WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 37 |

«Серия КЛАССИКА КАВКАЗА КУРБАН САИД АЛИ И НИНО Издательский дом Кавказ Баку–2013 Ответственный редактор серии: Эльдар М.ИСМАИЛОВ Ответственный за выпуск: Мазаир САДЫХОВ ...»

-- [ Страница 19 ] --

Нино подобрала гальку, прижала ее к надгробью, но камешек не удержался и скатился к нам под ноги. Нино глубоко вздохнула.

Я посмотрел на ее расстроенное лицо и рассмеялся.

– Видишь? И это всего за три месяца до свадьбы! Значит, прав был наш Пророк: «Не веруй в мертвые камни».

– Верно, – ответила Нино и замолчала.

Мы вернулись к фуникулеру.

– А что мы будем делать после войны? – спросила Нино.

– После войны? То же, что и сейчас. Гулять по городу, ходить в гости к друзьям, ездить в Карабах, воспитывать наших детей. Что может быть лучше?

– Я хотела бы хоть раз съездить в Европу.

– Непременно. В Париж, Берлин. Причем на всю зиму.

– Да, да, на всю зиму.

– Нино, тебе не нравится наш город? Хочешь, переедем жить в Тифлис?

– Спасибо, Али хан, ты очень заботлив. Будем жить в Баку.

– По-моему, нет в мире города лучше Баку.

– Ах, вот как? А сколько городов ты видел?

– Немного, но, если пожелаешь, мы отправимся в путешествие по всему миру.

– Ну, конечно. Ты сразу же заскучаешь по древней Крепости и душеспасительным разговорам с Сеидом Мустафой. Что ж, я люблю тебя. Оставайся таким, какой ты есть.

– Я люблю свою родину, Нино, люблю каждый ее камешек, каждую песчинку.

– Знаю, Али. Это удивительно – так любить Баку. Для приезжих – это всего лишь жаркий, пыльный, насквозь пропитанный нефтью город.

– Правильно, потому что они чужие...

Нино положила руку мне на плечо и коснулась губами щеки:

– А мы с тобой не чужие и чужими никогда не будем.

Ты будешь всегда любить меня, Али хан, да?

– Конечно, Нино.

Вагончик спустился в город. Крепко обнявшись, мы вышли на Головинскую. По левую сторону был разбит уютный парк, обнесенный тонкой ажурной оградой. Ворота были заперты. Над воротами сверкал позолотой императорский двуглавый орел. Под ним, как высеченные из камня, замерли двое часовых, потому что парк был частью резиденции Великого князя Николая Николаевича.

– Погляди! – сказала Нино, внезапно остановившись и показывая на парк.

По аллее прогуливался высокий худой мужчина с седой головой. Мужчина оглянулся и посмотрел в нашу сторону. Глаза Великого князя были полны холодной задумчивости, губы плотно сжаты. Отсюда, из-за деревьев, он казался огромным диковинным зверем.

– Как по-твоему, Али хан, о чем он думает?

– Скорее всего, о царской короне.

– Она очень подойдет к его седым волосам. Что же он будет делать?

– Наверное, свергнет царя.

– Пойдем, Али хан, я боюсь.

Мы отошли от ограды.

– Ты не должен плохо отзываться о царе и Великом князе, – сказала Нино. – Они защищают нас от турок.

– Твоя родина между молотом и наковальней.

– Моя родина? А твоя?

– Мы в другом положении. Нас не зажали в тиски. Мы лежим на наковальне, а молот в руках Великого князя. За это мы и ненавидим его.

– Все вы бредите Энвер пашой. Какая глупость! Ты не дождешься прихода Энвера. Великий князь разобьет его!

– Аллах велик, и все ведомо лишь ему, – спокойно ответил я.

ГЛАВА Армия Великого князя стояла в Трабзоне. Захватив Эрзурум, русские войска перешли горы Курдистана и двигались на Багдад. Они уже взяли Тегеран, Тебриз и даже священный Мешхед. Над Турцией и Персией нависла зловещая тень Николая Николаевича. Как-то во время встречи с грузинской аристократией Великий князь заявил:

– Согласно воле государя я не успокоюсь, пока слава золотого византийского креста вновь не воссияет над куполами Айя-Софии.

Положение в мусульманских странах было сложным.

В Баку лишь гочу и амбалы1 продолжали еще верить в мощь турок и победоносный меч Энвера. Персии уже не существовало, а в скором времени то же ожидало и Турцию.

Отец был хмур. Он теперь часто куда-то уходил, а если оставался дома, то читал сводки с театра военных действий в газетах, либо, склонившись над картой, шепотом повторял названия оставленных городов и потом часами неподвижно сидел, перебирая янтарные четки.

Мои же дни пролетали в ювелирных, цветочных или книжных лавках, где я покупал подарки для Нино.

С ней я забывал о войне, Великом князе, нависшей над мусульманскими странами угрозе.

– Будь вечером дома, – попросил меня как-то отец. – К нам придут люди, чтобы обсудить кое-какие серьезные проблемы.

Отец проговорил все это со смущенным видом и смотрел при этом куда-то в сторону.

– Ведь ты, кажется, взял с меня клятву никогда не заниматься политикой? – насмешливо сказал я.

– Тревожиться за судьбу своего народа – не значит заниматься политикой. Бывают времена, когда боль за судьбу народа становится главным в жизни человека.

Именно в этот вечер мы с Нино собирались в оперу. В Баку гастролировал Шаляпин, и Нино уже несколько дней пребывала в радостном ожидании. Надо было срочно чтото придумать.

Я позвонил Ильяс беку.

– Ты не мог бы пойти сегодня с Нино в театр? Билеты есть, а пойти я никак не могу.

– О чем ты говоришь, Али хан! – удрученно воскликнул Ильяс бек. – Я не принадлежу сам себе. Сегодня ночью мы с Мухаммедом Гейдаром дежурим в казарме!

Тогда я позвонил Сеиду Мустафе.

– Ничего не выйдет, – ответил он. – Именно сегодня я должен встретиться с главным муфтием Гаджи Максудом.

Он всего на несколько дней приехал из Персии.

Я позвонил Нахараряну. Он немного смутился:

– А почему вы сами не идете, Али хан?

– У нас сегодня собираются гости.

– Чтобы обсудить, как уничтожить всех армян, не так ли? Конечно, я не должен ходить в театры, когда мой народ истекает кровью, но для чего тогда дружба? Кроме того, Шаляпин поет превосходно.

У меня гора с плеч свалилась, все-таки настоящие друзья всегда приходят на выручку. Я объяснился с Нино и остался дома.

Гости начали собираться с семи часов.

К половине восьмого в нашем зале, устланном красными коврами с разбросанными на них османскими подушками, находился уже миллиард рублей. Точнее, здесь собрались люди, состояние которых оценивалось в общей сложности в миллиард. Их было всего несколько человек, и я давно был знаком с ними.

Первым явился отец Ильяс бека – Зейнал ага, сутулый старик с мутными, влажными глазами. Он сел на мягкую тахту, положил рядом трость, потом отщипнул кусок турецкой халвы и стал медленно жевать ее.

За ним пришли два брата – Али Асадулла и Мирза Асадулла, сыновья покойного Шамси, оставившего своим наследникам десять-двенадцать миллионов. Шамси дал своим детям образование, благодаря которому унаследовавшие отцовскую хватку братья значительно увеличили его состояние. Больше всего на свете Мирза Асадулла ценил деньги, ум и покой. Али Асадулла был полной противоположностью брату. Он, казалось, был создан из негасимого огня Заратустры, обожал борьбу, риск, опасности. По слухам, Али Асадулла являлся непременным участником многих кровавых событий, происходивших у нас.

Сидевший с ним рядом угрюмый Буньятзаде не любил рисковать. Он любил женщин, в этой компании Буньятзаде был единственным, кто имел четырех жен. Жены его постоянно устраивали между собой жестокие побоища, это огорчало Буньятзаде, но справиться с собой он никак не мог.

На вопрос, сколько у него детей, Буньятзаде мрачно отвечал:

– Пятнадцать или восемнадцать. Ну откуда мне, несчастному, знать?

Такой же ответ он давал, когда интересовались размерами его состояния.

В противоположном углу зала сидел Юсиф оглу, снедаемый черной завистью к Буньятзаде. У Юсиф оглу была всего одна жена, да и та, по слухам, настоящая уродина. В день свадьбы она сказала ему:

– Имей в виду, если вздумаешь гулять, я всем твоим женщинам отрежу уши, носы и вырежу груди. А что я сделаю с тобой – страшно даже подумать.

Зная скандальный характер семьи, из которой он взял жену, тихий и скромный по характеру Юсиф оглу понимал, что это не пустые угрозы, и утешался коллекционированием картин.

В половине восьмого в зал вошел худощавый мужчина небольшого роста. Его тонкие пальцы на маленьких ручках были выкрашены хной. При появлении этого человека все присутствующие в зале встали и поклонились, выражая тем самым сочувствие горю, постигшему его.

Несколько лет назад он потерял своего единственного сына Исмаила. В память о сыне старик построил на Николаевской роскошный особняк, на фасаде которого большими буквами было выбито «Исмайлийе». Этот особняк он передал исламскому благотворительному обществу.

Его звали Ага Муса Наги, а на наше собрание он был приглашен лишь благодаря своему состоянию в двести миллионов. Ведь он не был мусульманином, а принадлежал к секте отступника Баба1, казненного Насраддин шахом.

Мало кто из нас мог точно сказать, чего добивался Баб, зато все хорошо знали, что Насраддин шах приказал загонять под ногти бабидам раскаленные иглы, сжигать их на кострах, забивать до смерти плетьми. Людей порядочных подобным наказаниям, конечно же, никто подвергать бы не стал.

В восемь часов все приглашенные были в сборе. Нефтяные магнаты пили чай, закусывали сладостями и вели размеренную беседу о процветании своих промыслов, лошадях, дачах, деньгах, проигранных за карточными столами. Этого требовал обычай, и согласно ему до девяти часов все разговоры вертелись только вокруг подобных тем. РовНастоящее имя Сейид Али Мохаммед (1819-1850). Основатель секты бабидов. В 1844 году объявил себя Бабом, т.е. «вратами», через которые должна передаваться людям воля пророка-избавителя (махди). В 1847 году арестован; во время возглавленных его последователями бабидских восстаний 1848-1852 годах в Персии расстрелян.

но в девять слуги убрали чай, сладости, плотно закрыли двери, и отец сказал:

– Сын Шамси Асадуллы – Мирза Асадулла – пожелал поделиться с нами некоторыми мыслями о судьбе нашего народа. Давайте выслушаем его.

Мирза Асадулла поднял красивое задумчивое лицо.

– Если Великий князь победит, – медленно заговорил он, – то на свете не останется ни одного исламского государства. А это послужит лишь усилению царя. Нас он, конечно, не тронет, потому что у нас есть деньги. Но все мечети и школы прикажет закрыть, нам будет запрещено говорить на родном языке, иностранцев здесь станет больше, чем нас, и некому будет уже защитить мусульман.

Вне всякого сомнения, любая, даже самая маленькая победа Энвера послужила бы нашей пользе. Но сможем ли мы помочь ему в этом деле? Нет. По моему мнению, не сможем. Да, у нас есть деньги, но у царя их больше. У нас есть люди, но у царя их больше. Так что же мы можем сделать? Возможно, нам следует собрать денег, людей и снарядить полк для царской армии. Тогда после войны гнет власти будет не столь силен. Что вы думаете об этом?

Видите какой-то иной выход?

Мирза Асадулла замолчал. Слово взял его брат.

– Ты хочешь помочь царю. Но кто знает, может быть, после войны и царя не будет?

– Пусть даже царя свергнут, в стране все равно останется много русских.

– Их количество можно сократить, брат мой.

– Нам не удастся их всех истребить, Али.

– Мы сумеем их истребить, Мирза.

Братья умолкли.



Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 37 |
 


Похожие работы:

«Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск. Том III: Воениздат; Москва; 1971 Аннотация Среди многочисленных документальных источников, относящихся к истории второй мировой войны и вышедших после 1945 года, особого внимания, с точки зрения немцев, заслуживают личные записи начальника генерального штаба сухопутных войск генерал-полковника в отставке Франца Гальдера. В них более драматично и полнее, чем во всех других публикациях,, отражается...»

«И. И. Муллонен ТОПОНИМИЯ ЗАОНЕЖЬЯ: СЛОВАРЬ С ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫМИ КОММЕНТАРИЯМИ Петрозаводск 2008 УДК 801.311 (03) ББК 81.2–3 М90 Муллонен И. И. Топонимия Заонежья: словарь с историко-культурными комментариями. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2008. 242 с.: ил. 17. Библиогр. 110 назв. ISBN 978-5-9274-0334-9 В словаре представлены географические названия Заонежского полуострова – уникальной территории Русского Севера. Русские говоры Заонежья, с одной стороны, сохраняют древнее...»

«свободное марксистское издательство Перевод - Дмитрий Райдер, Александр Устенко, Сергей Решетин, Кирилл Медведев Редактура - Александр Устенко, Дмитрий Райдер, Анастасия Приезжева, Дмитрий Потемкин. В сборник вошли тексты известных современных марксистов, занимающихся экологической проблематикой, – Михаэля Леви, Джоэля Ковела, Джона Беллами Фостера, которые показывают катастрофическое воздействие рыночной системы на окружающую среду и намечают очертания экосоциалистического проекта,...»

«Библиографический указатель Подготовлен в Научно-исследовательском отделе библиографии РГБ Руководитель проекта А.В. Теплицкая Составители: Н.Ю. Бутина (отв. исп.), Л.А. Егорнова, Е.Л. Обморнова, Л.В. Шальнева Подготовка текста к размещению на сайте О.В. Решетниковой Окончание работы: январь 2013 года Династия Романовых в книгах Русского Зарубежья : к 400-летию Дома Романовых : библиогр. указ. / Рос. гос. б-ка, Науч.-исслед. отд. библиографии ; рук. проекта А.В. Теплицкая ; сост.: Н.Ю. Бутина...»

«Э. СТАНЕВ И ЕГО КНИГИ Эмилиян Станев, крупнейший современный писатель Болгарии, сидит в своем небольшом рабочем кабинете, расположенном в доме на одной из тихих, боковых улиц Софии. Волевое, энергичное лицо. Скользящая по нему мягкая ироничная улыбка и острый, сосредоточенный взгляд. Он кажется собеседнику явно моложе своих лет, а ему – под семьдесят. Очки в золотой оправе, плотно сидящие на тонкой переносице, придают этому человеку некоторую суровость и делают его чем-то похожим на...»

«И.Г. Демидова-Комо ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА Несколько малоизвестных страниц Центр Русского Языка и Культуры Париж 2012 2 Центр Русского Языка и Культуры в Париже От автора Не пытаясь охватить всю историю Великой Отечественной Войны и не претендуя на создание фундаментального исторического труда, мы в этой брошюре собрали лишь несколько статей видных русских специалистов, а также отрывки из книг русских и французских авторов, основывающихся на документах, которые до сего времени оставались...»

«“Утверждаю” Заместитель Министра В.Д. Шадриков. “_17” _ марта 2000 г. Номер государственной регистрации 308гум/сп. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Cпециальность 020700 - История Квалификации - Историк, преподаватель истории Вводится с момента утверждения. Москва - 2000 г. 1. Общая характеристика специальности 020700 - История. 1.1. Специальность утверждена приказом Министерства образования Российской Федерации от 02.03.2000 №686. 1.2....»

«Katedra slavistiky Peklad propaganch materil z oblasti lkrenstv do rutiny (s translatologickm komentem) Bakalsk diplomov prce Nikola Zilvarov Vypracovala: Vedouc prce: Mgr. Jindika Kapitnov, Ph.D. 2010 Prohlauji, e jsem tuto bakalskou prci vypracovala samostatn a uvedla v n vekerou literaturu i ostatn informan zdroje. V Olomouci dne 2 Souasn dkuji Mgr. Jindice Kapitnov, Ph.D. za pomoc, odborn rady a pipomnky, kter mi bhem psan bakalsk prce poskytla. 3 СОДЕРЖАНИЕ Введение 1. Теоретическая часть...»

«Отзывы о книге C сердцем Марии в мире Марфы Идея книги умиротворит обеспокоенные сердца огромного числа женщин, которые пытаются сделать слишком многое. Женщины всех вероисповеданий скажут „Аминь!“ Publisher’s Weekly У Джоанны Уивер поющее сердце. Эта книга приглашает нас присоединиться к стройному хору тех, кто каждый день общается с Иисусом Христом, несмотря на трудности, которые пытаются заставить нас замолчать. Считайте это нотами для вашей души. Робин Джонс Ганн, автор серий-бестселлеров...»

«1. ХАРАКТЕРИСТИКА КАДРОВОГО СОСТАВА 1.1. Сведения о профессорско-преподавательском составе № Ф.И.О. Год Штатный Ученая Ученое Членство Участие в НИР п/п преподавателя рождения сотрудник, степень, шифр звание в Академиях, Тема Степень внутренний научной почетные звания, участия (номер из раздела 2.1) или внешний специальности награды (руководитель, исполнитель) совместитель (с расшифровкой) Кузьмина Е. Г. штатный Кандидат доцент руководитель 1. 1961 - 1 психологических наук, 19.00.01 – общая...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.