WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 58 |

«НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ РОССИЯ И РЕВОЛЮЦИЯ: прошлое и настоящее системных кризисов русской истории Сборник научных статей (к 95-летию Февраля—Октября 1917 г.) Москва 2012 УДК 94 ...»

-- [ Страница 47 ] --

Некоторые авторы уже в 90-е гг. заговорили о том, что события начала ХХ в. и его конца в равной мере были связаны с закреплением в российском социальном пространстве спектра бинарных оппозиций, обернувшимся революционным расколом общества. Здесь сыграла свою роль оценка Ю. Лотманом российской системы под углом зрения «культуры взрыва». В свое время он писал, что «идеалом бинарных систем является полное уничтожение уже всего существующего как запятнанного неисправимыми пороками… В бинарных системах взрыв охватывает всю толщу быта... Первоначально он привлекает самые максималистские слои общества поэзией построения «новой земли и нового неба». При этом «характерная черта взрывных моментов в бинарных системах — их переживание себя как уникального, ни с чем не сравнимого момента во всей истории человечества». Понятно, что новый взрыв неизбежен по мере массового разочарования в некогда достигнутом.

Характерно, что еще до 1993 г. некоторые историки высказывали взгляды, сопоставимые с идеями Лотмана.

Однако в «новой» России закрепилась практика совершенно иного — чисто политического — осмысления старых и новых «смут». И хотя западные историки оценивали Октябрьскую революцию и «перестройку» с «эпохой реформ» 1990-х гг. в контексте социального осуществляемых при его вольной или невольной поддержке, российские авторы (среди которых преобладали политологи) предпочитали социальную составляющую двух последних «смут» не замечать.

Такой подход стыковался с работами А. Янова, пытающегося рассмотреть цикличность русской истории под углом зрения реформ и контрреформ. Ценность подобного подхода сомнительна, ибо слишком заметно желание упрочить либеральную историографическую традицию, «подкрепив» ее теорией модернизации. Заведомая идеологизированность такого подхода чревата вульгаризацией российского исторического процесса как противоборства «конституционализма» и «авторитаризма».

Не удивительно, что некоторые авторы заговорили о «цивилизационных альтернативах» российского исторического процесса, в ряду которых Андрей Курбский представал первым русским конституционалистом.

Впрочем, со временем наметились и более основательные приближения к общей теории российских смут. Так, А. Ахиезер, И. Клямкин, И. Яковенко связали 4 «катастрофы русской истории» (1-я — монгольское нашествие) с последовательной гибелью киевской, московской, романовской и советской государственности.

Кризисы объяснялись расколом и/или манихейским типом цивилизации. Такой подход смотрелся более убедительно, хотя и он отнюдь не приближал к осмыслению «анатомии смуты». В свою очередь, В. Соловей объявил 3 российские смуты (XVII в., 1917 г. и современную) «локомотивами»

необычайно «успешной» русской истории, что очень похоже на культурологическую модернизацию марксистских теорий. Примечательно, что, отмечая «метафизический»

характер российских смут, он утверждает, будто в результате их осуществлялась «смена социокультурной русской традиции». При таком подходе возникает риск оказаться во власти метафор, на которые отважиться тем легче, чем меньше соприкасаешься с конкретноисторическими реалиями. Получается, что, с одной стороны, «русская Смута хронологически укладывается в эпоху Модерна», с другой — все «русские революции могут служить прекрасной иллюстрацией китайских натурфилософских представлений». По поводу сочинений (написанных очень выразительно) Соловья можно сказать словами Лотмана: «Искусство — это всегда торжество мира условного над миром факта».

Сегодняшние историографические подходы, несомненно, складываются под влиянием развала СССР.

Характерно заключение известно итальянского историка В.

Страды о том, что «в истории России ХХ в. имеет место провал, каких не знала ни одна из европейских стран, как бы конкретно не называлось такое зияние» (здесь заметно влияние «Зияющих высот» А. Зиновьева). Некоторые западные авторы связывают кризисную «уязвимость»

Российской (и советской) империи с тем, что она, составляя социокультурное целое, вместе с тем оставалась периферией Европы, наиболее чутко реагирующей на общеевропейские катаклизмы. Такой подход полностью расходится с либеральными представлениями о том, что в 1991 г. Россия перестала быть империей. Так или иначе, проблематика российских смут связана с осмыслением особенностей российского имперского комплекса.

К настоящему времени наиболее основательно подошел к проблемам российских имперских смут В. П. Булдаков, показавший, что каждая из них проходит несколько стадий: этическую, идеологическую, политическую, организационную, социальную, охлократическую, рекреационную. Примечательно, что такой подход имеет точки соприкосновения с классической работой С. Ф. Платонова, выделявшего этапы «боярской смуты», перенесения ее в воинские массы, открытой общественной борьбы, разделения государства между тушинской и московской властью (своего рода двоевластие), наконец, возрождения власти в результате образования «земского правительства». В отличие от него, Р. Скрынников делает упор на то, что в результате правления Ивана Грозного «опора монархии оказалась расщеплена», а «главной причиной» смуты называет раскол, «поразивший дворянство и вооруженные силы государства в целом».

Но стоило бы заметить, что две последние российские смуты все же отличаются от первой тем, что развивались в условиях «догоняющего развития». А это, между прочим, чревато априорной ориентацией на «чужую»

модель развития, искаженными представлениями о реальных потенциях «своего» общества, нескоордионированностью целей элит с массовыми представлениями о прогрессе.

Поэтому, говоря о российских смутах, имеет смысл выделять смуты средневековья, и революции эпохи модерна.

Концепт «смута» аккумулировал в себе множество различных состояний в системе взаимоотношений между властью, обществом, индивидуумом. Недаром в «Толковом словаре» В. Даля «смута» характеризуется и как обычная тревога и переполох, и как возмущение, восстание, мятеж и крамола, и как общее неповиновение, раздор между народом и властью, и как обычная неурядица и непорядок и даже как домашняя ссора, дрязги, перепалки и т. д. Все эти состояния емко отражают сущность и логику событий начала XVII в. и начала XX в. в России. Не случайно Смута прочно вошла в последующий историографический и общественнополитический дискурс. Причем изначальный объем концепта «смута», вошедшего в разговорный русский язык, вобрал в себя и отразил как в массовом сознании, так и в различных литературных жанрах, в исторических исследованиях, сложность, противоречивость и мозаичность данного явления. Казалось бы, обычный династический западноевропейскими странами в Средние века, высветил то общее и специфически особенное, что было характерно для российского исторического процесса начала XVII в. как целого. Спустя 300 лет России пришлось переживать еще более масштабную смуту, приведшую страну, как и в Средние века, на грань национальной катастрофы. Несмотря на этот достаточно длительный хронологический разрыв, в российских смутах начала XVII в. и начала XX в.

обнаруживается много типического, что привлекает внимание представителей различных областей гуманитарного знания.

Обе смуты с особой остротой высветили проблему способности российской власти адекватно реагировать на вызовы времени. Исторический опыт показал, что власть, которая игнорирует эти вызовы, рано или поздно утрачивает ощущение необходимости самотрансформации, и, в конечном счете, сама становится деструктивной политической силой, провоцирующей разноуровневые конфликтные ситуации. К сожалению, романовская династия не учла уроков прежней рюриковской, довела до полного абсурда понимание ролевых функций самодержавной власти, по преимуществу сведя их к разного рода церемониально-ритуальный презентациям идеологического характера. Действительно, внешняя сторона ритуальных функций была отработана предельно четко и до определенного времени являлась эффективной.

Однако функции самодержавной власти не сводятся к традиционным ритуальным действиям, а должны обеспечивать эффективность функционирования политической системы как целого, совершенствования методов управления государством. Игнорируя интересы общества, не допуская его к властным функциям, неограниченное самодержавие объективно способствовало деформации всей системы общественно-политических отношений в России.

В свою очередь и российское общество, изолированное от рычагов управления собственной страной, также становилось источником смуты. Слабо структурированное, раздираемое глубинными социальными противоречиями, не находящими мирного разрешения в рамках координат данной политической системы, общество в обеих смутах продемонстрировало историческую неспособность взять на себя ответственность за судьбы страны. Достаточно вспомнить о весьма неприглядной роли политической элиты в Смутное время. Отсутствие единства в рядах российской политической элиты в начале ХХ в.

также привело к открытию «шлюзов» для прихода к власти политических маргиналов.

разрешения кризисных ситуаций в российских смутах.

Причем речь идет не только об утрате территориальной целостности страны, но, прежде всего, о масштабных людских потерях, невозвратных утратах в области духовной и культурной жизни. Провокативная роль власти в истории России способствовала перманентному вовлечению в смуты все большего числа социально разнородных элементов, преследующих собственные корыстные интересы и имеющих различные морально-этические установки. В массовом сознании и средневекового, и нововременного большинства традиционно причудливо переплетались конкретные сиюминутные интересы и абстрактные идеалы будущего, вековая ненависть к господам и крайне пренебрежительное отношение к чужой собственности, рабское смирение и бурные вспышки насилия, неистовая религиозная вера и разного рода суеверия.

Наряду с выше обозначенными сугубо негативными явлениями, смуты продемонстрировали наличие в России и конструктивно ориентированных социальных и интеллектуальных сил, которые в условиях национальной катастрофы проявляли свои лучшие человеческие качества.

Именно благодаря этому удалось в XVII в., хотя и с большими издержками и потерями, преодолеть смуту, возродить российскую государственность и постепенно восстановить единство страны. Неизмеримо сложнее оказалась ситуация в начале ХХ в., когда «смута» привела к разрыву многовековых традиций, к ликвидации российской империи, старых классов и сословий, всей системы правовых и частнособственнических отношений. Выход из «смуты» начала ХХ в. проходил уже на основе принципиально иных оснований идеологического, политического, экономического, социального и культурного характера. Смута ХХ в. «вытолкнула» Россию в иное историческое измерение.

Как видим, смуты, имея разномасштабный характер, с разной степенью интенсивности прокладывали дорогу к качественно новому состоянию России. Причем эта дорога могла быть как продолжением традиционного магистрального пути, так и «нащупыванием»

принципиально нового пути в непредсказуемое историческое общество. Смута XVII в., образно говоря, продолжала старый путь, несколько модифицируя прошлое.

Потребовалось 2 поколения из династии Романовых, чтобы подготовить почву для прихода «модернизатора» Петра I, который стал закладывать фундамент для новой, уже имперской России. Итоги же смуты начала ХХ в. оказались принципиально иными. Начавшись в 1905 г., модернизация самодержавия, создание представительных учреждений, системные столыпинские реформы оказались уже недостаточными, чтобы вывести страну из кризиса.

Потребовалось еще 2 революции — Февральская и Октябрьская — чтобы разорвать всякую преемственность с прошлым и приступить к строительству новой России.

Диктаторская большевистская власть «огнем и мечом»

прошлась по человеческим судьбам.



Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 58 |
 


Похожие работы:

«Михаил Блинкин К вопросу об идеологии преобразований Высшая школа экономики, Москва, 2013 Ключевое замечание от Джейн Джекобс :.откуда вы можете знать, как быть с транспортом, если вы не понимаете, как функционирует большой город и в чем еще нуждаются его улицы?. AS THE VILLAINS RESPONSIBLE FOR THE ILLS OF OUR LARGE CITIES AND FOR ALL THE FUTILITY AND FAILURE OF URBAN PLANNING, IT WAS VERY CONVENIENT TO BRAND CARS. BUT THEY ARE DEVASTATING - NOT SO MUCH THE CAUSE AS A CONSEQUENCE OF OUR URBAN...»

«Дэн Браун Инферно Серия: Роберт Лэнгдон – 4 Перевод: Notabenoid 2 Дэн Браун: Инферно Аннотация Ищите и обрящете. Такие слова звучат в голове выдающегося профессора символогии Гарварда Роберта Лэнгдона, как только он просыпается на больничной койке, не понимая, где он и как сюда попал. Также, не поддается объяснению происхождение таинственного предмета, спрятанного в его личных вещах. Смертельная опасность будет преследовать его и молодого врача Сиенну Брукс в головокружительном приключении по...»

«Очерки по древнегреческой мифологии 2 ГЕРАКЛ, ДЕЯНИРА И АХЕЛОЙ.И еще мы всем двором, всей Рафандой, запоем читали мифы Древней Греции. Как выяснил я много-много лет спустя, это было первое издание книги Николая Альбертовича Куна, которая называлась Что рассказали древние греки о своих богах и героях. Вот с тех пор я многие годы увлекаюсь древнегреческими мифами. Правда, в основном вяло, ибо недосуг — работа, жена, дети, развод, диссертация, проблемы. Но порой интерес вновь вспыхивал и я,...»

«СЛед на земЛе Ижевск 2010 УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус)6-4 З 33 Заппаров, Р.Н. З 33 След на земле / Р. Н. Заппаров. – Ижевск: ИИЦ Бон Анца, 2010. – 74 с. Вниманию читателя предлагается хроникально-биографическая повесть След на земле об истории поколений автора в XV–XX веках, о голодном, полураздетом детстве военного времени 1941–1945 гг. За документально-достоверными рассказами об одной семье читатель увидит судьбы целого поколения. УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус)6-4ББК © Заппаров, Р. Н., 2010...»

«Великие rеолоrические открытия ROMANOVSКY S. 1. ТНЕ GREAT GEOLOGICAL DISCOVERIES Second edition. revised РГеБВ VSEGEl PetP.Гfiburg St. 2005 с. и. РОМАНОВСКИЙ ВЕЛИКИЕ ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ · ОТКРЫТИЯ Издание второе, переработ8ННое и дополненное Издательство ВСЕГЕИ Санкт· Петербург 2005 ВВК 26.3 Р69 55(09) УДК Романовскнй С. И. Великие геологические открытия/ Рсд. о. В. Петров. И ПД8lше 2-е. псрсраб. и дополн. СПб., ИЗД-во ВСЕГЕИ с. 2005. 224 Автором в поnyлярной форме описаны крупнейшие заво­ евания...»

«СОСТАВ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ СТАТЕЙ, ПРЕДШЕСТВУЮЩИХ ВОСКРЕСЕНСКОМУ СПИСКУ ВОСКРЕСЕНСКОЙ ЛЕТОПИСИ (К ДИСКУССИИ О НАЧАЛЕ ТВЕРИ И УНИКАЛЬНОМ СВИДЕТЕЛЬСТВЕ ВОСКРЕСЕНСКОЙ ЛЕТОПИСИ) С.В. Богданов Определение датировки – это один из самых серьёзных вопросов в научном историческом исследовании. Данное положение, может быть, не так актуальное для истории нового и новейшего времени, для средневековой истории имеет едва ли не определяющее значение. В изучении истории русских средневековых городов выяснение даты...»

«В.Г.Соколов Невежество против нового научного мышления (О книге А.И. Андреева Гималайское братство: Теософский миф и его творцы) 1. У истоков ложного следа Если факты противоречат моей теории, то тем хуже для фактов. Эти слова, принадлежащие немецкому философу Г.В.Ф. Гегелю, сказаны в иное время и при иных обстоятельствах. К нашему повествованию сам великий мыслитель отношения никакого не имеет, зато сказанное им очень точно отражает сущность того издательского продукта, о котором пойдет речь....»

«а) научные работы 1990 1. Иранский элемент в гидронимике Белгородской области // К истории Белгородчины. Вып.1. – Белгород: Изд-во БГПИ, 1990. – С. 9-12. 1991 2. Некоторые проблемы историографии Боспора IV-VI вв. // Проблемы историографии всеобщей истории. – Петрозаводск: Изд-во ПГУ, 1991. – С. 33-38. 1992 3. Позднеантичное государство на Боспоре // Материалы научной сессии по итогам научно- исследовательской работы МПГУ им. В.И. Ленина за 1991 г. - М.: Прометей, 1992. – С. 90-91. 1993 4. О...»

«РЕЛИГИОЗНОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО И МЕЖКУЛЬТУРНЫЕ КОММУНИКАЦИИ С. Ю. Житенёв Статья выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 10-01-00524а. Длительные паломнические путешествия, являясь традиционным инструментом межкультурного общения, приобрели в мировой истории особое значение в качестве средства взаимообогащения культур различных народов и религиозных традиций. Религиозное паломничество напрямую связано с межкультурной коммуникацией. При контактах паломников с народами разных стран, по...»

«Библиотечное дело Рязанской области Выпуск 8. Рязань 2013 1 Составитель: С. А. Антоненко, главный научный сотрудник библиотеки Библиотечное дело Рязанской области. Выпуск 8. / ГБУК РО Библиотека им. Горького; сост. С. А. Антоненко. – Рязань, 2013. - 55 с. 2 Оглавление Рябикина В. Н. 95 лет для библиотеки – не возраст.4 Маркова Н. А. С именем Есенина - 25 лет.19 Молчанова Н. В. Опыт работы МБУК ЦБ им. Л. А. Малюгина по профилактике правонарушений и наркомании.23 Рябикина В. Н. История края - в...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.