WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 ||

«ФАКТЫ, СОБЫТИЯ, ЛЮДИ ОТ РЕДАКЦИИ В январе 2000 г. исполнилось десять лет со дня смерти Николая Никаноровича Разумовича. Доктор юридических наук, профессор Н.Н.Разумович ...»

-- [ Страница 3 ] --

В особенности “Объяснение”. — “Жизнь вернулась так же беспричинно, / Как когда-то странно прервалась. / Я на той же улице старинной, / Как тогда, в тот летний день и час”. Музыка этого стиха, плывущая на аллитерационном “н”, — это и музыка жизни Н.Н. Это то, что его влекло к жизни и по жизни, что влекло к нему. Жизнь как музыка. Как музыка — беспричинна, беспредпосылочна, бесплотна. Но ее возвращение и уход — “предметны”, точно “локализованы” и внутренне связаны. Это — портрет Н.Н. — И далее:

“Те же люди и заботы те же, / И пожар заката не остыл, / Как его тогда к стене Манежа / Вечер смерти наспех пригвоздил”. А это — смерть всего живаговского поколения, смерть, так сказать, незавершенная и открытая, и потому увиденная последующими поколениями, хотя и смерть “наспех”, внезапно и быстротечно. Из этой незавершенности и открытости вырастал и вырос Н.Н. Опаленный ею и бывший ее отрицанием. Отсюда — в лучшие его минуты — его гибельное очарование, его несравнимое шармёрство, его восхитительная свобода. Но в худшие (нередкие) часы — безграничный ужас перед смертью; те кому доступен этот ужас, видимо, обречены на чувство: тебя неотвратимо засасывает воронка смерти. Воронка — это такая незавершенная и открытая конструкция… “Женщины в дешевом затрапезе / Так же ночью топчут башмаки. / Их потом на кровельном железе / Так же распинают чердаки”. — Это безвкусица, доведенная до гениальности, возведенная в этот чрезвычайный и полномочный ранг. И одновременно:

изящество, стильность, острота. Это тема “Н.Н. и женщины”. Надрывная, романсная, превращающая отталкивающе-низменное в поэзию. Тема поэзии, свергающейся в грязь.

По отношению и в отношениях с женщинами он бывал и рыцарем, и папашей Карамазовым. Размах, диапазон были громадными. Фантазии по этому поводу чудовищными… “Вот одна походкою усталой / Медленно выходит на порог / И, поднявшись из полуподвала, / Переходит двор наискосок. / Я опять готовлю отговорки, / И опять все безразлично мне. / И соседка, обогнув задворки, / Оставляет нас наедине”.

А это просто зарисовка его жизни в Трубниковском. Там тоже был полуподвал и двор. И все эти бесконечные его любови (втихомолку от Лики, на ее глазах…). О большинстве я только слышал, некоторых в 70—80-е видел. Все они были красивы, умны, достойны… Именно на них он не женился.

И еще. О литературности Н.Н. Он, несомненно, был неким совокупным персонажем Достоевского. — Федор Михайлович (всегда так называл) — его любимый писатель; к Толстому в целом был равнодушен, хотя постоянно “примерял” к себе князя Андрея. — Я знавал его Версиловым, Федором Павловичем Карамазовым — здесь даже внешнее сходство: “античный профиль”, “римлянин времен упадка”. Он — непонятно для меня — восхищался Ставрогиным (“аристократ в революции”). Наверное, и им был тоже.

Вообще был большой придумщик, враль. В том смысле, в каком Цветаева сказала о Мандельштаме: “гордец и враль”. То есть в культурно-литературном смысле… Я уже говорил, что Н.Н. навсегда для меня останется в пастернаковском контексте.

Конечно, он — Юрий Андреевич Живаго. Вернее был слеплен из живаговского теста. Хотя сам Н.Н. к Пастернаку относился довольно спокойно. Любил-ценил, но не более. Не как я, например. И всегда безразлично-скептически слушал мои суперлативные завывания по его поводу… Иначе воспринимал Михаила Булгакова. Здесь, правда, и память об отце свою роль играла. Но главное в том, что подобно пастернаковскому, булгаковский мир был несомненно миром Н.Н. Алексей Турбин, Мастер, Воланд, профессор Преображенский — все это он, все это родная ему стихия, стиль, тональность.

Помню: много раз спорили и ругались из-за Турбина. Мой тезис сводился к тому, что Турбин хоть и очень симпатичен, но не должен был распускать юнкеров по домам. Их же красные потом всех переловят и перебьют. Турбин, клокотал я, должен был вместе с этими юношами на Дон пробираться, к своим. И пользы больше было бы, и честнее. Н.Н.

возражал мне твердо и невнятно. Пожалуй, сегодня мне его аргументы в защиту решения Турбина уже и не воспроизвести. Но за всем этим стояло какое-то очень личное, интимное, глубокое понимание турбинских мотивов. Мне недоступное… Но вот, пожалуй, теперь я могу сказать о Н.Н. главное. Главное с точки зрения ХХ в., явившейся во многом следствием и результатом Русской Литературы предшествовавшего столетия.

Он — русский Гамлет. Как Юрий Живаго, Григорий Мелехов, Алексей Турбин. Как уже из поколения самого Н.Н. — Глеб Нержин. Это — новый русский тип. Он пришел на смену “лишнему человеку”. Весь XIX в. русская литература пыталась построить новую — альтернативную существовавшей — Вселенную. Не хватало образа, вокруг которого этот универсум должен был строиться.

В поисках этого образа и возник “лишний человек”. Причем в нескольких вариантах. Среди них были очень сильные претенденты, но по разным причинам конкурса не прошли (скажем, Обломову не хватало социально-исторического динамизма, а эпоха уже требовала это; Печорин оказался слишком аристократически-асоциальным и т.д.).

Пожалуй, наиболее вероятным победителем мог стать образ русского Христа (эту задачу ставил Достоевский), но реальная, наличная история взорвала эту великую надежду великой (и “святой”, по словам Томаса Манна) русской литературы. Генетически связанный с нею образ русского революционера (связанный и по негативу, как отрицание, и как — на первый взгляд, неожиданно — продолжение, и как — что уж совсем трудно представить — продолжение, “запрограммированное” самим образом русского Христа) тоже провалился. Русская Революция, вырвавшаяся из чернильницы Русской Литературы, показала всю утопически-мифологическую природу этого “идеального типа”. Впрочем, и русский Христос был — по-своему — не менее измышленным и “придуманным”.

ХХ столетие во многом стало расплатой за эти “мечтания”, за эту безответственность. Но одновременно — как снятие и преодоление — породило тип, образ русского Гамлета. Образ не утопически-мифологизированный, а глубоко метафизический и действенный. Когда-то Герцен заметил, что Пушкин — это ответ России Петру. Можно сказать, что русский Гамлет — это ответ России Ленину. Ибо именно Ленин был выдвинут русской историей в наследники русской литературы. В этом отношении русский Гамлет не только шаг вперед по сравнению с русским Христом и русским революционером, но и преодоление Ленина, объявление его “самозванцем”, не имеющим законных прав на наследство… Его смерть как-то обошла меня стороной. Осенью 89-го я уезжал и приезжал, мало был в Москве. Не чувствовал, что с ним происходит. Да он и сам, думаю, понял не сразу. — Во Франкфурте-на-Майне, где я жил несколько месяцев, получил от него записку: “Юра, купи мне эфэргешного аспирина”. И последнюю его книгу — “Политическая и правовая культуры”, чтобы пристроил переводить на немецкий. Вернулся я в конце декабря. Он умирал в больнице Академии наук. Я пришел к нему (что Н.Н. обречен, узнал от Славы Золотарева, который позвонил мне 19 декабря в Германию и все рассказал; помню весь день ходил по городу и плакал). Кажется, он узнал меня. Улыбнулся, в глазах стояли слезы, затем отвернулся к стене и руками схватил мою руку… Он умер через несколько дней, в сочельник. Потом, 9 января, были похороны, с гражданским прощанием в его квартире, с отпеванием в церкви. Уже можно было не бояться (январь 90-го!). И бросалось в глаза: многие крестятся, зажгли свечи.

И долгий путь в Тарусу. Вместе с сыном Колей, Женей Темновым и Сашей Самбуком я ехал в автобусе, поддерживая гроб, чтобы от тряски он не раскрылся, не соскочил с рельс. Мы пили водку, нервно, возбужденно вспоминали Н.Н.

Приехали, когда уже начинало темнеть. Слава Богу, день выдался не морозный.

Помню: шли и шли, проваливались в рыхлый снег, старались ступить осторожнее, не уронить гроб; водка, выпитая по дороге, быстро выходила в теплый, липкий воздух… А потом поминки в его и уже не в его доме. На правах какого-то там начальника, ученика и друга я говорил первым. Говорил отрывисто и скомканно. О том, что с Н.Н.

оторвался ото всех нас кусок жизни и больше никогда этой или уже той жизни не будет. В тот миг никто и сам я, конечно, не знали, насколько это так. А вышло, что та жизнь действительно закончилась.

Закончилась через полтора-два года. “Короткий” ХХ век, проклятый (для России) ХХ век, ушел. Н.Н. прожил его насквозь — от Коммунистической Революции до Антикоммунистической. Биографически он вобрал в себя это столетие полностью. И выполнил свою историческую задачу, миссию. Не умер ребенком, стал “русским мальчиком” (по Достоевскому), оборонил Родину, в 45-м — 46-м успел прикоснуться к европейской культуре, закончил элитарный (что бы там ни было) МГИМО, много писал, читал, преподавал, вокруг него образовались ученики, посмотрел мир, родил сына… Он был — повторю — русским Гамлетом. Новым русским историческим типом.

Люди этого склада не дали России погибнуть окончательно. Более того, они обрели новое знание и новый опыт, недоступные и неизвестные их предшественникам (скажем, поколению Блока). Из “лишних людей” русской истории они стали тем, что в науке называется “модальная личность”. То есть тем, в ком в полной мере выражен национальный характер, этос народа.

…Кажется, я вчера впервые увидел его, идущим неподражаемой — элегантной и несколько комичной — походкой по коридору третьего этажа старого здания МГИМО, а это было почти тридцать лет назад, прошла целая жизнь, прошло десятилетие без него, прошла та Россия, олицетворением которой он был, состарились его ученики и сами уже подходят к роковой черте, но я по-прежнему вижу, как он идет, открывает левой рукой дверь своей кафедры, входит, садится к окну, закуривает, струя дыма смешивается со струей солнечного света, пробившегося через замерзшее окно. И говорит…

Pages:     | 1 | 2 ||
 


Похожие работы:

«Культура. Искусство. Музейное дело (список литературы, поступившей в СахОУНБ во II полугодии 2008г.) Южно-Сахалинск 2009 Составитель М.В. Волкова Редактор Н.А. Пригаро Компьютерная верстка М.В. Волкова Печатается по решению редакционного совета Справки можно получить по 72-22-82 Факс: (4242) 42-91-85 Адрес электронной почты: Ibo©libsakh,ru Адрес сайта: http://www.libsakh.ru Тираж: 25 экз. © Сахалинская областная универсальная научная библиотека, 2009 От составителя Библиографический список...»

«Летописи страны Арии Книга первая со слов волхва Владимира Вещего. Оглавление Вступление Гибель земли Оры – прародины народа Ариев. Переселение племён и народов на новые Земли. Продолжение войны с кощеями. Гибель Инград, Живград земли и Велы луны. История возникновения Рады луны. Победа над кощеями. Расселение племён и народов во Мирград земле Знание и уклад жизни народа Ариев Возвращение кощеев Распространение светлого знания Ариев. Книга железная и знание РОДа лунного. Празднество и обычаи...»

«ИСТОРИЯ И ФИЛОСОФИЯ НАУКИ (для аспирантов и преподавателей психологических специальностей) Материалы к учебному курсу1 ВВЕДЕНИЕ В РУБРИКУ Как известно, с 2005/6 учебного года в систему аспирантского образования введен новый учебный курс История и философии науки2. По замыслу инициаторов этого нововведения, такой курс призван способствовать росту профессиональной компетенции аспиранта и повышению продуктивности его научно-исследовательской работы. С этой целью предусматривается, что он должен...»

«пасные связи: пуговицы, пуговичные петли и мужская мода в Англии XVIII века1 Если считать результаты интернет-поиска надежным источником, коллекционирование пуговиц — весьма популярное хобби. Члены клубов вроде Пуговичного клуба штата Джорджия (The Peach State Button Club) или Клуба армейских пуговиц (Milbuttons) общаются между собой и устраивают регулярные встречи. Если уж коллекционировать, то старинные пуговицы — с этим ничто не сравнится, — уверяют на одном сайте2. Кстати, поиск по слову...»

«Дискуссия 11.40-12.00 Перерыв. Посещение выставки 12.00-13.00 24 сентября 13.00-14.30 Зал 1 Секционное заседание Миома матки: новые возможности лечения Председатели:...»

«Перевод с немецкого Вальяно Д. Н. Байер Рольф Б 18 Царица Савская. Серия След в истории. Ростов-на-Дону: Феникс, 1998. — 320 с. Одна из популярнейших и самых загадочных фигур в мировой культуре предстает перед нами в этой книге. Автор скрупулезно собрал все, что известно о царице Савской. Ее изображения и описания сведены воедино в захватывающем повествовании, отличающемся научной точнос­ тью. Каждый факт, каждое самое смелое пред­ положение подкреплены анализом и сопостав­ лением древних и...»

«Составитель: учитель Матвиенко Галина Алексеевна 2013 -2014 учебный год Пояснительная записка Рабочая программа разработана на основе примерной программы по окружающему,опубликованной в сборнике Примерная программа по учебным предметам. Начальная школа.- М.: Просвещение, 2010 г. (Стандарты второго поколения),программыОкружающий мир: программа: 1-4 классы / Н.ф.Виноградова- 2-е изд., испр. М.: Вентана-Граф, 2012 год, Программа рассчитана на 68 часов. Программа обеспечена следующим методическим...»

«ПРАВДА О ВОЖДЕ ГЕРОИЧЕСКОЙ ЭПОХИ Москва 2004Брошюра являет собой вклад в неотложное дело восстановления исторической справедливости в отношении к важному периоду жизни нашей страны и человеку, тридцать лет возглавлявшему героические свершения великого народа. В первых пяти разделах изложение носит проблемный характер. Шестой раздел представляет собой исторический очерк жизни и героической деятельности И.В. Сталина. В первом разделе рассмотрены внутренние и внешние причины реставрации...»

«Н.М. Добрынин ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Современная версия новейшей истории государства Учебник ТОМ 1 Раздел 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ Научный редактор доктор экономических наук, профессор А.Н. Митин Рекомендовано Учебно-методическим объединением по юридическому образованию высших учебных заведений Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению Юриспруденция и специальности Юриспруденция...»

«Аннотация Незамысловатая и печальная история жизни пекинского рикши Сянцзы по прозвищу Верблюд воспроизведена в романе с таким богатством жизненных обстоятельств и подробностей, с таким проникновением в психологию персонажей, на которые способен лишь по-настоящему большой писатель, помимо острого глаза и уверенного пера имеющий душу, готовую понимать и сострадать. В романе раскрылся специфический дар Лао Шэ как певца и портретиста своего родного города. Со страниц Рикши встает со всеми его...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.