WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«Церковь и религия в царской России: историографический обзор. 1 (Перевод с английского2) Abstract: (Абстракт:) Эта статья является историографическим обзором основных ...»

-- [ Страница 5 ] --

вопросами развода прогрессивно увеличивался, и РПЦ начала активно внедрять доктрины нерасторжимости брака. В результате стало почти невозможным получить развод или аннуляцию, за исключением таких редких случаев как сибирская ссылка супруга. По словам Фриза, «результатом [этого ужесточения контроля] стала брачная система такой строгости, которая была неизвестна в других частях Европы».50 Эти регрессивные изменения были важны по двум причинам. Во-первых, практика разводов показала, что после петровских реформ власть РПЦ над народом увеличилась, а не уменьшилась, как это утверждали традиционные труды по истории петровских реформ. Новая, более функциональная бюрократическая система, новое законодательство и новые способы документации и учета привели к такому усилению контроля.51 Во-вторых, РПЦ ужесточила свой контроль над семейными нормами в то время, как социальное самосознание народа резко менялось под влиянием процессов индустриализации и общей модернизации. Интеллигенция, а за ней и все слои общества, отвергли столь жесткие нормы контроля над институтом семьи и брака. Таким образом, действия РПЦ оттолкнули от неё народ, способствовали обращению православных к альтернативным религиозным направлениям (протестантизм, старообрядство, и т.д.) и придали новый импульс секуляризации, которая наметилась в XIX веке и стала очевидной к концу «старого режима» в России.

В то время как Фриз использует вопросы семьи для изучения общих проблем положения церкви, многие работы обращаются к «женским вопросам» религии более прямолинейно. Некоторые из этих работ взяли за основу выводы, сделанные историками в результате анализа западноевропейской истории религии. Благотворительная деятельность в контексте религиозности, доступная в основном женщинам более состоятельным, рассматривалась как арена социальной автономии и влияния для женщин, а также как источник социального общения. Увеличивающаяся «феминизация» религии измерялась увеличением количества женских религиозных общин (монастырей).

Церковная и религиозная деятельность в общем рассматривалась как возможность То же. С. 711.

Для дальнейшей критики традиционной литературы, можно обратиться к Freeze, Gregory. Handmaiden of the State? The Church in Imperial Russia Reconsidered. / / Journal of Ecclesiastical History. №36. 1985. С. 82-102.

независимого самовыражения для женщин непривилегированных слоев общества с политической и социальной точек зрения.

Тему религиозного призвания рассмотрела в своей работе Бренда Михан. Работа Михан «Святые женщины» («Holy Women»)52 имеет все атрибуты простой «женской истории». Жизнь пяти женщин – глубоко религиозных, благочестивых и занятых жизнью в монастыре – рассматривается с тонким пониманием той социально-политической атмосферы, в которой этим женщинам приходилось существовать, и с чутким вниманием к их духовного миру и их религиозным уверованиям. Но несмотря на формат, эта работа вышла за рамки простого жизнеописания; она подчеркнула и проанализировала женский монастицизм второй половины ХIХ века и женщин, которые имели к нему отношение.

Конечно, идея такого подхода не принадлежит Михан, и её выводы об увеличении интереса к святым приходам среди женщин не противоречат выводам, сделанным историками женского монастицизма в Англии и Франции.53 Однако, Михан пошла дальше в своем анализе и показала, что модель трансформации личности путем сестринского обета позволила женщинам проявить черты характера, которые обычно приписывали мужчинам (решимость, властность, ответственность), и тем самым дала женщинам новую нишу для существования в сугубо патриархальном обществе. Монастырь наделил жизнь Женщины смыслом помимо семьи и позволил ей занимать позиции власти, недоступные ей ни в одной другой социальной или политической сфере.

Работа Михан так же показывает власть, которой обладало православие над населением России в ХIХ веке. Приверженность православию отражалась не столько в поступках этих «святых женщин» (их для этого было очень мало), сколько в общенародном признание традиций святых и юродивых и в желании народа объяснить «ненормальное» поведение как признак святости и набожности нежели как признак порчи и колдовства. Поступки этих женщин воспринимались как сугубо религиозные только Meehan, Brenda. Holy Women of Russia. San Francisco. 1993. Отдельные главы этой работы были опубликованы ранее: To Save Oneself: Russian Peasant Women and the Development of Religious Communities in Pre-Revolutionary Russia. / / Russian Peasant Women. Beatrice Farnsworth and Lynne Viola, ред. New York, 1992.

С. 121-33; The Authority of Holiness: Women Ascetics and Spiritual Elders in Nineteenth-Century Russia. / / Church, Nation and State in Russia and Ukraine. Geoffrey Hosking, ред. New York. 1991. Прочие работы Михан включают: Wisdom/Sophia, Russian Identity and Western Feminist Theology. / / Cross Currents. №46. 1996. С.

149-168; Popular Piety, Local Initiative, and the Founding of Women’s Religious Communities in Russia, 1764St. Vladimir's Theological Quarterly. №30. 2. 1986. С. 117-41; Russian Converts and the Secularization of Monastic Property. / / Russia and the World in the Eighteenth Century. R. P. Bartlett, A. G. Cross, and Karen Rasmussen, ред. Columbus, OH. 1988. С. 112-24.

Например, Langlois, Claude. Le Catholicisme au Feminin: Les congrgations francaises suprieure gnrale au XIX sicle. Paris. 1994; O’Brien, Susan. Terra Incognita: The Nun in Nineteenth-Century England. / /Past and Present. №121. 1998. С. 110-40; Anderson, Margaret Lavinia. Piety and Politics: Recent Work on German Catholicism. / / The Journal of Modern History. №63. 4. 1991. С. 681-716.

потому, что общество в своей массе признавало и поддерживало концепции набожности, святости и благочестия. Но несмотря на общепризнанность этих доктрин, гендерные роли накладывали свой отпечаток на жизнь этих и других женщин. Общество видело призвание женщины в семье и деторождении, а не в религиозных делах. В результате такого восприятия, для большинства женщин монастицизм и всепоглощающая религиозность становились возможными только в середине жизни, а не в её начале, обычно после смерти мужа, ребенка или престарелых родителей. В то время как общество уважало традиции набожности среди женщин, оно могло позволить проявление всепоглащающей религиозности только у женщин, которые выполнили свой супружеский и материнский долг.

Михан также является одним из первых историков, которые привнесли концепцию «переменных» (класс, образование, возраст, и т.д.) в изучение религии. Например, женщинам высшего света была доступна особая форма религиозности ещё в браке в виде всевозможных пожертвований. После смерти мужа, они также имели возможность задуматься об основании своих собственных монастырей. Даже вера в «внеклассовую»

добродетельность, щедрость и милосердие не помогала бедным женщинам перешагнуть через барьер финансовых ограничений. Для женщин, ищущих «высшее» и «духовное» в жизни, разница возраста, класса и образования могла быть преодолена только в уже существующих женских общинах, которые помогали заполнить этот разрыв и тем самым осуществляли роль более важную, чем просто помощь неимущим. Не только «святые», но и просто набожные женщины могли почерпнуть социальные силы в религии. В своем микроисторическом анализе,55 Г. Маркер анализирует воспоминания и дневники Анны Лабзиной, женщины дворянского происхождения конца XVIII и начала XIX веков, с целью проследить процесс создания так называемой «женской общественной сферы» в рамках религии.56 Маркер посмотрел на воспоминания Лабзиной с точки зрения Просвещения и «превалирующего противопоставления мужского и женского, общественного и частного, свободы и дисциплины, и, наиболее важно, веры и разума, основного принципа Просвещения». Казалось бы, Лабзина описывает лишь свою частную жизнь. Она, например, подробно описывает своего первого мужа, человека просвещенного, образованного, так Meehan-Waters, Brenda. Metropolitan Filaret (Drozdov) and the Reform of Russian Women’s Monastic Communities. / / Russian Review. №50. 3. 1991. С. 310-323.

Marker, Gary. The Enlightenment of Anna Labzina: Gender, Faith, and Public Life in Catherinian and Alexandrian Russia. / / Slavic Review. №59. 2. 2000. С. 369-390.

Понятие «общественной сферы» используется здесь в том смысле, который вкладывал в этот термин Юрген Хабермас.

Маркер. С. 371.

сказать «западного», но деспота и извращенца в кругу семьи. Однако Маркер приходит к выводу, что воспоминания Лабзиной написаны в лучших традициях жития святых и что они не являются чистой, неискаженной правдой.58 Осуждая «просвещенного» мужа, Лабзина пыталась найти свое место в жизни, и для неё естественное противопоставление «эгоистичному» и «злому» было «набожное» и «саможертвующее». Просвещение пропагандировало бльшую свободу личности, и несмотря на то, что Лабзина внешне отрицала достижения и идеологию Просвещения, она в тоже время подсознательно впитала его идеи и предприняла попытку обогатить свою роль в жизни путем написания мемуаров в стиле жития святых. Она не хотела просто подавать милостыню; она хотела выступать в более значимой роли заступницы, борящейся за права неимущих.59 Она приняла на себя женскую роль «посредника от Бога во имя нуждающихся» в общении со своим властным, и в чем-то всесильным, мужем. Для Лабзиной, такая роль стала в своем роде формой социальной независимости, в которой она нашла свою нишу, свой «третий социальный круг – веру, - отличный от гражданского и семейного, в котором патриархат был вынужден уступить перед лицом Бога и в котором «женское» приобрело новый смысл и силу».60 До написания этой работы, историки редко усматривали какую-либо взаимосвязь между заступничеством за бедных и историей религии и ролью женщины в ней. Но та гендерная сила, та независимость, которую искала и нашла Лабзина, стала возможна только в контексте Просвещения и только после того, как Лабзина смогла придать религиозный оттенок своему поиску независимости. Даже если пример Лабзиной не является типичным, возможность того, что духовное может «освобождать и обогащать роль женщины в делах мирских»,61 должна внимательно рассматриваться в трудах по истории религии и женской религиозности в XVIII-XIX веках.

Маркер был не единственным, кто использовал идею религиозного самопожертвования как форму социального освобождения. Адель Линденмэйр в работе «Poverty is not a Vice», опираясь на труды Натали Земон Дэвис, Линды Гордон и Гертруды Гиммелфар,62 изучает политическое и социальное значение официального и религиозного дискурса нищеты и благотворительности в царской России.63 Линденмэйр показывает, что Маркер признает заслуги своего предшественника, Барбары Хелдт, в этом типе исторического анализа.

Heldt, Barbara. Terrible Perfection: Women and Russian Literature. Bloomington. 1992.

Marker, 384.

То же. С. 386.

То же. С. 387.

Например: Himmelfarb, Gertrude. The Idea of Poverty: England in Early Industrial Age. New York. 1984.

Himmelfarb, Gertrude. Poverty and Compassion: The Moral Imagination of the Late Victorians. New York. 1991.

Gordon, Linda. Pitied but Not Entitled: Single Mothers and the History of Welfare. New York. 1994.

Lindenmeyr, Adele. Poverty Is Not a Vice: Charity, Society, and the State in Imperial Russia. Princeton, NJ:

Princeton University Press. 1996.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 


Похожие работы:

«А. И. ЩЕРБАК -правовая ответственность должностных лиц аппарата государственного управления КИЕВ — НАУКОВА ДУМКА - 1980 В работе исследуются актуальные теоретиче­ ские и практические вопросы правовой ответствен­ ности должностных лиц: ее сущность и назначение; взаимодействие различных видов правовой и со­ циальном ответственности должностных лиц; на­ правления совершенствования нормативного регу­ лирования. Особое внимание уделено конститу­ ционным основам института. Д л я научных, и...»

«Шахтинский процесс и его влияние на советско-германское сотрудничество, П. В. Макаренко. 2 Василий Алексеевич Чертков, М. М. Фролова Борьба с армией Деникина на Тереке в феврале 1919 - апреле 1920 г., Р. Т. Джамбулатов.33 Образование дворянских детей в России во второй половине XIX - начале XX в., А. И. Чвикалов.46 Русская военная разведка в Моонзундском сражении 1917 г., В. Г. Кикнадзе Британская политика в Ирландии в 1918-1920 гг., С. В. Мельникова Функции юридических текстов в Древней Руси...»

«ИСТОРИЯ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ Учебная программа курса по специальности 020600 Культурология Владивосток Издательство ВГУЭС 2005 ББК Учебная программа по дисциплине История мировой культуры составлена в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта России. Предназначена для студентов специальности 020600 Культурология. Составитель: Преснякова Л.В., канд. искусствоведения, профессор кафедры культурологии Утверждена на заседании кафедры культурологии Рекомендуется к изданию...»

«К.Ф. Смирнов Сарматы и утверждение их политического господства в Скифии Ответственные редакторы доктор исторических наук В. В. КРОПОТКИН, кандидат исторических наук М. Г. МОШКОВА Издательство Наука Москва 1984 Предлагаемая вниманию чи­ тателей последняя книга Предисловие К. Ф. Смирнова, написан­ ная им в 1976 г. и издавае­ мая посмертно, является наи­ более полной из опубликованных им ранее работ, посвященных проблеме проникновения сарматов в Северное Причерноморье и утверждению их...»

«Н.А. ТУПИКОВА ФОРМИРОВАНИЕ КАТЕГОРИИ ИН-ПЕРСОНАЛЬНОСТИ РУССКОГО ГЛАГОЛА Волгоград 1998 УДК 808.2-541.45(075.8) ББК81.411.2-0 Т85 Научный редактор Доктор филологических наук, профессор С.П.Лопушанская Рецензенты: доктор филологических наук, профессор О.Д.Митрофанова доктор филологических наук, профессор Э.А.Балалыкина доктор филологических наук, профессор М.Б.Борисова Печатается по решению библиотечно-издательского совета университета Тупикова Н.А. Т85 Формирование категории ин-персональности...»

«Полководец Масъуд РОМАН Авторизованный перевод с таджикского Зафара Муродова Эжод Душанбе - 2008 Воюют цари, страдает народ Спустя три десятка лет после второй мировой войны, к страницам мировой истории, вслед относительно спокойного периода холодной войны, вторая половина двадцатого столетия добавила и немало других кровавых страниц. Одной из них является и кровавая трагедия, развернувшаяся в Афганистане. Еще раз столкнувшись лбами, две мировые системы в лице двух сверхдержав выбрали полигоном...»

«Ручаевский, Ф. Всё о кальяне / Феликс Ручаевский. — М. : Астрель, Р 92 2012. — 32 с. : ил. ISBN 978-5-271-39474-4 (ООО Издательство Астрель) В книге известного шеф-повара Феликса Ручаевского представлены рецепты приготовления кальяна, советы и рекомендации по выбору табака, подбору и хранению трубок и колб, интересные нюансы курения и секреты бывалого кальянщика. УДК 688 ББК 37.27 ISBN 978-5-271-39474-4 (ООО Издательство Астрель) © Ручаевский Ф., текст, 2012 © ООО Издательство Астрель, 2012 4...»

«М А Т Е Р И А Л Ы ПО ИСТОРИИ ВЫМСКОЙ И ВЫЧЕГОДСКОЙ ЗЕМЛИ К О Н Ц А X V I Е. Вымокая и Вычегодская земля в конце X V — начале X V I в., расположенная в бассейне рек Вычегды и Выми, с о ­ ставляла основную территорию, которую населял народ ко­ ми, входивший в числе других народов Севера в состав мно­ гонационального Русского централизованного государства. В дореволюционное время источники по истории народа коми публиковались лишь случайно. В середине X I X в. В. Н. Латкин напечатал Слободскую...»

«А. П. Макошев ВОПРОСЫ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ГОРНО-ЖИВОТНОВОДЧЕСКОГО ХОЗЯЙСТВА АЛТАЯ МОНОГРАФИЯ Горно-Алтайск РИО ГАГУ, 2009 Светлой памяти моему учителю, доктору географических наук, профессору МГУ им. М.В. Ломоносова Всеволоду Григорьевичу Крючкову посвящается 2 Печатается по решению редакционно-издательского Совета ГорноАлтайского государственного университета МАКОШЕВ А. П. ВОПРОСЫ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ГОРНОЖИВОТНОВОДЧЕСКОГО ХОЗЯЙСТВА АЛТАЯ: Монография. - Горно-Алтайск: РИО ГАГУ,...»

«ISSN 2227-6165 Российский государственный гуманитарный университет / Факультет истории искусства №8 (4-2012) C.Ю. Штейн КИНЕМАТОГРАФ – МЕТОДОЛОГИЯ – ПОЗНАНИЕ В статье поднимается проблема необходимости формирования парадигмального знания в отношении кинематографа и культуры в целом. В связи с этим описывается ситуация возможного выхода за рамки предельной формы рациональности, и формулируются принципы построения методологической парадигмы в отношении любых самых сложных объектов. Ключевые...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.