WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 42 |

«Аннотация Крепость барсуков в осаде. Ее окружает армия Синих, возглавляемая, диким котом Унгатт-Транн. Он не сомневается в легкой победе над горсткой воинов. А в это ...»

-- [ Страница 21 ] --

– Топать целый день, говоришь? Откуда нам знать, день сейчас или ночь? Здесь, внизу, всегда одно и то же. Вы подумайте лучше, как нам повезло. Темнеет, значит, у нас есть шанс остаться незамеченными. Всегда есть чему порадоваться, ребята.

Перлоу подскочил, хлопнув по своему куцему хвосту:

– Ай, черт, кто-то меня укусил! Жесткий подскочил с факелом:

– Где?

– Где-где, за конец хвоста, вот где!

– Да не где укус, а кто укусил? – Жесткий отодвинул укушенного в сторону и осмотрел место, на котором тот располагался.

Блинч распялила обеими лапами свой вещевой мешок.

– Вот он, маленький негодяй. Крабеныш. Шипастый!

И клешни для такого малыша здоровенные.

Перлоу погрозил малышу лапой:

– Ах ты нахаленок! Вот я твоей маме скажу, что ты кусаешься!

Троби взял у Жесткого факел и всмотрелся во тьму туннеля.

– Можешь уже смело говорить. Вон его мама пожаловала со всей семейкой и соседями.

Приближалось множество крабов, покрытых крепкими шипами, длинноногих, бронированных. Они угрожающе поводили здоровенными клешнями.

Блинч спешно опустила крабеныша на пол.

– Ох, там их сотни и сотни! Что ж нам делать-то?

Жесткий лихорадочно обдумывал опасную ситуацию.

– Вот что означали щипачи из песенки. По шуму слышно, что начинается прилив. Мы мешаем крабам удирать от волн. А еще мне не нравится, как они клацают своими клешнями. Может, они воображают, что мы для них хорошее угощение?

Крабы спешно продвигались боком, угрожающе клацая поднятыми вверх клешнями, пуская пузыри. Они шумели громче приливного прибоя и стучали клешнями, как град, падающий на скалы. Зайцы в замешательстве оглянулись на Жесткого.

– Что будем делать?

Жесткий понял, что путь только один.

– Бегом сквозь толпу этих грубиянов, и ни в коем случае не останавливаться. Они убегают от моря, мы бежим к морю. Троби, мы с тобой впереди пробиваем путь. Остальные за нами. Виллип и Блинч в середине, держите Брамвила. Готовы? Еула-ли-а!

Они ринулись вниз по туннелю, в гущу крабов. Троби и Жесткий отбрасывали шипачей в стороны, изо всех сил работая дротиками. Это оказалось непросто, крабы и зайцы столкнулись в узком туннеле, не оставлявшем места для маневра. Мощные клешни и челюсти хватали древки дротиков, пытались вырвать их из лап, острые шипы кололи зайцев. Некоторые крабы от чрезмерных усилий опрокидывались на спину, и тогда зайцы топали по ним, как по мостовой. Но туннель шире не становился, а вскоре стал вообще непроходимым.

Гигантский краб двигался прямо на Жесткого, раскрыв клешни.

– Троби, факел, быстро!

Опалив шерсть на лапах, заяц схватил факел и ткнул им в пасть краба. Краб недовольно зашипел и сцапал факел обеими клешнями. Зайцы и крабы смешались в невообразимой неразберихе.

– Ай, снимите с меня это!

– Ой, мое ухо!

– Уйди, гад, отстань!

– Держите Брамвила, не дайте ему упасть!

– У-уй, нос отдай!

И тут всех накрыла волна.

Прилив послал им весточку со всей силой штормового моря. Кипя белой пеной и сине-зеленой водой, волна швырнула всю живность вверх и сразу же втянула всех обратно, вниз по скату туннеля. Жесткого завертело, как юлу; глаза, нос и уши наполнились соленой морской водой. Его швыряло на стены туннеля и на крабов. Весь мир наполнился грохотом, сам он грохнулся животом на дно и наелся песку. Мгновенно вскочив, он осознал, что довольно твердо стоит на лапах по пояс в воде, морские волны лупят в него со всех сторон. Отплевываясь и откашливаясь, Жесткий протер глаза. К нему шлепала по воде Блинч.

– Осторожно, Жесткий, к тебе Виллип!

Волна швырнула Виллип в спину Жесткого. Он покачнулся и схватился за обеих зайчих.

– Держитесь крепче! Где остальные? Как Брамвил?

– Ха, малыш, вот он я, во!… Тут Жесткий почувствовал, что вода льется и сверху. Брамвил сидел на берегу под проливным дождем. В лапах он сжимал кусок бревна, которое, очевидно, помогло ему выплыть. Рядом жались в кучку другие зайцы.

К Жесткому подплывал Троби. Он задрал лапу в приветствии и тут же ушел под воду, но сразу вынырнул, отплевываясь.

– Тьфу! Все в порядке. Вон и Перлоу выкарабкивается. Эй, Перлоу, как дела?

– О-отлично, во! А ты? Погодка, я тебе скажу!

– Перестаньте орать, ребята! – громко прошептал Жесткий. – По берегу могут бродить патрули. Выходим вон там, под скалами.

Над берегом нависла холодная, промозглая безлунная ночь. Брамвил едва различал массивный силуэт Саламандастрона к югу от них.

– Эта скала – часть нашей горы, ее выступ. Она прячется в песке и выходит к самому морю.

Виллип подползла к краю и высунулась, тщательно осматривая скалу.

– Брамвил прав. Видно место, где мы вышли на берег, но туннель так зарос кустами и водорослями, что ни одна душа его не обнаружит.

Брамвил безуспешно пытался унять дрожь.

– Мы вырвались, ребятки, живые и свободные, в-вво. Но без оружия и пищи. Что будем делать, малыш Жесткий?

Жесткий сморгнул капли дождя.

– Здесь оставаться нельзя. К востоку – скалы и дюны, я там летом собирал ягоды. Давайте попробуем двинуться туда.

За час до рассвета они достигли дюн. Слева белели меловые скалы. Дождь усилился, ветер рвал его пелену. Плотно прижав уши к голове, Жесткий обернулся к горе:

– Милорд, пока что я держу свое слово, не беспокойтесь. Мы еще вернемся к Саламандастрону, и если хоть один заяц жив, я спасу его, обещаю вам.

Ни Дотти, ни ее спутники в жизни не видели ничего подобного двору короля Бахвала. Они вышли на обширную поляну, прикрытую с одной стороны крутой скалистой горкой. Рядом протекала речушка, по берегам росли старые ивы, кусты калины и ивняк. Однако тихий, мирный лесной пейзаж кипел жизнью. Здесь суетились ежи, выдры, кроты, мыши, полевки, белки и землеройки, но больше всего было зайцев, молодых, сильных, смелых – и шумных.

Здесь царило какое-то карнавальное настроение.

Ежи с дубинками старались перегрохотать друг друга, барабаня по пустотелым бревнам. Белки упражнялись в акробатике, летая над головами проходящих мимо. Молодые выдры, размахивая кружками, горланили песню, не заботясь о ритме или мелодии. Землеройки и полевки боролись стенка на стенку. Мыши и кроты готовили пищу на громадных кострах, потешаясь над кулинарными обычаями друг друга. Пестрый оркестр устроился у основания холма. Разные существа пиликали на скрипках, били в бубны, дудели в дуделки и лупили по всевозможным барабанам.

Лорд Броктри был единственным барсуком среди этого пестрого сборища. Его боевой меч притягивал уважительные взгляды, и мало кто отваживался толкнуть его – по правде говоря, никто не отваживался.

Барсук зажал лапами уши:

– Клянусь моими полосами, не постигаю, как живое существо может выносить такой шум! Давайте найдем местечко потише.

Они устроились в тени громадных ив на берегу. Лога-Лог Гренн подозвала к себе двоих бойцов:

– Кубба, Руку, вернитесь к броду, посмотрите, нет ли речного рукава, чтобы привести лодки сюда.

Но недолго лорд Броктри наслаждался тишиной и покоем. Чеканя шаг, к нему подошли семеро зайцев.

Главный из них обратился к лорду:

– Видать, сэр, вы и есть лорд барсук, прибывший с визитом. Его величество король Бахвал приглашает вас для беседы. Других не знаю, но им лучше подождать вас здесь.

Резвый подошел к напыщенному от сознания собственной важности молодому зайцу.

– Во, а один из этих «других» тебя неплохо знает.

Сынишка Брамвила, если меня не подводит память.

Гм-м, ты меня, конечно, забыл. Маленький был зайчишка, сопливый такой, плакса. Как же тебя звали тогда? Водил-ка, во!

Статный стройный заяц фыркнул и строго заметил:

– Это, сэр, моя детская кличка. Правильное мое имя – Виндкот Брамвил Лепус Второй. Вы можете захватить свою свиту с собой, лорд барсук.

Сдерживая улыбку, Броктри обратился к своим друзьям:

– Следуйте за мной, свита. Давайте бросим взгляд на этого Бахвала.

Сделанные из бревен ступени вели к развилке старой лавровишни, задрапированной бархатом, как и подобает королевскому трону. Король Бахвал Большие Кости был крупнее большинства зайцев и мог похвастаться крепким телосложением. Он непринужденно возлежал на развилке, болтая в воздухе одной лапой, другою опершись о дерево. Мощный корпус его охватывал широкий пояс, украшенный разноцветными камнями, отполированными наконечниками стрел и всевозможными медальонами. На заячьей голове косо сидел золотой обруч, украшенный лавровыми листьями.

В лапе Бахвал держал дубовый скипетр, увенчанный кристаллом. На посетителей он глянул мельком, как бы не слишком ими интересуясь:

– Как, э-э, насчет поклона королю? Или, там, ну-у, колено преклонить?… Броктри ответил таким же небрежным тоном:

– Мы никому не кланяемся, даже самопровозглашенным королям.

Королевская стража схватилась было за оружие, но король небрежно махнул лапой:

– Бросьте, ребята, ну-у, он вас в лапшу разнесет.

Здоровый, черт! И вспыльчивый, как я слышал. А меч!

Ах, какой меч!… Я бы купил… э-э, поторгуемся?

Броктри коснулся лапой своего оружия:

– От моего меча никому проку не будет, кроме меня.

Он не для торговли и не для продажи. Да тебе его и не поднять.

Король Бахвал засмеялся и соскочил со своей тронной развилки. Он шагнул к барсуку, протянув вперед лапу для пожатия.

– Нравишься ты мне, друг. – Он схватил лапу Броктри и сжал что было сил. – Ты, э-э, бросишь мне вызов?

Броктри улыбнулся. Он подождал, пока заяц сожмет лапу, и ответил на усилие. Заяц задрожал и рухнул на колени.

– Ну-у-у, пожалуй, я бы не хотел дождаться от тебя вызова. Может, э-э, лапу отпустишь, пока совсем не размолол?

Барсук разжал лапу. Бахвал поднялся, потирая конечность.

– Нет, я не собираюсь тебя вызывать. Но один из моих спутников бросит тебе вызов. Я сообщу тебе, когда придет время.

Величественно кивнув в знак согласия, король позволил облачить себя в великолепный вышитый халат и возглавил шествие, к которому присоединились Броктри и его спутники.

На берегу речушки бревнами был обозначен ринг.

В толпе зрителей Дотти стояла между Грубом и Гуртом. Зрители толпились вокруг, грушами свисали с веток ближайших деревьев и сидели на валунах и скалах. С одной стороны ринга стоял громадный еж, около которого суетились тренеры, секунданты, болельщики.

Они массировали мощные лапы и разглаживали иглы своего подопечного. Еж все время играл мышцами и фыркал. С другой стороны выступил на ринг король Бахвал. Его встретили оглушительные крики и овации.

Он смахнул с плеч халат и соединил над головой лапы, приветствуя болельщиков. В центре ринга была проведена черта. Бахвал подошел к ней, вертя головой и потряхивая лапами, продолжая разминку. К нему приблизился еж, пробуя воздух ударами лап. Третьим на ринге был судья – жирная береговая мышь. Судья остановился между соперниками и неожиданно мощным голосом начал выкрикивать правила состязания:



Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 42 |
 


Похожие работы:

«Ayrton Senna: Incorporating the Second Coming СОДЕРЖАНИЕ: Вступление 3 Глава 1. Последний вираж 5 Глава 2. Перемена мест 16 Глава 3 Трехкратный чемпион 27 Глава 4. По следу Мэнселла 51 Глава 5 Выжидательная тактика 72 Глава 6 Крики из сердца 94 2 Вступление Эту книгу сам Айртон Сенна никогда не прочтет. Она впервые вышла в свет как раз перед его шокировавшей всех смертью в Имоле – на Гран-при в Сан-Марино 1 мая 1994 года. Книга эта – дань его огромному таланту. Она также, я надеюсь, даст полное...»

«Алтайская краевая универсальная научная библиотека им. В. Я. Шишкова ВРЕМЯ ЧИТАТЬ! Издательские проекты Алтайского края Сборник методических материалов Барнаул 2013 Сборник издан в рамках реализации проекта Время читать! Издательские проекты Алтайского края на средства гранта Губернатора Алтайского края УДК 024 ББК 78.373.8 В 818 Составители: Л. А. Медведева, С. А. Самарина ВРЕМЯ ЧИТАТЬ! Издательские проекты Алтайского края : В 818 сб. метод. материалов / Упр. Алт. края по культуре и арх. делу...»

«ТРУДЫ КАФЕДРЫ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ РОССИИ Том III. 2009 УДК 9(47+57)2(082) ББК 63.3(2)6я43 Т78 Ответственные редакторы С.А. Баканов, Г.А. Гончаров Труды кафедры новейшей истории России Челябинского государственного университета. Том 3. / Под ред. С.А. Баканова, Г.А.Гончарова. – Челябинск: ООО Издательство РЕКПОЛ, 2009. – 123 с. ISBN 978-5-87039-256-1 В сборнике научных трудов кафедры новейшей истории России Челябинского государственного университета представлены результаты научных изысканий,...»

«МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) ИМ. ХОЧЕТСЯ ВСПОМНИТЬ Список основных трудов ведущего научного сотрудника МАЭ РАН доктора исторических наук, кандидата филологических наук Н.Г. Краснодембской 1 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/01/hochetsya_vspomnit-krasnodembskaya/ © МАЭ РАН Утверждено к печати Ученым советом Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого...»

«ДЕНЬ НА МОРЕ Бай Ануфриева Братцев Морозов (10 лет) (9 лет) (8 лет) (27 лет, воспитатель) са ко ая ск В Азовском море утонули шестеро московских Ей школьников и их учитель. На следующий Светлана Дарья Егор день они должны были ехать домой 6-7 Дюсметова Терскова...»

«- Я – Портяков Владимир Яковлевич, родился в 1947 г., в г. Новгород, в древней столице России. Отец – Портяков Яков Иванович, тоже из Новгородской области 1914 г.р., мать – Журавлева Лидия Павловна 1917 г.р. тоже из Новгородской области. Мама умерла недавно относительно в 2008 г., отец давно скончался. Происхождение какое? Отец из крестьянской семьи как почти все на Руси, но очень любил учиться, тянулся к знаниям и стал в свое время, пройдя всякие тяготы, учителем русского языка и литературы,...»

«5.1. Грузия советская и антисоветская Современный грузинский публицист пишет: В Советском Союзе Грузия считалась своего рода демократическим оазисом. Казалось, что достаточно изменить коммунистическое управление, обрести государственную независимость и Грузия очень скоро станет такой же процветающей страной, как, например, Швейцария. Интересно особое элитарное сознание: Грузия воспринимается как первая среди равных, первая в процессе демократизации среди республик, равных в своем несчастье....»

«REPRESENTATIONS OF THE OTTOMANS IN THE RUSSIAN ORIENTALIST DISCOURSE IN THE FIRST HALF OF 19TH CENTURY Marina KASUMOVA 1 ABSTRACT The paper analyzes the main factors of European origin Orientalist discourse and the corresponding practices, current trends in the study of Eastern societies, study the process of formation and transformation in the Russian discourse representations of images of the East and the Ottoman Empire by means of concepts Asian luxury, Oriental eloquence and Eastern wisdom....»

«Венерин волос / Михаил Шишкин: АСТ, Астрель; Москва; 2010 ISBN 978-5-17-069377-1, 978-5-271-29981-0 Аннотация Герой-рассказчик романа Венерин волос служит переводчиком в миграционной службе. Бесконечные истории беженцев, просящих политического убежища, переплетаются, прорастают друг в друга – из современной Швейцарии действие переносится в Париж, Россию начала прошлого века или древнюю Персию – и сливаются воедино – в историю любви, без которой невозможен мир. Роман удостоен премий Большая...»

«Некоторые вопросы истории Грузии в армянской историографии Тбилиси 2009 3 UDC (uak) 94(479.22)(093) M-433 Сборник содержит статьи известных грузинских историков и филологов, в которых исследуются некоторые вопросы армяно-грузинских исторических взаимоотношений, в течение ряда десятилетий тенденциозно освещаемые в армянской историографии. Кроме публикуемых впервые, представлены также и ранее изданные, не утратившие актуальности, статьи. Научный редактор: акад. Давид Мусхелишвили Компютерное...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.