WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 84 | 85 || 87 | 88 |   ...   | 102 |

«поистине увлекательный процесс. Мири ам Саид очень помогла мне своими исследованиями в об ласти первоначального периода современной истории институтов ориентализма. Помим ...»

-- [ Страница 86 ] --

Разница между арабскими и неарабскими откликами на «Ориентализм», как мне кажется, является точным свиде тельством того, как десятилетия утрат, фрустрации и отсут ствия демократии сказались на интеллектуальной и куль турной жизни в арабском регионе. Я представлял свою книгу частью существовавшего прежде течения, чья цель — освободить интеллектуалов от оков систем, подобных ори ентализму. Я хотел, чтобы читатели воспользовались моей работой, чтобы самим провести исследования, способные пролить новый свет на исторический опыт арабов и других народов. Это, несомненно, произошло в Европе, США, Ав стралии, Индии, странах Карибского бассейна, Ирландии, Латинской Америке и некоторых регионах Африки. Вну шающее оптимизм исследование африканистских и индо логических дискурсов, анализ истории подчиненных наро дов, изменения в постколониальной антропологии, поли тической науке, истории искусств, литературоведении, му зыковедении, а кроме того, новые веяния в сфере фемини стского дискурса и дискурса различных меньшинств,— все это (чему я рад и чем польщен) зачастую опиралось на «Ориентализм». Насколько я могу судить, это не относится к арабскому миру, где отчасти из за того, что моя работа справедливо воспринимается как европоцентристская по использованным текстам, отчасти из за того, что, как гово рит Мусаллам, борьба за культурное выживание требует слишком много сил, книги вроде моей воспринимаются не столько как приносящие пользу (если обсуждать это с точ ки зрения продуктивности), сколько как защитный жест либо за, либо против «Запада».

Однако со стороны части исключительно взыскатель ных и строгих американских и британских ученых «Ори ентализм», как и все мои прочие работы, заслужили обви нения в «остаточном» гуманизме, теоретической непосле довательности, неудовлетворительном, даже сентимен тальном, отношении к своему предмету. Я рад, что все именно так и есть! «Ориентализм» — это пристрастная книга, а вовсе не отвлеченная теоретическая конструкция.

Еще никому не удалось убедительно доказать, что индиви дуальное усилие не может быть на каком то глубинном уровне одновременно и эксцентричным, и оригинальным (в смысле Джерарда Манли Хопкинса), и это несмотря на наличие систем мысли, дискурсов и гегемонии (хотя ни одна из них не является в действительности цельной, со вершенной или неизбежной). Мой интерес к ориентализ му как к культурному феномену (как к культуре империа лизма, о чем я написал в книге «Культура и империализм»

в 1993 году) проистекает из его разнообразия и непредска зуемости — черт, которые придают писателям типа Мас синьона и Бертона удивительную силу и даже привлека тельность. В своем анализе ориентализма я пытался сохранить то сочетание последовательности и непоследо вательности, присущей ему, так сказать, игры, которую можно было передать только в том случае, если писатель или критик сохранит за собой право на некоторую долю эмоциональной силы: право переживать, злиться, удив ляться и даже получать удовольствие. Я считаю, что именно поэтому в споре Гайана Пракаша с Розалиндой О'Ханлон и Дэвидом Уошбруком следует отдать должное более гибкому постструктурализму Пракаша.* На том же основании нель зя отрицать, что труды Хоми Бхабхи, Гайатри Спивака, Ашиса Нанди, основанные на фактах порой головокружи тельных личных взаимоотношений, порожденных коло ниализмом, внесли вклад в наше понимание гуманистиче ских ловушек систем, подобных ориентализму.

Я хотел бы завершить этот обзор критических превра щений «Ориентализма» упоминанием о группе людей, которые, как и следовало ожидать, наиболее громогласно ответили на мою книгу,— самих ориенталистов. Не они были моей основной аудиторией. Мне хотелось пролить свет на их традицию, чтобы предоставить другим специа листам в области гуманитарных наук возможность разо браться в специфических процедурах и генеалогии этой * O'Hanlon and Washbrook. After Orientalism: Culture, Criticism, and Politics in the Third World; Prakash, Can the Subaltern Ride? A Reply to O'Hanlon and Washbrook, both in Comparative Studies in Society and History. January 1992. IV, 9. P. 141–184.

области. Слово «ориентализм» слишком долго связывали с названием специальности. Я попытался показать его значение и роль в культуре в целом, в литературе, идеоло гии, в социальных и политических отношениях.

Говорить о ком то как о восточном человеке так, как это делали ориенталисты, означало не только определить его как человека, чьи язык, география и история являются предметом научных трактатов; зачастую это означало уни зительное выражение для обозначения существа низшего сорта. Нельзя отрицать, что для художников вроде Нерваля или Сегалена слово «Восток» чудесным и поразительным образом было связано с экзотикой, блеском, тайной и обе щанием. Но оно было также и огульной исторической ге нерализацией. Помимо подобного использования слов «Восток» (Orient), «восточный человек» (Oriental), «восто коведение» (Orientalism), появилось слово «востоковед»

(Orientalist), обозначавшее эрудированного ученого, глав ным образом академического специалиста по языкам и ис тории Востока. Хотя, как писал мне Альберт Хурани в мар те 1992 года, за несколько месяцев до своей безвременной кончины, благодаря моей аргументации (в чем, по его вы ражению, меня нельзя упрекнуть), печальным результатом моей книги стала почти полная невозможность использо вать термин «ориентализм» в нейтральном смысле — на столько с ним оказался связан бранный смысл. В заверше ние он отметил, что хотел бы сохранить за этим словом обозначение «ограниченной, пусть и скучной, но все же достоверной научной дисциплины».

В своем в целом взвешенном обзоре «Ориентализма»

1979 года Хурани высказал одно из возражений, предполо жив, что, выявляя присущие многим работам ориентали стов преувеличения, расизм и враждебную настроенность, я не упоминаю об их многочисленных научных и гумани стических достижениях. В качестве примера он привел Маршалла Ходжсона, Клода Каена, Андре Реймона, кото рые (наряду с немецкими авторами) внесли значительный вклад в науки о человеке. Однако это не противоречит тому, что я говорю в «Ориентализме», правда, с той разницей, что я настаиваю на преобладании в самом этом дискурсе опре деленных отношений, которые нельзя игнорировать или недооценивать. Я нигде не утверждаю, что ориентализм — это зло, или что такой подход абсолютно одинаков у любого ориенталиста. Но я утверждаю, что у цеха ориенталистов имеется специфическая история сотрудничества с импер ской властью; и считать данный факт не относящимся к делу — было бы наивным панглоссовским оптимизмом.

При всем моем сочувственном отношении к возраже ниям Хурани, я серьезно сомневаюсь в том, что правиль но понятый ориентализм когда нибудь удастся полно стью отделить от его весьма запутанных и не всегда благо пристойных обстоятельств. Я полагаю, что можно на крайний случай считать ориенталистом в смысле Хурани специалиста по архивам оттоманов или Фатимидов, но мы обязаны спросить, где, как и при поддержке каких ин ститутов и сил такие исследования проводятся сегодня?

Уже после того, как моя книга вышла из печати, многие исследователи задавали именно такие вопросы даже в от ношении самых заумных и предельно отвлеченных уче ных (причем иногда с ошеломительными результатами).

Тем не менее была одна серьезная попытка аргументи ровано доказать, что критика ориентализма (моя в особен ности) является одновременно и бессмысленной, и проти воречит самой идее беспристрастного научного исследова ния. Эта попытка принадлежит Бернарду Льюису, которо му я посвятил несколько критических страниц в своей книге. За пятнадцать лет, прошедших после появления «Ориентализма», Льюис написал ряд эссе, часть из кото рых были собраны в книгу «Ислам и Запад». Один из ос новных разделов этой книги, посвященный нападкам на меня, соседствует с прочими главами и эссе, содержащими набор туманных и типично ориенталистских формул — «мусульмане ненавидят современность», «ислам никогда не отделял церковь от государства», и т. д. и т. п.,— все эти утверждения сделаны на предельно высоком уровне гене рализации, едва упоминая о различиях между отдельными мусульманами, мусульманскими обществами, мусульман скими традициями и историческими эпохами. Поскольку Льюис в некотором смысле сам назначил себя представи телем ориенталистского цеха, на чьих трудах изначально строилась моя критика, возможно, стоит потратить неко торое время, чтобы показать, как он это делает. Увы, эти идеи пользуются большой популярностью среди его по мощников и подражателей, чья работа, по видимому, за ключается в том, чтобы предостеречь западных потребите лей об опасности яростного, принципиально недемокра тического и исполненного насилия исламского мира.

Многословие Льюиса едва может скрыть и идеологиче скую подоплеку его позиции, и характерную для него ис ключительную способность почти все представлять в не верном свете. Конечно, подобное отношение характерно и для сообщества ориенталистов в целом, но некоторым из них по крайней мере хватает смелости оставаться честны ми в своем активном очернительстве исламских, равно как и других неевропейских народов. Некоторым, но не Льюи су. Используя ложные аналогии, он искажает истину и кос венно — методы исследования, создавая при этом види мость всезнающего ученого авторитета,— именно так, по его мнению, должен говорить специалист. Возьмем в каче стве показательного примера проводимую им аналогию между моей критикой ориентализма и предполагаемыми нападками на исследования по классической античности, что, по его выражению, было бы столь же глупым заняти ем. Никто и не спорит, конечно, так бы оно и было, если бы ориентализм и эллинизм не были совершенно несопоста вимыми событиями. Первый из них является попыткой представить целый регион как довесок к его колонизации, последний же, напротив, никак не связан с непосредствен ным колониальным захватом Греции в ХIХ и XX веках.

Кроме того, ориентализм выражает антипатию к исламу, эллинизм же — симпатию к классической Греции.

Помимо этого, текущий политический момент с его обилием расистских, антиарабских и антимусульманских стереотипов (при отсутствии нападок на классическую Грецию) позволяет Льюису проводить антиисторические и явно политические утверждения в форме научной аргу ментации — именно такая практика свойственна наибо лее позорным аспектам прежнего колонизаторского ори ентализма.* Таким образом, работа Льюиса — это, скорее, часть современной политической, нежели сугубо интел лектуальной среды.

Попытка пусть и в неявном виде утверждать, как это де лает он, что направление ориентализма, имеющее дело с исламом и арабами, является научной дисциплиной и по тому ее с чистой совестью можно поместить в одну катего рию с классической филологией, совершенно нелепа. Это столь же уместно, сколь уместно было бы ровнять ко го либо из израильских арабистов и ориенталистов, рабо тавших на оккупационные власти на западном берегу реки Иордан и в секторе Газа, с учеными вроде Виламовитца или Моммзена. С одной стороны, Льюис хочет выдать ис ламский ориентализм за безобидное и увлекательное на учное направление, а с другой — пытается уверить нас, что ориентализм слишком сложен, разнообразен и требует специфических навыков, чтобы его мог критиковать * В одном довольно показательном случае привычка Льюиса к тенденциозным обобщениям довела его до юридического разбира тельства. По сообщениям Libration (1 марта 1994) и «Guardian»

(8 марта 1994), во Франции против Льюиса выдвинуто одновремен но уголовное и гражданское обвинение со стороны представителей армянской диаспоры и правозащитной организации. Его обвиняют по тем же статьям закона, которые объявляют во Франции преступ лением отрицание существования нацистского холокоста. А имен но, его обвиняют (согласно сообщениям французских газет) в отри цании существования геноцида армян в Оттоманской империи.



Pages:     | 1 |   ...   | 84 | 85 || 87 | 88 |   ...   | 102 |
 


Похожие работы:

«Самарская Лука: Бюл. 2007. - Т. 16. - № 1-2(19-20). - С. 208-234. ©2007 В.В. Соловьева*, С.В. Саксонов** ФИТОМОНИТОРИНГ ПРУДОВ БОТАНИЧЕСКОГО САДА г. САМАРЫ Solov’eva V.V., Saksonov S.V. PHYTOMONITORING OF THE SAMARA BOTANICAL GARDEN PONDS. The hydrological characteristic of the Samara botanical garden ponds and the analysis of the change tendencies of the reservoirs vegetative complex under influence of natural and anthropogenic factors for 1977are resulted. Keywords: a botanical garden,...»

«АББАС-КУЛИ-АГА БАКИХАНОВ ГЮЛИСТАН-И ИРАМ Редакция, комментарии, примечания и указатели академика АН АзССР З. М. БУНИЯТОВА Издательство Элм Баку — 1991 Печатается по постановлению Научно-издательского совета Академии наук Азербайджанской ССР АББАС-КУЛИ АГА БАКИХАНОВ ГЮЛИСТАН-И ИРАМ АББАСГУЛУ AFA БАКЫХАНОВ ЛСТАН-И ИРМ Бакиханов А. К. Гюлистан-и Ирам. – Баку: Элм, 1991, 304 с. ISBN 3-8066-0236-2 Крупнейшее произведение выдающегося азербайджанского историка философа поэта, посвященное истории...»

«СОДЕРЖАНИЕ Часть I. ЗАКОН ОБ ЭКСТРЕМИЗМЕ И ШУЛХАН АРУХ Кто и как продавливал принятие закона О противодействии экстремистской деятельности Суть закона: превентивные внесудебные репрессии против патриотов Закон не различает добро и зло Шулхан арух против гоев Шулхан арух против евреев Духовная причина иудейского экстремизма Отношение властей РФ к еврейскому экстремизму Еврейское счастье Евреи как группа риска Дать бой противнику на его территории Часть II. ЖИТЬ БЕЗ СТРАХА ИУДЕЙСКА! ОБРАЩЕНИЕ...»

«Кьелл Нордстрем, Йонас Риддерстралле БИЗНЕС В СТИЛЕ ФАНК НАВСЕГДА Капитализм в удовольствие Kjell Nordstrom, Jonas Ridderstrale Funky Business Forever: How to Enjoy Capitalism Серия: Книги Стокгольмской школы экономики Издательство: Манн, Иванов и Фербер 2008 г. Бизнес в стиле фанк – один из самых запоминающихся слоганов в истории бизнеса. Книга с этим названием, впервые вышедшая в 2000 году, перевернула наши представления о многом. Для некоторых она становилась путеводной звездой, толчком в...»

«Н. А. НАЗАРБАЕВ И АСТАНА Астана-2010 Рекомендовано к печати Учёным советом ВВЕДЕНИЕ Музея Первого Президента Республики Казахстан В конце ХХ столетия, на рубеже веков и тысячелетий, ярким символом казахстанской независимости стала новая столица – Астана. Удивительная судьба выпала городу на реке Ишим. Астана – сердце Под научной редакцией А. Саєынєали, Б. Каиповой древней благословенной Сарыарки – стала главным городом Казахстана, согласно Указу Президента Н. А. Назарбаева, с 10 декабря 1997...»

«Марк Твен Принц и нищий Избранные произведения, том 2.: Государственное издательство художественной литературы; Москва; 1953 Марк Твен: Принц и нищий Марк Твен ПРИНЦ И НИЩИЙ Милым и благонравным детям, Сузи и Кларе Племенс, с чувством сердечной любви посвящает эту книгу их отец Предисловие Эту повесть я расскажу вам в том виде, в каком я слышал ее от одного человека, слышавшего ее от своего отца, который слышал ее от своего отца, а тот от своего и так дальше. Триста лет, а быть может и долее,...»

«СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАфИ-Я 6 19 5 9 ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ ндук СССР АКАДЕМИЯ НАУК СОЮЗА ССР ИНСТИТУТ Э Т Н О Г Р А Ф И И им.Н.Н.М И КЛ уХО -М АКЛ АЯ СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ 6 НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 19 5 9 И З Д А Т Е Л Ь С Т В О АКАДЕМ ИИ Н А у К СССР Ж о сзсва ЮЛОГОДСКА1 ОБЛАСТНАЯ 1ИВЛИОГЕКА Редакционная коллегия: Главный редактор член-корр. А Н СССР С. П. Толстое З а м. главного редактора член-корр. А Н С С СР А. В. Ефимов Н. А. Баскаков, Г. Ф. Д е б ец, М. О. Косвен, П. И. Кушнер, М. Г. Левин, Л. П....»

«УДК 021.89 Ричард Гибби, Кэролайн Брэзер Уроки разработки законодательства об обязательном экземпляре электронных документов в Великобритании Освещено состояние и продвижение законодательства об обязательном экземпляре документов в Великобритании. Доклад на совместном заседании Обязательное депонирование электронных документов: от законодательства к реализации, от комплектования к доступу, организованном Секцией библиографии, Союзом по выработки электронных стратегий Конференции директоров...»

«Авторы: С.К.Бохан, С.В.Бреславский, Д.М.Герасимов, А.Т.Гордеев, С.И.Груздев, В.Дмитриев, В.В.Еремеев, Т.Керимбаев, В.В.Ковалев, С.В.Козлов (авторсоставитель), И.М.Крот, В.Ю.Марковский, О.В.Мартьянов, А.С.Матвийнук, В.А.Мертвищев, К.Никитин, Д.Л.Подушков, п/п-кАскеров, В.М. Рыбак, Е. В. Тишин, В. Ю. Травкин, А. Н. Шинкарев, А. Е. Чубарь, А. В. Шипунов Издатели выражают искреннюю признательность за помощь в подготовке книги Д.М. Герасимову, Ю.А. Кунаеву, А.Н. Шинкареву 22 ГВАРДЕЙСКАЯ ОТДЕЛЬНАЯ...»

«Раздел I. ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО 1. Искусство первобытного общества и Древнего Востока Проблемы происхождения искусства. Синкретическое искусство первобытного общества. Формирование образов в изобразительной деятельности людей первобытного общества. Наскальная живопись пещер Франции и Испании. Мобильное искусство. Мегалитические сооружения. Памятники первобытного искусства на территории России, Украины, Кавказа. Произведения так называемого звериного стиля в собрании Государственного...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.