WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 58 |

«НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ РОССИЯ И РЕВОЛЮЦИЯ: прошлое и настоящее системных кризисов русской истории Сборник научных статей (к 95-летию Февраля—Октября 1917 г.) Москва 2012 УДК 94 ...»

-- [ Страница 29 ] --

Вторую «неправду» воплощало государство, что, не разбирая «добрых» и «злых», не желало (а может и не могло) видеть за «общественной категорией» живых людей. К тому же Временное правительство, уничтожив корпус жандармов, департамент полиции и институты полицейского сыска, фактически расправилось с привычным аппаратом имперского управления как таковым18. Лишившись жандармско-полицейского остова государственности, оно в итоге оказалось не способно объединить людские усилия для решения национальных проблем. Кроме того, полицейский аппарат (и прежде всего — политическая полиция) империи был едва ли не единственным государственным органом, проникавшим на низший, волостной уровень управления.

Утратив это «государево око», правительство как бы враз ослепло, лишившись возможности получать и анализировать информацию о жизни большинства населения страны. В данной ситуации лишались всякого значения политические ориентации или партийные программы правящих элит: в условиях возникшей информационной блокады ни одно правительство не смогло бы контролировать положение дел.

жандармские управления, оказались предоставлены сами себе. К лету численность мужского населения в Поволжье увеличилась почти на одну пятую. Этот демографический взрыв случился за счет солдат, которые или сбежали из своих частей, или не пожелали возвратиться из отпусков 19.

Именно дезертиры и отпускники выступили зачинщиками первых крестьянских беспорядков20. Акции эти носили аффективно-спонтанный характер. Крестьяне стали подключаться к акциям бывших солдат по мере развала структур управления, когда дезертиры как бы легализовались, и смогли вновь включиться в структуры крестьянских общин. Причина происходящего крылась в том, что, поскольку незаконные акты оставлялись государством без последствий, они, в соответствии с принципами моральной экономики, считались как бы санкционированными властью. Поскольку в крестьянской среде было широко распространено убеждение, что максимы моральной экономики серьезно искажены землевладельцами и чиновниками, постольку крестьяне воспринимали все происходившее именно как санкционированную (наконецто) Властью акцию.

Временное правительство допустило и еще один стратегический просчет, передав — хотя бы и временно — прерогативы государственной власти на местах наспех сформированным комитетам из местных жителей. В результате реальная власть на сельском и волостном уровнях оказалась у общинных институтов самоуправления, которые прежде рассматривались исключительно как инструмент сбора налогов, поставки новобранцев и поимки преступников. В итоге крестьянское недовольство, возникшее вследствие государственной экспансии в сферу аграрного производства, оказалось не только выпущено наружу, но и как бы легитимировано. Сделавшись властью, органы общинного самоуправления (а именно их члены оказались во всевозможных комитетах сельского и волостного уровней) постарались как можно скорее восстановить свои так долго попираемые права21. К осени 1917 г. в районах Средней Волги и в Приуралье казалось безраздельно принадлежала КОБам, земельным и т. п.

комитетам волостного уровня, в которых доминировали лидеры крестьянских обществ. «Черный передел», таким образом, осуществлялся не вопреки, а по воле органов власти. Учитывая это обстоятельство, впору дивиться не тому, что мужички разгромили внеобщинные хозяйственные формы, а тому, что делали это не спеша22. Причина — избыток земли, инерция моральной экономики23. Власть КОБов продержалась, однако, недолго — последняя иллюзия «правильного» государственного устройства была разрушена в результате попытки Временного правительства настоять на реализации так называемой хлебной монополии (централизованных заготовок продовольствия), объявленной еще в марте. Весной и летом проведение заготовок в деревнях, по причине отсутствия заготовительного аппарата и, главное, желания крестьян сдавать хлеб по «твердым ценам», оказалось невозможным. Поэтому основной объем заготовленного продовольствия был получен в частновладельческих и хуторских хозяйствах. Последние к осени лишились практически и земли, и хлеба.

Правительство же, вместо того чтобы организовать вывоз скопившихся на станциях запасов продуктов, приняло решение использовать вооруженные силы для принудительной заготовки продовольствия.

Отправка в деревню воинских команд, которым низовые органы власти должны были оказывать содействие, ввергла институт волостных комитетов в состояние глубокого кризиса. Часть из них, не решившаяся выступить против государства, была либо распущена сельскими сходами, либо разгромлена крестьянскими толпами в период с сентября по ноябрь 1917 г. Акты насилия повсеместно сопровождали этот процесс.

Другие волостные комитеты сами возглавили крестьянское противодействие воинским командам и представителям власти. Так председатель Марасинского волостного КОБа Мохов лично агитировал против хлебной монополии24, комиссары Мало-Корочкинской и Акрамовской волостей Казанской губернии лично возглавили сопротивление воинским командам25. За противодействие проведению в жизнь хлебной монополии члены мятежных управ и комитетов лишались своих постов, иногда их даже удавалось судить26. Но оказавшись перед выбором между «городской» властью и односельчанами, руководители комитетов все чаще принимали сторону последних. К тому же новые комитеты и управы взамен уничтоженных просто не успевали создавать. В дальнейшем им на смену либо приходили Советы, либо их полномочия принимали на себя общинные структуры, которые, кстати сказать, зачастую сохраняли названия комитетов27.

взаимодействия с властью не удовлетворили крестьян.

Использование традиционных социальных стратегий общинным крестьянством обернулось при Временном правительстве, пытавшемся применять либеральные практики управления, беспорядками всероссийского масштаба. Лишь осенью правительство (заметим, социалистическое) сообразило, что по собственной инициативе крестьяне хлеба не отдадут, а органы народной власти не склонны идентифицировать себя с питерскими бюрократами28. Но к тому времени беспорядки приобрели уже такие масштабы, что армейских команд попросту не хватало, милиция оказалась неэффективной (хотя милиционеров в сравнении с полицией было больше), вероятно потому, что до 80% милиционеров еще вчера были крестьянами29. Жандармов же и конных стражников, которые обычно «успокаивали» крестьян, уже не было30.

Органы демократической власти безнадежно теряли доверие населения и лишь немногие из них дотянули до весны следующего года31.

Смена правительств в октябре 1917 г. практически не отразилась на динамике событий. Захватившие власть Советы (Например, Казанский Совет крестьянских депутатов с 17 декабря 1917 г. взял на себя ответственность за скупку, ссыпку и распределение хлебов)32 также занялись «выколачиванием» продовольствия из деревни. Результаты были примерно теми же, что и у предшественников. В целом депутаты Советов в отношении хлеба, укрытого в деревнях, были настроены более решительно, чем прежняя власть. У новых правителей появились оригинальные идеи: «...закрыть управы и ждать когда крестьяне сами власти захотят», ввести разверстку, которая «заставит бедных крестьян отобрать хлеб у кулаков»33 и т. п. Однако же сил для этого у них в 1917 г. не хватало.

То обстоятельство, что общинная революция Семнадцатого года развивалась согласно собственной логике, постепенно, но довольно энергично — весь «черный передел» уложился практически в полгода — вытесняя все большее количество населения за пределы сферы компетенции государства, исключает ее понимание как процесса, инициированного государством. Вместе с тем, масштаб этой внеполитической, по своей природе, деятельности не позволяет оценить ее как автономный социальный кейс: аграрный саботаж, ставший наиболее эффективным оружием крестьянства в ходе его хозяйственно-политической эмансипации — составлявшей содержание общинной революции — выводил общину, хотя бы и против ее желания, на поле политического, где она претендовавших на статус политических акторов.

Проще говоря, участники брутальной схватки над телом бывшей империи объективно нуждались в мобилизации деревенских ресурсов, право на которые крестьяне, после декрета «О земле», с полным основанием считали своей прерогативой. В результате сформировался конфликт интересов, в котором крестьянство оказалось вынуждено отстаивать плоды общинной революции, новые власти — каждая на собственной территории, в меру своей компетенции и соразмерно потребностям — приступили к покорению страны крестьянской утопии. Прав, значит, оказался делегат крестьянского съезда 1906 г. (чьи слова вспомнил Короленко в своем знаменитом очерке), пророчествовавший, что: «За землю придется непременно заплатить, если не деньгами, то кровью».

Поскольку ни одна политическая сила в постимперской России не располагала, с точки зрения крестьянства, достаточным авторитетом для использования морально-экономических приемов экспроприации, постольку речь могла идти только об экспроприации насильственной. В конце второго десятилетия прошлого века это достаточно ясно понимали все участники политического процесса. Выяснение того, каким путем «большевики ухитрились удержать влияние на массы русского народа» (Ф. Нитти)34, — по сей день может оставаться предметом дискуссии, если не принять во внимание большую последовательность адептов мировой революции в проведении оккупационных мероприятий в отношении покоренного народа собственной страны35.

Ключевой сюжет Красной смуты — общинная революция — фактически подвела черту под историей Российской империи, открыв новую эру в отношениях между властью и крестьянством, время, когда власть боялась крестьянства, обретаясь исключительно его «попустительством» (С. Ф. Платонов). Ставить знак равенства между достолыпинской деревней и той же деревней после гражданской войны и пытаться делать вид, будто бы в промежутке «ничего между ними не было»

(В. П. Катаев) — опасная иллюзия. В этом смысле, можно сказать, что безотносительно моральных максим и объективных потребностей само существование идеократического режима в нашей стране могло быть санкционировано лишь реконкистой «страны крестьянской утопии» (А. В. Чаянов).

Библиография и примечания В итоге Октябрьский переворот Семнадцатого года, например, предстал в качестве закономерного явления, что — попутно — освобождало любознательных исследователей от необходимости углубляться в детали партийных политтехнологий этого времени.

В результате появилась возможность настаивать на ведущей роли большевиков в революции 1905 г., например, или, скажем, определить конец 1917 г. как период «триумфального шествия советской власти».

См.: Отечественная история. 1993. № 6. С. 105.

В данном случае речь идет не о крестьянах только по социальному происхождению (их фактически было еще больше), а о тех мелких сельскохозяйственных производителях, которые, используя простой инвентарь и труд членов своей семьи, работали — прямо или косвенно — на удовлетворение своих собственных потребительских нужд и выполнение обязательств по отношению к носителям политической и экономической власти (определение предложено Т. Шаниным).

Возможно, все дело в не совсем удачном переводе (не располагая оригиналом текста автор не может судить об этом), однако — хотя бы и с позиции романтизированной философии истории — суть процесса определена верно: распространение зоны государственного контроля на области периферии.

// Крестьяноведение: Теория. История. Современность. Ученые записки. 2011. Вып. 6. М., 2011. С. 9—23.

В. И. Ленин необоснованно объединял под вывеской «развитие капитализма в России» прогресс в области кредитнопроцентных отношений и расширение географии рыночного обмена. Ф. Бродель убедительно показал различия в природе этих явлений. В России процессы капитализации и развития национального рынка оставались относительно автономными.

На 1 января 1914 г. в Поволжье проживало 15 232,4 тыс. чел.



Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 58 |
 


Похожие работы:

«А. Семенков док. эк. наук, проф. Т. Семенкова Заслуженный деятель науки РФ док. эк. наук, проф. Эпиграф: Нет будущего у того общества, которое не чтит историю ИННОВАЦИИ МИНИСТРОВ ФИНАНСОВ РОССИИ ПРИ ИМПЕРАТОРЕ АЛЕКСАНДРЕ 1 СОДЕРЖАНИЕ: 1. Реформистские увлечения Александра I 2. Первый министр финансов Васильев Алексей Иванович 3. Трудности министра финансов Голубцова Федора Александровича 4. Роль М. Сперанского в становлении министерства финансов. Денежное обращение при Министре финансов...»

«Экспресс-информация Вып. № 5, 2010 г. Cписок литературы, поступившей в СахОУНБ в I полугодии 2010 г. Южно-Сахалинск 2010 Составитель М. В. Волкова Редактор Е. А. Онищенко Корректор М. Г. Рязанова Компьютерный набор, верстка, дизайн М. В. Волковой Печатается по решению редакционного совета Справки можно получить по : 72-22-82 Факс: (4242) 72-47-91 Адрес электронной почты: Ibo@libsakh.ru Адрес сайта: http://www.libsakh.ru Тираж 30 экз. © ОГУК Сахалинская областная универсальная научная...»

«1 Авторское руководство Алексея Бабия 2 Интернет как инструмент общественных организаций Авторское руководство Алексея Бабия Интернет как инструмент общественных организаций Руководитель проекта: Владимир Михеев Автор: Алексей Бабий Вёрстка и макет: Александр Грызлов Художник: Анатолий Самарин Корректор: Татьяна Павлова © КРОБО Гражданский Центр ядерного нераспространения © http://NuclearNo.ru http://memorial.krsk.ru Издание методического пособия осуществлено при поддержке программы малых...»

«Захария Ситчин Колыбели цивилизаций Серия: Хроники Земли – 12 Колыбели цивилизаций: Эксмо; Москва; 2008 ISBN 978-5-699-18258-9 2 Захария Ситчин: Колыбели цивилизаций Аннотация Знаменитый исследователь и талантливый американский ученый Захария Ситчин продолжает раскрывать удивительные тайны древних цивилизаций. Он стремится не развенчать мифы и предания, тысячелетиями накапливаемые человечеством, а найти источник подтверждения фактов, которые послужили основой для этих легенд, и доказательства...»

«Из предисловия к изданию 1997 года Предлагаемые вниманию читателя работы Иллариона Васильевича Чернышева Аграрно- крестьянская политика России за 150 лет и Крестьяне об общине накануне 9 ноября 1906 года впервые были опубликованы ограниченным тиражом почти 80 лет назад. Они давно стали библиографической редкостью и практически неизвестны научной общественности. Между тем, публикуемые в настоящем издании работы уникальны: в них представлено первое и, пожалуй, единственное систематизированное...»

«У Детско-юношеская библиотека Минкультуры Чувашии Отдел инновационно-методической и исследовательской работы СВОДНЫЙ ПЛАН мероприятий детских библиотек (детских структурных подразделений публичных библиотек и ИК(Д)Ц республики) по реализации основных положений Послания Главы Чувашской Республики М. В. Игнатьева Государственному Совету Чувашской Республики на 2014 год №№ Наименование Название Форма Сроки п/п библиотеки мероприятия проведения проведения 1 Аликовская детская Литературная Чувашия:...»

«Екатерина Ендольцева Становление иконографии святых апостолов Иоанна и Иакова Зеведеевых Изображение двенадцати апостолов часто встречается уже на начальных стадиях развития христианского искусства. В Средневековье же образ каждого из них приобретает определенные черты, формирование которых связано с развитием их культов. Апостолы занимают одно из важнейших мест в истории христианского искусства, и в связи с этим особенно интересным кажется проследить процесс перехода от изображения двенадцати...»

«Библиотечное дело Рязанской области Выпуск 8. Рязань 2013 1 Составитель: С. А. Антоненко, главный научный сотрудник библиотеки Библиотечное дело Рязанской области. Выпуск 8. / ГБУК РО Библиотека им. Горького; сост. С. А. Антоненко. – Рязань, 2013. - 55 с. 2 Оглавление Рябикина В. Н. 95 лет для библиотеки – не возраст.4 Маркова Н. А. С именем Есенина - 25 лет.19 Молчанова Н. В. Опыт работы МБУК ЦБ им. Л. А. Малюгина по профилактике правонарушений и наркомании.23 Рябикина В. Н. История края - в...»

«ГЛАВА 1. ПРЕДМЕТ, ИСТОРИЯ И МЕТОДЫ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ 1.4. Становление современной социальной психологии за рубежом В широком смысле западные специалисты определяют социальную психологию как науку, изучающую (взаимо)зависимость поведения людей, определяемую фактом их взаимоотношений и взаимодействий- Поведенческая взаимозависимость означает, что поведение индивида изучается одновременно и как причина, и как результат поведения других людей. Причем другие люди могут быть в реальном контакте с...»

«Н © Laboratorium. 2009. No. 1: 229–241 аучНая революция в фокусе геНдерНых исследоваНий: обзор работ по фемиНистской истории Науки Константин Иванов Я ничего не скажу о Фантине — это мечтательница, задумчивая, рассеянная, чувствительная; это призрак, принявший образ нимфы и облекшийся в целомудрие монахини, которая сбилась с пути и ведет жизнь гризетки, но ищет убежища в иллюзиях, которая поет, молится и созерцает лазурь, не отдавая себе ясного отчета в том, что она видит или делает; это...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.