WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 102 |

«поистине увлекательный процесс. Мири ам Саид очень помогла мне своими исследованиями в об ласти первоначального периода современной истории институтов ориентализма. Помим ...»

-- [ Страница 6 ] --

из того факта, что ориенталист, будь то поэт или ученый, заставляет Восток говорить, описывает его, истолковыва ет его тайны простым языком, понятным для Запада. Его никогда не интересует Восток как таковой, кроме разве что в качестве первопричины того, что говорит он. То, что он говорит и пишет, уже самим фактом того, что это ска зано или написано, предназначено показать, что ориента лист стоит вне Востока, в смысле как экзистенциального, так и морального факта. Главным результатом этой эксте риальности является, конечно, репрезентация: уже в дра ме Эсхила «Персы» Восток превращается из весьма дале кого и зачастую опасного Иного в фигуры более привыч ные (в случае Эсхила — в рыдающих азиатских женщин).

Драматическая непосредственность репрезентации в «Персах» затемняет тот факт, что аудитория видит перед собой в высшей степени искусственное представление того, как невосточные люди становятся символом Восто ка в целом. Тем самым мой анализ ориенталистских тек стов подчеркивает то, что никоим образом не является скрытым или тайным: то, что такие репрезентации явля ются именно репрезентациями, а вовсе не «естественны ми» изображениями Востока.8 Это столь же бросается в глаза в так называемых правдивых текстах (истории, фи лологическом анализе, политических договорах), как и в явно художественных (т. е. откровенно имагинативных) текстах. Следует обращать внимание прежде всего на стиль, фигуры речи, обстановку, приемы повествования, исторические и социальные обстоятельства, а не на пра вильность репрезентации или ее верность некоему вели кому оригиналу. В основе экстериальности репрезента ции всегда стоит та или иная версия трюизма, что будь Восток в состоянии представлять себя сам, он так бы и по ступал, но коль скоро он этого не может, эту задачу вы полняет репрезентация — для Запада, и faute de mieux,9— для бедного Востока. «Sie knnen sich nicht vertreten, sie mssen vertreten werden». «Они не могут представлять себя, их должны представлять другие»,— как писал Маркс в ра боте «18 Брюмера Луи Бонапарта». Вот еще одна причина, по которой можно настаивать на такой экстериальности — относительно культурного дискурса и обмена внутри культуры следует ясно сказать:

то, что обычно передается из уст в уста, это вовсе не «ис тина», а репрезентации. Едва ли нужно говорить о том, что язык представляет собой высокоорганизованную и кодированную систему, заключающую в себе множество способов выразить, показать, обменяться сообщениями и информацией, представить, т. е. репрезентировать нечто, и т. д. По крайней мере в письменном языке отсутствует непосредственная презентация, но есть лишь ре презен тация. А потому ценность, действенность, сила, кажу щаяся достоверность письменного сообщения о Востоке лишь в небольшой степени зависит (и не может зависеть инструментально) от Востока как такового. Напротив, письменное сообщение именно потому и предъявляется, презентируется читателю, что такая реальная вещь, как «Восток», уже изъята, вытеснена, сделалась излишней.

Таким образом, весь ориентализм в целом стоит вне и по мимо Востока. Такой ориентализм осмысленен именно потому, что более зависит от Запада, чем от Востока, и этот смысл непосредственно исходит из разнообразных западных методов репрезентации, которые делают Восток видимым, понятным «там», в дискурсе о нем. Эти репре зентации полагаются в своей действенности не на дале кий и аморфный Восток, а на институты, традиции, пра вила поведения и общепринятые коды понимания.

Различие между репрезентациями Востока, имевши мися до последней трети XVIII века, и теми, которые поя вились позднее (т. е. теми, которые относятся к тому, что я называю современным ориентализмом), состоит в суще ственном расширении масштаба репрезентаций. После Уильяма Джонса, Анкетиль Дюперрона и после египет ской экспедиции Наполеона Европа стала подходить к Востоку более научным образом, относиться к нему с бльшим авторитетом и дисциплиной, чем когда либо прежде. Для Европы прежде всего было важно, что рас ширился масштаб и появились более совершенные мето ды восприятия Востока. Когда на рубеже XVIII века был установлен возраст восточных языков — таким образом отдаляя от нас священное наследие иудеев — это откры тие совершили, передали его другим ученым и сохранили открытие в новой науке индоевропейской филологии именно европейцы. Родилась новая могучая наука, позво ляющая по новому взглянуть на лингвистический Вос ток, вместе с тем, как показал Фуко в книге «Слова и вещи», была вскрыта целая сеть взаимосвязанных науч ных интересов. Аналогично Уильям Бекфорд, Байрон, Гете и Гюго своим творчеством реструктурировали Восток и представили его краски, огни и людей сквозь призму собственных образов, ритмов и мотивов. Самое большее, «реальный» Восток мог провоцировать ви дение автора, но крайне редко сам определял его.

Ориентализм более соответствовал той породившей его культуре, чем своим мнимым объектам, которые в дейст вительности также были порождением Запада. Итак, ис тория ориентализма обладает как внутренней связностью, так и четко артикулированным набором отношений с ок ружающей ее господствующей культурой. Соответствен но, в своем анализе я пытаюсь показать форму этого поля и его внутреннюю организацию, его первопроходцев, ав торитетных патриархов, канонические тексты, доксоло гические идеи, характерные фигуры, их последователей, продолжателей и новые авторитеты. Я пытаюсь также объяснить, каким образом ориентализм осуществлял за имствования и нередко формировался под воздействием «сильных» идей, учений и тенденций, определяющих культуру. Таким образом, были (и есть поныне) лингвис тический Восток, фрейдовский Восток, шпенглеровский Восток, дарвиновский Восток, расистский Восток и т. д.

Однако никогда не было чистого и безусловного Востока.

Равным образом никогда не было нематериальной формы ориентализма, столь же невинной, как и «идея» Востока.

Именно эти лежащие в основании исследования убежде ния и вытекающие из них методологические следствия отличают меня от других ученых, изучающих историю идей. Дело в том, что акценты и форма организации ори енталистского дискурса, не говоря уже о его материаль ной эффективности, могут существовать такими способа ми, которые любые герметичные истории идей склонны полностью игнорировать. Без подобных акцентов и мате риальной эффективности ориентализм был бы всего лишь еще одной идеей, тогда как в действительности он был и остается чем то гораздо бльшим. А потому я под вергаю рассмотрению не только научные работы, но и ли тературные труды, политические трактаты, тексты журна листов, путевые заметки, религиозные и филологические исследования. Другими словами, моя гибридная перспек тива носит широкий исторический и «антропологиче ский» характер при условии, что я уверен, что все это тек сты достойные и обстоятельные (конечно же, в соответст вии с характером того или иного жанра и исторического периода).

Однако в отличие от Мишеля Фуко, работам которого я многим обязан, я верю в то, что индивидуальность автора налагает свой отпечаток в любом другом отношении на анонимное коллективное тело текстов, образующих та кую дискурсивную формацию, как ориентализм. Единст во того большого ансамбля текстов, который подвергают ся анализу, обусловлено отчасти тем обстоятельством, что они нередко ссылаются друг на друга: ориентализм, по мимо всего прочего,— это еще и система цитирования ра бот и авторов. Книгу Эдварда Уильяма Лэйна «Нравы и обычаи современных египтян» читали и цитировали та кие разные фигуры, как Нерваль, Флобер и Ричард Бер тон. Он был авторитетом, ссылки на который обязатель ны для всякого, кто писал или вообще размышлял о Вос токе, а не только о Египте. Если Нерваль почти дословно заимствовал некоторые пассажи из «Нравов и обычаев со временных египтян», то для того чтобы опереться на авто ритет Лэйна при описании сельских сцен уже в Сирии, а не в Египте. Авторитет Лэйна и открывающиеся при ци тировании его работ к месту и не к месту возможности обусловлены тем, что ориентализм смог придать его тек сту статус своего рода дистрибутивной валюты. Однако, невозможно понять такую валюту Лэйна, не поняв свое образные черты его текста. То же самое верно в отноше нии Ренана, Саси, Ламартина, Шлегеля и ряда других влиятельных авторов. Фуко уверен, что в целом индиви дуальный текст или автор значат не так уж много. Эмпи рическим путем — в случае ориентализма (и, возможно, нигде более) — я обнаружил, что это не так. Соответствен но, в моем анализе используются такие текстуальные дан ные, которые направлены на раскрытие диалектики соот ношения между индивидуальным текстом или автором и той сложной коллективной формацией, на которую его работа оказывает влияние.

Тем не менее, хотя в исследовании затронут широкий ряд авторов, книга далека от того, чтобы быть исчерпы вающей историей или общим обзором ориентализма. Я хо рошо сознаю этот недостаток. Ткань столь плотного дис курса, как ориентализм, смогла сохраниться и продолжить функционирование в западном обществе прежде всего благодаря своему богатству. Все, что смог сделать я, это описать некоторые части этой ткани в определенные мо менты ее развития и всего лишь предположить существо вание большего целого, детализированного, интересного, насыщенного интересными фигурами, текстами и собы тиями. Я утешал себя надеждой, что эта книга — лишь оче редная лепта в более длинном ряду, и тешу себя мыслью, что и помимо меня есть ученые и критики, готовые осве тить творчество тех или иных персонажей. Еще только предстоит написать более общее эссе об империализме и культуре; в других исследованиях предстоит более глубоко изучить соотношение между ориентализмом и педагоги кой, а также связи между итальянским, голландским, не мецким и швейцарским ориентализмом, динамику соот ношений между гуманитарной наукой и художественной литературой, взаимоотношение между административны ми идеями и интеллектуальной дисциплиной. Возможно, самая важная задача из всего названного — это осущест вить исследование современных альтернатив ориентализ му, выяснить, каким образом возможно изучение других культур и народов с либертарианской, или нерепрессив ной и неманипулятивной позиции. Но при этом придется подвергнуть пересмотру и заново продумать весь комплекс проблем соотношения знания и власти. Все эти задачи са мым непозволительным образом остались в данном иссле довании незавершенными.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 102 |
 


Похожие работы:

«ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ Кавказ 1. Адыгея 2. Азербайджан 3. Армения 4. Грузия 5. Дагестан 6. Кабардино-Балкария 7. Карачаево-Черкесия 8. Краснодарский край 9. Северная Осетия V^ 10. Ставрополье 11. Чечено-Ингушетия А. Ю. К О Р К М А З О В ЭТНОПОЛЙТИЧЕСКЙЕ ПРОЦЕССЫ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ (История и современность) Ставрополь Издательство Ставропольского университета, 1994 (h/^bj^^) A. Yu. Korkmasov Ethnic Political Processes in the North Caucasus (Historical Survey and...»

«Аннотация Брак и мораль – книга, за которую в 1950 году Бертран Рассел получил Нобелевскую премию. В ней изложена не только краткая история возникновения институтов брака и семьи, но и затрагиваются вопросы, волнующие каждого мужчину и каждую женщину, – о сексуальном чувстве и любви, о браке и разводе, о семье и воспитании детей, о проституции, евгенике и многие другие, играющие в нашей жизни не последнюю роль. Содержание Предисловие 5 Глава I 50 Глава II 61 Глава III 72 Глава IV 81 Глава V 93...»

«ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ФОНДАМ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ Биробиджан 2013 ББК 79.347.1 (2 Рос – 6 Евр) я23 П 90 РЕДКОЛЛЕГИЯ Н.К. Иванова, А.В. Рябова, Л.И. Швагерус, Л.В. Шевченко, В.П. Шулятиков ОТВЕТСТВЕННЫЕ РЕДАКТОРЫ В.П. Шулятиков, Л.И. Швагерус СОСТАВИТЕЛИ А.Н. Александров, Н.П. Баёва (ответственный составитель), И.А. Жирнова, Н.В. Кудиш, Т.В. Макарова, А.Я. Моисейкина, Р.П. Тутунина, З.К. Федякина РЕЦЕНЗЕНТЫ А.В. Алепко, д. и. н., профессор, член-корреспондент Российской...»

«Алекс Лесли Алекс Лесли – первый в России и весьма известный в Москве профессионал в области обучения соблазнению и флирту с противоположным полом на практике. Он является тренером и основателем проекта Стиль Соблазнения. В своей книге Лесли предлагает авторские методики знакомства и обольщения, которые практически не дают сбоя и проверены на личном опыте автора и его учеников. Ты узнаешь о том, как знакомиться с девушками, как правильно флиртовать и пудрить им мозги, как получить номер...»

«Майкл Льюис. Покер лжецов Покер лжецов - это изумительная, легко читаемая, забавная, а местами и просто убийственная крига. Гротескный разгул созданных автором образов брокеров сильнее запечатлевается в памяти, чем стереотипные нюхатели кокаина новейших хроник Punch Обязательное чтение для обитателей Уолл-стрит. Всем остальным эта книга дает радостный шанс испытать негодование по поводу корыстной неразборчивости воротил Уолл-стрит Time Magazine Книга действительно читается на одном дыхании....»

«Аннотация Эта книга – воспоминания советского разведчика Леопольда Треппера, руководившего деятельностью разведывательной организации Красный оркестр (другое название Красная капелла), действовавшей в европейских странах до и во время второй мировой войны. Его имя с полным правом может быть поставлено в один ряд с именами наиболее крупных советских разведчиков. Теперь, когда в нашей стране постепенно исчезают белые пятна в освещении исторических событий, советский читатель может получить полную...»

«2   ПРОГРАММА государственного экзамена итоговой государственной аттестации по ОП магистратуры Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Содержание настоящей программы соответствует профилю магистерской подготовки Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве и включает в себя разделы, соответствующие трем отраслям знаний в совокупности образующих профиль подготовки - теория права и государства, история учений о праве и государстве,...»

«В. Л. В а с и л ь е в ГОРОДОК ДЕМОН СРЕДНЕВЕКОВОЙ НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ (История населенного пункта и этимология имени) The careful study of the historical documents and modern toponymy allows to reveal numerous variants of the name of the medieval small town Demon and to determine a hierarchy between them. In author’s opinion there are reasons to consider the name as an ascendant from the lost appellative of Baltic origin *дhмя *demen with the meaning ‘dirt, топь’. Древнерусские письменные...»

«65 ЛЕТИЕ НЮРНБЕРГСКОГО ПРОЦЕССА И ОЦЕНКИ ЕГО ИТОГОВ В СТРАНАХ СНГ Материалы заседания Экспертного совета Комитета Совета Федерации по делам Содружества Независимых Государств 23 ноября 2010 года ИЗДАНИЕ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ СОДЕРЖАНИЕ С.М. Миронов. Акт высшей справедливости..... 5 Выступления участников заседания Экспертного совета В.С. Бабичев....................... 15 В.А. Михайлов....................... 18 К.К. Провалов................»

«РУССКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО ЯНВАРЬ 3 120 лет назад, в 1891 году, завершилась Тибетская экспедиция Михаила Васильевича ПЕВЦОВА (1843-1902), исследователя Центральной Азии. 1. БСЭ. – М., 1975. – Т. 19. – С. 294-295. 2. Путешествие в Кашгарию и Кунь-Лунь. – М., 1949. – 325 с.: ил., карты. 3. Певцов М. В. Путешествия по Китаю и Монголии. – М., 1951. – 283 с.: карта. 6 170 лет назад родился Михаил Александрович РЫКАЧЕВ (1841-1919), академик, воздухоплаватель, географ, известный своими работами...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.