WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 102 |

«поистине увлекательный процесс. Мири ам Саид очень помогла мне своими исследованиями в об ласти первоначального периода современной истории институтов ориентализма. Помим ...»

-- [ Страница 41 ] --

Классическая работа Лэйна «Сообщения о нравах и обычаях современных египтян» (1836) явилась осознан ным результатом ряда других работ, подготовленных им за время двух периодов пребывания в Египте (1825–1828 и 1833–1835).57 Фраза об «осознанности» используется здесь, чтобы подчеркнуть, что сам Лэйн намеревался про извести своей работой, скорее, впечатление непосредст венного и прямого, неприкрашенного и нейтрального описания, тогда как в действительности она была плодом значительной редакторской работы (в итоге не то он опубликовал совсем не то, что написал первоначально), а также разнообразных дополнительных действий. Каза лось, что его жизненные обстоятельства никак не благо приятствовали занятиям Востоком, за исключением его методичного прилежания и способностей к классическим исследованиям и к математике, что отчасти объясняет очевидную четкость и аккуратность этой книги. В преди словии содержится ряд интересных ключей по поводу того, что именно он собирался сделать в этой книге. Пер воначально он отправился в Египет для того, чтобы изу чать арабский язык. Затем, когда он подготовил ряд заме ток о современном Египте, Общество распространения полезных знаний предложило ему написать систематиче скую работу о стране и ее обитателях. Из собрания разроз ненных наблюдений работа превратилась в пример полез ного знания — знания, предназначенного (и соответст вующим образом оформленного) для каждого, кто желает иметь представление об основных чертах иностранного общества. Из предисловия ясно, что такое знание должно было неким образом развеять прежние представления, притом само оно должно было иметь исключительно дей ственный характер: здесь Лэйн проявляет себя как острый полемист. Прежде всего он должен продемонстрировать, что сделал нечто такое, чего не могли или не сумели сде лать до него другие, а затем то, что собранная им инфор мация одновременно аутентична и абсолютно верна.

Именно в этом исток его исключительного авторитета.

Пока Лэйн в предисловии возится с «Отчетом о народе Алеппо» д ра Рассела (забытая ныне работа), становится ясно, что основным его соперником среди предшествую щих работ является «Описание Египта». Но именно эта работа, которую Лэйн загнал в обширную сноску, высоко парно именуется в заметках при цитировании «великой французской работой» по Египту. Эта работа, отмечает Лэйн, была одновременно и слишком философски обоб щенной, и слишком легковесной. А знаменитое исследо вания Якоба Буркхардта58 было названо всего лишь собра нием египетской народной мудрости, «наихудшим свиде тельством морали народа». В отличие от французов и Буркхардта, Лэйн смог погрузиться в среду исконных жи телей, жить их жизнью, соблюдать их обычаи и «избежать при этом каких бы то ни было сомнений у иноземцев от носительно того, …тот ли он человек, который имеет пра во вмешиваться в их жизнь». Чтобы избежать обвинений в необъективности, Лэйн идет еще дальше, заверяя, что следовал всего лишь словам (курсив его) Корана и что все гда сознавал свое отличие от этой существенно иной, чуж дой ему культуры.* Таким образом, пока одна часть лич * Lane, Edward William. Author's Preface to An Account of the Manners and Customs of the Modern Egyptians. 1836; reprint ed., London: J. M. Dent, 1936. P. xx, xxi.

ности Лэйна непринужденно скользит по волнам ничего не подозревающего моря ислама, подводная его часть тайно хранит в себе европейскую силу для того, чтобы комментировать, приобретать и овладевать всем вокруг.

Ориенталист вполне может имитировать Восток, об ратное же неверно. Все, что он говорит о Востоке тем са мым надо понимать как описание, полученное в результа те одностороннего обмена: пока они говорят и действуют, он наблюдает и записывает. Его сила заключалась в том, что он жил среди них как равноправный носитель языка, но одновременно и как автор шпион. И то, что он писал, сознавалось как «полезное знание», но не для них, а для Европы и ее разнообразных диссеминативных институ тов. И об этом проза Лэйна никогда не позволяет нам за быть: его эго, местоимение первого лица, продвигаясь сквозь обычаи египтян, их ритуалы, празднества, формы детства и самостоятельной жизни, похоронные обряды,— в действительности оказывается одновременно и восточ ным маскарадом, и приемом ориенталиста, направлен ным на улавливание и передачу нам ценной и в любом ином случае недоступной информации. В качестве рас сказчика Лэйн — двуликий Янус, одновременно и экспо нат, и экспонент, организатор экспозиции; он пользуется двойным доверием и проявляет двойное стремление к об ретению опыта: одна его часть — восточная — стремится подержать компанию (или выдает себя за таковую), а дру гая — западная — направлена на получение надежного и полезного знания.

Ничто не иллюстрирует это лучше, чем последний тройной эпизод в предисловии. Там Лэйн описывает сво его главного информанта и друга шейха Ахмеда — и как собеседника, и как курьез. Оба они притворяются, будто Лэйн — мусульманин. Однако только после того, как Ах мед, воодушевленный отважной мимикрией Лэйна, пре одолевает страх, он соглашается пойти вместе с Лэйном молиться в мечети. Этой последней победе предшествуют две сцены, в которых Ахмед изображен как эксцентрич ный пожиратель стекла и приверженец полигамии. Во всех трех частях эпизода с шейхом Ахмедом дистанция между мусульманином и Лэйном увеличивается, даже если в действии она сокращается. Как посредник и, так сказать, транслятор мусульманского поведения, Лэйн иронично входит в шаблон мусульманина, но лишь на столько, чтобы быть в состоянии описать все это степен ной английской прозой. Сама его личность как фальши вого правоверного и привилегированного европейца — вот суть дурной веры, поскольку второе вполне опреде ленным образом подрывает первое. Итак, то, что на деле оказывается фактуальным сообщением о том, что делает один довольно любопытный мусульманин, Лэйн выдает за беспристрастное раскрытие самой сути всей мусульман ской веры. Лэйн даже не задумывается о том, что предал свою дружбу с Ахмедом и еще с двумя такими же людьми, снабжавшими его информацией. Имеет значение единст венно то, что сообщение должно производить впечатле ние точного, обобщенного и беспристрастного, так чтобы английский читатель поверил, что сам Лэйн никогда не был заражен этой ересью или отступничеством, и, нако нец, что его текст нейтрализует человеческий контекст исследования в пользу научной достоверности.

Именно по этим причинам книга выстроена не просто как рассказ о пребывании Лэйна в Египте, но как нарра тивная структура, насыщенная ориенталистским реструк турированием и многочисленными подробностями.

Именно в этом, как мне представляется, и состоит глав ное достижение Лэйна в этой работе. В том что касается общих контуров и формы, работа «Современные египтя не» следует обычной практике романа XVIII века, скажем какого либо из романов Филдинга. Книга открывается отчетом о стране и ее окружении, затем следуют главы «Характеристики личности» и «Детство и воспитание в раннем возрасте». За 25 главами, в которых рассматрива ются такие сюжеты, как празднества, законы, характер, промышленность, магия и домашний быт, следует заклю чительная глава «Смерть и похоронные обряды». На пер вый взгляд работа Лэйна носит хронологический и эво люционный характер. Он пишет о себе как о свидетеле тех сцен, которые соответствуют основным этапам жизнен ного пути человека: образец для него — нарративная схе ма, как в «Томе Джонсе»,59 включающая в себя рождение героя, его приключения, женитьбу и подразумеваемую смерть. В тексте Лэйна только фигура рассказчика лише на возраста, предмет же исследования — современный египтянин — проходит полный индивидуальный жизнен ный цикл. Подобное оборачивание, когда отдельный ин дивид сам себя наделяет способностью стоять вне време ни, а на общество и народ налагает масштаб жизненного цикла личности, есть не что иное, как первая из ряда опе раций, регулирующих то, что поначалу могло показаться простым описанием путешествия по заморским землям.

Безыскусный текст превращается в энциклопедию экзо тики и площадку для ориенталистского исследования.

Однако Лэйн выстраивает материал не только на осно ве драматизации своего двойного присутствия (как лож ного мусульманина и как подлинного европейца) и за счет манипуляции позицией рассказчика и предметом исследования, но также и тем, как он использует детали.

Каждому из основных разделов в главах неизменно пред посылается какое либо вполне предсказуемое наблюде ние общего характера. Например, «обычно отмечают, что многие из наиболее примечательных особенностей в ма нерах, обычаях и характере нации можно соотнести с фи зическими особенностями страны».* Последующее изло жение без труда подтверждает сказанное: Нил, «благодат ный климат Египта», «размеренный» труд крестьян. Од нако вместо того, чтобы перейти к следующему эпизоду в * Ibid. P. 1.

порядке повествования, добавляется новая деталь, и, сле довательно, нарративного завершения, ожидаемого по чисто формальным соображениям, не происходит. Други ми словами, хотя в целом общие контуры лэйновского текста и соответствуют нарративной и каузальной после довательности рождение—жизнь—смерть, отдельные вводимые им в ход повествования детали его нарушают.

От общих наблюдений — к выявлению отдельных аспек тов египетского характера, к рассказу о том, как проходят у египтян детство, юность, зрелость и старость,— много численными деталями Лэйн каждый раз сам нарушает плавный ход изложения. Вскоре после того, как нам рас сказывают о благодатном египетском климате, речь захо дит, например, о том, что многие египтяне умирают в дет стве от болезней, отсутствия медицинской помощи и гне тущей летней жары. Затем нам говорят о том, что жара «побуждает египтян [безусловное обобщение] к невоздер жанности в чувственных наслаждениях», а вскоре мы вяз нем в трясине наполненных схемами и рисунками описа ний архитектуры Каира, украшений и фонтанов, запоров и замкв. Когда же линия повествования проявляется вновь, становится ясно, что она — не более чем формаль ность.

Более всего препятствуют нарративному порядку (притом, что этот порядок составляет основное литера турное содержание лэйновского текста) нарочитые, бьющие в глаза описания, через которые с трудом удает ся продраться. Лэйн ставит себе целью сделать Египет и египтян зримыми, не оставить ничего за кадром, не по зволить ничему ускользнуть от читателя, раскрыть егип тян без тайн, во всех бесчисленных подробностях. В ка честве рассказчика он проявляет склонность к потря сающим воображение садомазохистским пикантностям:

самоистязание дервишей, жестокость суда, смешение у мусульман религии с распутством, чрезмерности либи дозных страстей и т. д. Однако независимо от того, сколь странным или извращенным является событие и как мы себя чувствуем среди этих ошеломительных подробно стей, Лэйн вездесущ, его задача состоит в том, чтобы со брать разрозненные куски вновь и позволить нам дви гаться дальше, пусть и судорожными толчками. В опре деленной степени он делает это за счет того, что просто остается европейцем, способным сдерживать при помо щи разума страсти и желания, которым мусульмане к несчастью подвержены. Но в большей степени способ ность Лэйна управляться с этой исключительно богатой темой связана с железными удилами дисциплины, а от страненность обусловлена четко соблюдаемой холодной дистанцированностью от жизни египтян и их плодови тости.

Главный символический момент приходится на начало шестой главы — «Домашний уклад — продолжение».



Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 102 |
 


Похожие работы:

«Открытая опись дел фотофонда отдела краеведения №№ Заголовок дела Крайние Колдела даты во фот. Барельеф В. Н. Татищева работы Р. Исмагилова 1 1997 1 Портрет Виллима де Геннина Б. д. 2 Портрет М. М. Сперанского (неизвестный художник). Репро- Нач. 3 дукция 1810-х гг. Медеплавильные печи Егошихинского завода и план завода. Б. д. 4 2 Фоторепродукция рисунков Монетный двор в Екатеринбурге (1829-1830-е гг.). Архитектор И. И. Свиязев Житель села Ныроб с веригами ныробского узника Михаи- Б. д. 6 1 ла...»

«Книга выпущена попечением Геннадия Андреевича КУБРЯКОВА От издательства В издательство Русский Вестник с просьбой опубликовать этот материал обратился Институт пересмотра истории (Institute Historical Review), находящийся в Лос-Анджелесе (США). Автор — швейцарский ученый Юрген Граф сотрудничает с этим институтом, который на строго научной основе развенчивает исторические мифы, создаваемые мировой закулисой для обоснования своих претензий на мировое господство и превращение людей в винтиков...»

«Калашников М. Эскадры красного гиганта: АСТ, Астрель, Ермак; М.; 2003 ISBN 5-17-019697-0, 5-271-07297-5 Аннотация Проигрывал ли Советский Союз гонку вооружений на море в 1980-е? Нет! Годы Третьей мировой, холодной войны, стали временем наивысшей военно-морской мощи русских. Это была еще спешно созданная мощь, которая не успела изжить множества недостатков. Но ВМФ СССР были единственными силами, способными противостоять флоту США в глобальном размахе. ВМФ СССР обладал своими козырями. Русские...»

«Аннотация Вернуть доброе имя исконной русской деревне, очистить представления о ней от всего наносного, ложного, хулительного, искажающего ее родное лицо — задача для многих людей. Автор книги — историк и этнограф — вкладывает свою лепту в общее дело: на основе документальных свидетельств XVIII, XIX, а отчасти и XX веков рассказывает о богатстве знаний и интересов крестьян, их духовном и социальном опыте, высокой культуре. В улучшенном иллюстрированном издании содержится много примеров живой...»

«Книга заслуженного мастера спорта В. Боброва Самый интересный матч — мемуары одного из самых выдающихся советских спортсменов—футболиста и хоккеиста. В. Бобров много лет входил в сборные команды страны по футболу и хоккею, участвовал в крупнейших междуна­ родных встречах. В своей книге Бобров перелистывает славные страницы истории наиболее популярных в нашей стране видов спорта, вспоминает о своих товарищах—выдающихся футболистах и хоккеистах. В. Бобров отнюдь не ограничивается лишь изложением...»

«Е. Э. Платова, Ф. Ю. Сафин, В. В. Фортунатов ВОСПИТАНИЕ СТУДЕНТОВ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ Под редакцией профессора А. А. Оводенко Санкт Петербург 2006 УДК 378.14 ББК 74.58 П37 Издание выпущено на основании решения Ученого совета ГУАП от 30.08.06 г., протокол № 1 Рецензенты: кафедра истории Петербургского государственного университета путей сообщения; проректор по воспитательной и социальной работе Санкт-Петербург ского государственного университета сервиса и экономики...»

«Концепции современного естествознания С. Филин 2 Книга С. Филин. Концепции современного естествознания скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга С. Филин. Концепции современного естествознания скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! С. П. Филин Концепции современного естествознания 4 Книга С. Филин. Концепции современного естествознания скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 1. Концепция современного естествознания...»

«Исследователи Центральной Азии в судьбах России УТПАЛА Санкт-Петербург 1998 ББК 86.39 О 65 Главный редактор канд. филол. наук Е. А. Хамаганова Редакторы Ю. А. Бережнова, канд. ист. наук. Г. Ш. Дорджиева Компьютерная верстка А. Н. Соколов Научные консультанты проф. А. Борманжинов (США), канд. ист. наук. А. М. Решетов Корректор Ю. А. Бережнова Очередной (2-3) выпуск альманаха Orient посвящен исследователям буддийской культуры, просветительской деятельности бурятского и калмыцкого духовенства...»

«Библиотека психологии и психотерапии Выпуск 21 Москва Независимая фирма “Класс” Ялом И.Д. Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы/Пер. с англ. А.Б.Фенько. - М.: Независимая фирма Класс Автор книги - известный американский психотерапевт, один из наиболее ярких представителей экзистенциально-гуманистического направления, автор фундаментальных и обстоятельных трудов по групповой и экзистенциальной психотерапии. Но в этой книге Ирвин Ялом выступает в качестве опытного практика,...»

«Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 24.00.03Музееведение, консервация и реставрация историкокультурных объектов Санкт-Петербург 2013 Программа вступительного экзамена по специальности аспирантуры 24.00.03Музееведение, консервация и реставрация историко-культурных объектов, разработана на основе ООП ВПО, рассмотрена на заседании кафедры музеологии и культурного наследия, протокол № от 25 апреля 2013 г. и утверждена на заседании совета по научной работе СПбГУКИ...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.