WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 || 61 | 62 |   ...   | 102 |

«поистине увлекательный процесс. Мири ам Саид очень помогла мне своими исследованиями в об ласти первоначального периода современной истории институтов ориентализма. Помим ...»

-- [ Страница 60 ] --

Насильственно вогнав его в подобные рамки, белый ученый европеец и формулировал свои общие истины от носительно современного «цветного» человека, его прото типических лингвистических, антропологических и док тринальных предков,— именно таким образом строилась работа великих ориенталистов XX века в Англии и во Франции. В эти рамки эксперты по Востоку привнесли также свою частную мифологию и навязчивые идеи, кото рые у таких авторов, как Даути и Лоуренс, уже подробно изучены. Все они — Уилфред Скауэн Блант, Даути, Ло уренс, Белл, Хогарт, Филби, Сайкс, Сторрз (Wilfred Scawen Blunt, Doughty, Hogarth, Philby, Sykes, Storrs) — верили, что обладают индивидуальным ви дением Востока, что само стоятельно сформировали его на основе интенсивного личного опыта встреч с Востоком, исламом и арабами; при этом каждый из них выражал общее презрение к офици * Ibid. P. 492, 493, 511, 500, 498–499.

альному знанию о востоке (East). «Солнце сделало меня арабом,— писал Даутив «Аравийской пустыне»,— но не из вратило до ориенталиста». Однако в итоге все они (кроме разве что Бланта) выражали традиционную враждебность и страх Запада перед Востоком. Их взгляды облагородили и придали личностную окраску академическому стилю со временного ориентализма с его набором глобальных обоб щений, тенденциозной «наукой», безапелляционными и редуктивными формулировками. (И вновь Даути на той же странице, где он отпускает колкости в адрес ориентализма, пишет: «Семиты похожи на человека, сидящего по уши в дерьме, но при этом брови его касаются небес».*) На осно ве подобных генерализаций они действовали, обещали и давали рекомендации публичной политике. Но при этом (вот ирония судьбы) их идентичность Белого Восточного человека сформировалась в тех культурах, где им суждено было родиться, даже если (как в случае с Даути, Лоурен сом, Хогартом и Белл) их профессиональный интерес к Востоку (как у Смита) не мешал относиться к нему с совер шенным презрением. Главной задачей для них было дер жать Восток и ислам под контролем Белого Человека.

Из этого проекта возникает и новая диалектика. От экс перта по Востоку требуется уже теперь не просто «понима ние»: теперь требуется умение заставить Восток действо вать по приказу, его силы нужно учесть на стороне «на ших» ценностей, цивилизации, интересов и целей. Знание о Востоке непосредственно переводится в деятельность, а ее результаты дают начало новым течениям мысли и дей ствия на Востоке. Но это в свою очередь требует от Белого Человека новых притязаний на контроль, на этот раз уже не в качестве автора научной работы о Востоке, но в каче * Doughty, Charles M. Travels in Arabia Dserta. 2nd ed., 2 vols. N. Y.:

Random House, n.d. Vol. 1. P. 95. См. также прекрасную статью: Bevis, Richard. Spiritual Geology: C. M. Doughty and the Land of the Arabs // Victorian Studies. December 1972. Vol. 16. P. 63–81.

стве творца современной истории, требует знания о Вос токе как о насущной актуальности (которое, коль скоро он стоял у его истоков, только эксперт сможет понять адек ватно). Ориенталист теперь становится фигурой восточ ной истории, неотличимой от нее, ее творцом, ее харак терным знаком для Запада. Вот вкратце эта диалектика.

Некоторые англичане — с Китченером во главе — были уверены, что восстание арабов против турок могло бы по мочь воюющей с Германией Англии одним ударом покон чить и с ее союзницей Турцией. Знание природы, власти и страны арабоговорящих народов, которым они обладали, позволяло им надеяться на благоприятный исход восста ния, насколько можно было судить по его характеру и средствам. Итак, они подталкивают его начало, предоста вив официальные гарантии помощи со стороны британ ского правительства. Тем не менее восстание шерифа Мекки оказалось для многих полной неожиданностью и застало союзников врасплох. Оно вызвало смешанные чувства и создало как сильных друзей, так и могуществен ных врагов, что вызвало взаимную подозрительность и сказывалось на ходе дел.* Это собственный синопсис Лоуренса первой главы из его книги «Семь столпов мудрости». «Знания» «некото рых англичан» дают смешанный итог; двусмысленные, наполовину вымышленные, трагикомические плоды это го нового, возрожденного Востока стали темой для рабо ты экспертов, новой формы ориенталистского дискурса, который представляет ви дение современного Востока не в виде нарратива, но во всей его сложности, проблематич ности и неоправдавшихся надеждах. И при этом Белый ориенталист выступает как своего рода пророк, дающий четкие дефиниции.

* Lawrence T. E. The Seven Pillars of Wisdom: A Triumph. 1926;

reprint ed. Garden City, N. Y.: Doubleday, Doran & Co., 1935. P. 28.

В русском издании фрагмент отсутствует.

Поражение нарратива в пользу ви дения — что верно даже в отношении столь нарративной по своему строю ра боты как «Семь столпов» — это мы уже встречали ранее в «Современных египтянах» Лэйна. Конфликт между холи стическим образом Востока (описание, монументальная летопись) и нарративом о событиях на Востоке — это кон фликт, протекающий на нескольких уровнях и включаю щий несколько различных вопросов. Поскольку этот кон фликт довольно часто встречается в ориенталистском дискурсе, стоит кратко его проанализировать. Ориента лист исследует Восток как бы сверху, имея перед собой цель овладеть всей раскрывающейся перед ним панора мой — культурой, религией, сознанием, историей, обще ством. Чтобы сделать такое, он должен рассматривать ка ждую деталь сквозь призму ряда редукционистских кате горий (семиты, мусульмский ум, Восток и т. д.). А по скольку подобные категории носят преимущественно схематический и результативный характер и поскольку все более или менее согласны, что ни один восточный че ловек не в состоянии познать себя самого так, как это мо жет сделать ориенталист, всякое ви дение Востока в конце концов вынуждено ради собственной силы и связности опираться на определенного человека, институт или соот ветствующий им дискурс. Всякое всеобъемлющее ви де ние носит фундаментально консервативный характер, и мы уже отмечали, как в истории идей по поводу Ближнего Востока на Западе эти идеи подкрепляли сами себя, не взирая на любые опровергающие свидетельства. (В самом деле, берусь доказать, что эти идеи сами создают подкреп ляющие их достоверность свидетельства.) Ориенталист — это прежде всего агент, орган такого всеобъемлющего ви дения. Лэйн — типичный пример та кой ситуации, когда человек уверен, что полностью под чинил собственные идеи и даже то, что видит перед собой, требованиям некоего «научного» взгляда на феномен, из вестный под именем Востока, или восточной нации. А по тому видение статично, точно так же как статичны и науч ные категории, в которых формируется ориентализм кон ца XIX века: за «семитами» или «восточным умом» не сто ит ничего, это конечные категории, сводящие все много образие поведения восточного человека к одному общему представлению. Как дисциплина и как профессия, как специализированный язык или дискурс, ориентализм стоит на неизменности всего Востока в целом, поскольку без «Востока» было бы невозможно последовательное, вразумительное и артикулированное знание, называемое «ориентализмом». Итак, Восток принадлежит ориента лизму точно так же, как считается, что существует относя щаяся к делу информация, принадлежащая Востоку (или о Востоке).

На эту статичную систему «синхронного эссенциализ ма»,* которую я назвал видением, потому что она предпо лагает, что весь Восток в целом можно обозреть панопти чески, оказывается постоянное давление. Источником такого давления является нарратив, через который, коль скоро любая деталь восточной жизни может быть показа на в движении, в развитии, в систему вторгается диахро ния. То, что казалось стабильным (а Восток — это сино ним стабильности и никогда не изменяющейся вечно сти), теперь оказывается нестабильным. Нестабильность означает, что история — с ее подрывными подробностя ми, потоками перемен, тенденцией к росту, упадку или драматическим поворотам — на Востоке и в отношении Востока также возможна. История и нарратив, которым она представлена, подтверждают недостаточность ви де ния, подтверждают, что «Восток» как безусловная онтоло гическая категория не соответствует потенциальной спо собности реальности к изменениям.

* По этому поводу см.: Asad, Talal. Two European Images of Non European Rule // Anthropology and the Colonial Encounter / Ed.

Talal Asad. London: Ithaca Press, 1975. P. 103–118.

Более того, нарратив — это специфическая форма, ко торую принимает письменная история в противополож ность неизменности ви дения. Лэйн понимал опасности нарратива, когда отказался придать своим трудам линей ную форму, предпочитая вместо этого монументальность энциклопедического, или лексикографического ви дения.

Нарратив означает, что человек может родиться, прожить жизнь и умереть, что институты и реалии могут меняться, что вполне вероятно, что модерн и современность в конце концов возьмут верх над «классическими» цивилизация ми. Кроме того, он утверждает, что доминирование ви де ния над реальностью — это не более чем проявление во ли к власти, воли к истине и истолкованию, а не объек тивное условие истории. Короче говоря, нарратив вносит противоположную точку зрения, перспективу, сознание в единообразную сеть ви дения, он подрывает утверждае мые ви дением безмятежные аполлонийские фикции.

Когда в результате Первой мировой войны на Восток пришла история, эту работу проделал именно ориента лист как агент. Ханна Арендт блестяще отметила, что партнером бюрократии выступает имперский агент.* Это равносильно тому, что сказать: если коллективное акаде мическое предприятие под названием «ориентализм»

было бюрократическим институтом, основанным на оп ределенном консервативном видении Востока, то носите лями подобного видения были имперские агенты вроде Т. Э. Лоуренса. В его работе можно видеть первое прояв ление конфликта между нарративной историей и ви дени ем, по мере того как, по его собственным словам, «новый империализм» активно пытался «возложить ответствен ность на туземные народы [Востока]».** Соперничество между ведущими европейскими державами заставило их * Arendt. Origins of Totalitarianism. P. 218.

** Lawrence T. E. Oriental Assembly. Ed. A. W. Lawrence. N. Y.:

E. P. Dutton & Co., 1940. P. 95.

теперь подталкивать Восток к активной жизни, попытать ся поставить Восток себе на службу, вывести его из веко вечной «восточной» пассивности к воинственности со временной жизни. Однако при этом было важно не оста вить его на «самотек», не предоставить Восток его собст венному пути, не выпустить его из рук, поскольку, соглас но каноническому взгляду, у восточных народов отсутст вовала традиция свободы.

Великая драма работы Лоуренса в том и состоит, что он олицетворяет борьбу, во первых, за то, чтобы привести Восток (безжизненный, вневременной, немощный) в движение; во вторых, чтобы придать этому движению за падную форму; в третьих, чтобы удержать новый и возро жденный Восток в персональном ви дении, чей ретро спективный характер заключает в себе мощное чувство поражения и предательства.

Я намеревался создать новую нацию, восстановить ут раченное влияние, дать миллионам семитов фундамент, на котором они могли бы построить заветный дворец на циональной мысли … Для меня все подчиненные провин ции империи не стоят жизни и одного английского маль чика. Если я и принес на Восток некоторую толику само уважения, цели, идеалы, если я сделал общепринятое превосходство белых над красными более строгим, то в определенной степени я помог этим народам войти в но вое содружество, где доминирующие расы забудут свои жестокие деяния, а белые, красные, желтые, коричневые и черные без задней мысли встанут бок о бок на службе у Однако ничто из этого — будь то намерение, реальные усилия или неудавшийся проект — не было бы даже в пер вом приближении возможно без присутствия у их истоков Белого ориенталиста.



Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 || 61 | 62 |   ...   | 102 |
 


Похожие работы:

«ЭО, 2009 г., № 5 © Р.А. Бекназаров* КАЗАХИ И ЧАЙ: ИСТОРИКОЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ Ключевые слова: Казахстан, казахи, Младший жуз, чай, кирпичный чай, зеленый чай, чайная церемония, чайная посуда, самовар, скатерть, дастархан, кумыс, ярмарки, караван, гостеприимство При изучении современной казахской кухни,...»

«1 книга Александровск 1 Старше города Луганска Александровск – славный град, Ясным солнышком обласкан, Встретить хлебом-солью рад. Встретить рад веселой песней, Как в былые времена, Свет душевный лейся, лейся, Обернись голубкой нам. П-в Слобожане-слобожанки Жили дружно в слободе, У реки Лугань-Луганки Собирались на гулянки, Переделав много дел. 2 Вс когда-то начиналось, Панский строился дворец, Но о храме всем мечталось, Где бы славился Творец. Революции и войны Не однажды пронеслись,...»

«НАУКА И КРИЗИСЫ ИСТОРИКО-СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ОЧЕРКИ Редактор-составитель Э. И. Колчинский С.-ПЕТЕРБУРГ 2003 В коллективной монографии дан историко-сравнительный анализ взаимоотношений науки, государства и общества в периоды крупных социально-политических и экономических потрясений от Английской революции XVII в. до культурной революции в Китайской Народной Республике. Особое внимание уделено проблемам выживания ученых и реформирования научных институтов во время Великой французской революции, в...»

«ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ РУССКОЙ МЫСЛИ Под общей редакцией М. А. Колерова ТОМ ПЯТНАДЦАТЫЙ В. В. ЗЕНЬКОВСКИЙ ПЯТЬ МЕСЯЦЕВ У ВЛАСТИ [ВОСПОМИНАНИЯ] Под редакцией М. А. Колерова Мо с к в а 2 0 1 1 ББК 63.3(4Укр)61 УДК 94(477)19 З-56 Зеньковский В. В. З-56 Пять месяцев у власти [Воспоминания] / Под редакцией М. А. Колерова. М.: Издательский дом REGNUM, 2011. 648 с. (Серия Исследования по истории русской мысли. Том 15). ISBN 987-5-91887-013-6 Воспоминания классика истории русской философии, одного из...»

«СВЯТАЯ РУСЬ: ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ Москва ИНЭС, 2005 УДК 271.2:94(47) ББК 86.372 К89 Кузык Б. Н. К89 Святая Русь: время собирать камни / Б. Н. Кузык. – М.: Институт экономических стратегий, 2005. – 840 c.: илл. ISBN 5-93618-092-1 На переломе веков Россия переживает трудное и прекрасное время, которое, быть может, потомки назовут ее преображением. Возрождаются храмы и монастыри, воскресные школы, культура и искусство, иконопись и народные промыслы. Люди обращаются к своим корням, к истории...»

«ГАЛЛЬI Москва Ве ч е УДК 94(3)(091) ББК 63.3(0)32 Б89 Изда1iuе осущесmвде'Н,О nри nоддерЖ1Се На'Циоиалъиого 'Цe'limра 1Cиигu Мииисmepсmва 1Сулъmуры Фра1i'ЦUU Ouvrage publie ауес le concours du Ministere franr;ais charge dR la culture - Centre National du Livre перевод с Фра1i'ЦУЗС1Сого А.А. Родиоиова Брюно,Ж.-Л. Галлы / Жан-Луи Б рюно. - М. : Ве ч е, 201 1. Б89 400 с. : ил. - ( Гиды цивилизаций). ISBN 978-5 -9533-4656-6 Галлы ДЛЯ греков и римлян были варварами, европей­ ским романтикам они...»

«2.1. “Обществознание” и естествознание Мы обратились к 8-му изданию учебника “Введение в обществознание” для 8 — 9 классов общеобразовательных учреждений под редакцией Леонида Наумовича Боголюбова2, выпущенного издательством Просвещение в 2003 г., которое характеризуется как переработанное и дополненное. И последнее подразумевает, что авторский коллектив и его руководитель имели достаточно времени для того, чтобы содержание учебника было адекватно жизни и увязывало бы воедино разрозненные...»

«Введение 5 Анализ арабской весны 8 Вопросы правления 20 Вопросы экономики 40 Вопросы социального единства 64 Вопросы независимости 72 Стратегические вопросы 84 Заключение 89 Сноски 92 Заметки 94 3 Халифат является государством, в котором все люди, мусульмане и не мусульмане, живут по единой системе предписанной Создателем, где они сами выбирают и отчитывают правителя. И ни один человек, будь то правитель или управляющий, не может стоять выше божественного закона, который был ниспослан с целью...»

«Русский–Russian– МУХАММАД КУТБ 2010 - 1431 3 2010 – 1431 4 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Исчерпала ли религия свои цели? Ислам и рабство Ислам и феодализм Ислам и капитализм Ислам и индивидуальная собственность Ислам и классовый строй Ислам и подаяние Ислам и женщина Ислам и наказания Ислам и цивилизация Ислам и реакция Религия и подавление Ислам и свободомыслие Религия – опиум для народа Ислам и религиозная разобщенность Ислам и идеализм Ислам и коммунизм Каков путь? 5 Те же, чьи сердца помутились,...»

«Мордва Пензенской области Пенза 2010 УДК 314.122.6(471.327) ББК 635 - 32(2Рос-4Пен) П26 Печатается по решению правления Региональной мордовской национальнокультурной автономии Пензенской области. При финансовой поддержке Правительства Пензенской области и Правительства Республики Мордовия Под общей редакцией доктора исторических наук, профессора Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского В. И. Первушкина доктора исторических наук, профессора, директора...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.