WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«В статье анализируются особенности российской диссертационной культуры второй половины XIX – начала XX вв. В сравнительном ключе рассматриваются данные статистики о ...»

-- [ Страница 3 ] --

Объясняя принятую процедуру замещения профессора по кафедре и ситуацию на кафедре русской истории Петербургского университета, А. Е. Пресняков в письме (от 7 декабря 1890 г.) к матери, видевшей перспективы карьеры сына в получении профессорства, с иронией писал: «… Так после Замысловского стал профессором Платонов, и я надеюсь, что не доживу до того, чтобы в Петербургском университете был другой профессор русской истории, так как это значит, что Платонов скончался или ушел … если я даже буду доцентом, то после Платонова – приблизительно десятым или одиннадцатым кандидатом на кафедру, а это мыльный пузырь». При этом он отметил «везение» С. Ф. Платонова, в 30летнем возрасте ставшего профессором и читавшего основной курс русской истории, и иную ситуацию в случае П. Н. Милюкова, «человека с крупным именем», которому «университет не дал еще ничего; он ничего не получал и не получает».

См.: Александр Евгеньевич Пресняков. Письма и дневники. 2005. С. 66, 67.

Особенно информативными в отношении истории поиска штатного места с перспективой профессорства для Милюкова являются письма ему от Платонова (начало 1891 г.). См.: Письма русских историков… 2003. С. 248–260.

Н. Н. Алеврас, Н. В. Гришина. Диссертационная культура... соображений при выборе научной стези и бескорыстного служения науке. Так, И. А. Каблуков на склоне своей научной деятельности признавался, что не «материальные выгоды», а «любовь к науке» стали основой избранной им профессорской стези и работы над диссертациями35.

Подобная позиция характерна для многих молодых историков того времени. Так, поиски собственной профессиональной дороги А. Е. Пресняковым, считавшим, что «настоящая ученая карьера» реализуется исключительно в результатах творческой работы, признаваемых научной общественностью как научное достижение, в конечном итоге, завершились в пользу научного выбора. Он им был сделан не только на основе «любви к науке», но и постепенно приобретавшейся уверенности в значимости своей научной деятельности36.

Ученым-современникам было ясно, конечно, что диссертации, кроме научных задач, выполняли квалификационную функцию, создавая возможность обладателям ученых степеней продвигаться по карьерной лестнице. Поэтому иногда (как, например, у А. Е. Преснякова) собственно «ученая карьера», связанная с получением степеней и званий, противопоставлялась свободному научному творчеству и высокому профессионализму ученого. Но вместе с тем, конкретные диссертационные истории, а также общая картина, характерная для российской диссертационной практики, свидетельствуют о складывании такой ее специфической черты как «высокие» требования, предъявляемые в российских университетах к подготовке и защите диссертаций37.

В «высоких» требованиях к диссертациям можно видеть две стороны: одна связана с выработкой в научной среде представлений о качестве, или профессиональном уровне выполнения диссертационного исследования, другая – касается системы норм, правил и традиций, которые порождали практику экспертных оценок, становящихся, в свою очередь, основой присуждения ученой степени. Смысл и характер требований к диссертациям представлялся многим современникам отличиКаблуков. 1935. С. 97.

Характерно еще одно суждение историка в письме матери (11 октября г.) по поводу соотношения научной деятельности и «ученой карьеры»: «… Надо стать в самом деле ценной величиной, и тогда более широкий путь сам собою откроется. А иначе не стоит. Неужели ты, мамочка, хотела бы видеть твоего Саню профессором, который пролез в это звание с трудами, написанными ради получения ученой степени, но посредственного достоинства?...». См.: Александр Евгеньевич Пресняков. Письма и дневники. 2005. С. 306.

Об этом говорил еще Г. Ф. Шершеневич; этот момент неоднократно подчеркивается в трудах современных исследователей (Г. Г. Кричевским, А. Е. Ивановым, Л. И. Лебедевой и др.).

тельной чертой российской диссертационной системы. Г. Ф. Шершеневич, отмечая организационные и научные основания получения ученых степеней, позволил любопытную «проговорку»: своими предложениями он пытался минимизировать появление «ничтожных в научном отношении работ, подобных громадному большинству заграничных диссертаций»38. В этом с ним солидарен его оппонент В. И. Сергеевич, отмечавший пониженные научные требования к диссертациям в Германии, «где степень доктора давно потеряла строго ученое значение … В Германии множество докторов, вся ученость которых исчерпывается одной никому не известной и не имеющей научного значения диссертацией»39.

Такие высказывания можно воспринимать как соответствующие представлениям многих ученых-современников о существенно ином – более высоком – научном качестве диссертаций в России в сравнении с европейской практикой. Но при этом тот же Шершеневич видел слабые стороны усложненных в российских университетах процедур подготовки и защиты диссертаций и «высоких» требований, имевших не только сущностно-содержательную основу, но и бюрократическую подоплеку. По его мнению, силы российских соискателей в значительной мере тратились на подготовку диссертационных исследований, и нередко их научная продукция ограничивалась двумя диссертациями. Научная же репутация западных коллег создавалась на основе последующих за диссертациями исследований, которые апробировались в научном сообществе посредством научной критики и экспертных оценок. Автор при этом обратил внимание на то, что в Германии уже с середины XIX в. была введена практика защиты только одной диссертации40.

Голоса критиков существующей системы присуждения ученых степеней в конце XIX в. слышались все отчетливей. На рубеже XIX–XX вв. назрела необходимость подготовки нового университетского устава, а также внесения изменений в диссертационные требования.

в законодательных инициативах начала XX века Мнения современников, ратовавших за отказ от двухуровневой диссертационной системы и предложения реформировать ее по западноевропейскому образцу, стали основой обсуждения проблем высшего образования и подготовки кадров в этой системе в начале XX века. Первым заметным мероприятием в этом плане стала работа специальной КоСм.: Шершеневич. 1897. С. 32.

Н. Н. Алеврас, Н. В. Гришина. Диссертационная культура... миссии по преобразованию высших учебных заведений, которая подвела свои итоги в 1903 г. Материалы Комиссии свидетельствуют о том, что ее участники, будь-то «архаисты», «традиционалисты» или «новаторы»41, в той или иной мере апеллировали к европейскому, в первую очередь германскому, стандарту присуждения ученых степеней.

«Новаторы», ориентируясь на европейский опыт, предлагали ограничиться одной докторской степенью. В диссертации они видели лишь квалификационную работу. По их мнению, представление одной диссертации могло бы освободить ученому время для занятия серьезной наукой, а также, учитывая сохраняющийся дефицит профессорских кадров, ускорило бы их подготовку для замещения вакантных кафедр.

Один из «новаторов» Б. В. Струве, директор Константиновского межевого института, представлявший в Комиссии Министерство юстиции, считал, что «молодому человеку, имеющему наклонность к научной работе и творческие способности, не приходится в Германии проходить через целый лес экзаменов и обязательных работ, способных только подавить творческий процесс самостоятельной мысли. Русский ученый, потратив свои молодые силы на преодоление формальных препятствий для достижения кафедры, зачастую теряет всякую энергию для продолжения ученых трудов и почти прекращает свою научную деятельность по получении степени доктора»42. «Новаторы» считали, что в Европе докторская степень становилась лишь началом научного пути, в то время как в России после ее получения ученый зачастую начинал почивать на лаврах, значительно сокращая свою исследовательскую активность.

Это мнение, как видим, во многом созвучно идеям Г. Ф. Шершеневича.

«Традиционалисты», выступая за сохранение двухступенчатой системы, введенной уставом 1884 г., также сравнивали ситуации в российской и в западноевропейской науке, правда, тональность их выступлений была несколько иной. И. Я. Гурлянд, профессор Демидовского юридического лицея в Ярославле (от Министерства внутренних дел), считал, что «в России, где по сравнению с Западной Европой, отсутствуют другие факторы, способствующие развитию научной деятельности, сохранение двух ученых степеней, как некоторого стимула к научной работе, является вполне целесообразным»43. В Европе значимую роль играли «развитое общественное мнение и серьезно поставленная Подобная типология участников дискуссии была предложена А. Е. Ивановым. 1994. С. 47. См. также: Якушев А. Н., Казначеев Д. А. 2006. С. 162–177.

Труды высочайше учрежденной Комиссии по преобразованию высших учебных заведений. 1903. Вып. II. С. 83.

ученая критика», а соответственно, более высокий уровень научной экспертизы. Они становились гарантами правильного выбора преподавателей; в то время как в России эту функцию выполняли магистерская и докторская диссертации. И. Я. Гурлянду вторил В. Г. Щеглов, также представлявший Демидовский юридический лицей. Он утверждал, что «в России при скудности научных сил и малочисленности кандидатов в профессора, ученые степени занимают важное место в числе условий для замещения кафедр в университетах, … ученая степень представляет собой высший образовательный ценз»44.

«Архаисты» выступали за возвращение еще и степени «кандидата». Они выдвигали схожие с «традиционалистами» аргументы, которые сводились к тому, что диссертации необходимы для тех, кто «хочет и может заниматься в университете преподаванием и наукой». Интересен взгляд на проблему присуждения ученых степеней А. С. Будиловича, представлявшего в Комиссии МНП, которого современные исследователи причисляют к «архаистам». Видный ученый, обосновывая свою позицию по данному вопросу, обратился к европейскому опыту наиболее детально. Он отметил, что три ученые степени (baccalaureus, magister или licentiatus, doctor) зародились еще в европейских средневековых университетах. Они сохранялись на Западе до конца XVIII – начала XIX века, когда «были перенесены в наш университетский устав 1804 г. под названием: 1) кандидат …, 2) магистр и 3) доктор». В дальнейшем число ученых степеней в Европе стало неуклонно сокращаться. Наиболее явно этот процесс был выражен в германских университетах. «Ныне средневековые формы этого института всего лучше сохранились в Англии. Во Франции тоже сохранились названия трех старых степеней:

bachelier, licenci, docteur; но первое чаще употребляется в значении лица, окончившего курс средней школы и сдавшего в университет приемный экзамен; второе соответствует старинным licentiatus и magister, а третье – старинному doctor». При этом Будилович был далек от мысли связывать число ученых степеней с качеством результатов ученых изысканий в той или иной национальной научной системе. «Если бы число ученых степеней было особенно тесно связано с постановкою университетского преподавания и научной производительности, то должно было бы, следовательно, ожидать, что таковая всего сильнее в Англии, затем во Франции и Италии, а всего ниже в Германии. … Между тем, всем известно, что это – не так. В частности же никто на станет отрицать, что научная производительность университетов немецких и культурное их Н. Н. Алеврас, Н. В. Гришина. Диссертационная культура... влияние не только не уступают университетам английским, французским, итальянским, но пожалуй и превосходит последние»45. В результате Будилович предлагал вносить изменения в российскую систему присуждения ученых степеней и званий, не столько ориентируясь на европейский опыт, который и так лег в основу всех предыдущих уставов, сколько исходя из потребностей национальной науки.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 


Похожие работы:

«РАБОЧАЯ ГРУППА ПО ПОДГОТОВКЕ КОНЦЕПЦИИ НОВОГО УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА ПО ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ КОНЦЕПЦИЯ НОВОГО УЧЕБНОМЕТОДИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА ПО ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ ОГЛАВЛЕНИЕ ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Основные положения История России в системе курсов истории: образовательный и воспитательный потенциал. 4 Многоуровневое представление истории Многоаспектный (многофакторный) характер истории Человек в истории Историко-культурологический подход: пространство диалога Учебно-методический...»

«WITNESS (www.witness.org) использует возможности видео, чтобы открыть миру глаза на нарушения прав человека. Приглашая к сотрудничеству местные организации по всему миру, WITNESS даёт возможность защитникам прав человека использовать видео как способ пролить свет на тех, кто более всего подвержен нарушениям прав человека, и превратить личные рассказы о нарушениях в мощные инструменты борьбы за справедливость. Со времени своего основания в 1992 году WITNESS сотрудничал с группами в более чем 60...»

«СТАТЬИ И ИССЛЕДОВАНИЯ м. я. сюзюмов РЕМЕСЛО И ТОРГОВЛЯ В КОНСТАНТИНОПОЛЕ В НАЧАЛЕ X ВЕКА В связи с открытием и изданием „Книги эпарха в буржуазной исторической литературе появились различные оценки византийского городского устройства. В 1892 г. Николь, издатель „Книги эпарха, в соответствии с иде­ алами фритреда и свободной капиталистической конкуренции, опре­ делил хозяйство Византии X в. как „рай ДАЯ монополий, привилегий, протекционизма. „Правительство во все вмешивается, все контроли­ рует,...»

«Кафедра истории и политологии Методическая разработка по дисциплине Деловое общение для проведения семинарских, практических, индивидуальных занятий и самостоятельной работы для студентов, обучающихся по специальности 080109.65 Бухгалтерский учет, анализ и аудит Казань – 2008 2 Обсуждено на заседании кафедры истории и политологии Протокол №9 от 21.05.2008 г. Составители: к.и.н., доцент Тронова Л.С. к.и.н., доцент Аппакова-Шогина Н.З. Рецензент: д.и.н., профессор Тагиров Э.Р. 3 Введение Планы...»

«Дата Издательство Оценка Издание Группа Институт Эксперт ISBN Мартынов, А. Живописное путешествие от Москвы до китайской границы / Андрей Приобрести Мартынов. - [Репр. изд.]. - М. : ISBN 32 Институт Смирнова для Golden books, cop. 2008. - 67 с., [30] Исторические 978-5истории и Надежда 24/7/2009 Golden books библиотеки л. ил. ; 23x32 см. - Вых. дан. ориг.: науки 91429археологии Алексеевна института СПб. : тип. А. Плюшара, 1819. - 023-5 УДК 94(47+57)(093.3) ББК 03.19 ББК 63.3(2). - РКП:...»

«Информационно-издательское предприятие Туран 2 ЖОРЖ дe МАЛЕВИЛ APMЯНCKAЯ TPAГEДИЯ 1915 ГOДА БАКУ. ЭЛМ 1990 3 Эта книга, а также главы либо отрывки из нее не могут быть опубликованы без разрешения автора или издателя. ИИП ТУРАН Малевил Ж. Армянская трагeдия 1915 года. (Перевод Айтен Кязимовой) – Баку: Элм, 1990. – 128 c. 0503020913-161 М-6ез объявления 655 (2)-90 ISBN 5-8066-0439-Х ©Издательство Элм, 1990 ИИП Туран, 1990 4 Метр де Малевил пожелал, чтобы я его представил. Я нe сомневаюсь, что он...»

«Оглавление Содержание: СИБИРЬ В ВОСПОМИНАНИЯХ ССЫЛЬНЫХ ПОЛЯКОВ Автор: К. КАРОЛЬЧАК СООБЩЕНИЯ МЕЧИСЛАВА ЛЕПЕЦКОГО ИЗ СИБИРИ (1930-е гг.) Автор: В. Ольшевский ТОБОЛЬСКИЙ ГУБЕРНАТОР В. А. АРЦИМОВИЧ И ЕГО ЗАПИСКИ О ПОЕЗДКЕ НА СЕВЕР ГУБЕРНИИ Автор: Н. П. МАТХАНОВА СИБИРСКИЙ ПИСАТЕЛЬ И ЭТНОГРАФ АПОЛЛОН КСАВЕРЬЕВИЧ ОРДЫНСКИЙ (1830-1915): НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ К ТВОРЧЕСКОЙ БИОГРАФИИ Автор: Е. Н. ТУМАНИК ПЛЕННЫЕ 5-Й ПОЛЬСКОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ В МИНУСИНСКОМ УЕЗДЕ В НАЧАЛЕ 1920-х гг. Автор: Р. В. ОПЛАКАНСКАЯ...»

«ОТКУДА МЫ РОДОМ Архангельск 2007 Автор: СЕДОВА Елена Евгеньевна, выпускница Черевковской средней школы, бухгалтер-экономист потребкооперации села Черевково В УГОМ сборнике воплощено стремление автора знать свои корни, свою родословную; для написания его использованы воспоминания жителей Ракулки Скрылевой Клавдии Ивановны, Скрылевой Марии Семеновны, Дугушкиной Елизаветы Александровны, сценарий вечера Душа крепка корнями Р.В. Легчановой (1996), сборник Земля Красноборская (1991), Хроника Земли...»

«Каждая счастливая семья. Наталия Савкина КАЖДАЯ СЧАСТЛИВАЯ СЕМЬЯ. Светлой памяти дедушки и бабушки: Ивана Викен­ тьевича и Марии Семеновны Остроух, памяти их скончавшейся в лагере малолетней дочки, а также миллионов других семей, искалеченных и истреб­ ленных в годы большевистских репрессий Пострадал ли кто-то из родных Сергея Сергеевича Прокофьева в двадцатые годы? Кажется, впервые этой темы коснулся Святослав Сергеевич Прокофьев в нашей беседе в 1990 году [4]. Позднее старший сын Прокофьева...»

«Обществознание в вопросах и ответах Самые первые, наивные и фантастические в основе своей представления об общественной жизни имели место в древних мифах. В них общество рассматривалось как арена существования, борьбы и соперничества богов и героев. Боги в древних мифах олицетворяли собой те или иные социальные явления (так, Марс воспринимался как бог войны, Меркурий – бог торговли и т.д.). А герои – это особого рода люди, способные к подвигу, к соперничеству с богами (например, Прометей – это...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.