WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 | 48 |   ...   | 52 |

«Annotation Прогулки по Парижу – это всегда увлекательно! Тем более когда вашим гидом является такой знающий и умелый рассказчик, как известный литератор и переводчик ...»

-- [ Страница 46 ] --

В 80-е вокзал стал прекрасным музеем, и в него начали поступать коллекции. В первую очередь из Лувра и его запасников, где картинам и скульптурам уже давно было тесно.

Поступали такие шедевры, как «Олимпия» Эдуара Мане, «Руанский собор» Клода Моне, «Мельница» Ренуара, «Семья Беллелли» Эдгара Дега. Полностью перешли сюда коллекции музея «Зала для игры в мяч» в саду Тюильри, который пришлось закрыть из-за тесноты, поступило множество замечательных картин, которые долгое время приходилось держать в запасниках провинциальных музеев.

Так что в день открытия музея Орсэ публике предстали картины, которые никто не видел уже добрых полстолетия, а то и больше, вроде «Рождения Венеры» Кабанеля. Сюда поступили полотна из Нанта и Арраса, из парижского Дворца Токио (из числа картин, которые не были отобраны Центром Помпиду для Музея современного искусства). Потом последовали щедрые, бесценные вклады по завещаниям из частных коллекций собирателей живописи – вроде коллекции парижанина Альфреда Шошара: где ж найти лучшее место для картины, как не в этом сказочном музее? Из частных коллекций пришли картины Боннара, Редона, Сезанна, Ренуара, Гимара… Кое-каких иностранных мастеров, впрочем, пришлось покупать – Климта, Мюнха, Мондриана – равно как и кое-какие работы для отделов фотографии и архитектуры… Понятно, что даже самая беглая экскурсия по такому музею займет немало времени. Много места займет и простое перечисление имен хотя бы основных из представленных художников и скульпторов 60-х или 70-х годов прошлого века, кстати, плохо знакомых широкой публике. Ну, скажем, многие ли помнят Жана-Батиста Карпо, чье имя так тесно связано с украшением театра Оперы и Лувра? Его нашумевший «Таней» так шокировал тогдашнюю публику, что его пришлось убрать из Оперы. Парижанам, впрочем, известны его «Четыре стороны света» на фонтане Обсерватории, а также навеянный Данте сюжет «Юголен», что был позднее развит Роденом. Скульптурами той эпохи заставлена чуть не вся центральная аллея первого этажа музея Орсэ. В залах, что слева от нее, карикатуры Домье, упомянутые уже коллекции Шошара, а в них есть все – от барбизонцев и Коро с их страстью к природе до Теодора Руссо. Чуть дальше, тоже слева – зал Курбе. А направо от центральной линии – Энгр, Делакруа, залы портретов, галерея декоративного искусства – от древних римлян до нынешних японцев. В следующем зале выставлено уникальное по богатству и полноте собрание одного из первых символистов – Пюви де Шаванна, затем идут залы Моро и Дега. Дальше Мане и первые импрессионисты – знаменитый «Завтрак на траве», наделавший столько шума в Салоне. Потом ранний Ренуар, ранний Клод Моне, Фантен-Латур, знаменитые частные собрания, вроде коллекции искусствоведа Моро-Нелатона. Дальше следуют залы, посвященные оформлению дворца Гарнье (парижской Оперы), залы архитектуры и декоративного искусства кониа века. Этажом выше можно увидеть снова Моне, Писсарро, Ренуара, Сислея, позднего Дега. В угловом зале – Жорж Сера и неоимпрессионисты, дальше зал Одилона Редона, зал Тулуз-Лотрека. Ну, а в галерее, что выходит на улицу Бельшасс, – Анри Руссо, снова Гоген, много-много полотен Гогена. В бальном зале былого отеля – выставка скульптуры времен Третьей Республики, на террасе отеля – скульптуры натуральной школы и символистов, в том числе Паоло Трубецкого. Здесь есть картины Серова и мадам Львовой, ну а потом снова Пюви де Шаванн, снова эпоха «ар нуво» – модернисты, Эктор Гимар, новые залы модернизма, где представлены школы Вены, Глазго, Чикаго (Райт, конечно, здесь). На последней террасе – Климт, Мюнш… Истинное пиршество для ненасытных глаз любителя живописи и скульптуры…

«МОЛОДОЙ ГУСАР, В АМАЛИЮ

ВЛЮБЛЕННЫЙ…»

Не часто приходится мне проходить по этой парадной парижской улице былых дворцов и особняков, по-здешнему – «отель партикулье», где размещаются ныне посольства, издательства и канцелярии министерств, – по рю Гренель, а когда все же прохожу, то не задерживаюсь ни у дворца, где был салон мадам де Сталь и где жил Сен- Симон, ни у того, где чуть ли не всю жизнь прожил Альфред де Мюссе, откуда он отправился в Венецию с Жорж Санд и где висят нынче в новом музее Майоля картины моего московского друга Володи Янкилевского, ни у большого дворца Эстре, где столетие назад ночевали последний русский император с супругой, а потом располагалось русское посольство, а вот у небольшого дворца по соседству остановлюсь непременно хоть на минуту, и с неизбежностью зазвучит в ушах песня славного московского поэта:

А молодой гусар, в Амалию влюбленный, Он все пред ней стоит коленопреклоненный… Отчего-то помнится мне, что была там поначалу Наталия, в этой песне, но теперь на пластинке у меня точно – Амалия, а в последнее время стал замечать за собой, что губы мои невольно произносят Цецилию:

А молодой гусар, В Цеиилию влюбленныйСтарый дворец помнит, конечно, и юного русского подпоручика, и молоденькую вдову – графиню Цецилию Беранже, и тайную дверь, ведущую в сад, и малышку Габриэль… Только где они все нынче, через сто восемьдесят лет? А тогда, в 1814-м… После двух тяжких лет войны, в прекрасный солнечный день апреля русская армия вошла тогда в Париж. Легко представить себе восторг победителей, оказавшихся наконец в долгожданном, столь прекрасном, не напрасно прославленном городе. Да что там город! И те, кто мечтали скорей вернуться в родную деревушку, были без меры счастливы – уцелели… Да и те, кто смутно уже видел окружающее, тоже ликовали: винные погреба были распахнуты уже и при вступлении войск, еще на северной окраине столицы. И что может показаться странным – ликовали и побежденные парижане. Какое, к черту, завоевание мира – война окончена!

Мальчишки толпой бегали за казаками, возглашая: «Рюс! Рюс!» «О, какое это было счастливое время! – восклицал чуть не полвека спустя в своих «Воспоминаниях русского офицера» один из тогдашних счастливых победителей. – Верно, никто из нас его не забудет!»

Случай привел поручика во дворец… Офицера этого (всего-навсего подпоручика) звали Николай Лорер, и было ему в ту пору двадцать годков. Переночевав с друзьями вповалку в первом попавшемся доме после утомительного дня вступления в Париж, отправился он наутро в Вавилонские казармы, где стоял его полк, и увидел, что батальонный командир полковник С. ходит по двору, размахивая «билетом на постой». Там был и адрес: «Фобур Сен-Жермен, улица Гренель 81, Дворец графа Буажелен».

– Славная будет вам квартира, – позавидовал юный офицер, и тогда полковник протянул ему драгоценный «билет»:

– Возьми-ка ты этот билет и становись у графа, скажи, что ты мой адъютант… А так как предлагают взять на выбор квартирой или деньгами, лучше возьму деньгами. Я ведь пофранцузски-то, брат, не знаю, да и обедают там в 6 часов, да пойдут еще там разные церемонии да комплименты… А я в своем трактире буду отдыхать… будут у меня свои щи да каша, и буду сам себе господин… Так попал юный подпоручик Николай Лорер на рю Гренель во дворец графа Буажелена на постой. С французским у него никаких проблем не было. Кроме французского, он знал английский, немецкий, итальянский, польский и, конечно, русский. И хотя на всех этих языках он говорил и писал с ошибками, живость его речи и занимательность рассказов высоко ценили его друзья, собутыльники и сослуживцы. Племянница его Александра Смирнова-Россет, столько комплиментов снискавшая у гениев русской литературы, была, видимо, похожа на дядю Колю.

Современники писали, что «от Россетов она унаследовала французскую живость, восприимчивость ко всему и остроумие, от Лореров – изящные привычки, любовь к порядку и вкус к музыке, от грузинских своих предков – лень, пламенное воображение…». Все эти черты мог иметь в достатке и дядюшка ее, подпоручик Николай Иванович Лорер, ибо матушка его была грузинская княжна Цицианова, а Лореры были французы, переселившиеся в Германию, а потом в Россию, довольно, впрочем, небогатые… Был Николай Лорер, по отзывам друзей, неисправимый оптимист, пламенный романтик и веселый страдалец, но пока до настоящих страданий дело не дошло, и бойко говорящий, обходительный и веселый «адъютант» неведомого полковника понравился графу. Граф выделил ему для постоя прекрасную комнату, с окнами и дверью в сад, но главное ожидало юного подпоручика в соседней комнате, на стене которой он увидел портрет прекрасной женщины.

Она была так хороша, что храбрый офииер «не мог отвести глаз и стоял как прикованный».

Граф объяснил, что это его дочь, графиня Беранже, что она овдовела на 22-м году жизни: ее муж, адъютант Наполеона, погиб в бою под Дрезденом. Бродя по дорожкам по-весеннему благоухающего графского сада, юный подпоручик думал о том, как странно переменилась боевая жизнь за каких-нибудь два дня, и, конечно, думал о божественной женщине, которая до него бродила по этим дорожкам… А потом он увидел и ее во плоти, молодую печальную графиню, на устах которой появлялась легкая улыбка, когда молодой подпоручик начинал говорить комплименты, мешая все языки… Он очаровал семейство, получил приглашение на обед, молодая графиня была с ним «любезна и ласкова и с любопытством наблюдала всякое движение» этого загадочного «сына севера».

…к ногам прекрасной вдовы-графини.

«Мне было так хорошо тогда, – восклицал он в старости, – что прошло уже 44 года, а я еще живо припоминаю себе все впечатления юности, – и то далекое и невозвратное для меня счастливое время, и эту важную и блестящую эпоху для нашего любезного отечества».

И правда, прекрасные были весенние дни. Молодой подпоручик нес службу, ходил в караул, а в свободное время осматривал императорские дворцы – и Версаль, и Мальмезон, где любезно приняла русских офицеров императрица Жозефина (произошло это за три дня до ее внезапной кончины), и пригородный дворец Сен-Клу, где однажды русский капитан Генерального штаба, сидя на роскошном диване и полюбовавшись через окно панорамой Парижа, который оттуда, с холма, весь как на ладони, а потом, переведя взгляд на внутреннюю роскошь дворца, вдруг озадаченно спросил:

– Охота же ему было идти к нам в Оршу.

«Мы все засмеялись такой оригинальной выходке, – вспоминает Лорер.

– Орша – самое бедное, грязное жидовское местечко в Белоруссии».

Еще и оттого смеялся молодой подпоручик над оригинальным этим суждением, что сам он почитал Наполеона (как, впрочем, и возлюбленный его император-победитель почитал) за великого человека, желавшего продви нуть мир к высшей цели бытия, но преступившего предел Божий и побежденного судьбой.

Парижские дни текли безмятежно. Милое дитя, дочь молодой графини сиротка Габриэль, не видя постояльца, спрашивала: «А где красивый казак?» Ну, а казак «привязался (как он пишет) всей душой к прекрасной графине Цецилии (так ее называли) и к старухе графине: они меня тоже полюбили: видя мою молодость и мое цветущее здоровье, они берегли меня, и я всякий раз должен был отдавать подробный отчет, где я был и отчего так поздно возвращался домой. Старуха строго требовала от меня отчета, а милая молодая графиня улыбалась, смотрела мне в глаза, как бы желая в них прочесть, говорю ли я правду?».

Лишним будет говорить (хотя старый мемуарист повторяет это на все лады), что к прекрасной графине он был неравнодушен, да и графиня – глядите, с какой деликатной осторожностью он сообщает об этом: «Она видела хорошо, что я не какой-нибудь варварвандал, и, узнав меня (так заносчиво мое самолюбие!), она, кажется, полюбила вообще русских… усмехаясь, она мне повторяла, что все мы русские – оригиналы, и что в откровенности нашего характера есть что-то рыцарское, и что мы умеем горячо любить, несмотря на то, что мы жители холодного севера».



Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 | 48 |   ...   | 52 |
 


Похожие работы:

«в восстании Пугачева весьма своеобразны процессы участия народов. В нем участвовали не только русские крестьяне, рабочие, и городские люди, но казачество и нерусские народы. Советская историография достигла значительных результатов в разработке истории этого крупнейшего выступления народов в империи России. Литература по этой теме насчитывает сотни статей, брошюр, монографий, публикаций источников. 1 Издано фундаментальное исследование о восстании Пугачева, подготвленное коллективом авторов во...»

«Москва 2013 УДК 791.43 ББК 85.37 Т16 Редактор серии WP20 Философия и исследования культуры В.А. Куренной Талавер, А. Память о Великой Отечественной войне в постсоветском кинематографе. Т16 Этапы осмысления прошлого (от 1990-х к 2000-м) [Текст] : препринт WP20/2013/06 / А. Талавер ; Нац. исслед. ун-т Высшая школа экономики. – М. : Изд. дом Высшей школы экономики, 2013. – 56 с. – (Серия WP20 Философия и исследования культуры). – 10 экз. Предпринята попытка описания мифа о Великой Отечественной...»

«Каждый регион многонацио- нении национальных культур, изнальной России имеет свою непо- дательство Альфарет сформивторимую богатую историю, отра- ровало региональные библиотеки женную в печатном слове: красавица Сибири и Дальнего Востока, Урала, Сибирь с эпопеей ее завоевания и ос- Поволжья, Русского Севера, Юга воения, издревле хранящий секреты России и Кавказа, Средней Азии обработки металлов, мерцающий и Казахстана, Западных территодрагоценными камнями могучий рий Российской империи. В этих...»

«ПРЕДИСЛОВИЕ Свидетельства эволюции множатся с каждым днем и никогда не были столь сильны. В то же самое время, как это ни парадоксально, неосведомленная оппозиция также более сильна, чем я могу припомнить. Эта книга - моя личная подорка свидетельств того, что теория эволюции на самом деле факт, такой же неоспоримый факт, как любой в науке. Это не первая книга, которую я написал об эволюции, и мне следует пояснить, что же в ней особенного. Она может быть описана как мое недостающее звено....»

«Пчёлы в радость или Опыт естественного подхода в пасечном деле 2008 1 Содержание: Краткое вступление 3 Как вс началось 5 Небольшое дополнение 7 Промышленный и естественный подходы 8 Разумность пчелиной семьи 9 Задачи этой книги 11 Несколько слов о дупле, как о естественном жилище пчл 11 Некоторые полезные сведения о сотах 13 Цикл развития пчелиной семьи 15 Жизнь пчелиной семьи в течение года 17 Несколько слов о зимовке 20 Ежегодный цикл (продолжение) 22 Зимняя вентиляция пчелиного дома 22...»

«Джин Кэллахан Экономика для обычных людей: Основы австрийской экономической школы Великолепное изложение основ австрийской экономической школы без использования профессионального жаргона. Если вы решили прочитать одну единственную книжку по экономике, то лучше всего прочитать именно эту. Содержание #1 ВВЕДЕНИЕ. Здравствуй, племя младое, незнакомое ЧАСТЬ I. Наука о человеческой деятельности ЧАСТЬ II. РЫНОЧНЫЙ ПРОЦЕСС ЧАСТЬ III. Вмешательство в работу рынка ЧАСТЬ IV. Правильно понимаемая...»

«УДК 021.89 Ричард Гибби, Кэролайн Брэзер Уроки разработки законодательства об обязательном экземпляре электронных документов в Великобритании Освещено состояние и продвижение законодательства об обязательном экземпляре документов в Великобритании. Доклад на совместном заседании Обязательное депонирование электронных документов: от законодательства к реализации, от комплектования к доступу, организованном Секцией библиографии, Союзом по выработки электронных стратегий Конференции директоров...»

«Православие и современность. Электронная библиотека Монахиня Игнатия. Церковные песнотворцы По благословению епископа Саратовского и Вольского Лонгина © Москва. 2005 Содержание Предисловие От автора Часть I Преподобный Косма Маиумский и его каноны Пролог Жизнь и творчество преподобного Космы Жанр канона и его место в православном богослужении Медоточные каноны Преподобного Природа в творениях Маиумского святителя Богословские истины в канонах преподобного Космы Два эпизода из жизни Маиумского...»

«ГАЛЛЬI Москва Ве ч е УДК 94(3)(091) ББК 63.3(0)32 Б89 Изда1iuе осущесmвде'Н,О nри nоддерЖ1Се На'Циоиалъиого 'Цe'limра 1Cиигu Мииисmepсmва 1Сулъmуры Фра1i'ЦUU Ouvrage publie ауес le concours du Ministere franr;ais charge dR la culture - Centre National du Livre перевод с Фра1i'ЦУЗС1Сого А.А. Родиоиова Брюно,Ж.-Л. Галлы / Жан-Луи Б рюно. - М. : Ве ч е, 201 1. Б89 400 с. : ил. - ( Гиды цивилизаций). ISBN 978-5 -9533-4656-6 Галлы ДЛЯ греков и римлян были варварами, европей­ ским романтикам они...»

«Кафедра всемирной истории и международных отношений УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА США И КАНАДЫ Основной образовательной программы по специальности 032301.65 (350300) – Регионоведение Благовещенск 2012 УМКД разработан к.и.н., доцентом Косихиной Светланой Степановной Рассмотрен и рекомендован на заседании кафедры ВИиМО Протокол заседания кафедры от _ _ 2011 г. № Зав. кафедрой Журавель Н.А. УТВЕРЖДЕН Протокол заседания УМСС 032301.65 (350300) –...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.