WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 37 |

«Серия КЛАССИКА КАВКАЗА КУРБАН САИД АЛИ И НИНО Издательский дом Кавказ Баку–2013 Ответственный редактор серии: Эльдар М.ИСМАИЛОВ Ответственный за выпуск: Мазаир САДЫХОВ ...»

-- [ Страница 11 ] --

– Война – прекрасная штука, – сказал он. – Я смогу увидеть весь мир, услышать, как воет ветер на Западе и увидеть слезы на глазах врагов. Если я пойду на войну, мне дадут коня и винтовку, и я буду скакать с друзьями через завоеванные нами села. А вернувшись с войны, привезу много денег, и все будут восхищаться моей удалью. Если же я погибну, то, как мужчина, на поле битвы. Люди станут говорить обо мне только хорошее, а мой сын и отец будут окружены почетом. Да, война – достойное дело. Каждый мужчина хоть раз в жизни должен воевать.

Он говорил без передышки и с большим воодушевлением, представляя, как будет разить врагов, какие привезет трофеи. Глаза его сверкали, смуглое лицо напоминало лица героев «Шахнаме».

Я завидовал ему. Этот простой человек точно знал, как ему следует поступать. Я же... слишком долго проучился в императорской гимназии. Вместе с учением я впитал и свойственные русскому характеру нерешительность и склонность к мечтаниям.

Вокзал был переполнен: женщины, старики, дети, крестьяне из Грузии, кочевники из Загатал.

Куда они едут? Что толкает их к путешествию? Мне кажется, они и сами не знали этого. Одни часами сидели, не двигаясь с места, другие штурмовали нужные им поезда.

У входа в зал ожидания горько плакал старик в старом овечьем тулупе. Он был родом из Лянкярана, близкого к границе с Персией, и ему казалось, что дом его разрушен, а дети погибли.

– Но Персия не воюет с нами, – сказал я, чтобы утешить его.

Старик безнадежно посмотрел на меня.

– Нет, сынок, – ответил он, качая головой. – Слишком долго иранский меч ржавел в ножнах. Теперь они обнажили его. К нам хлынут беженцы, войска шаха разрушат наши дома, потому что мы живем в империи кяфиров. За это персидский лев превратит нашу страну в пепелище. Юношей наших угонят в неволю, девушек превратят в игрушки для забав.

И старик заплакал еще горше.

Тут появился гочу и, расталкивая толпу, стал прокладывать мне дорогу к нашему поезду. Тупоносый локомотив походил на злого дракона из детских сказок. Эти уродливые черные машины вдоль и поперек исполосовали гладь нашей степи.

Мы заперлись в купе. Правда, для этого пришлось немного приплатить проводнику, но зато нам никто не мешал, и мы могли ехать спокойно.

Гочу свободно уселся, поджав по-турецки ноги. На бархатной обивке дивана было вышито «ЗЖД» – «Закавказская железная дорога».

Наконец, поезд тронулся. За окном плыла степь, погруженная в желтую сонную тишину. Лишь изредка ее гладь нарушали лысые вершины невысоких холмов.

Я опустил окно вагона и высунул голову. Откуда-то издалека, с невидимых морей дул поверх холмов прохладный ветер. Скалы дышали жаром. Ветер тихо, по-змеиному шевелил низкие кусты. Вдалеке по пескам двигался караван. Верблюды испуганно оглядывались на поезд. Их было около сотни, может быть, даже больше. У каждого на шее висел колокольчик. Они мерно позвякивали в такт движению, и так же ритмично покачивали головами верблюды.

В музыке этой песни кочевья караван сливался в единое тело... Стоит неверно ступить одному из верблюдов, тут же нарушается общая гармония звона. Услышав, что колокольчик звучит не так, верблюд начинает беспокоиться и успокаивается лишь тогда, когда эта гармония восстанавливается.

Серое однообразие мягких песков наводило на мысли о вечности. Почему поезд увозит меня отсюда? Я принадлежу этим пескам, верблюдам, людям, ведущим караваны по этим пескам! Отчего же я не поднял руку, не потянул рычаг стоп-крана? Назад! Обратно! Я не хочу ехать в ту сторону!

Я хочу вернуться! Этот однообразный звон колокольчиков каравана вечности доносит до меня отзвуки иных миров.

Что мне до мира, лежащего по ту сторону горной цепи?

Какое мне дело до тамошних войн, городов, царей, людей, их забот и радостей, их грязи и чистоты? В нас иная чистота и иная грязь, иной ритм и иной облик. Поезд может уносить меня на Запад, но мыслями и душой я принадлежу Востоку.

Я долго смотрел назад, туда, где остался медленно, невозмутимо идущий своей дорогой караван, слушал глубокую тишину, и покой воцарялся в моей душе. На мою родину враг не посягал. Никто не захватывал Закавказья.

Гочу желает идти на войну. Он имеет на это право. Он будет сражаться за царя. Мой гочу охвачен жаждой приключений. Как и все правоверные мусульмане, он хочет видеть, как будут литься кровь и слезы врагов.

Я тоже всем своим существом стремлюсь на войну.

Мне хочется вдохнуть воздух жаркой схватки, увидеть дым костров над полем грандиозной битвы. Какое прекрасное слово – война! В нем мужество и мощь.

Но пока мое место здесь. Я должен готовиться к тому дню, когда враг вступит на нашу землю, в наш город. Пусть сейчас на войну едут те, кто гонится за славой, но в стране должно остаться достаточное количество мужчин, чтобы разгромить врага. В душе моей таится непонятная тревога.

Не важно, кто победит в этой войне, я предчувствую приближение иной страшной катастрофы, и она будет ужасней сотен захватнических походов царя. Существует невидимая сила, которая хочет вырвать из рук погонщика узду каравана и увести верблюдов на другие пастбища, повернуть их на другой путь. Но этими путями может идти Запад. Это не мой путь. Вот почему я остаюсь в своем доме, на своей земле. Лишь когда эта невидимая сила поднимется против моего мира, я обнажу свой меч.

Принятое решение всегда приносит успокоение.

Я отошел от окна и сел на место. В Баку, наверное, будут болтать, что я остаюсь дома из-за черных глаз прекрасной Нино. Пусть говорят. Может быть, в этом и есть доля истины. Ведь в этих черных глазах заключены для меня родная земля, зов родины, которую чужеземцы пытаются увести на чуждый ей путь.

Я остаюсь. Остаюсь, чтоб защитить мою родину от рук того, пока невидимого чужеземца.

ГЛАВА Баку расслабленно и лениво дремал под жаркими лучами августовского солнца. Узнаваемым до мелочей было его древнее, изборожденное морщинами лицо. Многие русские исчезли из города. Они отправились на поля сражений воевать за царя и Отечество. Полицейские ходили по домам, выискивая немцев и австрийцев. Цены на нефть подскочили, чему бакинцы были очень рады. Военные сводки могли читать только постоянные посетители чайханы.

Война шла где-то далеко, на другой планете. Незнакомо и странно звучали названия захваченных или оставленных городов. На первых страницах газет красовались лица улыбающихся и уверенных в победе генералов.

Я не поехал в Москву поступать в институт. Не хотел оставлять родные места во время войны. В конце концов, учеба никуда не денется. Многие с презрением поглядывали на меня за отказ идти на фронт. Однако когда я с нашей крыши смотрел на пестрые купола старого города, то понимал, что никакой призыв царя не в силах оторвать меня от моей земли, родных крепостных стен.

Отец изумленно и встревоженно спрашивал:

– Ты и в самом деле не хочешь идти воевать? Ты, Али хан Ширваншир?

– Да, отец, не хочу.

– Многие наши предки погибли на полях сражений.

Это – естественная смерть для мужчин нашего рода.

– Знаю, отец. Я тоже сложу голову на поле битвы, но не сейчас и не так далеко.

– Славная смерть лучше бесславной жизни.

– Бесславная жизнь – не моя участь. Но в этой войне я ни перед кем не ответственен и никому ничего не должен.

Отец с недоверием смотрел на меня. Неужели его сын трус? В сотый раз он пересказывал мне историю нашей семьи.

– Еще во времена Надир шаха за Персидскую империю сражались пять Ширванширов. Четверо из них погибли в сражениях во время индийского похода, и только один вернулся из Дели с богатыми трофеями. Он купил себе поместья, построил дворцы и жил еще долго после смерти этого жестокого шаха. Но в войне Шахрурa против Хусейн хана этот наш предок перешел на сторону коварного шахзаде Ага Мухаммед Каджара. Он и его восемь сыновей участвовали в походах Ага Мухаммеда на Занд, Хорасан, Грузию. Из его сыновей остались в живых только трое, которые после восшествия Ага Мухаммеда на престол служили в его свите. Когда Ага Мухаммед был убит, шатры Ширванширов стояли в шушинском лагере. Преемник Ага Мухаммеда – Фатали, человек мягкий и добрый, подарил Ширванширам поместья в Ширване, Мазандаране, Гилане и Азербайджане. Но за это девять Ширванширов сложили головы на полях сражений. Три брата стали наместниками шахиншаха в Ширване. Потом пришли русские. Ибрагим хан Ширваншир оборонял Баку, и его героическая смерть под Гянджой прибавила славы роду Ширванширов. После заключения Туркманчайского мирного договора владения, знамена и поля сражений Ширванширов разделились на две части. Те из Ширванширов, кто остался в Персии во время правления Мухаммед шаха, а позже при Насраддин шахе, сражались против туркменов и афганцев, где и сложили головы. Оказавшиеся же в России Ширванширы принимали участие в Крымской войне, бились против турок, были на русско-японской войне. Они геройски погибли, а у нас взамен их жизней есть имения, ордена, и сыновья наши сдают экзамены, хоть и не могут отличить герундиума от герундивума.

– Наша страна опять воюет, – сказал в заключение отец, – а ты, Али хан Ширваншир, струсил, прячешься за милосердными законами нашего государя. Какой смысл в словах, если ты не впитал в кровь свою традиции нашей семьи! О героизме предков ты должен узнавать не из мертвых, пыльных, пожелтевших книг, ты должен ощутить его в своей крови.

Отец огорченно умолк. Он не понимал меня и потому презирал. Действительно ли его сын струсил? Идет война, а он не рвется в бой, не жаждет увидеть слезы врагов. Плох его сын, испорчен!

Я сидел на ковре, облокотившись на мягкую подушку.

– Ты обещал исполнить три моих желания, – шутливо сказал я. – Первым было – поехать летом в Карабах. Теперь же слушай второе: позволь мне обнажить меч, когда я сам сочту нужным сделать это. Мирные дни закончились и надолго. Увидишь, мой меч еще потребуется нашей родине.

– Хорошо, – отвечал отец и больше никогда не заговаривал со мной о войне. Лишь иногда он издали внимательно смотрел на меня. Кто знает, может быть, его сын не так уж и испорчен?

Я пошел в мечеть Тезе пир и поговорил с муллой. Он тотчас понял меня и, облачившись в торжественные одежды, явился к нам домой. Он долго беседовал с отцом наедине. Мулла утверждал, что согласно Корану эта война не имеет для мусульман никакого значения, и для большей убедительности приводил высказывания пророков. С тех пор в нашем доме воцарились мир и покой.

Но так было только в нашем доме. Жажда сражений охватила большую часть молодежи, ни у кого не хватало рассудительности остаться в стороне.

Иногда я навещал своих друзей. Вот и сегодня от ворот Цицианашвили я свернул направо, на улицу Ашума, вышел на улицу святой Ольги, перешел на другую сторону и постучался к старому Зейнал аге.

Ильяс бек сидел за столом и читал какое-то военное наставление. Рядом с ним, сжавшись от напряжения, с выражением ужаса на лице сидел самый глупый ученик в нашей гимназии – Мухаммед Гейдар, которого война, похоже, лишила остатков разума. Он поспешил бросить гимназию и теперь, как и Ильяс бек, жил лишь одной мечтой:

увидеть на своих плечах офицерские погоны. Оба теперь готовились к экзаменам на офицерский чин.

– Задачей армии и флота является защита царя и Отечества от внешних и внутренних врагов, – уныло бормотал Мухаммед Гейдар.

Увидев книгу в руках этого несчастного, я решил подвергнуть его экзамену.

– Уважаемый Мухаммед Гейдар, скажите, пожалуйста, кто такие внешние враги?

Он поморщил лоб, подумал и выпалил:

– Это немцы и австрийцы.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 37 |
 


Похожие работы:

«С. А. Баканов Депрессивные города Урала в 1960–1980-е годы: Анализ социально-экономических и демографических факторов Челябинск 2005 ББК Т3(2)63–2 Б191 Баканов С. А. Б191 Депрессивные города Урала в 1960–1980-е годы: Анализ социально-экономических и демографических факторов. Челябинск: Челяб. гос. ун-т, 2005. 191 с. ISBN 5–7271-0746–6 В монографии на широком источниковом материале рассматривается феномен возникновения и развития депрессивных тенденций в уральских городах второй половины ХХ...»

«Человек – это восприимчивое, чувствующее, разумное и рассудительное существо, стремящееся к самосохранению и счастью. Поль Гольбах Особенностью живого ума является то, что ему нужно лишь немного увидеть и услышать для того, чтобы он мог потом долго размышлять и многое понять. Джордано Бруно ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД 2013 г 1 Обращение к читателю Уважаемый друг! Изо всех пороков человечества алкоголизм является, пожалуй, одним из самых древних, самых коварных и пока самых непреодолимых пороков. За...»

«ЛЕНИН ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ 18 ПЕЧАТАЕТСЯ ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС В. И. ЛЕНИН ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ ИЗДАНИЕ ПЯТОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА • 1968 ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС В. И. ЛЕНИН ТОМ 18 МАТЕРИАЛИЗМ И ЭМПИРИОКРИТИЦИЗМ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА • 1968 3К2 11 2 68 VII ПРЕДИСЛОВИЕ Восемнадцатый том Полного собрания сочинений В. И. Ленина...»

«Предлагаемая статья является попыткой нарисовать в самом общем виде картину возникновения и развития искусства войлоковаляния в Ев разии с момента его фиксации археологическими памятниками и до насто ящего времени. Основное внимание в обзоре уделено выявлению временных ы и территориальных особенностей войлочного производства, главными носи телями которого было оседлоземледельческо скотоводческое население За падной Азии, кочевые цивилизации степи и создатели европейской тради ции. Следует...»

«ВЫПУСК 4 ХАБАРОВСК, 2010 Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тихоокеанский государственный университет ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО И ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Сборник научных трудов Под редакцией профессора Н. Т. Кудиновой Выпуск 4 Хабаровск Издательство ТОГУ 2010 УДК 93/99:316(470) ББК Я54+Т3(2)-33+Ф3(2Рос),123 О-752 Редакционная коллегия: Н. Т. Кудинова, д-р ист. наук, проф.;...»

«и калеса б, у 195/65/15 Инструкция к блюз бб-1в Инструкция клевер к 77 Изменение курса доллара к гривне Инструкция к nissan navara К 90-летию иВСталина И снова бампер в куски обидно до крика текст К 700 ремонт и эксплуотация К дельфинам в португалию Играть в салон красоты и делать прически К кaкому микрорaйону относится ботaнический сaд крaснодaрa Инструкция к машинке автомат bosch wof 1610 К гражданству украины принята особь проживающая К aк сшить бескозырку Их у политических противников...»

«Примечания 1 Подробнее см.: Нефедов С. А. Концепция демографических циклов. Екатеринбург, 2007. С. 6-22. 2 Мальтус Т. Р. Опыт о законе народонаселения//Антология экономической классики. Т. 2. М., 1993. С. 22. Выделено Мальтусом. 3 Рикардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения //Риккардо. Д. Сочинения. Т. I. М., 1955. 4 Abel W. Bevlkerungsgang und Landwirtschaft im ausgehenden Mittelalter im Lichte der Preis- und Lohnbewegung //Schmollers Jahrbcher. 58, Jahrgang, 1934; Idem....»

«.не искать никакой науки кроме той, какую можно найти в себе самом или в громадной книге света. Рене Декарт Серия основана в 1997 г. В подготовке серии принимали участие ведущие специалисты Института научной информации по общественным наукам, Института всеобщей истории, Института философии Российской Академии наук Die Herausgabe dieses Werkes wurde aus Mitteln von INTER NATIONES, Bonn gefrdert Издание этого сочинения было поддержано средствами INTER NATIONES, Бонн Данное издание осуществлено...»

«НаМ была пРИСуща НадЕжда, ЕСлИ пРаВИльНо “объяСНИть” МИР, Его лЕгчЕ будЕт “ИзМЕНИть” Вишневский Ю. Р. – окончил исторический факультет Благовещенского педагогического института, доктор философских наук, заведующий кафедрой социологии и социальных технологий управления Уральского федерального университета им. Б. Н. Ельцина (Екатеринбург). Основные области ис-следования: социология образования, культуры, социология мо-лодежи. Интервью состоялось в ноябре 2013-январе 2014 гг. Количество...»

«Высокая школа ГИПНОЗА Гипноз — самогипноз Практическое руководство МОСКВА КРОН-ПРЕСС 2001 Краткий очерк истории гипноза Древнейшая практика гипноза Гипноз, наверное, возник еще на заре человечества. По крайней мере, клинописные таблицы, найденные в долинах Евфрата и Тигра, убедительно свидетельствуют, что самый древний народ на Земле — шумеры — уже в четвертом тысячелетии до н.э. знали гипноз и умели им пользоваться. Шумеры В знаменитой школе Эрек, где готовили будущих священнослужителей, с...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.