WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 27 |

«Марианна Борисовна Гончарова Моя веселая Англия (сборник) Англия – это такая штука, к которой у каждого есть свое отношение. Новая книга Марианны Гончаровой – автора ...»

-- [ Страница 20 ] --

Наши бойкие хлопчики делают все наоборот: везут с собой в два раза больше народу, чем пригласили, а шо там, мы ж запло€тим, если шо. Далее чуть ли не каждый надевает изумрудно-ядовитого цвета пиджак, а даму свою наряжает, как елку, в турецкий наряд, предназначенный как минимум для танца живота, а не для протокольного обеда с участием двух членов парламента и одного члена королевской семьи с супругой. О спиче – особенно не озабочиваются. Спич – это запросто, это легко, это мы умеем – недаром двадцать лет за трибуной, пальцем угрожаем – ораторское искусство у нас – ого, отточено, так что спич – это мы по ходу.

– Мэриэнн, – деликатно отводит меня в сторонку лорд Винсон, король экологически чистой пластмассы, член палаты лордов Британского парламента, нащупывая листочек со спичем в кармане черного (черного!) элегантного пиджака, – вы знаете, кто такая mother-in-law?

– Sure, sir, – отвечаю я как можно осторожнее.

– А вы сможете перевести на украинский вот такую шутку, чтоб она ПРОЗВУЧАЛА? – И лорд Винсон рассказывает забавную историю о теще. Нет-нет, не кривитесь, пожалуйста (это я вам, дорогой читатель): анекдоты о теще – это же просто международная, межпланетная тема, тем более что анекдот элегантно вплетается в его спич.

Потом ко мне подходят представители британской стороны и тоже уточняют что-то по своим заготовленным речам. Я начинаю нервничать и тихонько дергаю за рукав бизнесмена Говорушко, которого сопровождаю. Предупреждаю, Вадим Григорьевич, готовьте спич, мол, тут это очень серьезно и ответственно. Вон британцы готовятся, волнуются, репетируют со мной, хотят, чтобы прозвучало.

– Та... – отмахивается Говорушко и продолжает снимать пробы с халявных аперитивов из бара, – это лёгко.

Распорядитель, нарядный, в килте, заглядывая в огромный свиток, провел меня на мое место. Столы в зале были расположены параллельно друг другу, и за ними уже сидели гости. А меня посадили за головной стол, расположенный перпендикулярно ко всем другим столам в зале, между лордом Винсоном и Говорушко. Сэром.

Столы были украшены цветами и свечами в подсвечниках.

Справа от тонких белых тарелок с маленьким золотистым вензелем отеля лежало, нет – покоилось, несметное количество ножей, слева такое же количество вилок разных конфигураций, перед тарелкой несколько разных ложек.

– Оооо! – разочарованно протянул Говорушко. – А де ж само питание?!

– А чо так много, – неодобрительно продолжил экономный Говорушко, оценив количество бокалов, фужеров и рюмочек у каждого прибора.

У них сначала едят. И все. Едят и тихо беседуют. Первая перемена блюд, вторая, третья... Едят красиво, медленно, аккуратно. Все невкусно. Но есть мне не приходится – так, отщипнуть пару раз. Как всегда энергичный любопытный Говорушко хочет поговорить:

– Слышьте, лорд-лорд, а вы вот как... (И меня подпихивает локтем: ну переводи, давай, шо ты?!) вы как, зарплату за лорда получаете, там, в парламенте или как?

И это я – ну честно! – еще сгладила и не преувеличила.

А потом леди Винсон перегибается и через спину Говорушко спрашивает, не хочу ли я помыть руки. Ну я же, конечно, хочу, раз она спрашивает, мало ли, что у меня там с руками. Мы встаем, а оказывается, это знак такой. Когда первая леди, которая этот обед дает, встает со своей первой гостьей, тогда все могут встать. И мы с первой леди пошли мыть руки. Мимо нас пронесли торты с клубникой и со сливками. Я только вздохнула. И правильно.

Как только мы вернулись к столу, все тоже сразу вернулись. Леди Винсон сначала стояла недалеко от входа и держала меня за локоток легонько, мол, еще постоим, еще не время, а потом, когда все уже почти собрались в зале, она прошла на свое место, и я за ней. Н-да, сложная работа протокольный обед.

Девушки стали разносить торты, кофе и шоколад «After eight», как уточнил лорд Винсон, любимый шоколад ее величества, с мятой. А распорядитель, Джон в килте, торжественный, возвышенный, как голубь, вдруг объявил:

– Леди Винсон, лорд Винсон, леди и джентльмены... Комрадз.

(Комрадз – это для наших, чтоб они все поперхнулись тортом с клубникой и со сливками.) Разрешите поднять первый бокал вина из подвалов... ля-ляля... тэ-тэ-тэ... и потом выдержал паузу и выдохнул: «За королеву!»

Ой, мамочки, как все рванули со своих мест! То ли потому, что королеву так свою чтят, то ли потому, что наконец настало время, когда можно выпить.

Ну и пошли тосты – один ярче другого. Что они там ели, что пили, не знаю, – я все это время стояла. Самое страшное – это был спич Говорушко.

– Хаспада и товарищи!

– Lord Vinson, lady Vinson, ladies and gentlemen. (Слово «товарищи» я решила опустить.) – Говоря про вашу всю странууууу...

– Speaking about your country...

–...я не могу не сказааааать...

–...I can’t help saying...

–...что мы вылетели из Москвы в девять утра, а прилетели в девять пятнадцать. Значит, мы летели всего пятнадцать минут! – произнес Говорушко и, захлопнув рот, победно осмотрел зал, ожидая дальнейшего перевода.

Давно готовая ко всему, я включила резервную извилину и, стараясь сохранять ритм и интонацию Говорушко, произнесла спич о прекрасном британском народе, гостеприимном и миролюбивом, дружелюбном и талантливом, трудолюбивом и толерантном. А Говорушко при этом продолжал что-то нести, свое, привычное. Его речь о планах и соцсоревновании очень напоминала анекдот про хрупака, любимый анекдот Василь Василича о том, что, сколько бы ни посеяли картофеля, все сжирает хрупак, так пусть он в конце концов обожрется уже!

Когда моя мама потом смотрела видео, она плакала от смеха.

Ну и уже после всех речей, обмена подарками встал Роберт Максвелл и, выставив грудь, попросил тишины и стал говорить:

– Лорд Винсон, леди Винсон, леди и джентльмены, комрадз... Я предлагаю поднять бокалы за человека...

(Ну, думаю, все, последний тост, теперь наверняка за Горбачева, британцы к нему с большим уважением – О, Горби, Горби...) – Благодаря которому мы сегодня так хорошо поняли друг друга...

(Перевожу.) – Благородного...

(Перевожу.) – Хорошего воспитания...

(Перевожу.) – Образованного...

(Перевожу) – Красивого...

(Ну тут, он, конечно, перегнул, какой там Горбачев красивый, ну вопрос вкуса, перевожу. Мое дело – маленькое в данном случае.) – Даже, я бы сказал, – игриво добавил Роберт, – хорошенького...

(Тут я заподозрила неладное, потому что сказать о мужчине «pretty», это значит его сильно обидеть. О мужчине в таких случаях говорят «handsome».) – Оказавшего нам честь...

(Перевела, но насторожилась, о ком это...) – Моим родителям, моим братьям и мне...

(Ну тут я уже почти задохнулась, потому что я поняла, о ком это – весь месяц я жила у родителей Роберта Максвелла, в их родовом поместье. Но перевела.) Роберт высоко поднял свой бокал, сделал им неуловимое движение, как будто бокалом нарисовал в воздухе замкнутую петлю, и, понизив голос, кротко, мягко и торжественно провозгласил:

– For Marieann!

И тут весь зал (ну, кроме наших, конечно) рванул опять, и все сто с лишним человек встали и сотворили в воздухе такую же петлю Мебиуса, хором повторив вслед за Робертом: «For Marieann!»

Я ужасно растерялась, смутилась, закрыла рукой лицо и чуть не разревелась от этого всего, и больше всего в жизни жалела, что этого не видит декан нашего факультета Ярослав Иванович Пащук, чтобы он мог убедиться, что правильно не выгнал меня когда-то из университета за устроенные мной в общежитии ночные гадания в Крещенский вечер, моя преподавательница и руководитель моей научной работы Жанна Аркадьевна Моргулис, а главное – моя мама.

Сразу после этого тоста (который наши мне уже никогда не забыли и не простили) леди Винсон опять спросила про помыть руки (прям санэпидемстанция какая-то). И я обреченно побрела за ней мыть руки. И за пять минут все столы были убраны, и начался бал.

Бал требует отдельного рассказа. То ли столов во время обеда было так много, то ли кто-то, как у Булгакова, умел расширять пространство, но, когда мы вернулись, только где-то там, далеко, на маленькой эстраде настраивался небольшой оркестр, а зал был бесконечен, паркет празднично блестел в предвкушении праздника. Раздалась народная кельтская музыка, и член Палаты общин Британского парламента, обаятельнейший Алан Бииз, прилетевший на этот бал специально, на вертолете, легонько скинул пиджак, прямо под музыку переменным шагом подскочил ко мне и, протянув мне руку и заложив за спину другую, весело и несолидно подпрыгивая в такт, пригласил меня на танец. И мы с ним, идя первой парой, как поскакали вместе! Там, у них, во время танца есть специальная леди, которая громко в микрофон объявляет фигуры, и мы под ее выкрики менялись местами, партнерами, скакали по кругу, делали «ручеек», пробегая под поднятыми аркой руками других танцоров. И мне так было весело: во-первых, ничего уже не надо было переводить, во-вторых, Алан очень забавно разбрасывал ноги в разные стороны, и кажется, что весь вечер он не мог дождаться этой вот самой минуты, когда ему, такому солидному члену парламента, можно будет безнаказанно носиться по залу, выкидывая всякие коленца, таская меня за руки и прокручивая в разные стороны.

И был бал, настоящий бал. Пожалуй, первый и пока единственный настоящий бал в моей жизни. Несколько достойнейших мужчин Соединенного Королевства были готовы отдать мне свое сердце, отводя меня в уголок (причем почему-то в один и тот же) и признаваясь, что прежде никогда... никогда...

и просили мой номер телефона и мой адрес, и говорили-говорили... (Даже один аукционер сообщил, что я ужасно понравилась его родителям и дедушке и что даже его дедушка не прочь на мне жениться, так что уж говорить о нем.) Леди-распорядительница все время объявляла перед началом танца: «Нужно шестнадцать пар, в первой паре идет Мэриэнн и...».

И тогда ко мне подлетали желающие идти в первой паре...

Тут вот надо признаться, что я в своей жизни ни разу – подчеркиваю, ни ра-зу! – не была на танцах. Ну там, в клубах, домах культуры, городских садах или на дискотеках... ну ни разу. Не потому, что мне не разрешали, просто находились дела поинтереснее. Правда, я ходила на школьные вечера и вечера в университете, танцевала в клубе бального танца. Но все это, конечно, не сравнится с балом в Вуллере-инн.

Боже мой, как же я была счастлива и весела тогда!

Потом Джон и Джейн Максвеллы везли меня в своей большой машине домой. Шел нарядный дождик, полноправный и чопорный участник этой волшебной ночи, сыпал бисером на стекла. От его торжественного неторопливого шествия засверкали в свете фонарей чисто умытые улицы, крыши домов и листья деревьев, запахло весенним цветением и растворился постылый туман. На мне все еще было вечернее платье цвета бледной сирени, все еще свежее и не помятое, мои блестящие новые туфельки, машина все еще не превращалась в тыкву, а водитель был все так же хорош, хоть его торчащие усы и напоминали отдаленно что-то крысиное. Мы с Максвеллами, родителями, сыновьями и их друзьями-соседями, еще долго сидели на просторной кухне, обсуждали прошедший вечер, и я смущенно проигрывала в памяти еще и еще, как вдруг встал весь зал, и все подняли бокалы и разулыбались – члены парламента и фермеры, фабриканты и профессора университета, домохозяйки и художники, ученые и наемные сельхозработники, студенты и журналисты – все, с кем свела меня такая удивительная и нелегкая работа, а скорей судьба, когда Роберт провозгласил тост «For Marieann!». И все взгляды вдруг скрестились на мне, смущенной до слез, с замершим от благодарности сердцем.



Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 27 |
 


Похожие работы:

«Майкл Кремо, Ричард Томпсон Неизвестная история человечества/ Пер. с англ. В. Филипенко. — М-: Изд-во Философская Книга, 1999. — 496 с. В Неизвестной истории человечества Майкл Кремо и Ричард Томпсон приводят поразительные данные, о которых научная общественность была когда-то осведомлена. Долгое время эти сведения были вне поля зрения ученых благодаря так называемой фильтрации знаний. Суть сводится к тому, что современный человек существовал на Земле на протяжении многих миллионов лет. Чтобы...»

«ПЕдАГОГИЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ КАК ПОЗНАНИЕ И ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ОКРУЖАЮЩЕГО МИРА1 Т.В. Оберемко2 В быстрый и технологический ХХI в. трудно успевать за временем, опираясь на классические формы образовательной деятельности, когда педагог был носителем и хранителем правильного миропонимания и информации, а ученик – их потребителем. Сегодня главная задача педагога – научить своих питомцев ориентироваться в растущем в геометрической прогрессии потоке информации, найти свое место в глобальном мире. В...»

«МУЖИ НАИЛЕПЧАЙШИЕ И НАИКРЕПЧАЙШИЕ, В ПОЛКОУСТРОЕНИЯХ ЗЕЛО ИСКУСНЫЕ. (Центурионы Ивана Грозного) Белгород, 2013 1 ББК 63.3(2)43-68 П 25 Публикуется по решению редакционно-издательского совета НИУ БелГУ Рецензенты: д.и.н., проф., зав. кафедрой всеобщей истории и зарубежного регионоведения НИУ БелГУ Н.Н. Болгов к.и.н., руководитель группы научно-методических разработок ФГБУ Государственный комплекс Дворец конгрессов Управления делами Президента РФ А.Н. Лобин П 25 Пенской В.В. Мужи наилепчайшие и...»

«Рассказ О.Л. Кинга Цена Кокосового Ореха Рассказ О.Л. Кинга Миссионерская Проповедь 1890-х Предисловие к Переизданию Маленькая книга Цена Кокосового Ореха попала мне в руки несколько лет назад. Эта книга сразу же нашла уютное местечко в моем сердце и стала темой моих размышлений. Всегда осознавая значение незначимого на первый взгляд, я понимал, что это маленькое свидетельство возвещает эту истину. Эта правдивая история рассказывает о великой способности нашего Бога брать наши недостатки и...»

«F. N. LISETSKII SPATIO-TEMPORAL AGROLANDSCAPE ORGANIZATION BELGOROD 2000 Reviewers: Prof. Dr. I. V. Ivanov Prof. Dr. I. A. Krupenikov Lisetskii F. N. Spatio-temporal agrolandscape organization. Belgorod: Belgorod State University, 2000. - 304 p. The book contains the results of studies of the main comformities of natural laws of soil properties change and the landscape structure in the progress of naturally and agrogenetically caused evolution; mathematical models of Holocene evolution of the...»

«Пояснительная записка В курсе происходит знакомство с процессом формирования человека и человеческого общества, с важнейшими цивилизациями Древнего мира. При этом вводится только общее понятие цивилизация, противопоставленное первобытности. Курс ставит своей целью дать школьникам знания о далеком прошлом, которые послужат одной из основ их общей образованности. В данной программе при отборе фактов и явлений основным критерием явилась их значимость в историческом процессе, в развитии мировой...»

«А ПУТЬ И ДАЛЁК, И ДОЛОГ 40-летию окончания геологического факультета Иркутского государственного университета посвящается 1969–2009 УДК 549:552 (092) ББК Д33 А11 Печатается по решению редакционно-издательского совета Иркутского государственного университета Научный редактор проф. А. И. Сизых А путь и далёк, и долог / под ред. А. И. Сизых. – ИрА11 кутск : Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2009. – 221 с. ISBN 978-5-9624-0361-8 Книга знакомит читателя с выпускниками геологического факультета Иркутского...»

«Православие и современность. Электронная библиотека Профессор Алексей Александрович Царевский Значение Православия в жизни и исторической судьбе России © Храм всех Святых в Земле Российской просиявших, Калифорния, 1998 г. Печатается по изданию: Проф. А. А. Царевский Значение Православия в жизни и исторической судьбе России. Казань, 1898 г. © Веб-Центр Омега, Москва 2002 Содержание Аннотация Предисловие Введение Глава I. Значение православия во внешней политической судьбе России Православие...»

«OCR, правка: Толмачев Сергей (tancist2005@yandex.ru) U-Boat 977. Воспоминания капитана немецкой субмарины, последнего убежища Адольфа Гитлера: Центрполиграф; Москва; 2003 ISBN 5-9524-0119-8 Оригинал: Heinz Schaeffer, “U-Boat 977” Перевод: Л. А. Игоревский Аннотация Хайнц Шаффер, командир немецкой подводной лодки U-977, рассказывает о событиях Второй мировой войны, о службе на подводном флоте, не утаивая ее тягот, опасностей и условий быта; о битве за Атлантику и удивительном спасении субмарины,...»

«Кэтрин Кульман О книге Предисловие 1. Опоздавший - Том Льюис 2. На Божьем складе нет дефицита - Капитан Джон Леврие 3. В долине теней - Изабель Лариос 4. День, когда Божья милость вступила в силу Ричард Овеллен, доктор философии, доктор медицины 5. Когда нисходят Небеса - Гильберт Штракбайн 6. Прикажи горе - Линда Форрестер 7. Это протестантский автобус? - Маргарита Бержерон 8. Исцеление - это только начало - Дороти Дай Отис 9. Пустота, созданная Богом - Элейн Сен-Жермен 10. Скептик в меховой...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.