WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 78 | 79 || 81 | 82 |   ...   | 102 |

«поистине увлекательный процесс. Мири ам Саид очень помогла мне своими исследованиями в об ласти первоначального периода современной истории институтов ориентализма. Помим ...»

-- [ Страница 80 ] --

К чему говорить о подымающемся верблюде как этимо логическом основании для понимания современной арабской революции, разве что это искусный ход для дискредитации современности? Цель Льюиса явно в том, чтобы принизить революцию с ее нынешней оценки до чего то не более благородного (или прекрасного), чем встающий верблюд. Революция — это возбуждение, бунт (мятеж), образование маленьких независимых госу дарств — и не более. Лучший совет (который, вероятно, может дать только западный ученый и джентльмен) та ков: «подожди, пока уляжется возбуждение». И вряд ли кто сможет из такого рассуждения о thawra понять, что бесчисленные народы деятельным образом придержива лись этой позиции, причем в формах, которые слишком сложны для понимания даже в рамках саркастической учености Льюиса. Однако именно такого рода сущност ное описание естественно для ученых и политиков, зани мающихся Средним Востоком: революционные волне ния среди «арабов» имеют такие же последствия, как встающий верблюд, и заслуживают такого же внимания, как болтовня мужланов. Вся каноническая ориенталист ская литература по сходным идеологическим причинам не смогла объяснить или подготовить нас к одному из убедительных революционных потрясений в арабском мире XX века.

То, что Льюис ассоциирует thawra с подымающимся верблюдом и в целом с возбуждением (а вовсе не с борь бой во имя определенных ценностей) и намекает более откровенно, чем обычно, что для него араб — едва ли не что большее, чем просто невротическое сексуальное су щество. Всякое слово или фраза, при помощи которых он описывает революцию, имеет сексуальный оттенок:

взволновать, возбудить, вздымать, вставать. Однако по большей части он приписывает арабу «дурную» сексуаль ность. В конце концов, раз уж арабы ни на что серьезное не годятся, то их сексуальное возбуждение — ничуть не благороднее, чем возбуждение (rising up) 82 у верблюда.

На самом деле это не революция, а бунт, образование мелких удельных княжеств, и еще большее возбуждение.

Это все равно, что сказать, что вместо полноценного соития араб способен только на предварительные ласки, мастурбацию, coitus interruptus.83 Таковы выводы Льюиса вне зависимости от того, насколько чисты его мотивы и академичен язык. Раз уж он так чувствителен к нюансам слов, то должен понимать, что и у его слов тоже есть ню ансы.

Интересно проанализировать пример с Льюисом даль ше, поскольку он имеет в политическом мире и анг ло американском средневосточном истеблишменте репу тацию ученого ориенталиста, и все написанное им про питано «авторитетом» науки. Тем не менее в течение почти полутора десятилетий его деятельность носила аг рессивно идеологический характер, несмотря на все по пытки продемонстрировать тонкость подхода и иронию.

Я привел одну из его недавних работ как показательный пример академической сферы, чья деятельность подразу мевает либеральный и объективный характер гуманитар ной науки, но в действительности больше походит на про паганду, направленную против собственного предмета изучения. Но все это не столь уж удивительно для всяко го, кто знаком с историей ориентализма. Все это — лишь один из недавних (и потому оставшийся на Западе неза меченным) скандалов этой «науки».

Итак, Льюис настолько увлечен своим проектом разо блачить, развенчать, дискредитировать арабов и ислам, что, похоже, его подводит его энергия как ученого и исто рика. Например, он публикует в издании 1964 года главу под названием «Мятеж ислама», а затем перепечатывает тот же самый материал спустя 12 лет, лишь слегка изменив его, чтобы соответствовать новому контексту (на этот раз в «Комментарии»), и называет его «Возвращение ислама».

От «Мятежа» до «Возвращения» все меняется, конечно же, к худшему, и эти перемены, по мысли Льюиса, долж ны объяснить новой аудитории, почему мусульмане (или арабы) никак не угомонятся и не признают израильскую гегемонию над Ближним Востоком.

Посмотрим внимательнее как именно он это проделы вает. В обоих публикациях он упоминает антиимпериали стическое восстание 1945 года в Каире, которое в обоих случаях он описывает как антиеврейское. Однако ни в первом, ни во втором случае нам ничего не говорят о том, в чем именно состоял его антиеврейский характер. В дей ствительности же, приводя конкретные примеры антиев рейской направленности, он говорит нечто совершенно иное: «католическая, армянская, греко православная церкви подверглись нападению и были повреждены». Об ратимся к первой версии 1964 года.

2 ноября 1945 года политические лидеры Египта при звали [народ] выйти на демонстрации в связи с годовщи ной Декларации Бальфура. Вскоре все это переросло в ан тиеврейские мятежи, в ходе которых католическая, армян ская, греко православная церкви подверглись нападению и были повреждены. Позвольте спросить, какое же отно шение к Декларации Бальфура имеют католики, армяне и А вот другая версия, опубликованная в «Комментарии»

в 1976 года.

Поскольку националистическое движение обретало подлинную популярность, оно становилось все менее на ционалистическим и все более религиозным — другими словами, все менее арабским и более исламским. Во вре мена кризисов — а таких за последние десятилетия было немало — инстинктивная групповая лояльность переве шивает все остальное. Достаточно нескольких примеров.

* Lewis, Bernard. The Revolt of Islam // The Middle East and The West. Bloomington: Indiana University Press, 1964. P. 95.

2 ноября 1954 года в Египте прошел ряд демонстраций [об ратите внимание на выражение «прошел ряд демонстра ций» — здесь видна попытка показать действие инстинк тивной лояльности, в сравнении с действиями «политиче ских лидеров» в предыдущей версии] в связи с годовщи ной провозглашения Британским правительством Декла рации Бальфура. Хоть это явно не входило в намерения организовавших ее лидеров, демонстрации вскоре пере росли в антиеврейский мятеж, а этот мятеж — во всеобщее возмущение, в ходе которого несколько церквей — като лических, армянских и греко православных [и вновь по учительное изменение: здесь создается впечатление, что нападению подверглось множество церквей, принадлежа щих трем конфессиям; в предыдущей версии речь идет конкретно о трех церквях] — подверглось нападению и были повреждены.* Полемической (а вовсе не научной) задачей Льюиса яв ляется попытка показать здесь и повсюду, что ислам — это антисемитская идеология, а не просто религия. Он не ви дит логических противоречий, утверждая одновременно, что ислам — это ужасающий массовый феномен, и что он «не обладает подлинной популярностью». Однако эта проблема не занимает его слишком долго. Как видно из второй версии его тенденциозного текста, он продолжает настаивать, что ислам — это иррациональная толпа, или массовый феномен, управляющий мусульманами при по мощи страстей, инстинктов и бессознательной ненавис ти. Цель этой картины — напугать аудиторию, заставить ее не уступать исламу ни пяди. Согласно Льюису ислам не развивается, как не развиваются и сами мусульмане. Они просто есть, и за ними нужно наблюдать из расчета этой их чистой сущности (по Льюису), которая включает в себя давнюю ненависть к христианам и евреям. Льюис повсю ду воздерживается от подобных взрывоопасных заявле * Lewis, Bernard. The Return of Islam // Commentary. January 1976.

P. 44.

ний. Он всегда оговаривается, что мусульмане, конечно же, не такие антисемиты, какими были нацисты, однако их религия очень легко приспосабливается к антисеми тизму. То же самое касается отношения ислама к расизму, рабству и прочим более или менее «западным» порокам.

Ядро идеологии Льюиса по поводу ислама состоит в том, что тот никогда не меняется и что его собственная миссия в целом состоит в том, чтобы информировать об этом консервативные сегменты еврейской читающей общест венности и всех, кто готов соглашаться с тем, что любые политические, исторические и научные сообщения о му сульманах должны начинаться и заканчиваться тем фак том, что мусульмане — это мусульмане.

Допустить, что вся цивилизация в целом может прежде всего и всецело сохранять верность своей религии — это уж слишком. Даже предположить подобное — это оскорбле ние для либерального мнения, всегда готового встать на защиту тех, кого считает своими подопечными. Это сказы вается на нынешней неспособности политиков, журнали стов, равно как и ученых, признать значимость религиоз ного фактора в текущих взаимоотношениях с мусульман ским миром. Отсюда вытекает обращение к языку левого и правого крыла, прогрессивному и консервативному, и всей прочей западной терминологии, использование которой для понимания мусульманского политического феномена примерно столь же информативно и компетентно, как ос вещение крикетного матча комментатором по бейсболу.

[Льюису настолько нравится это его последнее сравнение, что он дословно цитирует его из полемики 1964 года].* В своей более поздней работе Льюис сообщает нам, ка кая терминология является более точной и полезной, хотя при этом она не кажется менее «западной» (чтобы это сло во ни означало): мусульмане, как и большинство других бывших колониальных народов, не способны ни говорить * Ibid. P. 40.

правду, ни даже видеть ее. Согласно Льюису, они привер жены мифологии, как и «так называемая ревизионист ская школа в США, которая обращается назад, к золотому веку американских добродетелей и приписывает практи чески все грехи и преступления мира нынешнему истеб лишменту своей страны».* Даже несмотря на то, что это вредная и исключительно неточная характеристика реви зионистской истории, такого рода замечания направлены на то, чтобы представить самого Льюиса великим истори ком, возвышающимся над недалекими и неразвитыми мусульманами и ревизионистами.

Однако коль скоро речь заходит о точности и о том, чтобы поступать в соответствии с собственным правилом, что «ученый … не позволяет проявляться своим предрас судкам»,** Льюис по отношению к самому себе и к данно му случаю ведет себя вполне по рыцарски. Так, напри мер, он подробно излагает позицию арабов против сио низма (используя при этом язык включений («in»

language) арабских националистов), правда, не упоминая при этом — вообще нигде, ни в одном из своих произведе ний — о вторжении сионистов и колонизации Палести ны, невзирая на протесты исконных арабских обитателей этих территорий. Ни один израильтянин не станет отри цать этого, но Льюис как историк ориенталист попросту не обращает на это внимания. Он говорит об отсутствии на Среднем Востоке демократии, за исключением Израи ля, даже не упоминая при этом о Правилах поведения в чрезвычайных ситуациях (Emergency Defense Regulations), применяемые в Израиле по отношению к арабам, как ни чего не говорит ни о «превентивных арестах» арабов в Из раиле, ни о дюжинах незаконных поселений на оккупиро ванном военным путем западном берегу Иордана и секто * Lewis, Bernard. History — Remembered, Recovered, Invented.

Princeton, N. J.: Princeton University Press, 1975. P. 68.

** Lewis. Islam in History. P. 65.

ре Газа, ни о нарушении гражданских прав арабов в быв шей Палестине, первым среди которых является право на иммиграцию. Вместо этого Льюис позволяет себе в духе свободы научного исследования заявить, что «империа лизм и сионизм [коль скоро речь идет об арабах] более знакомы нам под своими прежними именами — христиан и евреев».* В связи с данным случаем он цитирует Т. Э. Лоуренса по поводу «семитов» и против ислама, но никогда не обсуждает сионизм параллельно с исламом (как если бы сионизм не был религиозным движением) и повсюду пытается продемонстрировать, что любая рево люция — это в лучшем случае форма «секулярного милле ниаризма».



Pages:     | 1 |   ...   | 78 | 79 || 81 | 82 |   ...   | 102 |
 


Похожие работы:

«Р. Лельова БОЛГАРСКИЕ ГОРОДСКИЕ ОБЩИНЫ В МАКЕДОНИИ (1878-1903 гг.) /СТРУКТУРА, ОРГАНИЗАЦИЯ И КОМПЕТЕНЦИИ/ Структура и организация болгарских органов самоуправления в Македонии в период 1878-1903 гг. является важной научной проблемой, которая не была комплексно изучена в исторической литературе. Данная тема хронологически до русско-турецкой освободительной войны была исследована Хр. Христовым1. Процесс восстановления общинной системы после Берлинского конгресса и ее состояние до 1885 г. в своем...»

«ЧЕТВЕРТАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РОССИИ 19–21 октября 2007 г. в Высшей школе менеджмента Санкт Петербургского государственного университета при участии Санкт Петербургского института истории РАН и Совета по социально экономическим проблемам Санкт Петер бургского научного центра РАН прошла Четвертая международная конферен ция по истории российского предпринимательства Российское предпринима тельство в XIX — первой четверти XX в.: личности, фирмы,...»

«по исследованию и изложению. В конце концов это продлилось почти два десятилетия, пусть и со многими перерывами — часть из них была обусловлена моей работой по применению стратегии в полевых условиях, всё же имевшему некоторое отношение к моим занятиям. Но была и некая компенсация за столь чрезмерную задержку: несколько существенно важных византийских текстов, ранее существовавших только в виде...»

«Предисловие к русскому изданию книги Черный сад Вступление. Переходя черту Глава 1. Февраль 1988 года Глава 2. Февраль 1988 года: Азербайджан Глава 3. Шуша. Рассказ о соседях Глава 4. 1988-1989 г.г. Кризис в Армении Глава 5. Ереван. Тайны Востока Глава 6. 1988-1990 г.г. Азербайджанская трагедия Глава 7. Баку. Богатая событиями история Глава 8. 1990-1991 г.г. Советская гражданская война Глава 9. Противоречия. Сюжет двадцатого века Глава 10. Урекаванк. Непредсказуемое прошлое Глава 11. Август...»

«Белорусский государственный университет УТВЕРЖДАЮ Декан исторического факультета Белорусского государственного университета С.Н. Ходин _ 2011 г. Регистрационный № УД –/баз. Повседневная Россия в контексте социальной истории Специальный курс Учебная программа для специальности: 1-21 03 01-01 История (отечественная и всеобщая) Срок действия учебной программы –– до мая 2014 г. 2011 г. СОСТАВИТЕЛЬ: О. В. Бригадина, доцент кафедры истории России исторического факультета Белорусского государственного...»

«X V — X V I века стали переломными в российской истории. Это было время великих свершений и чудовищных репрессий, расцвета культуры, подъема экономики и бесконечных кровопролитных войн, экономическо­ го кризиса, неисчислимых народных бедствий и страданий, впечатляющих побед и горьких поражений. В начале X V века Русь еще была разделена на враждующие друг с другом феодальные княжества, зависимые от воли золотоордынских ханов и не всегда способные противостоять иноземным вторжениям. На рубеже X V...»

«Пояснительная записка Рабочая программа по природоведению составлена на основе следующих документов: Закон РФ Об образовании № 3266-1 ФЗ от 10.07.1992 г. с последующими изменениями. Федеральный компонент государственного стандарта основного общего образования на базовом уровне (приказ МОРФ от 05.03.2004 г. № 1089). Примерная программа основного общего образования по природоведению для 5 класса, допущенная Департаментом образовательных программ и стандартов общего образования МОРФ. Авторская...»

«1 Введение. 2006 год от Р. Х. был отмечен в России событием, которое могло стать долгожданной радостью для всех, кто, как говорится в книжных аннотациях, интересуется историей духовной культуры2. Событие это – выход в свет в СанктПетербурге книги с многообещающим названием История византийской философии. Радостное чувство, вызванное известием о публикации произведения, самим своим названием обещающего заполнить наконец совершенно нетерпимую уже в отечественной науке лакуну – отсутствие ученого...»

«Книга Порфирия Иванова: История и метод моей закалки Форматирование текста: http://www.evolucia2.ru/ Книга Порфирия Иванова: История и метод моей закалки 1. Почему я стал новатором ? Я стал новатором не потому, что хотел получить много денег и славу. Те люди, которые хотят новаторами стать только из-за денег и славы, могут быть на деле совсем не новаторы, а нехорошие люди, обманщики людей потому, что главное для них не правда, а слава и деньги. Я совсем не из таких людей, в своей работе и...»

«ВРЕМЕННИК ПУШКИНСКОЙ комиссии 17 90 ИЗДАТЕЛЬСТВО НАУКА ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Ленинград 1972 Редактор академик M. П. АЛЕКСЕЕВ 7-2-2 280—72 lib.pushkinskijdom.ru ПРЕДИСЛОВИЕ Настоящий выпуск Временника Пушкинской комиссии (восьмой по общему счету) сохраняет прежнюю программу этого издания. Он посвящен итогам изучения жизни и творческой дея­ тельности Пушкина, а также проблемам популяризации его насле­ дия в 1970 г. Первый отдел Временника содержит в себе публикации и научные описания...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.