Мустафу, собравшегося молиться на крепостной стене. Они связали ему руки и сунули в рот кусок свинины.

Ему удалось бежать в Мешхед к дяде. А его отца русские расстреляли.

Все это рассказывал мне Арслан ага, наблюдавший, как я раздаю оружие.

– Я тоже хочу воевать, Али хан!

– Ты? Ах ты, измазанный чернилами поросенок, ты тоже хочешь воевать?

– Я не поросенок, Али хан. И я, как все вы, люблю свою родину. Мой отец сбежал в Тифлис. Дай мне винтовку.

Лицо его было серьезным, он смотрел на меня, взволнованно хлопая широко распахнутыми глазами.

Я дал ему винтовку и включил в свою команду, позиции которой располагались у моста. Улицы по ту сторону моста уже заняли русские.

В знойный полдень мы сошлись в рукопашной. Перед моими глазами мелькали широкоскулые, плоские лица, треугольные штыки. Дикая ярость обуяла меня.

– Вперед! – кричал кто-то.

Воздух пропитался запахами пота и крови. Я взмахнул прикладом и почувствовал, как пуля царапнула мне плечо.

Собрав все силы, я опустил приклад на чью-то голову.

Череп раскололся, мозги брызнули наружу, смешиваясь с пылью, я выхватил кинжал и бросился на очередного нападавшего. Когда тот упал, я краем глаза заметил, как Арслан ага вонзает кинжал в горло своего противника.

Издали послышались сигналы трубы. Мы залегли на углу и принялись беспорядочно обстреливать армянские кварталы. Ночью мы переползли по мосту обратно в нашу часть города. Обмотанный пулеметными лентами Ильяс бек сидел на мосту и чистил пулемет.

Мы устроились во дворе мечети. В ночном небе светили звезды, Ильяс бек рассказывал, как в детстве он купался в море, попал в водоворот и чуть не утонул. Потом мы похлебали супа, съели несколько персиков. Арслан ага тоже был с нами, ему в бою выбили зубы, и разбитая десна кровоточила.

– Я боюсь, Али хан, я страшный трус.

– Тогда оставь оружие, беги через поле к Куре и плыви в Грузию.

– Не могу, я хочу драться, я, хоть и трус, но родину люблю не меньше остальных.

Я ничего не ответил.

Пришел очередной рассвет. Издали доносилась артиллерийская канонада. На минарете мечети стояли шахзаде Каджар и Ильяс бек. В руках Ильяс бека был бинокль. Над минаретом развевался флаг. Слышались звуки трубы. Ктото запел песню о государстве Туран.

– Я кое-что слышал, – раздался чей-то голос неподалеку от меня. Лицо говорившего было безжизненным, как у покойника, глаза задумчивы. – В Персии появился некто по имени Реза. Он командует армией, и она побеждает. И Кямал в Анкаре тоже собрал армию. Мы сражаемся не зря.

Нам на помощь идут двадцать пять тысяч человек.

– Не двадцать пять тысяч, – сказал я, – а двести пятьдесят миллионов, весь мусульманский мир спешит помочь нам. Но одному Аллаху известно, успеют ли они.

Я встал и направился к мосту. Лег за пулемет, и лента, которую подавал Арслан ага, заскользила меж моих пальцев. Арслан ага был бледен, но улыбался. Со стороны русских началось какое-то движение, мой пулемет строчил без передышки. Русские заиграли призыв к атаке. Из глубины армянских кварталов послышались звуки марша Буденного.

Я слегка приподнял голову. Передо мной виднелось пересохшее широкое русло реки. Русские, согнувшись, перебегали площадь, стреляя на ходу. Пули со свистом вонзались в опоры моста. Я ответил им плотным огнем. Русские падали, точно игрушечные солдатики, но взамен убитых появлялись все новые и новые. Их были тысячи, и мой одинокий пулемет на гянджинском мосту оказался бессилен.

Арслан ага жалобно вскрикнул и застонал. Я бросил взгляд в его сторону. Он лежал, распростершись, и струйка крови стекала из уголка его по-детски раскрытых губ. Я ожесточенно нажал гашетку пулемета, поливая русских огнем. Труба вновь заиграла атаку.

Моя папаха улетела в реку – то ли пуля снесла ее, то ли порыв ветра.

Задыхаясь, я рванул гимнастерку на груди. Теперь между мной и противником было только тело Арслана ага.

Значит, можно быть трусом, но умереть за родину как герой.

Трубы на том берегу заиграли отбой. Мой пулемет смолк. Взмокший от пота, голодный, я лежал на мосту и ждал, когда меня сменят. Пришла смена. Они подняли тело Арслана ага и положили его перед пулеметом, как прикрытие. Я вернулся в город.

И вот я сижу во дворе мечети, помешивая ложкой какое-то варево. У входа в мечеть стоит шахзаде Мансур, рядом – Ильяс бек с картой. Я нечеловечески устал. Через несколько часов надо снова идти на пост, и я знаю, что Азербайджанская Республика продержится всего еще несколько дней...

Довольно. Спать. Я буду спать, пока труба вновь не призовет меня к мосту, где сто лет назад за свободу своего народа отдал жизнь мой прадед Ибрагим хан Ширваншир.

«Али хан Ширваншир погиб в 5 часов 15 минут на гянджинском мосту, за пулеметом на своем посту. Он упал в пересохшую реку, сраженный восемью пулями. В его кармане я нашел тетрадь. Если на то будет воля Аллаха, я доставлю этот дневник его жене. Мы похоронили его во дворе мечети на рассвете, незадолго до наступления русских. Наша республика погибла, как погиб Али хан Ширваншир.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие. Загадка одного имени.....................

ДЛЯ ЗАМЕТОК

ДЛЯ ЗАМЕТОК

Роман. Издание второе, исправленное Литературный редактор: ЭЛИНА ТАГИЕВА

ЭЛЬШАН ГУРБАНОВ

АЙНУР БАБАЕВА

Компьютерный набор: ЮЛИЯ АХМЕДОВА Директор издательства: РАСИМ МУЗАФФАРЛИ Подписано к печати: 12.12.2012. Формат 60х90 1/ Офсетная бумага. Офсетная печать. Физических печатных листов Отпечатано в типографии Издательского Дома “rq-Qrb” Тел.: (+99412) 374 83 43. Факс: (+99412) 370 18

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 ||
 


Похожие работы:

«РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА В ИЗГНАНИИ ОПЫТ ИСТОРИЧЕСКОГО ОБЗОРА ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ИЗДАТЕЛЬСТВО ИМЕНИ ЧЕХОВА Нью-Йорк • 1956 ГЛЕБ СТРУВЕ РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА В ИЗГНАНИИ ИЗДАНИЕ ТРЕТЬЕ, ИСПРАВЛЕННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ Р.И.Вильданова В.Б.Кудрявцев К. Ю.Лаппо-Данилевский КРАТКИЙ БИОГРАФИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ Париж — Москва • 1996 ББК 83.3Р ISBN 5-85887-012-0 С87 ОБЩАЯ РЕДАКЦИЯ В.Б.Кудрявцева и К\ Ю.Лаппо-Данилевского СОСТАВЛЕНИЕ И ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ К. Ю.Лаппо-Данилевского ХУДОЖНИК Т.К. Самойлов...»

«О.Н. Казацкий, М.Р. Ерицян Жизнь после жизни. Знания XXI века Санкт-Петербург Любавич 2010 Ерицян М.Р., Казацкий О.Н. Жизнь после жизни. Знания XXI века. – СПб.: Любавич, 2010. – 104 с.: ил. Главная цель этой книги – помочь людям избавиться от страха смерти и рассказать им, что лежит за чертой земной жизни. Смерть это не трагедия, а переход человека на новый уровень бытия. Данная книга не только развивает тему жизни после жизни, но также рассказывает о том, куда уходит человек после завершения...»

«УТВЕРЖДАЮ Декан факультета географии и геоэкологии Е.Р. Хохлова 2012 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС по дисциплине ГЕОГРАФИЯ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ, 4 курс направление 020400.62 География Очная форма обучения Обсуждено на заседании кафедры Составители: физической географии и экологии профессор С.И. Яковлева, _ 2012 г. Протокол № доцент Л.В. Муравьева Зав. кафедрой _ О.А. Тихомиров Обсуждено на заседании кафедры СЭГиТП _ 2012 г. Протокол № Зав. кафедрой _ А.А. Ткаченко Тверь 2012 2. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ...»

«Киев: София, 2000. — 480 с. Перевод с английского: К.Богуцкий, В.Трилис АНОНС Имя Мирчи Элиаде хорошо известно русскоязычному читателю по ранее переведенным книгам Священное и мирское, Аспекты мифа и сборнику Космос и история, в который вошли две главы из данной книги. Десятки работ этого выдающегося ученого, профессора нескольких европейских и американских университетов, переведены на многие языки мира. Эту книгу можно охарактеризовать словами автора из предисловия: Шаманизм является одной из...»

«От румяного каравая до хрустящего багета: подробности истории национальной выпечки Девонширская Постная пища: разные Семь средств для борьбы любовь Агаты Кристи пути к одной цели с авитаминозом стр. 20 стр. 58 стр. 66 04(116) 16+ '10 (81) апрель 2013 Предлагаем готовые трехкомнатные квартиры в сданном доме в ЮМР Квартиры Комфортность проживания Расположение • Комфортные, просторные планировки квартир • Улучшенная отделка входной группы, лифтовых • Новый фитнес-центр (бассейн 25 метров)...»

«За Родину. пРотив кРамолы москва институт русской цивилизации 2011 УДК 329.21'17(08) ББК 66.1(2)5 Я44 Д 79 Дубровин А. И. Д 79 За Родину. Против крамолы / Сост., предисл., коммент. Д. И. Стогов / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.:...»

«ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ОБСТАНОВКАХ СУБДУКЦИИ, КОЛЛИЗИИ И СКОЛЬЖЕНИЯ ЛИТОСФЕРНЫХ ПЛИТ Материалы Всероссийской конференции с международным участием Владивосток, 20–23 сентября 2011 г. Владивосток 2011 Russian Academy of Sciences Far Eastern Branch Far East Geological Institute GEOLOGICAL PROCESSES IN THE LITHOSPHERIC PLATES SUBDUCTION, COLLISION, AND SLIDE ENVIRONMENTS Proceedings of Russian Scientific Conference with foreign participants Vladivostok, 20–23 September 2011 Vladivostok 2011 УДК...»

«От Рио до Мексики. автостопом! 1992-94 г.г. (записки блуждающего тренера) От Рио до Мексики. автостопом! 1992-94 г.г. (записки блуждающего тренера) 1 Город - мечта Чёрное, усыпанное звёздной пыльцой небо, освещённые яркой луной нагромождения облачных скал под крылом самолёта. В салоне тихо, темно. Пассажиры мирно спят, лишь какая-то пара на противоположной стороне приглушёнными голосами ведёт нескончаемую беседу. Рядом еле слышно посапывает во сне мой сын. Смотрю в окно, безуспешно пытаясь в...»

«Михаил КАЛИНИН В сердце Пермского края Березники 2008 1 Уважаемые друзья! Книга, которую вы держите сейчас в своих руках – это первое популярное историко-географическое описание Добрянского района. Района, который находится в самом сердце Пермского края. Несмотря на небольшие (по российским меркам, конечно) размеры, район поражает своим природным разнообразием, своими скалами и утесами, реками и озерами, лесами и полями. И если на севере района вполне привычны глазу таежные кедры, то на юге...»

«М.В. Осипова Этнографические экспедиции на территории Хабаровского края в первые годы советской власти Внимание к проблемам традиционной материальной и духовной культуры аборигенных народов (нанайцев, ульчей, удэгейцев, негидальцев, нивхов, айнов, эвенов и эвенков), чей жизненный ареал находится на Дальнем Востоке России, было привлечено землепроходцами еще в V в. Однако начало научного изучения их этногенеза и культурогенеза было положено лишь в середине в., когда Амурский край вошел в состав...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.