WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 102 |

«поистине увлекательный процесс. Мири ам Саид очень помогла мне своими исследованиями в об ласти первоначального периода современной истории институтов ориентализма. Помим ...»

-- [ Страница 49 ] --

Определенно верно, что к середине XIX века во Фран ции, не меньше чем в Англии и остальной Европе, суще ствовала процветающая индустрия знания того самого рода, которого так опасался Флобер. Издавалось огром ное количество текстов, и, что более важно, повсюду поя вились специальные агентства и институты по его распро странению и пропаганде. Как отмечают историки науки и познания, на протяжении XIX века происходит строгая и всеобъемлющая организация научных и образовательных полей. Исследование становится стандартным родом дея тельности, существует регулируемый обмен информаци ей, существует соглашение относительно того, какие про блемы следует изучать и консенсус относительно соответ ствующих парадигм исследования и представления ре зультатов.* Обслуживающий восточные исследования ап парат стал частью этой сферы, и, несомненно, Флобер также имел его в виду, когда объявил, что «все будет при ведено к общему порядку». Ориенталист перестал уже быть просто талантливым любителем энтузиастом, и если еще оставался таковым, то наверняка испытывал пробле мы с признанием его в качестве серьезного ученого. Быть ориенталистом означало получить университетскую под готовку в области востоковедческих наук (к 1850 году каж дый значительный европейский университет имел полно ценную программу по той или иной ориенталистской дисциплине). Это означало получение субсидий на орга низацию путешествий (скорее всего от одного из азиат ских обществ, или же гранта от одного из фондов по про ведению географических исследований, или же прави тельственного гранта). Это означало наличие публикаций в установленной форме (возможно, под шапкой одного из научных обществ или фондов по подготовке переводов с восточных языков). Как внутри цеха ученых ориентали стов, так и для широкой публики в целом подобная уни фицированная аккредитация, в которую облекалась ори енталистская наука в противовес личным свидетельствам и субъективным впечатлениям, и означала Науку.

Помимо подобной жесткой регуляции ориентальных сюжетов стремительно росло внимание к Востоку и со стороны Держав (как тогда называли ведущие европей ские империи), в особенности к Леванту.104 Даже после Чанакского договора 1806 года105 между Оттоманской им перией и Великобританией, восточный вопрос как нико гда серьезно довлел над горизонтом средиземноморской Европы. Британские интересы на востоке (East) носили * Об этом см.: Фуко М. Археология знания; см. также: Ben David, Joseph. The Scientist's Role in Society. Englewood Cliffs, N. J.:

Prentice Hall, 1971. Также см.: Said, Edward W. An Ethics of Language // Diacritics. Summer 1974. Vol. 4, no. 2. P. 28–37.

более существенный характер, чем интересы Франции, но не следует при этом забывать ни о продвижении на Восток России (Самарканд и Бухара были заняты в 1868 году, транскаспийская железная дорога систематически расши рялась), ни о действиях Германии и Австро Венгрии. Од нако интервенции в Северную Африку были для Франции частью не только ее исламской политики. В 1860 году во время столкновений между маронитами и друзами106 в Ли ване (предсказанных Ламартином и Нервалем) Франция поддержала христиан, а Англия — друзов. Центром всей европейской политики на востоке был вопрос о меньшин ствах, чьи «интересы» великие державы, каждая со своей стороны, брали под защиту и обязались представлять. Ев реи, греки и русские православные, друзы, черкесы и ар мяне, курды и разнообразные малые христианские сек ты,— всех их изучали, разрабатывали какие то действия и использовали как для специально спланированных акций европейских держав, определяющих восточную политику, так и импровизаций в ходе импровизаций.

Я упомянул об этих сюжетах просто затем, чтобы под держать живое ощущение напластования политических интересов, официального знания, институционального давления, которые наслаивались на Восток как на пред мет и как на территорию на протяжении второй половины XIX века. Даже самые безобидные путевые заметки, а их во второй половине века были написаны буквально сот ни,* внесли свой вклад в поддержание интереса публики к Востоку. Резкая грань отделяла восторги, разнообразные деяния и высокопарные или полные изумления свиде тельства об индивидуальных паломничествах на Восток (включая сюда и вояжи некоторых американских путеше ственников, в том числе и Марка Твена и Германа Мел * См. их нескончаемый список: Bevis, Richard. Bibliotheca Cisorientalia: An Annotated Checklist of Early English Travel Books on the Near and Middle East. Boston: G. K. Hall & Co., 1973.

вилла*) от официальных сообщений путешественни ков ученых, миссионеров, государственных функционе ров и прочих свидетелей экспертов. Эту грань ясно созна вал и Флобер, как должен был сознавать и всякий другой человек, переросший наивное представление о Востоке как о сфере преимущественно литературного освоения.

У английских авторов в целом имелось более отчетли вое и острое чувство возможных последствий таких вос точных паломничеств, нежели у французов. В этом ощу щении исключительно реальной и важной константой была Индия, и потому территория между Средиземным морем и Индией приобретала особое значение. В итоге у писателей романтиков вроде Байрона и Скотта преобла дало политическое ви дение Ближнего Востока и весьма воинственное понимание того, как должны развиваться отношения между Востоком и Европой. Скотту его чувст во истории позволило перенести действие романов «Та лисман» и «Граф Роберт Парижский» в Палестину времен крестовых походов и в Византию XI века соответственно, не теряя при этом проницательной политической оценки действия этих сил за рубежом. Неудачу «Танкреда» Дизра эли легко можно приписать тому, что автор, по всей види мости, переусердствовал со знанием восточной политики и сети интересов британского истеблишмента. Просто душное желание Танкреда отправиться в Иерусалим очень скоро затягивает Дизраэли в курьезно сложные описания того, как ливанский племенной вождь пытается управ ляться с друзами, мусульманами, евреями и европейцами к собственной политической выгоде. Но к концу романа восточные изыскания Танкреда более или менее сходят на нет, поскольку в приземленном понимании Дизраэли * По поводу американских путешественников см.: Metlitski Finkelstein, Dorothe. Melville's Orienda. New Haven, Conn.: Yale Uni versity Press, 1961, and Walker, Franklin. Irreverent Pilgrims: Melville, Browne, and Mark Twain in the Holy Land. Seattle; University of Washington Press, 1974.

восточных реалий не было ничего, что послужило бы поч вой для несколько взбалмошных устремлений паломника.

Даже Джордж Элиот, которая сама никогда на Востоке не бывала, не смогла удержаться в романе «Даниэль Дерон да» (1876) при описании своего рода еврейского эквива лента восточного паломничества от того, чтобы не углу биться в перипетии британских реалий, поскольку те су щественным образом влияли на восточный проект.

Всякий раз, когда ориентальный мотив для англичани на не был по большей части стилистическим приемом (как для Фитцджеральда в «Рубайяте» или в «Приключе ниях Хаджи Баба из Исфагана» Мориера107), это ставило перед индивидуальной фантазией автора ряд препятст вий. В английской литературе нет эквивалентов ориен тальным работам Шатобриана, Ламартина, Нерваля и Флобера, точно так же как первые оппоненты Лэйна — Саси и Ренан — в значительно большей мере, чем он, соз навали, сколь многое привнесли в написанное сами. Фор ма таких работ, как «Эотен» (Eothen, 1844) Кинглейка108 и «Личное повествование о паломничестве в ал Мадину и Мекку» Бертона (1855–1856) выстроена в строго хроноло гической последовательности и столь прямолинейна, буд то авторы описывают прогулку за покупками по восточно му базару, а не настоящее приключение. Незаслуженно знаменитая и популярная работа Кинглейка — это своего рода патетический каталог напыщенного этноцентризма и утомительно бестолковых рассуждений о Востоке, ка ким его видит англичанин. Очевидная цель, которую ав тор преследует в этой книге,— доказать, что путешествие на Восток важно для «закалки характера, т. е. для вашей личности», но на деле это оборачивается лишь немного бльшим, чем махровым «вашим» антисемитизмом, ксе нофобией и ходячими расовыми предрассудками, пригод ными на все случаи жизни. К примеру, нам говорят, что «Сказки тысяча и одной ночи» — это слишком живое и творческое произведение, чтобы его мог создать «простой восточный человек, который в смысле творчества мертв и сух — настоящая ментальная мумия». Хотя Кинглейк по ходя признается, что никаких восточных языков не знает, подобное невежество не смущает и не удерживает его от огульных обобщений по поводу Востока, его культуры, ментальности и общества. Конечно, многие из повторяе мых им позиций к тому времени стали уже канонически ми, но интересно, насколько мало опыт действительно увиденного на Востоке влияет на его мнения. Как и мно гие другие путешественники, он больше стремится подо гнать самого себя и Восток (мертвый и сухой — менталь ную мумию) под общий шаблон, чем попытаться увидеть то, стоит перед глазами. Каждый случай, с которым он сталкивается, всего лишь утверждает его в убеждении, что с восточным человеком лучше всего иметь дело, если его удастся напугать. А есть ли лучший инструмент запугива ния, чем суверенное западное эго? При переходе в Суэц в одиночку через пустыню он хвастает самодостаточностью и силой: «Я был здесь, в этой африканской пустыне, и лишь я сам и никто другой отвечал за собственную жизнь».* Именно для этой сравнительно пустой цели овладения са мим собой Кинглейку и нужен был Восток.

Как и Ламартин до него, Кинглейк ничтоже сумняшеся отождествляет собственное исключительное Я со всей на цией в целом. Различие здесь только в том, что в случае с англичанином в то время его правительство было ближе к тому, чтобы утвердиться на остальном Востоке, чем Фран ция. Это прекрасно понимал и Флобер.

Я почти уверен, что вскорости Англия станет владычи цей Египта. В Адене полным полно английских войск, и стоит только им пересечь Суэц, как в одно прекрасное утро краснокафтанники будут уже в Каире — до Франции * Kinglake, Alexander William. Eothen, or Traces of Travel Brought Home from the East / Ed. D. G. Hogarth. 1844; reprint ed., London:

Henry Frowde, 1906. P. 25, 68, 241, 220.

же эта новость дойдет недели через две, и все будут очень удивлены! Попомните мои слова: при первых же призна ках неприятностей в Европе Англия займет Египет, Рос сия — Константинополь, а нас в награду отправят в мясо рубку в сирийские горы.* Несмотря на его хвастливую натуру, взгляды Кинглейка отражают общественную и национальную волю в отноше нии Востока; его эго — лишь инструмент выражения этой воли, но никак не ее творец. Нигде в его работах нет и наме ка на то, что он как то занимался формированием нового мнения в отношении Востока. Для такой задачи ему не хва тило бы ни знаний, ни масштаба личности, и в этом боль шая разница между ним и Ричардом Бертоном. Как путеше ственник, Бертон был настоящим искателем приключений, как ученый, он вполне смог бы отстаивать свою позицию перед любым академическим ориенталистом в Европе. Как человек с характером, он прекрасно сознавал неизбежность столкновения между ним и причесанными под одну гребен ку учителями, которые заправляли наукой в Европе и опре деляли пути развития знания со строгой анонимностью и научной твердостью. Все написанное Бертоном дышит бое вым задором, но как никогда явно и откровенно его презре ние к оппонентам проявилось в предисловии к переводу «Тысяча и одной ночи». Он, похоже, получал своего рода инфантильное удовольствие от демонстрации того, что знал больше любого профессионального ученого, что ему из вестно гораздо больше разнообразных подробностей, чем доступно им, что он может обращаться с материалом с бль шим остроумием, тактом и свежестью, чем способны они.



Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 102 |
 


Похожие работы:

«УТВЕРЖДАЮ Йервый заместитель Министра образования Республик ' СИ. Жук (подпись) *'/ Йага утверждения) Регистрационный № ТД- Е, С($ /тип. ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ПРАВА Типовая учебная программа для высших учебных заведений по специальностям: 1 - 23 01 06 Политология (по направлениям) 1 - 24 01 01 Меяадународное право 1 - 24 01 02 Правоведение 1 - 24 01 03 Экономическое право СОГЛАСОВАНО ^^ОРДАСОВАНО /-. Минйс^р^стиции Республики Начальник Управления высшего и среднего специального образования *&&^^...»

«УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС по дисциплине ТЕКСТОЛОГИЯ для студентов 5 курса очной формы обучения специальность 030901 ИЗДАТЕЛЬСКОЕ ДЕЛО И РЕДАКТИРОВАНИЕ Обсуждено на заседании кафедры Составитель: филологических основ издательского ДФН, профессор С.Ю. Николаева дела и документоведения _ _ 2007 г. Протокол № Зав. кафедрой В.А. Редькин Тверь, 2007 1. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ДИСЦИПЛИНЫ Обучение студентов методике и практике текстологической работы в сфере редакционно-издательской...»

«Предисловие переводчика. За последние 10 лет в том сегменте книжного рынка, который принято называть патриотическим было издано немало литературы по антропологии, главным образом переводной. Её характерной особенностью является предмет изучения: гойские расы. Еврейскую расу, с её многочисленными разновидностями большинство антропологов, как правило, обходят стороной. Эта тема своего рода табу для научных и околонаучных кругов, что говорит об их предвзятости и необъективности. Логично было бы...»

«Хлюстов М.В. Танки в современных конфликтах Обзор применения основных боевых танков за последние 20 лет Москва 2014 УДК 623.4 ББК 68.513 X62 Серия Новая стратегия. Книга 2 ХЛЮСТОВ М.В. Х62 Танки в современных конфликтах. Обзор применения основных боевых танков за последние 20 лет. — М.: АНО ЦСОиП, 2014. — 148 с. (— Новая стратегия, 2) ISBN 978–5–906661–03–6 В книге на основе результатов анализа ряда источников предпринята попытка осмысления нынешнего состояния и перспектив развития такого...»

«Вадим Михайлович МАССОН БИОБИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 1999 ИНСТИТУТ ИСТОРИИ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК Вадим Михайлович МАССОН БИОБИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 1999 Вадим Михайлович Массон: Биобиблиограф. указ. / Сост. Л. М. Всевиов. Ин-т истории материальной культуры РАН. Л., 1999. 43 с. Указатель включает описание работ всемирно известного археолога, специалиста по истории и культуре древних цивилизаций В. М. Массона. Указатель предназначен...»

«Для обсуждения на заседании Бюро Президиума РАО 13 октября 2010 г. СПРАВКА О состоянии и перспективах развития научных исследований Учреждения РАО Институт социальной педагогики Сообщение Бочаровой В.Г., директора Учреждения РАО Институт социальной педагогики, член-корреспондента РАО Социально-исторический контекст. Социальная педагогика как самостоятельная наука и область профессионального образования развивалась и вызревала в условиях объективного процесса дифференциации научных, в том числе...»

«3 Об издательстве Рубрика Об издательстве И здательство Бертельсманн Медиа Москау специализируется на выпуске полноцветных книг высшего полиграфического качества и успешно работает на рынке уже около 20 лет В этом каталоге мы предлагаем только лучшую продукцию издательства, которая удовлетворит запросы и вкусы самых взыскательных покупателей В нашей стране хорошая книга во все времена считалась признаком высокой культуры и драгоценным подарком, поэтому высококачественные полиграфические издания...»

«С. Дж. РЗАКУЛИЗАДЕ СОЧИНЕНИЯ -Баку – 2011 Составитель и автор предисловия: Кенуль Буньядзаде доктор философских наук Редактор: Зумруд Кулизаде доктор философских наук С.Дж.Рзакулизаде. Сочинения. Баку, Текнур, 2010, - 455 стр. Рзакулизаде С. От редактора Вместо предисловия: Солмаз ханум посреди неугасаемых светов философии Можно смело утверждать, что азербайджанские философы так же древны и вечны, как и тот общий поток поиска истины, к которому они примкнули и своими идеями начали обогащать...»

«Оксана Евгеньевна Балазанова Знаменитые мистификации Загадки истории – Текст предоставлен правообладателем ISBN 978-966-03-4244-6 Аннотация Мистификации всегда привлекали и будут привлекать к себе интерес ученых, историков и простых обывателей. Иногда тайное становится явным, и тогда загадка или казавшееся великим открытие становится просто обманом, так, как это было, например, с пилтдаунским человеком, считавшимся некоторое время промежуточным звеном в эволюционной цепочке, или же с...»

«Русь древняя и настоящая (историко-аналитический очерк-сборник) СОДЕРЖАНИЕ Предисловие (необходимое пояснение актуальности нижеследующей публикации глав книги С.А.Ершова Великая Русь.) Некоторые особенности текущего момента Опасность концептуальной неопределённости для России Русская миссия ЕРШОВ СЕРГЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ ВЕЛИКАЯ РУСЬ. НАРОДОНАСЕЛЕНИЕ И ВОЙНЫ I - XX В.В. ОТЗЫВ на рукопись книги С.А. Ершова ВЕЛИКАЯ РУСЬ. НАРОДОНАСЕЛЕНИЕ И ВОЙНЫ I - XX вв. ОТ АВТОРА I. ЗОНЫ РАССЕЛЕНИЯ НАРОДА ДРЕВНЕЙ РУСИ...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.