WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 59 | 60 || 62 | 63 |   ...   | 102 |

«поистине увлекательный процесс. Мири ам Саид очень помогла мне своими исследованиями в об ласти первоначального периода современной истории институтов ориентализма. Помим ...»

-- [ Страница 61 ] --

* Цит. по: Tabachnick, Stephen Ely. The Two Veils of T. E. Law rence // Studies in the Twentieth Century. Fall 1975. Vol. 16. P. 96–97.

Еврей в «Метрополе» в Брайтоне, скупец, почитатель Адониса, распутник в публичных домах Дамаска,— все они в равной степени являются знаками способности се митов к наслаждению, выражением того же самого нерва, который дает нам на одном полюсе самоотвержение ессе ев, ранних христиан или первых халифов, ищущих путь к небесам для нищих духом. Семит колеблется между насла ждением и самоотвержением.

В этих утверждениях Лоуренс опирается на респекта бельную традицию, озаряющую, подобно лучу маяка, весь XIX век. В качестве источника света, конечно, выступает «Восток», но у него хватает сил, чтобы осветить и грубое, и утонченное в своих пределах. Еврей, почитатель Адони са, дамасский распутник,— это не столько знаки челове чества, сколько, скажем так, семиотическое поле под на званием «семитское», выстроенное в традиции семитско го направления в ориентализме. В пределах этого поля было возможно следующее:

Араба можно гонять на идее, как на корде; потому что беззаветная преданность ума делает из них послушных слуг. Никто из них не нарушит уз до тех пор, пока не при дет успех, а с ним ответственность, долг и обязательства.

Затем идея уходит и работа окончена — тогда беда. Без веры их можно было бы вести на все четыре стороны земли (но не на небеса), просто указав им на сокровища и радо сти земные. Но если по пути им встретится … пророк идеи, которому негде преклонить голову и который добывает пропитание милостыней или тем, что оставляют птицы небесные, они позабудут все богатства ради его вдохно венных речей … Они переменчивы, как вода, и, как вода, они в конце концов все победят. Со времен зарождение жизни набегающими одна за другой волнами бьются они о берега плоти. Все волны разбились … Одну такую волну (и не последнюю) поднял и я и скользил на ней впереди дыхания идеи, пока она не достигла гребня, не обрушилась и не пала на Дамаск. Откат этой волны, отброшенный сопротивлени ем облеченных властью, послужит материей для следующей волны, когда в свое время море вздыбится вновь.

«Если бы» да «кабы» — вот как Лоуренс вводит самого себя, так сказать, в это поле. Так создается почва для по следнего предложения, где в качестве движущего начала арабов выступает он сам. Как и Курц у Конрада,27 Лоуренс оторвался от своей почвы настолько, что отождествил себя с новой реальностью, дабы, как он скажет позднее, он мог нести ответственность за то, что «подталкивал вперед … новую Азию, чье время неумолимо надвигается на нас».* Восстание арабов обретает смысл только в том случае, когда его привносит туда Лоуренс. Смысл, которым он на делял Азию,— это триумф, «дух освобождения … в том, что мы чувствовали, и в том, как мы восприняли чужие боль и опыт, личность другого». Теперь ориенталист выступает уже как представитель Востока, в отличие от прежней его позиции включенного наблюдателя, каким был Лэйн, для которого Восток нужно было всегда осмотрительно дер жать в безысходном состоянии. Однако внутри Лоуренса разворачивается неразрешимый конфликт Белого Челове ка и Человека Восточного, пусть он нигде и не говорит об этом открыто. Этот конфликт по сути своей замещает в его сознании исторический конфликт между Востоком и Запа дом. Сознавая свою власть над Востоком, сознавая также собственную двойственность и не видя на Востоке ничего, что подсказывало бы ему, что история есть история, и что даже без него арабы в конце концов ввязались бы в драку с турками, Лоуренс сводит весь рассказ о мятеже (его недол гом успехе и горьком поражении) к своему собственному видению его как тлеющей, «вечной гражданской войне».

Тем не менее в действительности мы родились, чтобы искупить свои грехи, или, по крайней мере потому, что так * Lawrence. Seven Pillars of Wisdom. P. 42–43, 661. См.: Лоуренс Аравийский. Семь столпов мудрости. СПб.: Азбука, 2001.

было определено ради нашего блага: и можем вырваться из этого знания, только если поверим в смысл и цель… Похоже, что для нас, идущих первыми по этой извили стой дорожке руководства, нет прямого пути, круг в круге неведомых, робких мотивов, перечеркивающих или уд ваивающих то, что происходило прежде.* К этому внутреннему ощущению поражения Лоуренсу позднее пришлось добавить теорию о «стариках», украв ших в него победу. Во всяком случае для Лоуренса значи мо то, что как белый эксперт и как наследник давней тра диции академического и популярного знания о Востоке, он способен подчинить стиль своей жизни их стилю, а по тому может принять на себя роль восточного пророка, дающего форму движению в «новой Азии». А если по ка ким либо причинам это движение терпит неудачу (другие обошли, цели преданы, а мечты о независимости обесце нены), значение имеет только то разочарование, которое переживает он, Лоуренс. Чуждый ложной скромности и явно не считающий себя заурядным человеком, затерян ным в великом круговороте событий, Лоуренс уверен, что его судьба — бороться за новую Азию.

Если Эсхил представил нам Азию, скорбящую о поте рях, а Нерваль выразил разочарование от того, что Восток оказался далеко не таким гламурным, как хотелось бы ему, Лоуренс выражает и то, и другое: и скорбящую доб родетель, и субъективное переживание, проявляющееся в почти космическом разочаровании. В конце концов Ло уренс и его ви дение — причем не только благодаря Лоуэл лу Томасу и Роберту Грейвсу28 —становятся символом вос точной проблемы. Короче говоря, Лоуренс принял на себя ответственность за Восток тем, что распределил свой познавательный опыт между читателем и историей. То, что Лоуренс представляет читателю,— это непосредствен ная власть эксперта, власть быть, пусть и на короткое вре * Ibid. P. 549, 550–552.

мя, самим Востоком. Все события, которые якобы отно сятся к историческому арабскому мятежу, в итоге сводят ся к впечатлениям самого Лоуренса.

А потому в данном случае стиль — это не только спо собность символизировать такие обширные обобщения, как «Азия», «Восток» или «арабы», но также форма заме щения и включения, когда голос рассказчика становится историей как таковой и — для белого западного человека как читателя и как писателя — тем единственным видом Востока, который он способен понять. Точно так же, как Ренан, составил карту открытых семитам в культуре, мышлении и языке возможностей, так и Лоуренс карти рует пространство (и, конечно же, осваивает его) и время современной Азии. Результат этого стиля в том, что он со блазнительно сближает Азию и Запад, но лишь на корот кое мгновение. В итоге мы остаемся с ощущением, что па тетическая дистанция, все еще отделяющая «нас» от Вос тока, обречена нести свою инаковость как знак ее вечной отчужденности от Запада. Это разочаровывающее заклю чение подтверждает (в то же самое время) и заключитель ный пассаж «Поездки в Индию» Е. М. Форстера,29 где Азиз и Филдинг делают попытку примирения, но терпят при этом неудачу.

«Почему же мы не можем теперь стать друзьями? — спросил другой, в волнении сжимая ему руку.— Ведь этого хочу я, этого хочешь ты».

Но этого не хотели лошади — они разошлись в разные стороны; этого не хотела земля, посылавшая им на встречу камни, между которыми всадникам приходилось прохо дить друг за другом; храмы, тюрьма, дворец, птицы, па даль, гостиница, попадавшиеся навстречу, когда они вы ходили из расщелины и видели под собой Мау: они этого не хотели, они вторили сотней голосов: «Нет, не сейчас», и небо говорило: «Нет, не здесь».* * Forster E. M. A Passage to India. 1924; reprint ed., N. Y.: Harcourt, Brace & Co., 1952. P. 322.

Этот стиль, эта краткая дефиниция — вот с чем неиз менно сталкивался Восток.

Однако несмотря на весь пессимизм, в этой фразе со держится и позитивное политическое послание. Про пасть между Востоком и Западом можно преодолеть, как это понимали Кромер и Бальфур, при помощи превосхо дящего знания и власти Запада. Ви дение Лоуренса полу чило законченную форму во Франции в книге Мориса Барреса (Barrs) «Une Enqute aux pays du Levant» («Ис следование Леванта»), представляющей собой описание путешествия автора по Ближнему Востоку в 1914 году.

Подобно многим другим работам, «Enqute» — это рабо та резюме, в которой автор не только ищет истоки запад ной культуры на Востоке, но также и повторяет путь Нерваля, Флобера и Ламартина в их путешествиях по Востоку. Для Барреса, однако, в этом путешествии есть еще одно дополнительное политическое измерение: он ищет доказательства и убедительные подтверждения конструктивной роли Франции на востоке (East). При этом разница между французским и британским экс пертным опытом все еще сохраняется: если первая имеет дело с реальным единством народов и территории, то по следняя — с областью духовной возможности. Для Бар реса Франция лучше всего представлена французскими школами. «Отрадно видеть маленьких восточных девчу шек, знающих и так прелестно напевающих фантазию и мелодию [на своем разговорном французском] Иль де Франс»,— говорит он о школе в Александрии.

Если у Франции там в действительности нет колоний, это вовсе не означает, что ее там нет вовсе.

Там, на Востоке, есть чувство Франции, столь сильное и религиозное, что оно способно поглотить и примирить все наши самые разнообразные устремления. На Востоке мы представляем духовность, правосудие и идеалы. Англия там сильна, Германии всемогуща, но душой восточного человека владеем только мы.

Во всеуслышание оспаривая мнение Жоре (Jaur), этот заслуженный европейский доктор предлагает вакциниро вать Азию от болезней, превратить восточных людей в людей Запада, установить целительный контакт между ними и Францией. Но даже в этих проектах Баррес на деле сохраняет то самое различение между Востоком и Запа дом, которое сам же собирается преодолеть.

Как можем мы создать интеллектуальную элиту из вос точных людей, с которыми смогли бы вместе работать, ко торые не утратили бы своей расовой определенности, про должали бы развиваться в соответствии с собственной нормой, сохраняли бы связь с семейными традициями и которые таким образом образовали бы посредствующее звено между нами и массой туземцев? Как нам установить отношения, имея при этом в виду подготовить почву для заключения соглашений и договоров, которые могли бы стать приемлемой формой нашего политического будуще го? Все это в итоге сводится к тому, чтобы развить у этих чуждых нам людей стремление к поддержанию контактов с нашим разумом, даже если это стремление в действи тельности будет исходить из их собственного чувства на ционального предназначения.* Курсив в последнем предложении принадлежит самому Барресу. Поскольку в отличие от Лоуренса и Хогарта (чья книга «Странствующий ученый» представляет собой са мое информативное и лишенное романтики описание двух поездок по Леванту в 1896 и 1910 годах**) у него речь идет о мире отдаленной перспективы, он оказывается бо лее готовым к тому, чтобы представить себе Восток, иду щий собственным путем. Однако проповедуемая им связь (или цепь) между востоком (East) и западом предназначе * Barrs, Maurice. Une Enqute aux pays du Levant. Paris: Pion, 1923.

Vol. 1. P. 20; Vol. 2. P. 181, 192, 193, 197.

** Hogarth D. G. The Wandering Scholar. London: Oxford University Press, 1924. Сам Хогарт описывает свой стиль следующим образом:

«исследователь, во первых, и ученый — во вторых» (P. 4).

на для того, чтобы создавать разнообразное интеллекту альное давление, направленное с запада на восток. Баррес видит эту картину не в терминах волн, сражений, духов ных приключений, но в терминах культивирования куль турного империализма, столь же неискоренимого, сколь и утонченного. Британское ви дение, представленное Ло уренсом, относится к главному руслу Востока, народов, политических организаций, движений, направляемых и контролируемых опытной опекой Белого человека. Вос ток — это «наш» Восток, «наш» народ и «наша» власть.



Pages:     | 1 |   ...   | 59 | 60 || 62 | 63 |   ...   | 102 |
 


Похожие работы:

«Карачаевск-2011 Ш.С.Бадахов По следам тюрков Северного Кавказа Редакционная коллегия: Койчуев А.Д.-доктор исторических наук Хапаев С. А.- доктор географических наук Богатырев А. А.- исследователь, депутат НС КЧР, Атаев И.Х.- исследователь, ген. директор фирмы Уста Издание второе Карачаево-Черкесский государственный университет Информационно-аналитическое управление 2011 г. Тюрки на Северном Кавказе в конце XIV века Как известно из истории, на территории Северного Кавказа с V тысячелетия до...»

«Annotation Нападение живых мертвецов — не шутка и не сказка. Зомби в одночасье стали реальностью — и реальность эта грозит гибелью всему человечеству. Гниющие, полуразложившиеся, они практически неуязвимы — зато мельчайшее ранение, нанесенное ими живому человеку, грозит превратить его в зомби. Армия живых мертвецов захватывает страну за страной, континент за континентом. Гибнут, пытаясь предотвратить грядущий Апокалипсис, тысячи военных России, десятки и сотни партизан Европы, Азии и США. Земля...»

«Е. М. Балдин A L TEX в России Данные текст распространяется под лицензией Creative Commons AttributionShare Alike 3.0 License (CC-BY-SA-3.0). Если будет необходимость перелицензировать его под другой свободной лицензией, то свяжитесь со мной по электронной почте. Замечания и предложения принимаются с благодарностью. e-mail: E.M.Baldin@inp.nsk.su Эмблемы TEX и METAFONT, созданные Дуайном Бибби, взяты со странички Д.Э. Кнута. Оглавление 1. L TEX компьютерная типография 1 A 1.1. Немного истории....»

«ВОЕННАЯ МЫСЛЬ В ИЗГНАНИИ Творчество русской военной эмиграции МОСКВА ВОЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ РУССКИЙ ПУТЬ 1999 Электронное издание 2 www.rp-net.ru ББК 68.49 (2) ISBN 5-85887-056-2 В-63 Выпуск подготовлен в Военном университете При поддержке и участии Членов Общества Ревнителей Русской истории (Париж): Н.Н. Комарова, К.В. Махрова, М.Н. Рутченко, Н.Н. Рутыча-Рутченко (гл. редактора), А.Л. Сметанкина, Б.В. Спасского, Д.А. Столыпина (председателя), Н.М. Янова Составитель И.В.Домнин Редактор...»

«ПРОВЕДЕНО В ПРИШВИНКЕ Сборник библиотечных сценариев Выпуск 8 Орёл, 2012 Ответственный за выпуск: И. А. Никашкина, директор Составитель и редактор: Т. Н. Чупахина, зав. научно-методическим отделом Компьютерная вёрстка: В. В. Федин, зав. сектором автоматизации библиотечных процессов А. Г. Ноготкова, ведущий методист 2 Содержание От со ставителя2 Платонова Т.В. Словарь – твой друг и помощник: играпрезентация по словарям3 Лазутова Н.А. Бабушки и внуки: семейные посиделки в День пожилых людей14...»

«Историко-культурологическое исследование Бишкек – 2008 УДК 930.80 У-524 Уметалиева-Баялиева Ч.Т. Этногенез кыргызов: музыковедческий аспект. Историкокультурологическое исследование. - Б., 2008. - 288 с. В книге рассмотрен широкий круг вопросов, касающихся истории и этногенеза кыргызов. Предлагается собственный оригинальный взгляд на не проясненные до конца моменты происхождения ядра кыргызского народа. Дана сравнительная характеристика музыкальных (ладовых) систем народов Евразии. На основе...»

«И. А. ГУЛЬЯНОВ И ЕГО НАУЧНО-ЛИТЕРАТУРНЫЕ СВЯЗИ Египтолог, дерзнувший полемизировать с Ж.-Ф. Шампольоном, автор трудов, не признанных специалистами и тем не менее обративших на себя внимание ряда прогрессивных деятелей в России и Европе, ученый, целиком отдавший жизнь научным занятиям и преданный забвению слишком скоро, друг П. Я. Чаадаева, Т. Н. Грановского, М. П. Погодина, наконец, человек, которому А. С. Пушкин посвятил стихотворение, — такова характеристика Ивана Александровича Гульянова...»

«Аннотация В книгу великого русского ученого, философа и педагога В. И. Вернадского включены материалы, помогающие постичь масштаб этой поистине уникальной личности: выдержки из дневников, статьи, переписка с выдающимися современниками. Пережитое и передуманное Научные достижения могут быть едиными для всех Когда мы говорим о В. И. Вернадском, мы говорим не об истории, а почти всегда о проблемах современности. В чем причина этой удивительной современности В. И. Вернадского? В. И. Вернадский...»

«Я дала себе слово разобраться в историях о болезнях, инвалидности, медицинских расстройствах, хронических нарушениях, умирании и смерти. Открываться этим моментам жизни не всегда просто. Но так как нам с дочерью суждено жить в ненадежных телах, подобное знание и осознавание необходимо. Я много лет пыталась сформулировать свою собственную историю о болезни, выбирая слушателей так же тщательно, как камни, чтобы поставить ногу – при переходе быстрого ручья. Потом, когда я помогала дочери...»

«БОЛЬШАЯ ЕВРОПА В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ – НОВЫЕ РЕШЕНИЯ МОСКВА 2013 0 Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Европы Российской академии наук БОЛЬШАЯ ЕВРОПА В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ – НОВЫЕ РЕШЕНИЯ Доклады Института Европы № 292 Москва 2013 1 УДК 327(4+470+571) ББК 66.4(2Рос),9(4),60 Б79 Редакционный совет: Н.П. Шмелёв (председатель), Ю.А. Борко, Ал.А. Громыко, В.В. Журкин, М.Г. Носов, В.П. Фёдоров Под редакцией Ал.А. Громыко (составитель, автор)...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.