WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 52 |

«Annotation Прогулки по Парижу – это всегда увлекательно! Тем более когда вашим гидом является такой знающий и умелый рассказчик, как известный литератор и переводчик ...»

-- [ Страница 45 ] --

В Музее ордена Освобождения есть материалы, посвященные героям французской эскадрильи Нормандия-Неман, сражавшейся бок о бок с русскими, о немецком концлагере РаваРусская к северу от Львова, где погибло 20 000 французских военнопленных… Из музейной тишины старинного Дома Инвалидов посетитель выходит на просторы распланированной в начале XVIII века Робером де Коттом эспланады Инвалидов. Здесь часто дуют ветры, здесь неуютно в холод, но легче дышится в жару, и оттого за прошедшие века на этой лужайке смешались следы многих парижан, совершавших тут прогулки. Иные из этих фланеров оставили нам воспоминания. Жан-Жак Руссо встречал здесь во время прогулок солдат-инвалидов из богадельни. Они подрабатывали перевозом через Сену и перевезли философа на правый берег. Революционер Виктор Серж гулял здесь в пору Первой мировой войны с героем войны и поэтом Николаем Гумилевым. Они были идейные противники, но противники благородные, и Гумилев говорил Сержу о своей преданности монархии и вражде к революции. Позднее, по словам Сержа, он тщетно пытался спасти Гумилева от расстрельной пули ЧК. Да ведь и самого Сержа пришлось вскоре спасать от режима, который он накликал.

Композитор Николай Набоков, кузен знаменитого писателя, да и сам неплохой писательмемуарист, гулял как-то по этой эспланаде с композитором Сергеем Прокофьевым. Когда они проходили мимо бесчисленных пушек, стволами которых ощерился Дом Инвалидов, Прокофьев, если верить Набокову, сказал: «Посмотри, какой у них злобный вид. Я чувствую себя тут точь-вточь как на каком-нибудь парижском концерте. От всех этих графинь, и княгинь, и снобов в зале у меня глаза заливает кровью. Они себя ведут так, точно целый мир существует для их увеселения».

Как видите, ощеренные стволы старинных орудий приводили чувствительного композитора в дурное настроение. Что ж, он в этом чувстве не одинок.

САМАЯ ЗНАМЕНИТАЯ ПАРИЖАНКА

Не только многие иностранцы, но и многие французские провинциалы и даже столичные жители считают эту «железную даму» самой знаменитой парижанкой. Впрочем, сравнение ее с «железными дамами» современной политики или бизнеса не слишком поэтично. Вспомним лучше, что Аполлинер называл ее «пастушкой, пасущей облака». Речь, как вы поняли, идет об Эйфелевой башне, которая несколько лет назад была чуть ли не на втором месте по своей популярности среди наводняющих Париж туристов. На первое вышел тогда Центр Помпиду, но башня романтичнее: все-таки дама, все-таки парижанка, и притом, может быть, самая стройная среди всех этих весьма недурно сложенных парижанок (о лииах не говорим, «с лица не воду пить» – утешение, придуманное скорее для парижанок, чем для москвичек или киевлянок).

Поразительно, что в старом добром Париже, где столько шедевров воистину старого искусства, главными приманками становятся с неизменностью сравнительно недавние творения рук человеческих – вроде того же Центра Помпиду, городка Ла-Вилетт, Парижского Диснейленда, вокзала д'Орсэ и, наконец, башни (подумаешь, 110 лет ей, что это для многовековой парижской архитектуры?). Впрочем, Эйфелева башня кажется ныне старой как мир, настолько она слилась уже с образом Парижа, вошла в его быт, литера- туру, фольклор и рекламный обиход. Даже трудно представить себе времена, когда она не торчала еще (если угодно, не «возносилась») посреди города или когда сооружение ее казалось людям со вкусом верхом безвкусицы, почти богохульством, во всяком случае, надругательством над красотою французской столицы.

Самая идея возведения чего-нибудь этакого индустриально-башнеподобносногсшибательного относится ко времени подготовки юбилейной Всемирной выставки, приуроченной к столетию французской революции (к 1889 году), так называемой Великой революции. Выставка эта, как торжественно объясняли тогда, «отмечая рождение современной Франции», была «должна явить собой апофеоз машин и металла, этих двух символов победы нашего разума над обскурантизмом». Как видите, вера в связь машин с разумом и победой над обскурантизмом уже тогда была безграничной (а может, демагогия беззастенчивой). При подготовке к сооружению этого «апофеоза машин и металла» были представлены самые разнообразные проекты, например, проект башни-гильотины, которая напомнила бы о главном техническом достижении Великой революции, или, скажем, проект башни-поливалки, которая в дни засухи орошала бы целый город. Победу на конкурсе одержал проект инженера Гюстава Боникаузена, который подписывался псевдонимом Эйфель. Этот уроженец Дижона уже 26 лет от роду прославился созданием замечательного моста в Бордо, позднее – созданием металлической конструкции для внутренностей знаменитой статуи Свободы Бартольди, потом сооружением мостов во Флораке и Капденаке и, наконец, сооружением виадука над пропастью в Гараби, после чего удостоился лестного титула «инженера вселенной». И все же, как ни велик был авторитет Эйфеля-Боникаузена, Выставочный комитет, ознакомившись с его идеей сооружения трехсотметровой башни из металлических конструкций в самом центре Парижа, объявил его сумасшедшим. Это было не так, ибо Эйфелю удалось соблазнить своей башней тогдашнего министра торговли, и проект его стал мало-помалу продвигаться в самых высоких сферах. Одновременно, впрочем, началась и широкая «антибашенная» кампания в прессе.

Авторы сравнивали будущую башню то с гигантским канделябром, то с бутылочным штопором, то с чучелом, то с манекеном, то с огородным пугалом, а в более серьезных кругах уже имела хождение петиция, гласившая:

«Мы, нижеподписавшиеся, писатели, художники, скульпторы, страстные поклонники красоты еще сохранившегося Парижа протестуем от глубины души и со всем жаром возмущенного сердца, протестуем во имя тайны французского вкуса, во имя искусства Франции и ее истории, над которыми нависла угроза, – протестуем против сооружения в самом центре нашей столицы этой бесполезной и чудовищной башни.

Будет ли отныне город Париж ассоциироваться с барокко или с коммерческим воображением конструктора машин, имея единственную цель быть изуродованным и обесчещенным?»

Петиция эта была передана министру, и под ней стояли подписи Гуно, Мопассана, Леконта де Лилля, Сюлли- Прюдома… У министра хватило юмора заметить, передавая эту петицию организаторам выставки:

– Примите эту петицию протеста и, ради Бога, сохраните ее. Она должна демонстрироваться на стенде выставки. Столь изящная проза, украшенная этими известными во всем мире именами, не может не собрать перед стендом толпу и, вероятно, ее позабавит… Впрочем, петицией битва против башни не завершилась. Церковные круги обратили внимание властей на то, что 300-метровая башня самым непристойным образом возвышается над 66-метровым собором Нотр-Дам. А некий оккультный журнал на полном серьезе доказывал, что башня может сглазить великий город… Тем временем рабочие уже вырыли 17-метровой глубины яму под фундамент. Работы шли полным ходом. Из ателье привозили готовые детали и собирали на площадке. Первый этаж сооружения был готов в апреле 1888 года, и теперь у парижан вошло в привычку гулять по вечерам близ Марсова поля, чтобы поглядеть, «как там эта башня». Когда выставка открылась, башня стала главной ее героиней, и популярность ее отражает старинная книга отзывов, заполненная записями французов и иностранцев. Башня задела всех за живое. Одни посвящали ей нехитрые стишки:

«О башня, мне с твоей прекрасной вышины Летящих ласточек все перышки видны…»

Другие философствовали:

«С такой высоты видна вся низость мира».

Третьи признавались ей в любви:

«Мне стан твой нравится, о башня, Но сколь приятней стан моей Мими!»

Шутили, кто во что горазд:

«Сроду я на такой высоте не сморкался».

Башня отвечала на любовь города разнообразными услугами. В сентябре 1914-го башня разместила службу радиоперехвата, которой удалось подслушать переговоры немецкого командования, свидетельствовавшие о том, что немцы обходят Париж с юго-востока. Генерал Жофр успел выйти навстречу врагу… В последнюю войну башня служила по очереди французской, немецкой и американской армии, а с 1946 года перешла в безраздельное пользование туристов, украсила эмблемы Парижа и сувениры. Хотя в последние год-два башня уступила место в первой пятерке другим достопримечательностям Парижа, министерство туризма по-прежнему сообщает астрономические цифры ее посещаемости. И похоже, у нее нет больше столь же страстных ненавистников, каким был Верлен, который, завидев башню издали, кричал шоферу:

– Кучер, поворачивай назад!

О какое мерзкое, позорное, гнусное зрелище!

В литературных кабаре Монпарнаса в те дни немалый успех имели легкомысленные стишки наподобие четверостишия Шарля Мориса:

О, эта башня – Тур Эйфель Позволит всякому отсель Столкнуть творца ее в кусты С трехсотметровой высоты… А на балах и в простонародных кабаках Парижа до упаду отплясывали тогда «Эйфелеву польку». Слава «железной барышни» расходилась кругами по свету… Когда моя дочка была школьницей, мне доводилось принимать в Париже ее московских гостей-сверстников. В первую очередь они хотели увидеть башню. Мы с ними занимали очередь в кассу, а потом я терпеливо ждал в садочке, пока они прокатятся на старомодном и дорогостоящем лифте туда-обратно… Башня являлась для них и символом и синонимом Парижа.

МУЗЕЙ ОРСЭ

В годы моих бесконечных странствий по России (в 50- 80-е годы) мне не раз приходилось слышать надменную фразу экскурсоводов: «Конец XIX – начало XX века. Художественной ценности не представляет». В этой гениальной фразе было как бы даже некоторое смущение:

«Простите! Разломать еще не успели – столько дел…» Но успели все же разломать много. В Париже, надо признать, тоже успели немало, но поменьше, чем в России, конечно. Понастояшему же спохватились о потерях совсем недавно. Теперь оберегают даже старинное депо похоронных экипажей (роскошное, между прочим, сооружение!). Кстати, замечено, что именно сооружения того времени пользуются особым успехом и у парижан и у приезжих. Скажем, Эйфелева башня, или павильоны старой бойни на Ла- Вилетт, или надземные козырьки метро, созданные Гимаром, или питьевые фонтанчики, принесенные в дар Парижу меценатомангличанином Уолласом… Ну и конечно, Орсэ – здание старого вокзала Орсэ вместе с прилегающим к нему отелем, разместившее с 80-х годов один из самых прекрасных музеев Парижа.

Вокзал этот, построенный (как и отель) по проекту архитектора Виктора Лалу, открыт был в 1900 году к началу Всемирной выставки в Париже. Пользовалась им железнодорожная компания «Париж – Орлеан», впрочем, совсем недолго. С 1939-го вокзал использовали только для пригородного сообщения, а пустовавший отель был и вовсе закрыт. Потом вокзальный зал использовали для проведения аукционов, еще позднее он приютил труппу Мадлен Рено и ЖанаЛуи Барро (Театр «Орсэ-Рено-Барро»). Орсон Уэллс снимал в этом зале свой фильм «Проиесс»

по Кафке (помню, мы с друзьями в Москве восхищались этими «декорациями», а позднее, набредя в Марокко на старинный Магадор, я подумал, что он безошибочно «выбирал натуру», этот гениальный Уэллс). В 60-е годы разгорелась дискуссия во Франции по поводу павильона Бальтара в «чреве Парижа», и тогда было принято решение вокзал Орсэ занести в список охраняемых исторических памятников. В 1977 году возникла идея разместить тут музей искусства второй половины XIX века. Проблема заключалась в том, что в огромном (тридцать метров в высоту и сто сорок в длину) зале, который хотелось во что бы то ни стало сберечь, требовалось отыскать множество стен и карнизов для полотен. Архитекторы укрепили зал продольной осью. Обустройство интерьера было поручено итальянцу Ауленти, и аскетическая строгость созданных им конструкций выгодно контрастировала с декоративной щедростью Виктора Лалу.

Это в Лувре как на вокзале. А в бывшем вокзале Орсэ как в настоящем музее.



Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 52 |
 


Похожие работы:

«В настоящей статье мы рассматриваем материалы, связанные с историей армянского народа, имеющиеся в трудах выдающегося рус­ ского историка Василия Никитича Татищева. Вопрос рассматривается впервые и, на наш взгляд, представляет интерес с точки зрения истории связей русской и армянской истори­ ческих наук и истории вклада русской исторической науки в разработ­ ку вопросов истории армянского народа. Еще на рубеже X V II и X V III вв., в период формирования русской исторической науки, в русской...»

«А. Воробьева О. Пархаев Военно-историческая серия СОЛДАТЪ А. Воробьева Художник О. Пархаев Москва Астрель • ACT 2002 УДК 355/359 Автор выражает искреннюю признательность за ББК 68.49 (2Рос)3 консультации при подготовке этой книги Главному В75 специалисту Российского государственного военноисторического архива, кандидату исторических наук И. В. Карпееву. А также глубочайшую благодарность за подготовку иллюстративных материалов фотокор­ респонденту Института военной истории МО РФ П. И. Рябченкову...»

«Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин История одного города Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин История одного города Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин История одного города Аннотация Эту книгу, как известно, проходят в средней школе (именно проходят), и совершенно напрасно. Её нужно читать будучи взрослым, иначе многое в ней покажется неинтересным или непонятным. Прочитайте, не пожалеете. Это — наша история, написанная неравнодушным к России человеком. Современники называли её пасквилем на историю...»

«СЛед на земЛе Ижевск 2010 УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус)6-4 З 33 Заппаров, Р.Н. З 33 След на земле / Р. Н. Заппаров. – Ижевск: ИИЦ Бон Анца, 2010. – 74 с. Вниманию читателя предлагается хроникально-биографическая повесть След на земле об истории поколений автора в XV–XX веках, о голодном, полураздетом детстве военного времени 1941–1945 гг. За документально-достоверными рассказами об одной семье читатель увидит судьбы целого поколения. УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус)6-4ББК © Заппаров, Р. Н., 2010...»

«М.И. Мельтюхов КАНУН ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ: ДИСКУССИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ В 1999. издание трудов российсих авторов в серии АИРО — научные долады и дисуссии. Темы для XXI веа поддерживается “Maison des Sciences de L`Homme” (Paris) Мосва АИРО-ХХ 1999 Международный совет издательских программ АИРО-XX Г.А. Бордюгов главный редактор А.И. Ушаков исполнительный директор С.А. Александров зам. исполнительного директора К. Аймермахер Рурский университет Д. Байрау Тюбингенский университет В. Берелович...»

«Рекомендовано ученым советом факультета философии и социальных наук 28 июня 2010 г., протокол № 10 Р е ц е н з е н т ы: доктор философских наук, профессор Т. П. Короткая; кандидат философских наук В. Р. Языкович Карасёва, С. Г. Введение в религиоведение : учеб.-метод. пособие для студентов, К21 обучающихся по спец. 1-21 02 01 Философия / С. Г. Карасёва. – Минск : БГУ, 2012. – 160 с. ISBN 978-985-518-643-5. В учебно-методическом пособии систематизированно представлены основные сведения из...»

«Атака при помощи писем с сибирской язвой, которая последовала за событиями 11 сентября, кажется, уже полностью забыта на сегодня. Тем не менее, сибиреязвенные письма явились неотъемлемой частью преступления 11 сентября и поэтому не упомянуть их в этой книге, хотя бы даже и вкратце, было бы большим упущением. Хотя бы из уважения к истории это преступление следует помнить. Вот краткая информация по поводу этого почти забытого преступления из Википедии1: Атаки с применением сибирской язвы в...»

«СБОРНИК научных статей студентов, магистрантов, аспирантов Под общей редакцией доктора исторических наук, профессора В. Г. Шадурского Основан в 2008 году Выпуск 9 В 3 томах Том 1 МИНСК ИЗДАТЕЛЬСТВО ЧЕТЫРЕ ЧЕТВЕРТИ 2012 УДК 082 ББК 94 C23 Редакционная коллегия: Л. М. Гайдукевич, Д. Г. Решетников, А. В. Русакович, В. Г. Шадурский Составитель С. В. Анцух Ответственный секретарь Е. В. Харит ISSN 2224-0845 © Идея проекта. Научный студенческий совет факультета международных отношений БГУ, 2008 ©...»

«Введение и историография вопроса Рождество (Weihnachten, Weihnachtsfest) считается самым крупным и значительным праздником годового цикла в католическом и протестантском мире, а в Германии, пожалуй, и самым ожидаемым, таинственным и любимым. По этой причине праздник Рождества, конечно, не был обойден и вниманием исследователей. В немецкоязычной этнографической литературе неоднократно уделялось внимание теории происхождения праздника и корням рождественской обрядности. Этнография как наука в...»

«ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ПРИКЛАДНОЙ И НЕОТЛОЖНОЙ ЭТНОЛОГИИ № 230/231 СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АВАРИИ Работа выполнена в рамках проекта РФФИ № 11-06-90350-РБУ_а Экологический фактор и социокультурные параметры жизни в зоне Чернобыльской катастрофы (Гомельская, Брянская и Черниговская области). Руководитель – д.и.н. М.Ю. Мартынова Москва ИЭА РАН 2012 ББК 63.5(2Рос)+20.1 УДК 39:62+314.745 ЧАЭС Серия: Исследования по прикладной и неотложной этнологии (издается с 1990 г.) Редколлегия:...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.