WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS


Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 | 48 |   ...   | 51 |

«Чарльз де Линт Блуждающие огни Чарльз де Линт – всемирно известный писатель, автор знаменитого цикла Легенды Ньюфорда. В своих произведениях де Линту удается мастерски ...»

-- [ Страница 46 ] --

– Не знала, что вы за мной следите. – Я не хотела, чтобы мои слова были похожи на грубость, но сдержаться не смогла, и голос прозвучал вызывающе.

– Я не собиралась проверять, что ты делаешь, Мэйзи. Я просто беспокоилась.

– Ну вот, я перед вами.

Анжела отстегнула поводок от ошейника Чаки, пес подошел к окну и уткнулся мордой мне в колени. Приятно было погрузить руку в его шерсть.

– Вам тут быть нельзя, – говорю я Анжеле. – Это небезопасно.

– А для тебя безопасно?

– Ну, я же у себя дома, – пожала я плечами. Анжела тоже прошла через комнату. Подоконник широкий, и мы вполне помещаемся на нем вдвоем. Она садится напротив меня, обхватив руками колени.

– Я увидела, как ты прошла мимо моей конторы, и решила заглянуть к тебе на работу, потом пошла к тебе домой, потом в школу.

Я снова пожала плечами.

– Ты не хочешь поговорить со мной? – спрашивает она.

– А что я могу сказать?

– Расскажи, что у тебя на сердце. Я здесь, чтобы тебя выслушать. Но если ты предпочитаешь, чтобы я ушла, я могу уйти, только мне не хочется.

Слова снова застряли у меня в горле. Я перевела дыхание и начала по новой.

– По-моему, я не слишком-то счастлива, – сказала я.

Анжела ничего не ответила, но подбадривающе кивнула.

– Это… Я ведь не сказала вам, зачем я приходила в тот раз… Ну, насчет школы, работы и всего прочего. Вы, наверно, просто подумали, что вам все же удалось переломить меня, правда?

Анжела покачала головой:

– Я не ставила перед собой такой цели. Я сижу в конторе для всех, кто во мне нуждается.

– Ну ладно, а со мной вот что было. Вы помните тот день, когда умерла Маргарет Грирсон?

Анжела кивнула.

– Мы с ней получали письма в одном и том же почтовом отделении, – стала рассказывать я. – И накануне того дня, когда ее убили, я достала из своего ящика письмо, в нем меня предупреждали, чтобы я была осторожней, так как против меня задумали что-то нехорошее, я всю ночь паниковала, а когда наступило утро и ничего не случилось, у меня как гора с плеч свалилась. Ведь что сталось бы с Томми и с собаками, если бы со мной что-нибудь стряслось, понимаете?

– А при чем тут Маргарет Грирсон? – спросила Анжела.

– Записка, которую я получила, была адресована «Маргарет», написали только имя и ничего больше. Я решила, что записка прислана мне, но, наверно, тот, кто послал ее, перепутал ящики, и записка попала не к Грирсон, а ко мне.

– Но я все-таки не понимаю, что… Я не могла поверить, что Анжела не понимает.

– Маргарет Грирсон была важная персона, – стала объяснять я. – Она возглавляла клинику для больных СПИДом, она служила людям. Была не мне чета.

– Да, но… – Я – никто, – продолжала я. – Умереть следовало мне. Но так не получилось, и тогда я подумала: что ж, надо бы сделать что-то с собой, со своей жизнью, понимаете? Пусть то, что я осталась жива, получит хоть какой-то смысл. Но мне это не удалось. Я нашла нормальную работу, нормальное жилье. Я снова стала ходить в школу, а мне кажется, что это происходит с кем-то другим. То, что было для меня самым важным, – Томми и собаки, – теперь словно перестало быть частью моей жизни.

Я вспомнила, о чем спрашивал меня призрак Ширли, и добавила:

– Может быть, это эгоистично, но я считаю, что милосердие должно начинаться с дома, понимаете? Что я могу сделать для других людей, если сама чувствую себя несчастной?

– Надо было прийти ко мне, – говорит Анжела.

Я качаю головой.

– И что сказать? Выйдет, что я просто ною. В двух кварталах от нас люди умирают с голоду, а меня, видите ли, беспокоит, счастлива я или нет. Все, что надо, я делаю – содержу семью, даю им крышу над головой, я уверена, что им хватает еды. Вроде бы что еще нужно, правда? Но так не получается. У меня такое чувство, что нет самого главного. Раньше мне всегда хватало времени для Томми и собак, а теперь я то тут минутку урву, то там… – У меня перехватило горло: я вспомнила, какой печальный у них у всех был вид, когда я сегодня уходила из дома, будто я покидала их не на вечер, а навсегда. У меня от этого сердце разрывается, но как объяснить это тем, кто не в состоянии понять?

– Мы что-нибудь придумаем, – говорит Анжела. – Еще не поздно.

– Что, например?

– Не знаю, – улыбается она. – Просто надо как следует подумать, видно, мы раньше что-то упустили. Постарайся быть со мной пооткровенней, расскажи, что ты чувствуешь на самом деле, а то ты говоришь только о том, что, по-твоему, я хочу услышать.

– Это так заметно?

– Давай предположим, что у меня есть внутренний детектор.

Мы долго ничего не говорим, я думаю о том, что она сказала. Интересно, можно ли и правда что-нибудь придумать? Я не хочу никаких поблажек от моих благотворителей, ведь я теперь от них как-то завишу. Я всегда сама зарабатывала себе на жизнь, но я понимаю, что надо что-то изменить, иначе то немногое, чего мне удалось добиться, развалится на части.

У меня перед глазами стоит картина, которую я не в силах забыть, – тоска во взгляде Томми, он смотрит, как я выхожу за дверь. И я знаю, я должна чтото сделать. Должна найти выход и удержать то хорошее, что было у нас в прошлом, да при этом еще и обеспечить нам достойное существование.

Я запускаю руку в карман и нащупываю купленный сегодня билет на автобус.

«Быть пооткровенней? – думаю я, глядя на Анжелу. – Интересно, что скажет ее детектор вранья, если я поведаю ей о Ширли?»

Анжела распрямляет ноги и встает с подоконника.



– Пошли, – говорит она, протягивая мне руку. – Давай поговорим об этом еще.

Я оглядываю свое прежнее жилище и сравниваю его с квартирой тетушки Хилари. Никакого сравнения. То, что делало это место спасительным, мы забрали с собой.

– Ладно, – говорю я Анжеле.

Я беру ее за руку, и мы выходим из дома. Я знаю, будет нелегко, но ведь легко ничего не бывает. Я не боюсь переработаться, я только не хочу терять то, что для меня самое важное.

Когда мы вышли, я оглянулась, посмотрела на окно, где мы сидели, и подумала о Ширли. Интересно, как она справится с тем, что ей придется сделать, чтобы обрести прежний покой? Надеюсь, она найдет его. Я даже не возражаю, пусть снова придет повидаться со мной, только я не уверена, что это числится у нее в планах.

Автобусный билет я оставила ей на подоконнике.

е знаю, придумали мы что-нибудь или нет, но, по-моему, хорошее начало было положено. Анжела посоветовала мне отказаться от некоторых курсов, Н а это значило, что получение аттестата откладывалось. Работать я стала всего два раза в неделю – в субботу, когда никому работать не хочется, и еще у меня был один день в неделю по выбору.

А лучше всего было то, что я вернулась к моему ремеслу – снова стала «собирать ошметки на хлеб и на шмотки». Тетушка Хилари выделила мне место у себя в гараже – машины у нее все равно уже не было. Там я хранила собранное. Дважды в неделю мы с Томми брали тележки и разбирали мусорные баки. Псы не отставали от нас ни на шаг. Теперь мы проводили гораздо больше времени вместе, и все были счастливы.

Больше я Ширли не видела. Если бы тетушка Хилари не сказала мне, что она заходила к нам домой, я бы решила, что мне все просто почудилось.

Я помнила, что сказал мне Костяшка насчет привидений, имеющих собственные задачи, и про то, будто мы обе можем что-то дать друг другу. Встреча с Ширли изменила мою жизнь. Надеюсь, что и я ей помогла. Помню, однажды она сказала, что приехала из Роккастла. Я думаю, что куда бы она в конце концов ни отправилась, Роккастл все равно будет ей по пути.

Не все проблемы решаются, но, по крайней мере, нужно попробовать.

Я отправилась в свой заброшенный дом на следующий день после того, как мы были там с Анжелой, и билета на подоконнике не оказалось. Логика подсказывала мне, что кто-то нашел его, продал и купил наркотик или бутылку дешевого вина. А легкий запах шиповника и лакрицы мне просто померещился. И пуговица, которую я нашла на полу, наверно, оторвалась от рубашки Томми, когда мы переезжали.

Но все-таки мне приятно думать, что билет нашла Ширли и что на этот раз к автобусу она не опоздает.

Из всех переизданных рассказов, вошедших в данную книгу, этот был написан самым последним. В свое время его заказали Терри Уиндлинг и Эллен Датлоу для антологии рассказов о Зеленом Человеке. Под таким названием антология и вышла. В серии рассказов о Лили этот, по-моему, располагается где-то посередине. Этим рассказам предшествовала детская книжка с картинками, которая называлась «A Circle of Cats», а за ними следовал небольшой роман «Seven Wild Sisters» (2002).

Я начал эту серию рассказов в рамках сотрудничества с моим добрым другом – художником Чарльзом Вессом, который иллюстрировал детскую книжку и роман, а также создал обложку для «The Green Man». Мы провели немало часов, обсуждая персонажей и то, какими бы мы хотели видеть эти рассказы и, конечно, их фон. Дело в том, что мы поместили действие рассказов за пределы моего Ньюфорда, взяв за прототип ту часть Аппалачей, которая начинается сразу за порогом дома Чарльза в Виргинии.

Нам хотелось как можно выигрышней продемонстрировать искусство Чарльза. Но при этом нужно было, чтобы его иллюстрации придали жизнь рассказам, привнесли в них атмосферу, историю и дух любимых Чарльзом гор – уголка, в который влюбился и я.

Художники часто фигурируют в моих рассказах, главным образом потому, что я восхищаюсь процессом создания из ничего чего-то визуального, и то немногое свободное время, которое у меня выдается, я вожусь с красками, чернилами и карандашами. Уровень моей компетенции в этой области почти такой же, как у Лили – героини этого рассказа: мысленно я вижу то, что мне хочется изобразить, но почему-то, когда я наношу свои мазки на бумагу или на холст, мои замыслы не воплощаются. Однако я люблю это занятие, что, по-моему, должно быть основой для любого творческого увлечения, которое избирает себе человек. При таком подходе работа из тяжкой необходимости превращается в то, что предвкушаешь с радостью.

В один из ближайших дней я собираюсь написать четвертый рассказ про Лили, а там, кто знает, может возникнуть целый сборник под названием «The Lily Stories». Кстати, название этого рассказа заимствовано из песни, исполняемой «Инкредибл Стринг бэнд», и данный вариант рассказа несколько длиннее, чем вышедший в антологии Терри и Эллен.

Подумать только – найти такую покачиваясь, сидитхвойными иглами, прижавшийся к стволусвою находку. папоротникомузнает, что такой ящик назывещь, да еще далеко в лесу! Ящик с красками, угнездившийся в прикрытом переплетении еловых и сосновых корней, почти погребенный под вайями и дерева. Впоследствии Лили вается этюдником, но сейчас она, на корточках, восхищенно рассматривая Невозможно сказать, сколько времени пролежал здесь спрятанный ящик. Деревянные стенки еще не начали гнить, но застежки заржавели, и Лили не сразу удалось их открыть. Она открыла крышку, и тогда… тогда… Сокровище!

В крышке она увидела три тонкие дощечки для живописи размером восемь на десять дюймов. Каждая лежала в своем гнезде, и на каждой было что-то нарисовано. Несмотря на легкие небрежные мазки, Лили без труда догадалась, что там изображено: помимо узнаваемого, пейзажа, что-то еще в этих набросках показалось ей знакомым.

На первой дощечке она увидела ступенчатый водопад в том месте, где ручей внезапно обрушивается вниз, а потом бежит по ровному руслу. Ей пришлось по памяти добавить кое-какие детали и включить воображение, но она не сомневалась, что это – то самое место.



Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 | 48 |   ...   | 51 |
 

Похожие работы:

«Американская социология развивалась как наука, потому что была избавлена от необходимости предоставления немедленных практических результатов или рекомендаций. Ее история — это история разделения теории и практики, что стало возможным благодаря ее институционализации в университетах. Там социологии была предоставлена достаточная автономия от спонсоров. Чикагский университет в 20—30 г г. первым вывел социологию на путь превращения в академическую профессию. После второй мировой войны под...»

«Аннотация Наемники в защитной броне под небом чужих планет рассказывают анекдоты и случаи из своего боевого прошлого. Гигантские крабы в окутанном туманом лесу перешептываются женскими голосами. Пустынный владыка, похожий на гигантского богомола, выползает из своей песчаной норы. Запах крови, пота и пороха, мертвенное сияние лазерных лучей – все, что нужно любителю настоящей военной фантастики, есть в этом романе. На пути в рай, первый роман Дейва Волвертона, опубликованный в 1989 году,...»

«МИФЫ НАРОДОВ БАШКИРИИ БОГИ И ГЕРОИ Уфа 2012 УДК 821.512 ББК 82.3(2Рос–Баш)я2 И64 Иликаев А.С. МИФЫ НАРОДОВ БАШКИРИИ. БОГИ И ГЕРОИ. – Уфа: Вагант, 2012. – 221 с. Автор-составитель Иликаев А.С. Мифы народов Башкирии. Выпуск № 1. В 2-х частях. – Уфа, 2012. Часть 1-ая. Серия Мифы народов Башкирии. / Вступительный очерк [на основе материалов словаря марийской мифологии К.И. Ситникова, с согласия автора]. Мифы, легенды (марийские). Автор-составитель Иликаев А.С. Мифы народов Башкирии. Выпуск № 1. В...»

«МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) ИМ. ХОЧЕТСЯ ВСПОМНИТЬ Список основных трудов ведущего научного сотрудника МАЭ РАН доктора исторических наук, кандидата филологических наук Н.Г. Краснодембской 1 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/01/hochetsya_vspomnit-krasnodembskaya/ © МАЭ РАН Утверждено к печати Ученым советом Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого...»

«Аннотация учебной дисциплины История Верхнего Поволжья в музейных собраниях Направление подготовки: 072300.68 Музеология и охрана объектов культурного и природного наследия Магистерская программа: Музеология и охрана объектов культурного и природного наследия Форма обучения: очная Курс: 1 1. Дисциплина История Верхнего Поволжья в музейных собраниях является обязательной дисциплиной вариативной части профессионального цикла. 2. Целью освоения дисциплины История Верхнего Поволжья в музейных...»

«Челябинск 2007 г. *** http://www.bulgari-istoria-2010.com/ ГББК Г.9.07 Гунны и тюрки (историко-археологическая реконструкция): JSBN В монографическом исследовании обобщены обширные материалы археологических и исторических исследований кочевых и оседлых культур степей и оазисов Азии и Восточной Европы. Прослежены основные этапы культурогенеза двух легендарных кочевых союзов племен хуннов-гуннов и ранних тюрков. Книга предназначена для историков, археологов и широкого круга читателей. Печатается...»

«УДК 339.543.012.42:165.4 Н.А. БЕЛЯЕВА Порто-франко в системе российской таможенной политики (к 150-летию введения порто-франко во Владивостоке) Рассматриваются особенности порто-франко, существовавшего на дальневосточной окраине Российской империи во второй половине XIX – начале ХХ в., показан процесс постепенного ограничения беспошлинной торговли в условиях усиления протекционистской направленности таможенной политики России. Ключевые слова: порто-франко, беспошлинная торговля, Дальний Восток,...»

«Э. СТАНЕВ И ЕГО КНИГИ Эмилиян Станев, крупнейший современный писатель Болгарии, сидит в своем небольшом рабочем кабинете, расположенном в доме на одной из тихих, боковых улиц Софии. Волевое, энергичное лицо. Скользящая по нему мягкая ироничная улыбка и острый, сосредоточенный взгляд. Он кажется собеседнику явно моложе своих лет, а ему – под семьдесят. Очки в золотой оправе, плотно сидящие на тонкой переносице, придают этому человеку некоторую суровость и делают его чем-то похожим на...»

«Галина Щербакова Косточка авокадо • Анатолий Рыбаков Дети Арбата • Виктор Пелевин Жизнь насекомых * Игорь Губерман Гарики на каждый день • Андрей Геласимов Рахиль * Михаил Булгаков Мастер и Маргарита • Лев Толстой Анна Каренина ВЛАДИМИР войнович Москва 2042 эксмо МОСКВА 2010 УДК 82-3 ББК 8 4 ( 2 Р о с - Р у с ) 6 - 4 В61 Составитель серии Александр Жикарещев Оформление серии Андрея Саукова В оформлении обложки использована репродукция картины Василия Кандинского Москва. Красная площадь, 191( г....»

«с замечаниями Вукола Ундольского Часть IV. Разбор Отзыва В. М. Ундольского. Таков отзыв об Уложении царя Алексея Михайловича одного из замечательнейших его современников. Несмотря на великую личность Патриарха Никона, его заслуги Церкви и отечеству, не все пункты сего отзыва заслуживают подробного рассмотрения. По обширности его можно назвать разбором или рассмотрением Уложения, но, исключив из него вынужденное обстоятельствами, в которых писано Возражение, останется не больше как отзыв о нашем...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.