WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 83 | 84 || 86 | 87 |   ...   | 102 |

«поистине увлекательный процесс. Мири ам Саид очень помогла мне своими исследованиями в об ласти первоначального периода современной истории институтов ориентализма. Помим ...»

-- [ Страница 85 ] --

Не буду отрицать, что в ходе написания книги я дейст вительно держал в голове ту субъективную истину, наве янную мне одной небольшой фразой Маркса,— фразу, которую я использовал в качестве одного из эпиграфов к данной книге («Они не могут представлять себя, их долж ны представлять другие»). Она означает: если вы чувствуе те, что вам не дали возможности высказаться за себя са мого, вы будете изо всех сил бороться, чтобы получить та кую возможность. И в самом деле, даже порабощенные (subaltern) могут заговорить, как об этом красноречиво показывает история освободительных движений в ХХ веке. Но я никогда не думал, что увековечиваю враж дебность двух соперничающих политических и культур ных монолитных блоков, чье сооружение я описал и чьи ужасающие последствия стремился смягчить. Напротив, как я уже говорил раньше, оппозиция Восток—Запад яв ляется и ложной, и крайне нежелательной. Чем реже в ней видят нечто иное, нежели увлекательную историю интерпретаций и сталкивающихся интересов, тем лучше.

Я рад отметить, что многие читатели в Англии и Америке, как и в англоговорящих странах Африки, Азии, Австра лии и в странах Карибского бассейна, увидели в этой книге попытку обратить внимание на то, что позднее по лучило название мультикультурализма, а не на факты ксенофобии и агрессивного, расовоориентированного национализма.

Тем не менее «Ориентализм» чаще всего воспринимали как своего рода голос порабощенных (обездоленные всего мира вдруг заговорили), нежели как мультикультуралист ский и одновременно критический анализ власти, ис пользующей знание для расширения своего влияния. Та ким образом, я в качестве автора исполнял предписанную мне роль: быть саморепрезентацией того, что прежде было подавлено и искажено в научных текстах, состав ляющих дискурс, исторически обращенный не к народам Востока, а все тому же Западу. Это важный момент, он еще более усиливает ощущение постоянной борьбы непо движных идентичностей в рамках некой вечной оппози ции, от которой моя книга как раз и пытается уйти, но ко торую парадоксальным образом предполагает и от кото рой зависит. Похоже, ни один из числа тех ориенталистов, о ком идет в данной книге речь, никогда и не думал, что его читателем может быть человек Востока. Дискурс ори ентализма, его внутренняя связность и строгость умоза ключений были рассчитаны на читателя и потребителя в западных метрополиях. Это относится и к людям, кото рыми я искренне восхищаюсь, таким как Эдвард Лэйн или Гюстав Флобер, которые были очарованы Египтом, и к надменным колониальным администраторам, таким как лорд Кромер, и к блестящим ученым, как Эрнест Ре нан, и к аристократам, как Артур Бальфур,— все они от носились к жителям Востока, которых изучали и которы ми управляли, свысока и без особой симпатии. Должен признаться, я получал удовольствие, незваным свидете лем прислушиваясь к различным мнениям и дискуссиям внутри ориенталистского сообщества, и такое же удо вольствие я получил, когда донес результаты своих иссле дований не только до европейцев, но и до не европейцев.

У меня нет ни малейшего сомнения в том, что такое стало возможным потому, что я перешагнул через имперскую разделительную линию Восток—Запад, влился в жизнь Запада и все же сохранил органическую связь с родными местами. Повторюсь: это было именно перешагивание через барьеры, а не их возведение. Полагаю, что «Ориен тализм» является примером именно такого подхода, осо бенно когда речь идет о гуманитарном исследовании как попытке преодоления принудительных ограничений мысли и о стремлении к недоминативному и неэссенциа листскому типу исследований.

Подобные соображения на самом деле еще настоятель нее требуют от моей книги предъявить нечто вроде свиде тельства нанесенного ущерба и летописи страданий, рас сказ о которых воспринимается как сильно запоздалый ответ Западу. Мне не по душе столь упрощенная характе ристика работы, в которой — и здесь я не собираюсь про являть ложную скромность — много нюансов и тонких различий в том, что касается людей, периодов и стилей ориентализма. Мой анализ меняет картину, усиливает раз личия, отделяет периоды и авторов друг от друга, даже если все это остается в рамках ориентализма. Подходить к моему анализу Шатобриана или Флобера, Бертона или Лэйна с одними и теми же мерками, видеть в нем все тот же редуктивный смысл банальной формулы «критика за падной цивилизации», как мне кажется, было бы одновре менно и упрощением, и ошибкой. Однако я также считаю вполне оправданным усматривать в работах недавних ав торитетных ориенталистов вроде почти комичного в сво ем постоянстве Бернарда Льюиса свидетельства их поли тической ангажированности и враждебной настроенно сти, которые они пытаются замаскировать учтивым тоном и неубедительной имитацией научного исследования.

Таким образом, мы вновь возвращаемся к историческо му и политическому контексту книги, причем я не соби раюсь утверждать, будто он не имеет никакого отношения к ее содержанию. Одно из наиболее проницательных и тонких суждений по поводу этого стечения обстоятельств было представлено в обзоре Базима Мусаллама (MERIP, 1979). Он начинает с сопоставления моей книги с более ранней демистификацией ориентализма ливанским уче ным Майклом Рустумом в 1895 году (Kitab al Gharib fi al Gharb), но затем говорит, что в отличие от книги Русту ма, моя книга — об утрате. Мусаллам говорит следующее.

Рустум пишет как свободный человек и как член сво бодного общества: сириец, говорящий по арабски, граж данин все еще независимого Оттоманского государства … В отличие от Майкла Рустума, у Эдварда Саида нет обще признанной идентичности, сам его народ находится под вопросом. Возможно, Саид и его поколение иногда пони мают, что под ногами у них — лишь остатки разрушенного общества Сирии Майкла Рустума, да еще память, и ничего больше. Другие [народы] в Азии и Африке добились успе ха в этот век национального освобождения; здесь же — как разительный контраст — отчаянное сопротивление про тив повсеместной несправедливости, по крайней мере пока терпящее поражение. Эту книгу написал не какой то «араб» вообще, но человек определенного круга и с вполне определенным жизненным опытом.

Мусаллам верно подмечает, что алжирец не написал бы такую в целом пессимистическую книгу, как моя, которая лишь в малой степени касается истории отношений Франции и Северной Африки (в особенности Франции и Алжира). Соглашаясь с тем, что «Ориентализм» вырос из вполне конкретной истории личной утраты и националь ной дезинтеграции (всего за несколько лет до завершения «Ориентализма» Голда Меир сделала свое знаменитое и глубоко ориенталистское заявление о том, что нет такой нации, как палестинцы), хотелось бы добавить, что ни в той книге, ни в двух последующих — «Палестинский во прос» (1980) и «Covering Islam» (1981) — я не намеревался всего лишь предложить политическую программу восста новления идентичности и возрождения национализма.

Конечно, в обеих последних книгах была сделана попыт ка проанализировать то, что было упущено в «Ориента лизме», а именно представление о том, каким может быть с моей личной точки зрения альтернативный образ этих составных частей Востока — Палестины и ислама.

Но во всех своих книгах я оставался предельно критич ным по отношению к торжествующему и некритичному национализму. Представленный мною образ ислама стро ился не на напористом и агрессивном дискурсе и ортодок сальной догматике, но на той идее, что существуют раз личные интерпретации ислама как внутри, так и вне ис ламского мира и что они должны на равных вступать друг с другом в диалог. Мой взгляд на Палестину, первоначально сформулированный в «Палестинском вопросе», остается таким же и по сей день: я проговорил все недосказанное по поводу легкомысленного нативизма и воинствующего ми литаризма националистического консенсуса; вместо это го я предложил критический взгляд на арабскую среду, ис торию Палестины и действительность Израиля с явным выводом, что только на основе переговоров между двумя страдающими сообществами, арабами и евреями, можно добиться передышки в этой бесконечной войне. (Следует отметить, что хотя моя книга о Палестине была удачно пе реведена на иврит в начале 1980 х годов небольшим изра ильским издательством «Мифрас», на арабский она не пе реведена и по сей день. Все интересовавшиеся моей кни гой издатели арабы хотели, чтобы я изменил или убрал те разделы, где открыто критикуется тот или иной арабский режим (включая ООП), а на это я никогда не мог пойти).

С сожалением приходится признать, что, несмотря на за мечательный перевод Камаля Абу Диба, арабам все еще уда ется игнорировать тот аспект «Ориентализма», который снижает националистический пыл, якобы подразумевае мый моей критикой ориентализма с позиций связи послед него со стремлением к доминированию и контролю, кото рое также присутствует в империализме. Главное достиже ние кропотливого перевода Абу Диба — почти полное отсут ствие арабизированных западных выражений; технические слова вроде «дискурса», «симулякра», «парадигмы» или «кода» были выведены из классической риторики арабской традиции. Его замысел состоял в том, чтобы поместить мою работу в рамки полностью сформированной традиции, как если бы она была адресована другой традиции с точки зре ния культурной самодостаточности и равенства. Таким об разом, рассуждал он, можно показать, что, если возможна эпистемологическая критика изнутри западной традиции, такое же возможно и изнутри арабской традиции.

Чувство конфронтации между зачастую эмоционально определяемым арабским миром и еще более эмоционально воспринимаемым Западом маскирует тот факт, что «Ори ентализм» был задуман как критический анализ, а не как утверждение враждующих и безнадежно антитетичных идентичностей. Кроме того, описанная мною на последних страницах книги ситуация, когда одна мощная дискурсив ная система сохраняет гегемонию над другой, должна была стать поводом для дебатов, способных вдохновить арабских читателей и критиков более решительно заняться системой ориентализма. Меня укоряли и за то, что я не уделил доста точного внимания Марксу (те фрагменты в моей книге, на которые особенно нападали критики догматики в араб ском мире и в Индии, касались ориентализма самого Мар кса), чье мышление, как было заявлено, оказалось выше его собственных очевидных предрассудков, так и за то, что я не оценил в достаточной степени большие достижения ориентализма, Запада и т. д. Мне представляется, что, как и защита ислама, обращение к марксизму или к «Западу» в качестве некоей цельной системы мышления было бы ис пользованием одной ортодоксии в борьбе с другой.



Pages:     | 1 |   ...   | 83 | 84 || 86 | 87 |   ...   | 102 |
 


Похожие работы:

«Посвящается 60-летию БСХИ – ДальГАУ НАУЧНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ Благовещенск Издательство ДальГАУ 2010 2 Научный потенциал: справочное издание. – Благовещенск: ДальГАУ, 2010. – 130 с. Редакционная коллегия: Бумбар И.В., д.т.н., профессор, ректор ДальГАУ (отв. редактор); Тихончук П.В., д.с.-х.н., профессор, проректор по НР (зам. отв. редактора); Арнаутовский И.Д., к.с.-х.н., профессор, директор НИИЖ; Захарова Е.Б., к.с.-х.н., доцент директор, НИИ СТР; Иванкина Н.Ф., д.б.н., профессор, зам. директора по...»

«Москва Художественная литература 1990 ББК 84. 5Ид А98 Автор введения, вступительной статьи и очерков Г. БОНГАРД-ЛЕВИН Научная редакция Г. БОНГАРД-ЛЕВИНА Оформление художника А. БРАНТМАНА 4703020600-227 ^Введение, вступ. статья, очерки А 028(01) 90 171-90 и комментарии, оформление. Издательство Художественная лиISBN 5-280-01241-6 тература, 1990 г. ВВЕДЕНИЕ Замысел этой книги возник несколько лет назад в Индии. Я находился там в научной командировке и работал в библиотеках и хранилищах древних...»

«МОСКВА АСТ 1998 ББК 70 Яll УДК 008(031) Автор-составитель Н. В. Чудакава Художники А. В. Кардашук, Е. В. Дедова По общей редакцией О. Г. Хипп Я Я познаю мир: Дет. энцикл.: Культура/ 11 Авт.-сост. Н. В. Чудакова; Худож. А. В. Карда­ шук, Е. В. Дедова; Под общ. ред. О. Г. Хинн.М.: 000 •Фирма •Издательство АСТ, 1998.с. ISBN 5-237-01474-7. •Культура•- очередной том многотомной популярной энциклопедии для детей издательства АСТ- •Я познаю мир•. Книга знакомит читателей с историей письменности и...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ 3 Историческая справка о Нижнетавдинском районе. 19 Тавдинские чтения.. 27 Агропромышленный комплекс. 39 Туризм в Нижнетавдинском районе. © Тюменская областная Дума, 2011 ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА О НИЖНЕТАВДИНСКОМ РАЙОНЕ Село Нижняя Тавда было основано в первой четверти XVII в. как Тавдинская слобода. Первое упоминание о нашем селе можно найти (по сведениям РГАДА) в дозорной книге Тюменского уезда, где оно упоминается в числе вотчин Тобольского архиепископа Киприана. Тавдинская...»

«25 апреля 2013 года, 19:00 Москва, Никитский пер., д. 4а, стр. 1 · 1 МОСКВА, 25 АПРЕЛЯ 2013 Предаукционный показ с 17 по 24 апреля 2013 года (с 10:00 до 20:00, кроме понедельника) по адресу: Москва, Никитский пер., д. 4а, стр. 1 (м. Охотный ряд) Справки, заказ печатных каталогов, телефонные и заочные ставки по тел.: (495) 926 4114, (985) 969 7745 или по электронной почте: knigoved@yandex.ru Интернет каталог www.vnikitskom.ru или www.вникитском.рф В оформлении обложки использованы изображения...»

«Разработка одиннадцатилетней программы экономического развития создаёт надёжный фундамент для дальнейшего благоденствия и процветания народов Туркменистана. Это развитие должно быть разнообразным и всесторонним. Поэтому была предложена программа Рухнаме, своеобразный культурно-нравственный кодекс нации как комплексный план содействия развитию культуры, образования и науки. Рухнаме призвана развивать культуру и образованность народа Туркменистана, содействовать созданию новых культурных...»

«Е.Е. Михайлова СССР ВО ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ ВЕЛИКОБРИТАНИИ. 1937 – 1940 гг. Хрестоматия Рекомендовано методической комиссией исторического факультета для студентов ННГУ, обучающихся по направлению подготовки 030600 История Нижний Новгород 2013 Михайлова Е.Е. СССР ВО ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ ВЕЛИКОБРИТАНИИ. 1937 – 1940 гг.: Хрестоматия. – Нижний Новгород: Нижегородский госуниверситет, 2013. – 88 с. Рецензент: д.полит.н. И.В. Шамин В хрестоматии изложены материалы по спецкурсу,...»

«Предисловие Роберта Кийосаки Книга Истории успеха учеников Богатого Папы нравится мне по следующим причинам. 1. Люди, о которых в ней рассказывается, решительно взялись за дело и добились замечательных результатов. Несколько недель назад в Фениксе, штат Аризона, где я живу со своей женой Ким, мне довелось быть гостем одного местного телешоу. Ведущий брал интервью у читательницы моей книги Богатый папа, бедный папа и у меня. Женщина сказала, что прочитала книгу с интересом, но, по большому...»

«Серия: История и этнография российских немцев Иван Шеленберг ИСТОРИЯ СЕЛА ОРЛОВО GOTIKA Москва 1996 УДК 957. 115 ББК 63.3(253.7) Ш42 Иван Шеленберг. История села Орлово. — М.: Готика, 1996. — 1 4 4 с. Рецензирование и научное редактирование: доктор исторических наук, профессор Л. В. Малиновский Издание осуществлено при поддержке Генерального консульства Федеративной Республики Германия в Новосибирске Gefrdert durch das Generalkonsulat der Bundesrepublik Deutschland in Nowosibirsk © И.Шеленберг,...»

«С о с т а в и т е л и : раздел I — доцент ГУ ВШЭ, канд. экон. наук Г.Д. Гловели, доцент ГУ ВШЭ (экономический факультет МГУ им. М.Ю. Ломоносова), канд. экон. наук Н.А. Розинская; раздел II — профессор ГУ ВШЭ, д-р ист. наук А.Д. Кузьмичев, профессор ГУ ВШЭ, д-р экон. наук С.К. Никитина; раздел III — профессор ГУ ВШЭ (исторический факультет МГУ им. М.Ю. Ломоносова), д-р ист. наук Л.И. Бородкин, профессор ГУ ВШЭ, д-р ист. наук А.Д. Кузьмичев, профессор ГУ ВШЭ, д-р экон. наук Ю.М. Самохин Р...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.