WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 51 |

«Чарльз де Линт Блуждающие огни Чарльз де Линт – всемирно известный писатель, автор знаменитого цикла Легенды Ньюфорда. В своих произведениях де Линту удается мастерски ...»

-- [ Страница 25 ] --

Натянув джинсы, он босиком прошлепал через комнату к дверям спальни. Его гостья уже встала и куда-то делась. Найдя рубашку, Штырь пошел проверить, ушла ли она совсем или обозревает музей. Он обнаружил ее на нижнем этаже, где она с благоговейным страхом рассматривала выставленные там в полный рост скелеты бронтозавров.

– Ух! – воскликнула она, когда Штырь подошел к ней. – Ну и местечко тут у тебя! Просто чудо!

– Как ты? Отошла?

– Все в порядке. После того, что было вчера, мне только и требовалось выспаться как следует.

– Да! – вспомнил Штырь. – Насчет вчера… Спасибо тебе.

Мэнди широко улыбнулась.

– Я ведь тоже тебе обязана. – Она снова повернулась к бронтозаврам. – Слушай, и во всем этом огромном домище ты один?

С улицы пятиэтажное здание казалось замком, а внутри первые четыре его этажа были отведены под музей. Собранные здесь коллекции отражали всю историю животного мира от динозавров до современных животных – по крайней мере тех, что водились за пределами Граньтауна, ведь странные существа, обитавшие теперь в Пограничье, в музее представлены не были.

Природоведение здесь включало в себя и геологию, и зоологию, и антропологию. Мэнди все утро бродила по этажам, захваченная увиденным. Больше всего ей понравились экспозиции, рассказывающие об американских индейцах и о динозаврах.

Штырь жил на пятом этаже. Раньше здесь находились служебные помещения и лаборатории. А Штырь занял большинство комнат огромной, собранной им библиотекой, тут были книги, музыкальные записи, видеокассеты, диски – все богатства доэльфийской культуры, подобного собрания по эту сторону Границы не было ни у кого. В нескольких комнатах он располагался сам.

– Ну, если не считать Лабби, я в общем-то хозяйствую здесь один, – ответил Штырь Мэнди.

– Теперь понятно, откуда ты столько знаешь про прежние времена, – заметила она. – Только, по-моему, это довольно эгоистично.

– Что ты хочешь сказать?

– Ну… здесь столько всего интересного. По-моему, несправедливо наслаждаться всем этим одному.

– И что, ты считаешь, надо впустить сюда посетителей?

– Конечно.

– Ничего не выйдет, – покачал головой Штырь.

– Я знаю массу народа, который все бы отдал, чтоб хоть одним глазком взглянуть на все эти штуки.

– Ясно. Ну а потом, когда им наскучит глазеть, что они сделают? Небось разнесут музей на куски. Мэнди хмуро посмотрела на него, но потом вспомнила, что осталось от разных доэльфийских галерей и выставок.

– Да, ты, наверно, прав. – Она показала на стройные ряды бронтозавров. – И все-таки это не дело – скрывать их!

– Когда Эльфлэнд сюда вернулся, многие эльфы пользовались музеем, – сказал Штырь. – Те Чистокровки, которым хотелось перебраться в соседний мир, часто сюда приходили, учились тому, сему, хотели знать, как живут по ту сторону Границы. Считали, что так будет легче туда внедриться, – во всяком случае те, кто не хотел, чтобы их там распознали.

– Да что ты говоришь?

– Так оно и было. Потому-то у меня здесь есть электричество – они оставили большую волшебную батарею, от которой работает музейный генератор, и вообще у меня тут полно всяких технических штук, каких нигде не увидишь.

– Ты хочешь сказать, что все эти телевизоры и стереосистемы на верхнем этаже действуют?

Штырь кивнул.

– Вот это да! Хотелось бы мне с ними познакомиться. Я только читала о них раньше.

– Пошли! – позвал Штырь. – Я тебе покажу. Он наклонился к хорьку, дал ему взобраться к себе на руку и пошел к лестнице.

– Неужели ты все это прослушал? – изумилась Мэнди, когда они пришли в музыкальную комнату. Она стала перебирать пластинки на длинных полках, тянувшихся вдоль стен. – Джимми Хендрикс, Дэвид Боуи… – Она посмотрела на Штыря. – Это все и правда так здорово, как говорят?

– Еще лучше.

Мэнди шепотом ойкнула.

– Слушай, – обратился к ней Штырь, включая стерео, – тебе есть где пожить? Где-нибудь подальше отсюда? Лучше бы по ту сторону Границы.

– Пожить… Ну правильно, а что она себе вообразила? Что она поселится здесь, да? Еще чего! Пора, пора ей взрослеть.

Штырь заметил, как вытянулось у Мэнди лицо.

– Я тебя не гоню, – сказал он, – ты, видно, неплохая девчонка, и я тебе обязан жизнью.

– Не беспокойся. Я уйду. Да у меня полно мест, где я могу перекантоваться.

– Ты неверно меня поняла. Слушай, дело в том, что Финнеган… ты знаешь, кто такой Финне-ган?

– Конечно, – кивнула Мэнди. – По крайней мере, слыхала о нем. Он ведь сейчас главарь Чистокровок?

– Это его ты вчера чуть не грохнула.

– Ну да? – ахнула Мэнди.

– Вот именно. Так что он скоро пожалует к нам и в этот раз приведет всех Чистокровок, каких только сможет созвать. Чую я, что они собираются устроить тут осаду и наметили приступить сегодня же.

– А… попасть сюда они смогут? – спросила Мэнди. Она подумала, что с улицы музей кажется неприступной крепостью.

– Ну, эльфы оставили тут кое-какую оборонительную систему, но мощной атаки музей не выдержит.

– Что же мы будем делать?

– Вот я и хочу сплавить тебя в какое-нибудь безопасное место, – улыбнулся Штырь. – Для начала… – Ничего не получится.

– Послушай, ты даже не представляешь, что тут будет твориться.

– Но ведь вчера вечером я не растерялась, верно?

– Верно! Но… – И потом, – добавила Мэнди, – я правда хочу послушать всю эту музыку.

– Слушай, детка… – Мэнди.

– Что?

– Меня зовут Мэнди.

– Ладно, Мэнди.



Но продолжить он не успел. Мэнди положила на пол стопку снятых с полки пластинок и подошла к нему.

– Я не герой, – проговорила она, – но уйти отсюда не могу.

– Можешь, можешь. Ты просто… – Тогда почему же ты просто не уйдешь отсюда? – Мэнди не верила сама себе – она препирается со Штырем, будто они старые приятели! Чудеса, да и только!

– Я – другое дело, – возразил Штырь, – я отвечаю!

– За что? За этот музей? Его и так никто никогда не увидит! За тех людей, кого ты спасаешь на улицах? Но ты же их близко к себе не подпускаешь!

– Ты не знаешь, о чем говоришь, – сказал Штырь.

Но слушая Мэнди, ее убежденный голос, он поймал себя на том, что не понимает, куда делась его собственная убежденность в своей правоте, которую и он испытывал в ее возрасте. Тогда он обо всем имел свое мнение – и мнение непрошибаемое, но с годами это куда-то испарилось. Если раньше Штырь всегда точно знал, к чему он стремится и какое место в мире занимает, теперь его жизнь стала рутиной. Он все еще что-то делал, но уже не был уверен, что делать это необходимо.

Например, зачем он патрулирует улицы, будто какой-то супергерой из комиксов… Он так надолго замолчал и на лице у него вдруг обозначились такие глубокие морщины, что Мэнди испугалась, не хватила ли она через край.

– Слушай, – сказала она, – я зря все это болтаю! Ты можешь делать, что считаешь нужным, – этот музей твой. Если хочешь, чтобы я ушла и не путалась под ногами, я уйду.

– Нет, – покачал головой Штырь. – Ты права. Куда бы ты ни делась, рано или поздно с Финнеганом тебе придется встретиться, так же как и мне. Так лучше уж мы будем вместе. Только хочу тебя предупредить: не думай, что у нас есть хоть какая-то надежда выбраться из этой заварухи целыми, если у него под командой действительно столько Чистокровок, как я думаю.

– Тебе хочется сбежать? – спросила Мэнди.

– Может, и хочется, да только я все равно не могу.

– Ну тогда, – улыбнулась девушка, – давай слушать рок.

Она вынула пластинку из конверта, который украшала фотография кудрявого красавца. Ее заинтересовал не только портрет артиста, но и название группы. Недаром она утром изучала выставку динозавров на нижнем этаже. Группа называлась «Король тираннозавров».

– Стоящая группа? – спросила Мэнди.

– Да! Отличные ребята! Хочешь послушать?

Мэнди кивнула. Она нервно взъерошила волосы, так что светлые вихры встали дыбом. Она была до смерти испугана, хотя не подавала виду. И сейчас ей требовалось как-то отвлечься от мысли о том, что обрушится на них слишком скоро. Ей нужно было совсем немножко времени. Совсем! А потом она снова встанет перед Финнега-ном и его шайкой.

Музыка загремела из усилителей – грохот электрических и акустических инструментов оттеснил мучивший ее страх в дальние уголки мозга. После короткого вступления, заглушая инструменты, запел странно скрипучий голос. К тому времени, как вступил хор, Мэнди уже тоже громко распевала, а Лабби приплясывал у ее ног.

Штырь оставил их за этим занятием, а сам пошел проверить оружие.

В револьвере, отобранном вчера у Финнегана, не осталось патронов, а дубинка вряд ли могла пригодиться при том количестве Чистокровок, которых приведет с собой Финнеган.

Колючка потеряла ночью время напрасно: она ездила из клуба в клуб, останавливалась на всех углах и всюду расспрашивала, не видал ли кто младшую сестренку Мэгги Вудсдаттер. Но ей не везло.

Только на рассвете, когда небо стало розоветь, до нее стали доходить какие-то слухи, начавшие бродить по улицам Сохо. Немного разобравшись в них, Колючка поскорее повернула домой.

Когда она вошла в кухню, там была только Мэри, вставшая раньше всех.

– Ну что? – спросила она у Колючки. Та помотала головой.

Мэри вздохнула.

– Хочу рассказать тебе, что вчера было, когда ты ушла. Ты же нашего Гуда знаешь. Он ведь всегда выполняет, что обещал.

– Да, я понимаю, только… – Во всяком случае, – прервала ее Мэри, – больше мы в том клубе выступать не будем, даже если захотим, не получится.

– Почему?

– После концерта Гуд собрал, что нам положено, а потом врезал этому Джорджу. «Вот тебе за девчонку», – сказал, повернулся и ушел, а у того вот такой синяк теперь!

Колючка засмеялась.

– Жаль, что я этого не видела!

– Ну, он с удовольствием тебе сам это распишет во всех подробностях, только попроси! – Она задумчиво посмотрела на Колючку. – А что ты теперь думаешь делать? Будешь и дальше рыть землю в поисках?

– Нет. Вот что: как раз когда я собиралась возвращаться сюда, до меня дошли кое-какие слухи. Что-то насчет того, что Штырь и какая-то девчушка ждут нападения Финнегана с его шайкой. Во всяком случае, Чистокровки готовят сегодня атаку на музей Штыря.

– Что такое?

Беседа Мэри и Колючки разбудила некоторых из «Оленей». Гуд подсел к ним за стол, Задира и Джонни Джек шутливо боролись за чайник. Вопросы Колючке задавал Гуд.

Она рассказала им все, что ей удалось разузнать. К тому времени, как она закончила, почти вся группа проснулась и просочилась на кухню.

– Эта девчонка со Штырем, по-твоему, Мэн-ди? – спросил Джонни Джек.

Колючка кивнула.

– Похоже на то, – подтвердила Мэри. – Вчера утром она спрашивала, где он живет.

Гуд обвел всех взглядом.

– Кто из вас не хочет в это впутываться?

– По-моему, она славная девчонка, – подал голос Осе.

– И она же на самом деле почетный член нашей группы, – добавил Джонни Джек.

– Но мы-то что можем сделать? – покачала головой Мэри. – Мы ведь не борцы.

– Ну, это еще как посмотреть! – воскликнул Йохо. – Когда-то все знали, что я могу задать жару любым нахалам.

Мэри вздохнула.

– Ну вы ведь понимаете, что я хочу сказать. Как можем мы выстоять против той банды, которую приведет Финнеган?

Наступило долгое молчание. Один за другим все поворачивали головы к Гуду.

– Черт возьми! – сказал он через несколько минут. – Да все очень просто! Мы упляшем их вусмерть.

– Брось, – отмахнулась Колючка. – Сейчас не до шуток!

– А я и не шучу, – возразил Гуд. – Единственно, кого нам не хватает, – так это волшебника!

Все складывалось еще хуже, чем предполагал Штырь.

– Что же нам делать? – спросила Мэнди, подходя к окну, у которого он стоял.

За их спинами игла поднялась с пластинки, и вращение автоматически прекратилось. Они этого не заметили. Все их внимание было приковано ко входу в музей.



Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 51 |