WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 20 |

«А. Я. Аноприенко АТЛАНТИДА И ИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ НОВЫЕ ФАКТЫ, АРГУМЕНТЫ И МОДЕЛИ Донецк УНИТЕХ 2007 УДК 008 А69 Аноприенко А. Я. Атлантида и индоевропейская ...»

-- [ Страница 4 ] --

Кроме прямой зеркальной проекции использовалась также и обратная, когда направление восток-запад оставалось неизменным, а менялись местами север и юг. В этом случае предполагалось, что смотрящий на юг наблюдатель как бы проецировал видимую картину звездного неба на земную поверхность таким образом, что нижняя часть небосвода накладывалась на ближнюю к нему территорию, а верхняя – на дальнюю. Можно предположить, что по отношению к рассматриваемому региону такой вариант астроморфного моделирования появился позднее предыдущего в эпоху, когда центры цивилизационной активности вследствие катастрофы существенно удалились от берегов Черного моря, в том числе на север. Именно для наблюдателей на широте волгодонского сближения (и севернее) такой вариант астроморфных соответствий являлся наиболее удобным и практичным. В связи с этим наиболее вероятным временем формирования данного варианта наложения созвездий на земную поверхность следует считать III-II тыс. до н.э. И именно этот вариант астроморфного моделирования, будучи более поздним по времени, оставил нам в наследство наиболее значимые следы, в т.ч. топонимы, в данном регионе. Среди них в первую очередь следует назвать Таврию и Боспор, получивших свои названия благодаря созвездию Тельца 4. Новый взгляд на традиционные аргументы (Taurus). Соответствующие астроморфные модели иллюстрируются рисунками 4.15 и 4.16.

Рис. 4.15. Типичное изображение Ориона и Тельца в старинных звездных атласах (John Flamsteed, Atlas celeste, 1776 г.). Особенности положения фигур, в частности, изгибы их ног, определяются не только расположением звезд, но и особенностями русел рек Волга, Дон и Днепр – земных аналогов данных созвездий (рис. 4.16).

Рис. 4.16. Обратная проекция звездного неба на циркумпонтийский регион с привязкой Ориона к сближению Волги и Дона 4. Новый взгляд на традиционные аргументы В представленной на рис. 4.16 астроморфной модели достаточно наглядно просматриваются истоки многих мифологических представлений и имен, которые без привязки к данной модели представлялись труднообъяснимыми и загадочными. В частности, следует отметить следующие три момента:

Во-первых, в новом варианте ориентации модели, когда Волга оказывается слева от Дона, и, соответственно, ее название в составных именах должно быть вначале, корневые основы старых и современных названий рек (в том числе Итиль для Волги) вероятнее всего стали первоисточниками при формировании таких имен мифических героев как Атлант и Орион. При этом по аналогии с именем Индра имя «Атл-ант» может рассматриваться как синоним современного словосочетания «Волго-дон», где часть «аТЛ» представляет корневую основу «ТЛ» («Итиль»), а «аНТ» – «НД/НТ» («Инд»). В свою очередь имя Орион могло Рис. 4.17. Средневековое ассоциируется с существованием изображение Ориона в виде уже на ранних этапах становления рыцаря (Hyginus Poeticon, индоевропейской языковой общности своеобразной системы «космического» упорядочивания земной поверхности через астроморфное моделирование. Ассоциируется оно и с духовнорыцарскими орденами, а именно как рыцаря в этот период было 4. Новый взгляд на традиционные аргументы принято изображать созвездие Ориона (рис. 4.17). Орда как форма организации исторически также привязана в первую очередь к Волге и Дону. Характерно, что от корневой основы «орда» происходят и старые славянские глаголы «орудить» (сохранившийся до нынешнего дня в форме «соорудить»), и «орудовать», что означало первоначально «устраивать что-либо» [53, с. 278]. При этом «устраивать что-либо» вполне согласуется с «землеустроительной» функцией рассматриваемой астроморфной модели.

Во-вторых, в данной модели характерный треугольник Гиад в созвездии Тельца-Тавроса достаточно точно соответствует Крыму-Таврии, что не только объясняет его название, но и проясняет истоки легенды об Осирисе, вспахавшем землю Тавриды на быках, что и определило впоследствии название полуострова [194, с. 24]. Современные попытки более прозаически объяснить происхождение названия от греческого слова «тафрос» (ров с валом, «перекоп») выглядят более чем неуклюжими и мало что объясняющими. Поэтому есть смысл попытаться найти место данной легенде в рамках рассматриваемой астроморфной модели.

Сделать это можно достаточно просто, если учесть, что старое украинское название Гиад звучит как «Чепиги», что означает ручки плуга. Да и сам треугольник Гиад вместе с Орионом прекрасно ассоциируется с великаном, пашущим небо. Причем, это отождествление Гиад с плугом, судя по всему, существовало как альтернатива их животной интерпретации уже с древнейших времен, начало которых можно увязать с появлением плужного земледелия в V тыс. до н.э. Последнее также напрямую связано с Причерноморьем [94, с. 105]. А отождествление Ориона с пахарем просматривается в первую очередь через весьма созвучное украинское слово «орий», которое, вполне возможно, и стало одним из истоков нынешнего названия созвездия. Не исключено, что и последовавшая за эпохой Тельца зодиакальная эпоха Овна (Aries) свое первоначальное название получила от сформировавшейся к этому времени звездной картины Ориона-пахаря и Гиадплуга, временно вытеснившей мотив противостояния Орионаохотника разъяренному Тельцу, сформировавшийся в период катастрофы. Последний вариант, правда, в конце-концов победил, благодаря, по всей видимости, беспрецедентной глубине запечатНовый взгляд на традиционные аргументы ленности в исторической памяти человечества воспоминаний о черноморской катастрофе. Причем, преимущественно в разного рода неявных и символических формах, истинный смысл большинства из которых был со временем забыт, но вполне поддается реконструкции в современных условиях. В частности, в современном названии реки Волга следует видеть не только коренную основу, связанную с понятием «влага» [16, с. 102], но, по всей видимости, следует признать и связь с древнейшим персонажем русских былин богатырем Вольгой, сюжет о воинском походе которого в «царство Индейское» «принадлежит к наиболее архаичному слою в русском былинном эпосе» [161, с. 156]. При этом современные исследователи отмечают настолько удивительное сходство множества деталей эпоса о Вольге с сюжетами «Ригведы», посвященными Индре, что следует предположить определенную степень общности происхождения данных образов.



Через Вольгу можно установить ассоциативную связь и с его былинным аналогом и конкурентом великим пахарем-богатырем русских былин Микулой Селяниновичем (рис. 4.18), которого не может победить никто из богатырей, «потому что его любит мать сыра земля» [161, с. 465]. Предположение современных исследователей о том, что распространенный мифологический сюжет о пахаре, который вытесняет с земли поколение великанов, связан с массовым земледельческим освоением широких пространств русской равнины, можно дополнить и гипотезой о том, что этот процесс сопровождался и соответствующей сменой преобладающих звездных образов. А это означает, что пашущий на быках Осирис, отождествляемый в Древнем Египте с Орионом, в русской былинной памяти соответствует пахарю-богатырю Микуле, сменившему на определенном этапе образ Вольги, связанный с названием великой русской реки. Но, как было показано, все эти персонажи легенд и мифов могут быть связаны с образом Атланта и географическими реалиями Северного Причерноморья через соответствующую астроморфную модель. С этим связано и еще одно историческое название Северного Причерноморья: Аратта или Оратта, соответствующее современному украинскому «орати», т.е. пахать.

4. Новый взгляд на традиционные аргументы Рис. 4.18. Вольга и пахарь Микула Селянинович (художник Иван Билибин). Богатырь русских былин Микула Селянинович [16, c.

467], образ которого тесно связан с украинскими легендами о «змиевых валах», а также – с былинным архаичным богатырем Вольгой, а через него – с Индрой «Ригведы», а также – с волгодонской астроморфной моделью и Атлантом (рис. 4.16) В-третьих, затопленному во время катастрофы шельфу Черного моря западнее Крыма в представленной на рис. 4.16 астроморфной модели соответствует созвездие Плеяд, которое согласно легенде названо в честь дочерей океаниды Плейоны [161, с. 563].

Если учесть, что их отцом по легенде был титан Атлант (то же самое верно и в отношении Гиад) и поэтому их часто называют Атлантидами, то мы фактически имеем в данном случае прямое указание на Атлантиду в Черном море!

4. Новый взгляд на традиционные аргументы Следует также отметить, что аналогично «речному происхождению» имени Атлант может быть объяснена и альтернативная форма имени «Атлас», где корень «ас» ассоциируется с Азовским морем как естественным продолжением Дона, а также – со скифским названием Дона, которое в современной транскрипции звучит как Силис [219, с.76].

Преобладавший среди исторических наименований Азовского моря вариант Меотида также, по всей видимости, нашел свое отражение в мифологии: корневая основа МТ в сочетании с древним названием Ра для Волги дает нам имя Митра. Этот герой ведийской мифологии так же, как и Индра, и Атлант, «удерживает небо и землю, укрепляет небо…», а его «основная функция – объединение людей в особую социальную структуру…» [161, с.

470]. Именно через астроморфное моделирование, позволяющее перенести гармонию космоса на землю, в процессе первичного освоения земной поверхности стало достижимым то, что рассматривалось как типичные функции Митры: «Он упорядочивает, организует землю и жизнь на ней… гарантирует устойчивость и согласие между людьми, охраняет страну от раздора и несчастья, если в ней чтут договор… объединяет людей, помещает их на собственное правильное место, защищает страны в зависимости от выбора правильного места… и уничтожает те страны, которые отказываются от этого правильного выбора и бросают Митре вызов… Один из наиболее интересных эпитетов Митры – «выпрямитель линий (границ)» не только намекает на возможную примиряющую роль Митры при спорах о границах, но в конечном счете позволяет, очевидно, констатировать для него более древнюю функцию царя-жреца, принимающего участие в ритуальных измерениях, которые подтверждают следование универсальному закону…» [161, с. 469].

Типичные изображения Митры, убивающего быка (рис. 4.19), аналогичны изображениям Ориона на звездных картах, противостоящего Тельцу (рис. 4.15). Астральный характер этой основной композиции с Митрой признается в настоящее время многими исследователями (см., например, [196, с. 231]). Однако попытки 4. Новый взгляд на традиционные аргументы отождествить Митру с созвездием Персея, расположенным на звездном небе выше Тельца (а, следовательно, и выше эклиптики), следует признать не совсем удачными. Если подобное и имело место, то только в весьма ограниченных регионах почитания Митры, в первую очередь в Персии. Основная же интерпретация данной композиции, получившей распространение на огромной территории от Ближнего Востока до Британии, связана, скорее всего, именно с Орионом. Об этом свидетельствует и дуга эклиптики, расположенная на большинстве изображений по отношению к Митре точно так же, как и по отношению к Ориону (рис. 4.15), и почти обязательное наличие в композиции собаки, отождествляемой с созвездием Большого Пса у ног Ориона, и характерная поза Митры с поднятой практически так же, как и у Ориона, левой ногой (рис. 4.19). Все это достаточно надежно ассоциирует данный образ с основной астроморфной моделью циркумпонтийского региона.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 20 |