WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«Очередной Круглый стол, проведенный нами совместно с Фондом Русское либеральное наследие, был посвящен политическому и научному наследию П.Н. Милюкова. Участникам ...»

-- [ Страница 8 ] --

Спасибо, Евгений Григорьевич. Я хочу все же напомнить о том, что октябристы и кадеты имели широкое представительство в Думе, не в последнюю очередь, благодаря изначально жесткому избирательному цензу, который в 1907 году был ужесточен еще больше. В результате в Третьей Думе, например, свыше 40% депутатов составляли представители дворянства – притом, что в составе населения доля дворян была около полутора процентов. А представители крестьян, составлявших свыше 80% населения, имели в Думе всего 15% мест. Напомню и о том, что на выборах Учредительного собрания либеральные партии начисто проиграли социалистам деревня проголосовала за эсеров, а города, в основном, за большевиков, получивших по стране около 24% голосов.

Евгений ЯСИН:

За большевиков или за социал-демократов?

Игорь КЛЯМКИН:

За большевиков. Меньшевики вместе со всеми либералами собрали в несколько раз меньше.

Кто-то еще хотел бы выступить? Дмитрий Иванович, прошу вас.

Дмитрий КАТАЕВ (член политсовета Московской «Солидарности»):

«Осознание связи времен могло бы существенно помочь нам в преодолении совсем не детской “болезни левизны” Я тоже не историк и попросил слова лишь потому, что чуть ли не каждый выступавший говорил не только о прошлом, но и о настоящем. И это хорошо, что историки думают не только об истории. Что их интересует и сегодняшний день, интересует связь времен, которая была разорвана и которую они пытаются восстановить. Услышанное здесь для меня крайне важно, потому что разрыв связи времен меня тоже очень беспокоит.

Я много времени провожу в социальных сетях, где общаюсь с самыми разными людьми. В том числе, и с коммунистами, с которыми пытаюсь вести диалог. И довольно часто вспыхивают дискуссии о Феврале и Октябре 1917 года. Поначалу разговор может быть совсем о другом – о жилищных проблемах, о медицинском обслуживании, о выборах, о чем-то еще. А потом он стихийно перетекает в историческую тематику. И тогда я могу наблюдать, сколь глубоко сидит в сознании людей предубеждение в отношении Февральской революции, основанное, с одной стороны, на вопиющем невежестве, а с другой – на глубоко укорененной отзывчивости к левой идее.

Читая то, что люди порой пишут, я не могу отделаться от ощущения: их исторический кругозор в лучшем случае ограничен сведениями и оценками, почерпнутыми когда-то из советских учебников. Какой Милюков? Какой Струве? Какая преемственность с их идеями? Об этом не только с пенсионерами, но, что еще печальнее, и с молодыми людьми говорить сегодня невозможно.

Разрывом связи времен мы, прежде всего, обязаны большевикам. Но дело все же не только в них. Дело еще и в том, что связь эта нередко восстанавливается уродливо, когда отрицание большевизма сопровождается отрицанием не только Октября, но и Февраля, а все, что было до него, идеализируется. При этом то, что происходит сейчас, людям может не нравиться, а то, что было в царской России, вызывать симпатии. Когда я такое слышу, вспоминаю своего деда, профессора истории, умершего в 1946 году. В 1914-м он написал книжку «Дореформенная бюрократия в России». Читаешь ее сегодня, и постоянно ловишь себя на том, что это написано не только о той, старой бюрократии, но и о нашей сегодняшней. А кто-то искренне считает, что 150–200 лет назад в стране был чуть ли не рай. Такая вот связь времен возникает порой в сознании после ее разрыва.

Казалось бы, примерно четверть века назад связь времен начала восстанавливаться иначе – как связь разных этапов на пути к демократии. Она начала восстанавливаться, потому что в мире она никуда не исчезала, потому что мировая цивилизация существовала рядом с нами, и идущие от нее импульсы после семи с лишним десятилетий советской изоляции были Россией уловлены. Результатом стали события 1991 года, которые, в свою очередь, стали звеном в цепи демократических революций в стране. Но, к сожалению, в таком качестве эти события до сих пор не осознаны.

Вспоминаю, как отмечалось двадцатилетие августовских дней 1991-го: никто ведь так и не сказал тогда, что те дни находятся в одном ряду с революцией 1905 года и Февралем 1917-го. Равно как и о том, что этот революционный процесс до сих пор не завершен, и что в будущем он неизбежно должен получить продолжение. В данном отношении разорванная связь времен все еще не восстановлена. И когда люди выходили на Болотную площадь, они тоже не думали об исторической цепи событий, звеном которой стали недавние митинги протеста.

Зато мы имеем левую и консервативную реакцию на август 1991-го, которая распространяется и на февраль 1917-го. То есть связь времен, понимаемая как цепь революционных демократических преобразований, оценивается не позитивно, а негативно, что означает стремление незавершенный процесс таких преобразований не только не завершать, но и навсегда исключить его продолжение как процесса заведомо вредного. Вот о чем я думал сегодня, слушая чрезвычайно интересные сообщения о событиях прошлого и тех людях, которые олицетворяли один из важнейших этапов демократических преобразований в России. Эти события и люди предстали перед нами живыми, вписанными не только в прошлый, но и в современный контекст. Можно сказать, что перед нами предстала связь времен в ее либерально-демократическом понимании.

Мне кажется, что такая просветительская работа должна быть непременно продолжена. В какой форме, судить не берусь, но оставлять эту тему нельзя.

Сторонникам демократии нужно свое понимание связи времен, этих сторонников консолидирующее. Ее осознание могло бы существенно помочь нам в преодолении той совсем не детской «болезни левизны» в российском обществе, о которой я говорил. Равно как и в преодолении упомянутого Алексеем Кара-Мурзой охранительного консерватизма.

Игорь КЛЯМКИН:

«Признавая неевропейскость российской истории, Милюков опирался на тенденции в ней, свидетельствовавшие, по его мнению, о предрасположенности России стать Европой»

Спасибо. Больше желающих выступить нет, и мы можем наше собрание завершать.

Тем, к чему призывает нас Дмитрий Иванович, мы в меру сил пытаемся заниматься, намерены делать это и впредь. Любым предложением на сей счет будем рады и попытаемся их реализовать. То, что Дмитрий Иванович называет восстановлением связи времен, я называю формированием либерального исторического сознания. Речь идет о том, чтобы в истории России, при всех ее отличиях от истории Европы, выделить европейские тенденции и именно их в историческом сознании актуализировать, настроить его на преемственную связь с ними. Задача, прямо скажем, непростая уже потому, что сами эти тенденции в нашей среде понимаются не одинаково.

Это проявилось и сегодня. Проявилось как в интерпретации концепции Милюковаисторика, его представлений о сочетании в ней самобытного и европейского начал, так и в оценках Милюкова-политика, чья деятельность сама является частью отечественной истории. Полезны ли такие дискуссии? Думаю, что полезны. Они полезны уже тем, что актуализируют российскую либеральную традицию, вводят ее в современный контекст. И, прежде всего, традицию интеллектуальную, включающую в себя и концептуальное осмысление истории России. Поэтому мы и выносим на наши обсуждения идеи и подходы старых русских либеральных историков, надеясь, что дискуссии по поводу этих идей и подходов помогут сблизить наши позиции относительно самой истории.

Несколько соображений хочу высказать конкретно о Милюкове – одном из крупнейших, на мой взгляд, ее исследователей.

Мне, как и Евгению Григорьевичу, представляется крайне важным то, что Милюков, будучи убежденным либералом-европеистом, сумел избежать соблазна представить историю страны более европейской, чем она была, а свои убеждения более соответствующими ей, чем они являлись. Не соблазнялся он и оценочными суждениями, что, впрочем, при его позитивистской методологии было естественно.

Его интересовали только факты, главным из которых был факт самого существования российской государственности в ее самобытных проявлениях.

В свою очередь, главным среди таких проявлений Милюков считал изначально военный характер этой государственности. Возможно, именно поэтому он, в отличие от многих своих современников, считал и советский режим не аномальным отклонением от общего маршрута российской истории, а его продолжением, пусть и временным. Если, говорил Милюков, в Советском Союзе есть танки и есть солдаты, умеющие ими управлять и выигрывать войны, то этого достаточно для того, чтобы не считать советское государство искусственным политическим образованием. И такое понимание полностью соответствовало милюковской интерпретации отечественной истории. Как истории, принципиально отличающейся от европейской.

Я отдаю себе отчет в том, что Михаил Афанасьев может мне еще раз напомнить высказывания Милюкова, на которые Михаил Николаевич ссылался в своем выступлении. Высказывания, свидетельствующие о признании Милюковым наличия у России и русской культуры общих с Европой и ее культурой корней. Но такие цитаты, на мой взгляд, сами по себе еще ни о чем не говорят, учитывая, что в конкретном исследовании Милюков показывал нечто прямо противоположное.

Да, он исходил из того, что мировая история подчиняется неким общим закономерностям, и потому в ее исходных точках между Россией, странами Европы и любыми другими существенных различий не существует. А так как реальная история разных стран все же разная, то это объясняется, по Милюкову, тем, что в них разной является конкретная среда, в которой развивается общественная жизнь. Какова связь между общими закономерностями и средой, из его текстов не очень понятно, но в данном случае это не важно. Важно то, что в российской истории, отсчитываемой им не с киевско-новгородского периода, а с ХIV–ХV веков, то есть с последнего периода монгольской колонизации, никаких признаков европейскости он не обнаруживает, а обнаруживает, наоборот, одни лишь отличия от нее.

О главном из этих отличий я уже по ходу дискуссии упоминал. Оно, согласно Милюкову, в том, что российское государство произросло не из общества, не из естественно развившегося сословного строя, как то было в Европе. Это государство, сложившееся в ХIV–ХV столетиях в виде «московской диктатуры», само формировало нужные ему для его целей квазисословные общности, всецело ему подчиненные и от него зависимые. И создавалось оно не внутренними, а внешними потребностями – прежде всего, военными, что и предопределило способ его организации, уподоблявший управление государством управлению армией.

Об этом до Милюкова говорил и его учитель Ключевский, но говорил вскользь. У Павла Николаевича такой ракурс рассмотрения государственной истории выходит на первый план. Под влиянием угроз от Литвы и осколков Орды, «Москва, – цитирую, – становится с конца ХV века настоящим военным станом, главным штабом армии… Московские князья поневоле отвлекаются от своих хозяйственных забот и принимаются за устройство военного дела. В области внутреннего управления их интересы все более и более сводятся к добыванию средств, необходимых для содержания войска». И такая организация государства не могла не сказаться на повседневном жизненном укладе всех жителей Московии, сопровождаясь его милитаризацией. Милюков, правда, этим термином не пользуется, но суть описываемых им процессов именно в этом.

Милитаризация повседневности не означала, что все мужское население страны превращалось в воинов, как то было, например, у монголов. Потому что, в отличие от монголов, живших за счет дани с покоренных народов, Московия должна была кормить свое войско и оплачивать другие военные нужды сама. И Милюков показывает, как армейская организация государства распространялась на весь социум посредством военных налогов. Они были разные и взимались на конкретные цели: на содержание «пищальников», на изготовление пороха для ружей, на постройку укреплений и засек. Был и отдельный налог на выкуп из плена тех, кто стал жертвой татарских набегов («полоняничные деньги»).



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 


Похожие работы:

«А.Л. АРЕФЬЕВ ПОДГОТОВКА КАДРОВ ВЫСШЕЙ КВАЛИФИКАЦИИ ДЛЯ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН В РОССИЙСКИХ ВУЗАХ ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ ДОКТОРА СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ НАУК Н.М. ДМИТРИЕВА Центр социального прогнозирования Москва 2004 1 А.Л. Арефьев УДК 37.013.78 ББК 60.5/79 А80 А80 Арефьев Александр Леонардович. Подготовка кадров высшей квалификации для зарубежных стран в российских вузах. – М.: Центр социального прогнозирования, 2004. – 148 с. Рецензент: доктор исторических наук, профессор Московского гуманитарного...»

«Берлин 2011 1 Текст этого сборника размещён в Интернете ISBN 978-3-942944-15-1 На этой же страничке находятся многие другие наши последние работы, приведен список публикаций © Oscar Sheynin, 2011 oscar.sheynin@googlemail.com NG Verlag, Berlin 2 Cодержание От автора Раздел 1-й I. История статистики, 2011 II. Ньютон и теория вероятностей, 1971 III. Работа И. Г. Ламберта по теории вероятностей, 1971 IV. К. Ф. Гаусс и теория ошибок, 1979 V. Работа Бертрана в теории вероятностей, 1994 VI. Истинное...»

«Светлана Айвазова РОССИЙСКИЕ ВЫБОРЫ: ГЕНДЕРНОЕ ПРОЧТЕНИЕ Москва – 2008 Оборот титула Об авторе: Айвазова Светлана Григорьевна – доктор политических наук, главный научный сотрудник Института социологии РАН. Автор нескольких книг, включая монографию Русские женщины в лабиринте равноправия (М.: РИК Русанова. 1998), многих статей, подготовленных в русле нового направления политической науки – гендерной политологии и политической социологии, а также – статей по истории и теории женского движения....»

«Городская культура и город в культуре ПРОГРАММА Всероссийской научно-практической конференции 21–22 мая 2012 г. Самара 2012 Оргкомитет конференции Куруленко Э.А., ректор Самарской государственной академии культуры и искусств, доктор культурологии, профессор Бугрова О.Л., первый проректор Самарской государственной академии культуры и искусств, кандидат педагогических наук, профессор, заслуженный работник культуры РФ Соловьева С.В., проректор по научной работе и международным связям Самарской...»

«Аннотация В первый том избранной прозы Сергея Маркова вошли широкоизвестный у нас и за рубежом роман Юконский ворон – об исследователе Аляски Лаврентии Загоскине. Примыкающая к роману Летопись Аляски – оригинальное научное изыскание истории Русской Америки. Представлена также книга Люди великой цели, которую составили повести о выдающемся мореходе Семене Дежневе и знаменитых наших путешественниках Пржевальском и Миклухо-Маклае. Содержание ДЕЛО ВСЕЙ ЖИЗНИ 4 НОВГОРОДСКАЯ РОДИНА 30 ПЕРВЫЕ СКИТАНИЯ...»

«ОДЕССКИЙ МАРТИРОЛОГ ТОМ 4 Одесса СМИЛ 2006 ББК 63.3(4Укр-4Оде-20)6 О41 УДК 9(477.74-25)19 Одесская областная редколлегия серии Реабилитированные историей: Л. Г. Белоусова, Е. М. Голубовский, А. В. Гонтар, Л. В. Ковальчук (председатель), С. В. Мартыновский, А. А. Мисюк, Г. А. Разумов, Е. Л. Стрельцов, А. И. Уемов, А. В. Фесик, Б. Г. Херсонский Одесский мартиролог: Данные о репрессированных Одессы и Одесской области за годы советской власти. Т. 4 / Составители Л. В. Ковальчук, О41 Г. А. Разумов....»

«ПИТИРИМ СОРОКИН КАК ИСТОРИК СОЦИОЛОГИИ Один из модных ныне теоретиков мировой системы, американский социолог И. Уоллерстейн, выступая в 1996 г. на одном из петербургских отделений Российской академии наук, необдуманно бросил фразу о том, что в России социологической науки никогда не было. Однако в дальнейшем, не замечая анекдотичности ситуации, упомянул, что у него самая первая научная статья была посвящена социологии Питирима Сорокина. Между тем, последний всегда считал себя (и дома и за...»

«ЯСНОПОЛЯНСКИЙ СБОРНИК 2012 статьи материалы публикации ТУЛА Музей-усадьба Л. Н. Толстого Ясная Поляна 2012 ББК 83.3(2=Рус)1 Я82 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ В. И. Толстой (главный редактор), Н. И. Азарова, Т. Н. Архангельская, Л. В. Гладкова, О. А. Голиненко, А. В. Гулин, В. А. Лебедева, В. Б. Ремизов, Б. М. Шумова, М. И. Щербакова Составители А. Н. Полосина, Л. В. Милякова Издается с 1955 г. Яснополянский сборник: 2012: Статьи, материалы, пуЯ82 бликации. – Тула: Музей-усадьба Л. Н. Толстого Ясная...»

«Чтобы собрать Библиотеку Российской Империи, нужно было вооружиться авторитетными источниками, которые бы давали возможность объективно выбрать лучшее. Нужна целая библиотека справочников по книговедению, чтобы сделать правильный отбор. И такая коллекция у нас есть! Это — библиотека Наследие библиографа. В нее вошли известные справочные издания XIX–XX веков по книговедению. Здесь представлены знаковые издания, отражающие развитие библиографической науки в дореволюционный период. Сегодня в...»

«НАУЧНЫЕ ДОКЛАДЫ Н. П. Дроздова, И. Г. Кормилицына ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА И ФОРМИРОВАНИЕ ИНВЕСТИЦИОННОГО КЛИМАТА: ОПЫТ РОССИИ КОНЦА XIX — НАЧАЛА ХХ ВВ. № 8 (R)–2010 Санкт-Петербург 2010 Н. П. Дроздова, И. Г. Кормилицына. Экономическая политика государства и формирование инвестиционного климата: опыт России конца XIX — начала ХХ вв. Научный доклад № 8 (R)–2010. СПб.: ВШМ СПбГУ, 2010. Ключевые слова и фразы: экономическая политика государства, инвестиционный климат, методики оценки...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.