WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 63 | 64 || 66 | 67 |   ...   | 102 |

«поистине увлекательный процесс. Мири ам Саид очень помогла мне своими исследованиями в об ласти первоначального периода современной истории институтов ориентализма. Помим ...»

-- [ Страница 65 ] --

Поэтому в работах лучших ориенталистов межвоенного периода, представленных яркими карьерами Массиньона и Гибба, можно найти элементы, роднящие их с лучшими гуманистическими традициями в науке того времени. Так, суммативный подход, о котором я говорил ранее, можно считать ориенталистским эквивалентом попыток в рамках чисто западной гуманистики понять культуру как целое, антипозитивистским, интуитивным, симпатическим об разом. И ориенталисты, и не ориенталисты приступали к работе с ощущением, что западная культура вступает в важную фазу, чьей первостепенной чертой является кри зис, вызванный такими угрозами, как варварство, узко техническое отношение к миру, моральная нечувствитель ность, жесткий национализм и т. д. Среди западных гума нистов, а также среди ведущих ученых ориенталистов, та ких как Массиньон и Гибб, под влиянием творчества Вильгельма Дильтея получает широкое распространение идея использовать конкретные тексты для того, чтобы, на пример, продвигаться от конкретного к общему (дабы по нять жизнь определенного периода в ее целостности и, следовательно, понять культуру). Проекту возрождения филологии, представленному в творчестве Курциуса, Фосслера, Ауэрбаха, Шпитцера, Гундольфа, Гофманста ля,* 41 соответствует та энергия, которую привнесли в сугу бо техничную ориенталистскую филологию работы Мас синьона в области, которую он называл «мистическим лексиконом», «словарем исламского благочестия» и пр.

Однако существуют и другие, более интересные связи между ориентализмом в этой фазе его истории и совре менной европейской science de l'homm, Geisteswissenschaf ten.42 Следует отметить, что не ориенталистской культу рологии волей неволей приходилось давать более непо средственный ответ на угрозу гуманистической культуре, исходящую от самодовольной, аморальной технической специализации, представленной, хотя бы отчасти, ростом фашизма в Европе. Этот ответ, как и общая тревога меж военного периода, сохранили актуальность и в послево енное время. Яркое научное и личностное свидетельство такого ответа можно найти в известной работе Эриха Ауэрбаха «Мимезис», в поздних его методологических рассуждениях в качестве Филолога.** Он сообщает нам, что «Мимезис» написан во время его изгнания в Турцию и в значительной мере задумывался как попытка виртуаль но обозреть развитие западной культуры, возможно, в тот последний момент, когда она еще сохраняет целостность и цивилизационную связность. А потому Ауэрбах ставит себе целью написать общую работу, основанную на кон * Весьма полезное исследование интеллектуального проекта, оказавшего влияние на их творчество см.: Evans, Arthur R. Jr., ed. On Four Modern Humanists: Hofmannsthal, Gundolf, Curtius, Kantorowicz. Princeton, N. J.: Princeton University Press, 1970.

** Auerbach, Erich. Mimesis: The Representation of Reality in Western Literature, trans. Willard R. Trask. 1946; reprint ed., Princeton, N. J.:

Princeton University Press, 1968. Рус. пер.: Ауэрбах Э. Мимезис: Изо бражение действительности в западноевропейской литературе. М.;

СПб.: Университетская книга, 2000; его же: Literary Language and Its Public in Late Latin Antiquity and in the Middle Ages. Trans. Ralph Manheim. N. Y.: Bollingen Books, 1965.

кретном текстуальном анализе так, чтобы представить принципы западной литературы во всем их многообра зии, богатстве и изобилии. Целью работы был синтез за падной культуры, причем сам синтез, уравненный по зна чимости с самим намерением его осуществления, был, по убеждению Ауэрбаха, возможен на почве того, что он на звал «позднебуржуазным гуманизмом».* Таким образом, частная деталь превращается в высокоопосредованный символ всемирно исторического процесса.

Не меньшее значение для Ауэрбаха — и этот факт непо средственно связан с ориентализмом — имеет гуманисти ческая традиция вклада в неродную национальную культу ру или литературу. Ауэрбах приводит в пример Курциуса, чья исключительная работоспособность говорит об осоз нанности выбора немецкой культуры при решении про фессионально посвятить себя романской литературе. Не даром Ауэрбах завершает свои зрелые размышления важ ной цитатой из «Дидаскаликона» Гуго Сен Викторского: «Человек, который считает прекрасной свою родную зем лю, еще только незрелый новичок; тот, для кого любая поч ва как родная — уже сильнее; но совершенен лишь тот, для кого весь мир — чужбина».** Чем в большей степени спо собны мы отделить себя от родной культуры, тем легче смо жем судить ее, равно как и весь мир с духовной непредвзя тостью и великодушием, необходимыми для истинного дения. И тем легче сможем мы оценить свою и чужую культуры с равным сочетанием близости и отстраненности.

Не менее важной и методологически формативной культурной силой было использование в социальных нау ках «типов» — и как аналитического приема, и как способа видеть привычные вещи в новом свете. Более подробно ис торию «типов» можно найти у таких мыслителей начала * Auerbach, Erich. Philology and Weltliteratur. Trans. M. and E. W. Said // Centennial Review. Winter 1969. Vol. 13, no. 1. P. 11.

** Ibid. P. 17.

XX века, как Вебер, Дюркгейм, Лукач, Мангейм44 и других представителей социологии знания, работы которых вспо минают достаточно часто.* Однако, как мне кажется, мало кто замечал, что исследования Вебера по протестантизму, иудаизму и буддизму завели его (возможно, непреднаме ренно) на территорию, которая прежде была исключитель ной вотчиной ориенталистов. Именно там нашел он под держку со стороны тех мыслителей XIX века, которые были убеждены, что существует своего рода онтологиче ская разница между восточной и западной экономически ми (а также религиозными) «ментальностями». Никогда основательно не занимаясь исламом, Вебер тем не менее оказал существенное влияние и на эту сферу в основном потому, что его понятие «типа» было просто «внешним»

подтверждением многих канонических тезисов, разделяе мых ориенталистами, чьи экономические идеи никогда не шли далее утверждения, будто восточный человек фунда ментально неспособен к торговле, коммерции и экономи ческой рациональности. На поле ислама эти клише прочно держались в течение буквально столетий, вплоть до появ ления в 1966 году важного исследования Максима Родин сона «Ислам и капитализм». До сих пор понятие «типа» — восточного, исламского, арабского или какого то еще — сохраняет свою значимость. Его подпитывают и другие та кого же рода абстракции, парадигмы или типы, используе мые в современных социальных науках.

В этой книге я часто говорил о переживаемом ориента листами чувстве отчуждения, когда они имеют дело или живут в культуре, столь глубоко отличной от их собствен ной. Теперь одно из ярких различий между ориентализмом в его исламской версии и всеми прочими гуманистически ми дисциплинами, где имеют некоторое значение ауэрба * См., напр.: Hughes, H. Stuart. Consciousness and Society: The Re construction of European Social Thought, 1890–1930. 1958; reprint ed., N. Y.: Vintage Books, 1961.

ховские представления о необходимости отчуждения, со стоит в том, что исламские ориенталисты никогда не рас сматривали свою отчужденность от ислама как нечто бла готворное или как метод, дающий лучшее понимание соб ственной культуры. Точнее, отчужденность от ислама про сто усиливала в них чувство превосходства европейской культуры по мере того, как эта антипатия распространя лась на весь Восток в целом, деградировавшим (и, как пра вило, смертельно опасным) представителем которого счи тался ислам. Подобные тенденции — и в этом также за ключается моя позиция — оказались встроенными в саму традицию ориенталистского исследования на протяжении XIX века и со временем стали стандартным компонентом передаваемого от поколения к поколению ориенталист ского образования. Кроме того, весьма вероятно, что евро пейские ученые продолжали рассматривать Ближний Вос ток сквозь призму его библейских «истоков», т. е. как ме сто, обладающее неоспоримой религиозной значимостью.

С учетом его особых отношений с христианством и иудаиз мом, ислам навечно оставался для ориенталиста идеей (или типом) изначального культурного бесстыдства, усу губленного, естественно, страхом, что исламская цивили зация с самого начало (и до сих пор) продолжает оставать ся своего рода оппонентом христианского Запада.

По этим причинам исламский ориентализм в межвоен ный период в целом разделял ощущение культурного кри зиса, провозглашаемого Ауэрбахом и другими авторами, о которых мы упомянули кратко, в то же время развиваясь в несколько ином направлении по сравнению с остальными гуманитарными науками. Поскольку исламский ориента лизм также изначально заключал в себе своеобразный ре лигиозный подход, он оставался зажатым, так сказать, в оп ределенные методологические рамки. Его культурная от чужденность, во первых, нуждалась в защите от совре менной истории и социополитических обстоятельств, а во вторых, и от неизбежных ревизий, которые провоциру ют в отношении любого теоретического или историческо го «типа» новые данные. Далее, предлагаемые ориента лизмом абстракции (или, точнее, сама возможность по строения таких абстракций) в случае исламской цивили зации, как полагалось, получили новое подтверждение.

Поскольку считалось, что ислам действовал именно так, как об этом говорили ориенталисты (безотносительно к реальности, но на основе только лишь «классических»

принципов), то также считалось верным, что современ ный ислам — это не что иное, как новая версия древнего ислама, в особенности после того, как было решено, что современность для ислама — это, скорее, оскорбление, чем вызов. (Кстати сказать, большое количество различ ных допущений и предпосылок я упоминаю в этом описа нии для того, чтобы подчеркнуть причудливые извивы и повороты, которые приходится постоянно совершать ориентализму ради сохранения столь своеобразного спо соба видения человеческой реальности.) Наконец, если синтезирующие тенденции в филологии (как полагали Ау эрбах или Курциус) должны были вести к расширению ос ведомленности ученых, ощущения ими братства всего че ловечества, универсальности некоторых принципов чело веческого поведения, то в исламском ориентализме этот синтез привел, напротив, к обострению чувства различия между Востоком и Западом в его проекции на ислам.

Сказанное характерно для исламского ориентализма и поныне: это ретроспективная позиция в сравнении с дру гими гуманитарными науками (и даже в сравнении с дру гими областями ориентализма), методологическая и идеологическая отсталость в целом, сравнительная ото рванность от развития прочих гуманитарных наук и исто рических, экономических, социальных и политических обстоятельств реального мира.* Отчасти это отставание в * См.: Abdel Malek, Anwar. Orientalism in Crisis // Diogenes. Winter 1963. Vol. 44. P. 103–140.

исламском (или семитском) ориентализме стали осозна вать уже к концу XIX века, возможно, потому что отдель ным наблюдателям становилось ясно, в какой малой сте пени семитский или исламский ориентализм высвобо дился из того религиозного фона, на котором первона чально развивался. Первый конгресс ориенталистов про шел в Париже в 1873 году и почти с самого начала всем другим ученым стало ясно, что семитологи и исламологи, вообще говоря, в большом долгу. Работая над обзором всех прошедших в период между 1873 и 1897 годами кон грессов, английский исследователь Р. Н. Каст (Cust) был вынужден отметить это обстоятельство в отношении се мито исламского направления.

Такие встречи [как та, что прошла среди специалистов по древним семитам] действительно способствуют про грессу востоковедения.

Однако нельзя сказать того же относительно секции специалистов по современным семитам. Там было много участников, однако обсуждаемые темы представляли лишь незначительный научный интерес — такие, которые способны были бы привлечь внимание лишь дилетантов старой школы, но вовсе не те, что составляют обширный класс «показательных проблем» (indicatores) XIX века.



Pages:     | 1 |   ...   | 63 | 64 || 66 | 67 |   ...   | 102 |
 


Похожие работы:

«Книга Мамардашвили стала знаменита задолго до ее публикации в 1997 году и не нуждается в особом представлении. Но на всякий случай, напомню, что она являет собой плод расшифровки магнитофонных записей смелых лекций о Канте, прочитанных Мерабом Константиновичем весной 1982 года в Институте общей и педагогической психологии. То есть это не совсем книга. Это сборник лекций. К таким публикациям всегда особое отношение. Оценочная планка ниже, чем у монографий. Действительно, лектору, повествующему,...»

«Кирюшин Юрий Федорович Биобиблиографический указатель Барнаул 2010 КРАТКИЙ ОЧЕРК ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Юрий Федорович Кирюшин родился 13 января 1946 г. в Новосибирской области в Бердске (в так называемом старом Бердске, сейчас затопленном водохранилищем). В 1953 г. Юрий Федорович начал учиться в школе поселка Шлюз, но 11-й класс он уже заканчивал в школе № 125 в Академгородке г. Новосибирска. Свою трудовую деятельность Юрий Федорович начал еще школьником в качестве сезонного рабочего Сибирского...»

«Половой отбор: теория или миф? Введение: к истории вопроса Представления, согласно которым становление и развитие полового диморфизма в эволюции органического мира есть следствие конкуренции самцов из-за доступа к самкам, были впервые высказаны в развернутой форме Ч. Дарвином в его труде Происхождение человека и половой отбор (Darwin, 1971). В главах 8-18 этой книги последовательно обсуждается применимость этой идеи к низшим беспозвоночным, насекомым, а также к рыбам, амфибиям и рептилиям...»

«Второе, переработанное и дополненное издание Сухум – 2011 Книга посвящается светлой памяти сына моего – Адгура, погибшего 18 сентября 1993 года в бою при освобождении столицы Абхазии – Сухума. ОТ РЕДАКТОРА Абхазское издательство Алашара обратилось ко мне с просьбой написать небольшое предисловие к этому труду. Я с радостью принял это предложение. Позволю себе сказать несколько слов об авторе этой монографии, известном абхазском ученомэтнографе, докторе исторических наук, профессоре Шалве...»

«Аннотация Добрый мир. Возможен ли он в принципе? Наверное. Жаль если он, защищаясь от врагов, становится их подобием. Так тоже ведь бывает. Перед вами первая часть романа о борьбе с сагонами, о Боге, любви, светлом и красивом мире – Квирине. Поджанр – космическая опера. Йэнна Кристиана Дороги I ДОРОГИ. Я – солдат Вселенной в мировой войне добра и зла. Никольский, Воскресенье.. Моим детям, Кристиану и Алине, с любовью посвящаю. Выражаю благодарность моему терпеливому консультанту Grey, без чьей...»

«М.А. Володина БЕРБЕРЫ СЕВЕРНОЙ АФРИКИ: КУЛЬТУРНАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭВОЛЮЦИЯ (На примере Марокко) Москва ИМЭМО РАН 2011 УДК 323.1(=64) 316.356.4(=64) ББК 66.5(6Мар)’7 Воло 68 Серия Библиотека Института мировой экономики и международных отношений основана в 2009 году Отв. ред. – д.п.н. Д.Б. Малышева Рецензенты: д.и.н. Р.Г. Ланда, к.и.н. В.И. Максименко Воло 68 Володина М.А. Берберы Северной Африки: культурная и политическая эволюция (на примере Марокко) / Отв. ред. – Д.Б.Малышева. – М.: ИМЭМО РАН,...»

«“УТВЕРЖДАЮ” Декан факультета правоведения П.В.Сычёв 2005 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по дисциплине “ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ПРАВОВОЙ МЫСЛИ БЕЛАРУСИ” для студентов специальностей I - 24 01 02 “ПРАВОВЕДЕНИЕ”, I – 24 01 03 “ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРАВО” Дневная форма обучения Заочная форма обучения Курс – 2, 5 Курс – 1-2, 2-3, 4, 5 Семестр – 4, 9 Семестр – 2-3, 4-5, 7-8, 9-10 Лекции – 32 часа, Лекции – 10 часов из них КСР – 4 часа Семинарские занятия – 4 часа Семинарские занятия – 22 часа, Всего – 14 часов из них...»

«РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ЧИНГИЗА АЙТМАТОВА В ВОСПРИЯТИИ ТЮРКСКОГО МИРА ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ Резюме Несомненно, что всемирно известный писатель, мыслитель, дипломат и общественный деятель Чингиз Айтматов как представитель тюркоязычного народа за свою плодотворную жизнь феноменальным талантом и активной международной деятельностью внес огромный вклад в познание миром тюркской цивилизации. В статье предпринята попытка представления процесса распространения творчества писателя на весь мир и его международная...»

«оГНИ КаМЫ Выходит с апреля 1965 года Читайте в сегодняшнем номере: Пасху встретим Сохраняя традиции Памятник открыт с Богородским Очередной, сорок шестой, день рождения Огней Камы удался, как и все предыдущие. Поскольку дата не юбилейная, то пышных торжеств не подразумевалось. Тем не менее, мы остались верны своим традияйцом циям. День активного подписчика и турнир в подкидного дурака давно стали нашей визитной карточкой. На птицефабрике Чайковская в эти дни запускается в производство новый...»

«Люди отряда К. Диверсионный корпус немецких ВМФ во Второй мировой войне Кайюс Беккер 2 Книга Кайюс Беккер. Люди отряда К. Диверсионный корпус немецких ВМФ во Второй мировой войне скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих к 3 Книга Кайюс Беккер. Люди отряда К. Диверсионный корпус немецких ВМФ во Второй мировой войне скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих к Кайюс Беккер ЛЮДИ ИЗ ОТРЯДА К Диверсионный корпус немецких ВМФ во Второй мировой войне 4 Книга Кайюс...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.