WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 51 |

«Чарльз де Линт Блуждающие огни Чарльз де Линт – всемирно известный писатель, автор знаменитого цикла Легенды Ньюфорда. В своих произведениях де Линту удается мастерски ...»

-- [ Страница 10 ] --

Я живу на Банковской улице в маленькой квартирке над магазином «Травы и специи. Натуральные продукты». Мне здесь нравится. Днем тут все как в обычном квартале – вдоль Банковской улицы выстроились магазины: магазин видео, магазин комиксов, книжный магазин для геев, рестораны, а на боковых улицах располагаются жилые дома. Но с наступлением ночи кварталы вокруг клубов, таких, например, как «Бэрримор», становятся местами охоты для мне подобных. Здесь собирается самая лакомая добыча. Из всех щелей в надежде поживиться за счет любителей музыки и театра выползают парни, мнящие себя крутыми, другие подонки и всякая шваль.

А на них охочусь я.

Но даже то, что я не даю им совершить их грязные делишки, приносит мне теперь мало радости. Уж слишком я одинока. Дело не в том, что мне ни с кем не подружиться. С тех пор как меня превратили, с этим нет проблем. Дело в том, что у меня больше нет опоры, нет нормального прибежища. Ни дома нет, ни семьи. Есть только эта квартира, моя работа в кофейной лавке и моя охота. И сблизиться я ни с кем не могу, даже если кто-то мне приглянулся.

Ведь я тут же вспоминаю, что буду такой, как сейчас, всегда, а они начнут стареть и умирать. Иногда мне чудится, что я так и вижу, как это происходит, вижу, как умирают клетки, как люди стареют. Если б я жила дома, пришлось бы мне наблюдать, как это происходит с Кэсси и с родителями, так что домой возвращаться нельзя.

И вот я решила отыскать ту женщину, которая меня превратила.

Это оказалось трудней, чем я думала. Я даже не представляла, с чего начать. Почти весь декабрь и январь я проторчала вблизи Гуманитарного центра, ведь она выискала меня там после концерта. Два месяца я рыскала по клубам и концертам, считая, что скорей всего мне может повезти в таких местах.

«Зэпход Библеброкс 2» закрылся в конце ноября, а «Бэрримор» – он недалеко от меня – до сих пор работает, так что я наведываюсь туда почти каждый вечер. Скольжу мимо швейцара, как невидимка. Мне действительно удается быть почти невидимой – не спрашивайте, как это делается. Может, поэтому мне и не найти мою незнакомку, но слежку я не бросаю.

Я часто бываю в районе рынка, заглядываю в «Рэйнбоу», «Меркюри Лэндж» и в другие такие же крутые местечки. Мне кажется, она могла бы проводить время там.

В начале декабря я ходила на концерты классической музыки в Национальный центр искусств. Забиралась даже подальше – в Центр Корела. Ездила иногда на концерты в Уэйкфилд, в гостиницу «Черная овца».

Но моего скудного жалованья в кофейной лавке и мизерных чаевых не хватало, чтобы покрывать такие расходы, и я начала пробавляться кошельками моих жертв, лишая их не только крови, но и денег. И тут уж мое чувство собственного достоинства упало до нуля: мало того, что меня донимала депрессия, мало того, что никаких сдвигов в поисках моей незнакомки не наблюдалось, так я еще стала низкопробной ворюгой, не говоря уж о том, что и убивать мне нет-нет да случалось. Пришлось, например, прикончить еще одного парня: узнав, что он насилует свою сестренку, я до того рассвирепела, что выпила у него сразу всю кровь. И что странно, при этом я внушаю всем доверие, я ведь вижу, как ко мне относятся, и понимаю, что пока еще умею владеть собой. Но в душе у меня такой раздрай, что иногда я дивлюсь, как выдержала еще один день и не свихнулась. Я чувствую себя до того невезучей!

И так будет со мной всегда?

Одна только Кэсси что-то почуяла.

– Что с тобой? – спросила она, когда я зашла к ней на рождественских каникулах.

– Ничего, – ответила я.

– Ну еще бы! То-то ты как в воду опущенная каждый раз, как я тебя вижу. – Она отвела глаза, а когда снова посмотрела на меня, между бровей у нее была маленькая морщинка. – Это все из-за меня, да? Потому что я не захотела стать… такой же… как… – Как я, – договорила я за нее. – Чудовищем.

– Ты не чудовище.

– А кто же я? То, чем никто ни за какие деньги не согласился бы стать.

– Тебя же не спрашивали, – возразила Кэсси.

– Вот именно. И тебя я ни в чем не виню. Кто бы, когда бы захотел стать такой, как я?

Она не нашлась что сказать, и я тоже.

И вот однажды в морозный январский вечер я шла домой с работы и за окном ресторана «Королевский дуб» увидела ее. Я остановилась и стала разглядывать ее через стекло. Как и в первый раз, меня поразила ее броская красота и то, что никто, кроме меня, вроде бы этого не видит и не обращает на нее внимания… Она поманила меня, и я вошла. В этот вечер она была одета стильно, но просто – джинсы, черный свитер из хлопка, ковбойские сапоги. Наверно, как и я теперь, она не ощущает холода, однако на спинке ее стула висело зимнее пальто. Перед ней стоял стакан, наполовину наполненный янтарным пивом.

– Присаживайся, – пригласила она, кивнув на свободный стул напротив.

Я села. Я не знала, куда девать руки, куда смотреть. Мне хотелось неотрывно глядеть на нее. И хотелось казаться невозмутимой, будто ничего необычного не происходит. Но это было не так… – Я вас искала, – сказала я наконец.

– И нашла.

Я кивнула. Не обращая внимания на усмешку в ее глазах, я начала свои расспросы:

– Мне нужно узнать… – Нет, нет, не говори ничего, – перебила она меня. – Дай-ка я сама предположу… Ты захотела превратить в себе подобного кого-то из своих лучших друзей, а может, брата или сестру, но они отказались, и ты поэтому почувствовала себя чудовищем, хотя лишаешь крови только негодяев. Но тебе это больше не кажется оправданным. И теперь ты хочешь со всем покончить. Или узнать у меня, почему я выбрала именно тебя.



Сама того не замечая, я кивнула.

– Через такое мы все проходим, – сказала она. – Но рано или поздно – если уцелеем – мы привыкаем к тому, что все связи с прошлым прерваны – с родными, с друзьями, с понятиями о том, что хорошо и что плохо. Мы становимся теми, кем и должны стать. Хищниками.

Я подумала о Кэсси, которую хотела тоже превратить в вампира, и мне сделалось нехорошо. До сих пор я воспринимала ее отказ как личную обиду. Но тут я порадовалась, что из нас двоих хотя бы у нее хватило ума устоять. Довольно того, что одна из нас – чудовище.

– А если я не хочу быть хищницей? – спросила я.

Женщина пожала плечами:

– Тогда ты умрешь.

– Я думала, вампиры не умирают.

– В общем, это верно, – согласилась она. – Но и мы не совсем неуязвимы. Мы моментально излечиваемся, это верно. Но это основано на генетике. Мы не страдаем от болезней, переломов и врожденных дефектов. Но если мы попадем под машину, если пуля или кол пробьют нам сердце или голову, от таких повреждений наши способности к исцелению нас не спасут и нам грозит смерть. Напрасно стараются все эти киношные Ван Хельсинги и девчонки-командирши в мини-юбках, гоняющиеся за нами, чтобы нас уничтожить. С нами все проще: достаточно неправильно перейти улицу.

– Почему вы выбрали меня?

– А почему бы и нет?

Я молча уставилась на нее.

– О, только не надо все так драматизировать. Я понимаю, тебе хотелось бы услышать какую-то вескую причину, ну, вроде того, что я углядела в тебе нечто особенное, некие знаки судьбы. Но по правде говоря, мне просто захотелось развлечься.

– Значит, это был просто… каприз?

– Отвыкай ко всему относиться так серьезно, – сказала она. – Мы – особые существа. Старые правила писаны не про нас.

– Значит, вы просто что захотите, то и делаете?

Она хищно улыбнулась.

– Когда знаю, что это сойдет мне с рук, то да.

– Я такой не буду.

– Конечно, – согласилась она. – Ты другая. Ты же случай особый.

– Нет, я просто сильнее вас, – потрясла я головой. – Я останусь верна своим идеалам.

– Повторишь это, когда мы встретимся через сто лет, – сказала она. – Посмотрим, какой сильной ты будешь, когда все, чем ты дорожила, все, кого ты любила, будут давным-давно похоронены и забыты.

Я хотела подняться и уйти, но не успела. Встав передо мной, она коснулась моих волос длинными прохладными пальцами. На миг мне показалось, что в глазах у нее мелькнула нежность, но тут же они снова стали насмешливыми.

– Увидишь сама, – сказала она.

Я осталась сидеть за столом и смотрела, как она выходит из ресторана. Смотрела на ее спину, пока она шла по Банковской улице. Смотрела ей вслед, когда она давно уже скрылась из виду и мимо окон ресторана проходили только какие-то незнакомые люди.

Больше всего меня пугало то, что она, возможно, права.

Я понимала, что мой уход от родителей ничего не решил. Я все равно была рядом с теми, кого люблю. Нужно убраться намного дальше. Надо все время переезжать с места на место и нигде не заводить друзей. Забыть своих родных. Если те, кого я люблю, не будут стариться и умирать на моих глазах, я, может быть, и не стану такой циничной и разочарованной, как женщина, превратившая меня в то, чем я стала теперь.

Но чем больше я об этом думала, тем сильнее чувствовала, что гораздо лучше мне было бы на самом деле умереть.

Всчитает, что нормальными. этотсамомрадиделе, глядя,нее, хотя она об этомбыстро бегать и бытьзнаю,кем она стала,только таких неумирающих ясуществ конце концов я выполнила желание Апплес – ради не догадывается. Не смогу ли я когда-нибудь сказать ей правду. Она-то больше всех на свете? Кто всегда бросался мне на помощь, что бы со мной ни случилось? Кто сидел дома с больной сестренкой вместо того, чтобы пойти повеселиться? Кто всегда безотказно ведет меня, куда мне нужно? Кто всегда искренне рад моему обществу?

Она ни разу ни словом не намекнула мне на то, как ей тяжело, но я видела: ее грызет тоска, и я не могла допустить, чтобы она страдала в одиночку. Я начала бояться – вдруг она скроется куда-нибудь навсегда или сделает с собой что-нибудь! Как я смогу жить после этого?

И к тому же, подумала я, может, это мне суждено? Быть может, сплотив наши силы, мы станем этаким супер динамичным, супер героическим дуэтом, призванным спасать мир. Или если не мир, то маленькие частички, из которых он состоит.

Самое смешное, что, когда я сказала Апплес о своем согласии превратиться, она начала меня отговаривать. Но я ничего не желала слушать, и в конце концов она сдалась.

И оказывается, все не так уж страшно. Даже сосать кровь! Правда, без привычной еды и питья мне скучновато. Самыми кошмарными были те три дня, когда я лежала мертвой. Вроде бы все сознавала, а вроде бы и нет, увязала в какой-то отвратительной жиже – она словно кишела всеми гадостями, которые совершают или думают люди.

Но, оказывается, и это можно вынести.

Чего я теперь боюсь? Моих пушистых тапочек со звериными мордочками! Когда я была жива, я их обожала. Ходила в них дома, даже когда мне было шестнадцать! А сейчас, едва их вспомню, холодный пот прошибает.

Глупо, правда? Но я думаю, мне еще повезло, что у меня только это вызывает отвращение. Так ли уж часто приходится натыкаться на кого-то в похожих тапочках?

Я до сих пор ношусь с мыслью, что надо превратить и маму с отцом, но пока не спешу с этим вопросом. По-моему, теперь, когда Апплес рассказала мне о разговоре с той женщиной, я лучше понимаю, почему сестра так этому противится.

Не думаю, что она не любит родителей. Просто боится, что им будет трудно справиться с таким превращением. Чего доброго, они потом будут походить на эту женщину, а не на нас.

– Давай выждем год-другой, – сказала мне Апплес. – Посмотрим, как у нас самих все пойдет. Конечно, мама с папой огорчились, когда я сообщила, что ухожу из дома и буду жить с Апплес. Мне бы ужасно хотелось рассказать им хотя бы о том, что я теперь здорова, но нельзя же выдать себя и открыть им, кем я стала. Вот мне и приходится, когда мы ходим к родителям, прикидываться прежней калекой. Я беру с собой ингалятор и делаю вид, что он меня спасает. И шину, хочешь не хочешь, нацепляю.

Что с нами будет? Не знаю. Знаю только, что мы с Апплес будем вместе. Всегда! И пока мне этого достаточно.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 51 |
 

Похожие работы:

«Новгородский оккупационный архив 1611 – 1617 гг. Каталог Серия I Великий Новгород 2008 Новгородский оккупационный архив Новгородский оккупационный архив – уникальное собрание документов по истории Новгорода и Новгородской земли, хранящихся в Государственном архиве Швеции. Он представляет собой материалы делопроизводства Новгородской приказной избы за время шведской оккупации Новгорода 1611–1617 гг., которые шведский военачальник Якоб Делагарди в преддверии возвращения оккупированной территории...»

«Русистика Сборник научных трудов Выпуск 13 Основан в 2001 году УДК 811.161.1 ББК 81.2 Рус Редакционная коллегия: Л. А. Кудрявцева (главный редактор), д-р филол. наук, проф. (Киев); Е. А. Андрущенко, д-р филол. наук, проф. (Харьков); Г. Ю. Богданович, д-р филол. наук, проф. (Симферополь); И. Т. Вепрева, д-р филол. наук, проф. (Екатеринбург); М. М. Гиршман, д-р филол. наук, проф. (Донецк); В. В. Дубичинский, д-р филол. наук, проф. (Харьков); Л. П. Иванова, д-р филол. наук, проф. (Киев); О. С....»

«Конспект лекций по дисциплине История и философия науки Часть 1 (Модуль 1) Общие проблемы философии науки Часть 2. (Модуль 2) Современные философские проблемы отраслей знания Красноярск 2007 УДК 122/129 Лекционные курсы : Общие проблемы философии науки (Модуль 1) и Современные философские проблемы отраслей научного знания (Модуль 2) представляют собой основную часть программы История и философия науки подготовки послевузовского образования и позволяют приобрести базовые знания в области...»

«ББК 91 ло И-51 Имена на карте Ленинградской области 2010 г.: краеведч. календарь / Краеведч. отд. ЛОУНБ; сост. Е.Г. Богданова, И.А. Воронова, Н.П. Махова; под ред. Т.Н. Беловой, Н.С. Козловой; отв. за вып. Л.К. Блюдова. – СПб., 2009. – 113 с. Ответственный за выпуск: Л.К. Блюдова Подписано в печать Печать ксерокс ЛОУНБ тираж 35 экз. 2 Ленинградское областное государственное учреждение культуры Ленинградская областная универсальная научная библиотека 191144, Санкт-Петербург, Кирилловская ул., д....»

«ВЫПИСКА из протокола № 11 заседания кафедры Технологий и профессионального образования ГБОУ ВПО МО Академия социального управления от 06 декабря 2014 г. Присутствовали: Председатель заседания – В.А. Кальней, зав. кафедрой, д.п.н., профессор; Секретарь заседания – Е. Г. Ряхимова, к.п.н., доцент; Шишов С. Е. – д.п.н., профессор; Сковородкина И.З. – д.п.н., профессор; Винник А.Л. – д.мед.н., профессор; Орешкина А.К. – д.п.н., профессор; Нагель О.И. – к.п.н., доцент; Матвеева Т.М. – к.п.н., доцент;...»

«Вера Склярова Любовная магия Привороты, заговоры, личные амулеты и обереги () Вера Склярова Эту книгу можно было бы назвать настольной книгой для дам. Она станет полезной всякой даме, стремящейся к гармонии, пониманию, любви и страсти мужчин. Как бы ни менялось время, женщина так или иначе возвращается к искусству магии, интерес к которому сохраняется на протяжении многих веков. Искусство магии древнее, как сам мир, и, как мир, разнообразное. На страницах этой книги речь ведется о любовной и...»

«О предках и родственниках Макашиных и Цветковых в XIX - XXI вв. Умом Россию не понять, Призрачно всё в этом мире бушующем, Мы проживаем много жизней: Аршином общим не измерить: Есть только миг, за него и держись. В мечтах, вдали, и наяву, У ней особенная стать - Есть только миг между прошлым и И в памяти – где с сожаленьем, В Россию можно только будущим, Укором, болью. иль в мученьях верить. Именно он называется жизнь! Вдруг оказавшись в адовом кругу. Ф.Тютчев А.Дербенев Ю. Шестопалов...»

«Аида СУЛЕЙМЕНОВА Европейская увлеченность японской культурой в начале ХХ века поразила и Россию, поэты и писатели, художники и скульпторы отдали должное феномену японизма в полной мере. Но в какой форме протекало это увлечение, не было ли это простым детским заболеванием, поветрием, как это прошло у Гумилева в его Сада-Якко из Романтических цветов (Париж, 1908) или более серьезным обращением к японскому стиху, как это характерно для В. Брюсова, старавшегося перенять не столько внешности...»

«Я.А.Пляйс ПОЛИТИЧЕСКАЯ НАУКА В РОССИИ ОТ ИСТОКОВ ДО НАШИХ ДНЕЙ Москва. 1999 2 МОСКОВСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ г. МОСКВЫ Я.А.Пляйс доктор исторических наук, профессор Авторский курс лекций по политологии Лекция № 2 : “ПОЛИТИЧЕСКАЯ НАУКА В РОССИИ ОТ ИСТОКОВ ДО НАШИХ ДНЕЙ” Москва. 1999. 3 К читателю. Лекция “Политическая наука в России от истоков до наших дней” – вторая из цикла лекций авторского курса политологии1. Эта лекция состоит из следующих трех разделов: 1 –...»

«Михаил КАЛИНИН В сердце Пермского края Березники 2008 1 Уважаемые друзья! Книга, которую вы держите сейчас в своих руках – это первое популярное историко-географическое описание Добрянского района. Района, который находится в самом сердце Пермского края. Несмотря на небольшие (по российским меркам, конечно) размеры, район поражает своим природным разнообразием, своими скалами и утесами, реками и озерами, лесами и полями. И если на севере района вполне привычны глазу таежные кедры, то на юге...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.