WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 20 |

«А. Я. Аноприенко АТЛАНТИДА И ИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ НОВЫЕ ФАКТЫ, АРГУМЕНТЫ И МОДЕЛИ Донецк УНИТЕХ 2007 УДК 008 А69 Аноприенко А. Я. Атлантида и индоевропейская ...»

-- [ Страница 7 ] --

323], а в качестве одного из прозвищ Посейдона-Гиппия («конного») использовалось имя Тараксипп [75, с. 494] (в другом варианте озвучивания может выглядеть как Таргиппий, что весьма близко к скифскому Таргитаю). Это имя может интерпретироваться и как «ужас коней», и как «хранитель коней». Причем последний вариант более предпочтителен с точки зрения индоевропейской этимологии. Особенно интересна санскритская корневая основа «tara», которой в буддийской мифологии соответствует богиня Тара-«спасительница», а в индуистской – 4. Новый взгляд на традиционные аргументы Тара-«звезда» [75, с. 494]. Эта корневая основа также хорошо сохранилась и в русском языке, означая по В. Далю «всякую укупорку товара» [76], предохраняющую его от повреждений.

Кроме этого, можно вспомнить и асура Тараку древнеиндийской мифологии, который был «огромным, как горная вершина, и с младенческих лет был сведущ в науках, как мудрейший из брахманов» [77, с. 197]. Он погибает, сражаясь с войском Индры, но его сыновья строят чудесный город Трипуру, описание которого чрезвычайно напоминает столицу Атлантиды [77, с. 219], и который, как и Атлантида, в наказание за нравственное падение его жителей «погрузился в воды океана» [77, с. 227]. В связи со всем изложенным появляются основания интерпретировать легендарную Тмутаракань «Слова о полку Игореве» и русских летописей как «Тьму Тараки» либо как «Тьму хранящего коней», т.е. «Область Посейдона».

Последняя интерпретация вполне соответствует локализации Тмутаракани «где-то на Тамани», т.е. в регионе, непосредственно прилегающем к обширным районам затопления. Как пишут современные исследователи феномена Тмутаракани, «поражает не только неопределенный смысл самого слова, но и та настойчивость, то упорство, с которыми оно пробивалось к нам сквозь века» [78, с. 18]. И далее: «Удивительна судьба Тмутаракани не только как княжества, причем, как бы не вполне реального, но и как некоего, то ли несбывшегося, то ли утраченного духовного центра» [78, с. 19]. «Реальная Тмутаракань затерялась где-то навсегда, но в сознании людей продолжала жить Тмутаракань иная – символическая, образная, поэтическая, магическая… Поселений с этим именем было немало… у Славянска на Северском Донце, в районе нынешнего Харькова, на Десне… Иван Грозный, воюя Астрахань, полагал, что он возвращает в русские пределы Тмутаракань…» [78, с. 24].

Еще одна функция Посейдона как «земледержца» [75, с.323] позволяет интерпретировать трезубец в его руке как специфический образ мира, связав его с гербовыми трезубцами древнерусских князей (рис. 4.29).

4. Новый взгляд на традиционные аргументы Есть основания утверждать, что таинственный трезубец знаменитых князей Киевской Руси вполне может рассматриваться как естественное звено невероятно длинной цепи преемственности образов и символов, где-то у своих истоков связанной со знаменитым трезубцем Посейдона.

Рис. 4.29. Эволюция формы гербового трезубца киевских князей 4. Новый взгляд на традиционные аргументы Количество предлагаемых сегодня толкований и исторических аналогов этого весьма специфического образа косвенно свидетельствует о его глубокой древности. Но, не вдаваясь глубоко во множество современных интерпретаций формы гербового трезубца, следует обратить внимание на удивительное согласование особенностей изображения герба у Владимира Святого и Владимира Мономаха (рис. 4.29), которое вполне естественно может быть объяснено необходимостью символического отображения образа мира (рис. 4.30), соответствующего символизму имени.

Рис. 4.30. Образ Земли в виде трехлепесткового лотоса и соответствующая ему символическая модель мира в виде трезубца В таком классическом варианте изображения трезубца, как в гербах упомянутых князей, вполне явственно просматривается весьма своеобразное представление «образа мира» в виде 4-х основных материков: левый и правый зубцы, имеющие форму буквы «А», представляют Азию и Америку, центральный зубец в виде стилизованной буквы «Л» – Ливию (Африку), а объединяет их в единую композицию нижний элемент в виде перевернутой буквы «Е», представляющей Европу (рис. 4.29 и 4.30).

4. Новый взгляд на традиционные аргументы Главным аргументом против такой интерпретации является якобы полное незнание о существовании Америки до конца XV века.

Но многие современные исследования показывают, что, скорее всего, это было все-таки не так. В частности Чарльз Хэпгуд в своей книге «Карты древних морских королей» [140, 141] достаточно убедительно показывает, что такого рода знания могли быть доступны в Европе уже в IV тыс. до н.э. Во всяком случае, тот факт, что благодаря одомашниванию коня циркумпонтийская цивилизация того времени уверенно освоила просторы Евразии от Атлантики до Тихого океана (а это полмира!), уже практически никем всерьез не оспаривается.

Другими словами, символика трезубца Посейдона вполне могла включать в себя специфический целостный образ всего мира, освоенного в основном уже пять тысячелетий назад в период Великой индоевропейской экспансии. В последующие более спокойные тысячелетия суть образа подзабылась, но не была утрачена окончательно. И вполне возможно, что русские князья с весьма символичным именем Владимир (т.е. «Владеющий миром») вполне сознательно в качестве основного своего символа выбирали этот образ мира, сохранявшийся священной традицией на протяжении многих тысячелетий.

И главным при этом являлось, по всей видимости, отнюдь не стремление завладеть «всем миром», а в максимально полной мере выполнить свою функцию наследников и продолжателей древнейшей цивилизационной традиции, зародившейся у берегов Черного моря и пронесенной через века и тысячелетия устным преданием, символами, образами и обычаями.



Таким образом, на основании множества признаков, часть из которых рассмотрена выше, можно сделать вывод о том, что затопленные земли в районе Керченского пролива и Азовского моря вполне могли быть центральной частью того самого «удела Посейдона», где он и его символы почитались уже с IV-III тыс. до н.э.

4. Новый взгляд на традиционные аргументы Рис. 4.31. Посейдон-Нептун и гибель мира от воды. Справа в верхней части изображения главный атрибут «Всемирного потопа»:

Ноев ковчег на горе Арарат (Афанасий Кирхер «Ноев ковчег», воспроизводится по [159, с. 322]).

4.9. Изобилие полезных ископаемых «Большую часть потребного для жизни давал сам остров, прежде всего любые виды ископаемых твердых и плавких металлов»

Исследования последних сорока лет привели большинство археологов к выводу, что «заря истинной эры металлов вспыхнула… на севере Балканского полуострова и в Карпатском бассейне. Именно там свершилась подлинная технологическая революция, с которой было связано формирование необычайно яркой Балкано-Карпатской металлургической провинции, целиком относившейся к медному веку… Мощные и яркие металлургические центры Северных Балкан и Карпат медного века, образовавшие первую на нашей планете систему феноменальной Балкано-Карпатской металлургической провинции» [79, с. 302], датируются примерно 5000-3800 гг. до н. э. (рис. 4. 32).

4. Новый взгляд на традиционные аргументы Эта революция в IV тыс. до н.э. распространилась практически на весь Циркумпонтийский регион, «который охватывал огромную территорию: от Карпат до Кавказа, от Южного Урала до Адриатики, Персидского залива и Восточного Средиземноморья;

Черное море (в древности – Понт Эвксинский) находилось почти посредине этого региона. Для него была характерна сложная система тесно взаимосвязанных горнометаллургических и металлообрабатывающих центров. Их мастера владели достаточно обширными познаниями в области свойств металла и способах его обработки (в основном меди и ее различных сплавов, а также золота и серебра)» [79] (рис. 4.33).

Рис. 4.32. Границы Балкано-Карпатской металлургической провинции медного века (V-IV тыс. до н.э.): круглыми незакрашенными символами обозначены очаги производства меди, закрашенные и звездообразные символы – главные очаги потребления меди соответственно у земледельческих и Характерно, что по современным данным основные очаги потребления металла концентрируются в IV тыс. до н.э. в районе Северного Причерноморья (рис. 4.33), а в начале III тыс. до н.э., 4. Новый взгляд на традиционные аргументы соответствующего среднему бронзовому веку, они стремительно рассеиваются по всему Циркумпонтийскому региону и более удаленным областям (рис. 4.35).

Рис. 4.33. Границы Циркумпонтийской металлургической провинции в раннем бронзовом веке (IV-III тыс. до н.э.) [79, с. 303] Рис. 4.34. Датирование и частота встречаемости образцов медного и раннего бронзового века в Циркумпонтийском регионе [79, 4. Новый взгляд на традиционные аргументы Рис. 4.35. Границы Циркумпонтийской металлургической провинции в среднем бронзовом веке (III тыс. до н.э.) [79, с. 303] Наиболее естественным объяснением этого является катастрофа в Черном море, датируемая как раз концом IV тыс. до н.э. и нанесшая наибольший ущерб именно в Северном Причерноморье.

Отметим также, что в районе Керченского пролива находится одно из крупнейших в регионе железорудных месторождений, которое в наши дни является основным источником руды для металлургических гигантов Мариуполя.

Кроме этого, следует иметь ввиду, что «по богатству медными рудами территория Украины не уступает древней Анатолии, и существенным отличием между ними является лишь практическое отсутствие целенаправленных исследований древних разработок на Украине» [73, с. 98]. А о том, насколько плодотворными могут быть подобные исследования, свидетельствует, в частности, такой пример: в Бахмутской котловине Донбасса (Картамышское рудопроявление) за последние годы открыто 4. Новый взгляд на традиционные аргументы древних рудника, в которых добывали медь предположительно в XIV-XIII веках до нашей эры: «Найдены и открытый карьер, и подземные выработки. Первый располагался на площади 80х метров, а его глубина составляла 9 метров. Подземные выработки вырубались в скальной породе. В штольнях имелись водоотлив и вентиляция… Зная размеры выработок и процент содержания меди в руде, ученые подсчитали: здесь добыли 60 тыс. тонн руды, из которой выплавили 3 тыс. тонн меди. Этого металла должно было хватить на всю Евразию!» [80].

При этом только недостаточная исследованность не позволяет получить аналогичные оценки для IV тыс. до н.э. В то же время уже известно, что древнейший на территории Украины серп из кованой меди, найденный на территории Новгород-Северского района Черниговской области, изготовлен из местной меди не позднее V тыс. до н.э. [81].

Из других полезных ископаемых особо следует отметить крупные выходы высококачественного светло-серого «донецкого»

кремня в различных районах верхнемеловых отложений Донбасса, в частности, в окрестностях Краматорска, Славянска, Изюма, Амвросиевки, которые уже в палеолите являлись наиболее богатыми и доступными источниками качественного кремниевого сырья во всем Циркумпонтийском регионе. Аналогично, источниками порфирита, диабаза и базальта для изготовления парадных топоров и булав, являлись преимущественно криворожские месторождения [73, с. 23].

Характерно, что и специалисты по древней металлургии отмечают масштабные катастрофические события в этом регионе в интересующий нас период: «Исчезновение ярких культур, втянутых в систему Балкано-Карпатской металлургической провинции медного века, представляло собой реальную катастрофу: этнокультурная картина плавного и относительно спокойного развития на значительном пространстве сменилась трагическим, взрывоподобным ее распадом. Этот процесс, вероятно, был похож на гораздо более позднюю эпоху Великого Переселения народов середины I тысячелетия н. э.» [79, с. 307].



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 20 |