WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВ И ЦИВИЛИЗАЦИЙ И. Н. ИОНОВ ИДЕНТИФИКАЦИОННАЯ, КОММУНИКАТИВНАЯ И КОГНИТИВНАЯ СОСТАВЛЯЮЩИЕ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ Исследование выполнено при ...»

-- [ Страница 7 ] --

Основная проблема когнитивных карт цивилизационного исследования – частое несовпадение «легенды» исследователя и «легенды» человека в истории; теоретической схемы, пытающейся представить культуру как систему, и сложности человеческих мотиваций. Особенно это относится к древней и средневековой истории, когда не существовало централизованной системы образования и локальные культуры сложно уживались с универсальными.

Это подчеркивал Э. Геллнер, когда писал: «Самая поразительная особенность досовременных, дорациональных мировоззрений – в сосуществовании в пределах одного мировоззрения множества не совсем целостных, но связанных иерархически субмиров» (Хобсбаум 1998: 61–62).

На этом основании в 1960–1980-е гг. многие философы науки, такие как Х. Уайт и Л. О. Минк, считали процесс порождения метафизических моделей истории (ментальных карт или парадигм) не соотносимым с накоплением конкретного (источникового) знания (Уайт 2002; Mink 1987). Выход из положения был предложен Л. Лауданом, который релятивировал противопоставление интуиции, рационализма и эмпиризма; смягчил иерархическое представление о соотношении фактуального, методологического и аксиологического уровней «нормальной науки». По его мнению, эти уровни знания не представляют собой иерархизированную систему; скорее, их отношения являются сетевыми. Взаимодействие И. Н. Ионов. Идентификационная… и когнитивная составляющие уровней определяется тем, что «познавательные цели... в принципе недоопределяют методологические правила (точно так же, как методологические правила недоопределяют выбор фактуальной теории или гипотезы)» (Лаудан 1996: 213). Каждый вариант научного знания уникален, в нем важна конкретная констелляция метафизического, теоретического и фактуального знания. Эта констелляция не может быть предметом метафизического постулирования. Она может быть только объектом исторического исследования.

Основной тенденцией развития когнитивных карт является усложнение их «легенды». Причем на первых порах это действие производится автором неосознанно. Так, Г. Т. Бокль в книге «История цивилизации в Англии» (1857–1861) использовал по меньшей мере три разные когнитивные схемы. Во-первых, это классическая модель Г. В. Ф. Гегеля «свобода – природа»: «в Европе преобладающим направлением было подчинение природы человеку, а вне Европы – подчинение человека природе» (Бокль 2000: 87). Вовторых, это модель, основанная на антитезе «зависимость – независимость». В этой логике цивилизация Индии оказывается предпочтительней по сравнению с «зависимой цивилизацией» Франции, которая описывается как «анормальное состояние», «уклонение от правильности», пример «патологии» (Там же: 130, 250–252, 330– 331). В-третьих, это историографическая модель: «метафизическое знание – позитивное знание», в рамках которой все, что было возвеличено в провиденциалистской (метафизической) концепции Ж. Б. Боссюэ, автоматически переосмысливается в негативном свете, вне связи со всем, что было сказано ранее (Там же: 387). Это яркий пример пролиферации спекулятивных схем, тем более интересный, что этот процесс идет внутри одной и той же концепции, а возникающие противоречия не замечаются автором.

С ходом развития цивилизационных представлений схемы становятся настолько сложными, что в них фигурируют уже миллионы переменных. Это характерно, в частности, для «сериальной истории» П. Шоню. Тем не менее со временем статистические подходы становились все менее удовлетворительными, поскольку за ниИстория и современность 2 / ми исчезал образ человека. Для того чтобы преодолеть это противоречие и обобщить множество подходов, социологи Г. Мишо, руководитель Центра изучения цивилизаций в Университете Париж-Х, и Э. Марк попытались синтезировать наработки «вопросников» позитивистов, всех трех поколений школы «Анналов» и американской антропологии. Таким образом они стремились реализовать броделевский проект «тотальной» или «глобальной» истории (Michaud, Marc 1981: 18). Пожалуй, на сегодняшний день это наиболее масштабная из когнитивных карт, созданных для цивилизационных исследований.

Авторы пытались найти равнодействующую идей М. Блока, Ж. Гурвича, Ф. Броделя, А. Турена, П. Арьеса, Ж. Пиаже, Д. Истона, Р. Барта, М. Коэна, Ю. Кристевой и др. Эта «расширенная», хотя и «упрощенная» модель исторического синтеза должна была служить для исследования как конкретной цивилизации, так и изменений глобального мира (Ibid.: 14, 41–42). «Вопросник» Ланглуа и Сеньобоса сохранил свое значение для характеристики объективных предпосылок существования цивилизации (экосистема – биосоциальные отношения – экономика – политико-культурная система), но был дополнен когнитивной схемой семиотического мира смыслов, составляющих культуру данной цивилизации (культурная модель и базовая личность, габитус класса и национальный характер, социальные и культурные коды – ценности, мифы и идеологии), а также схемой многоуровневых временных отношений на уровне событийных микроциклов, поколений, исторических эр.

В центре этой системы находилась культурная модель, отражающая формы человеческого самосознания и рефлексии, через которую объективные факторы существования цивилизации могли влиять друг на друга (Ibid.: 8–9).

Надо отметить, что эта схема частично отражала представления конца ХХ в. о модельном характере идеи цивилизации и кризис идеи исторического синтеза. Понятие «цивилизация» было изолировано от идеи «прогресса», которая рассматривалась как «лингвистическая западня». Представление о цивилизации как объекте рассматривалось как «эпистемологическая западня» реификации (мешающая анализу «людей-объектов» и «групп-объектов»).



И. Н. Ионов. Идентификационная… и когнитивная составляющие В центр представлений о цивилизации вышел анализ цивилизационной формы самоидентификации. Однако объективистская версия идеи цивилизации преодолена не была. Цивилизация рассматривалась субстанционалистски, как особая сущность со своими границами, как «ансамбль... социальных групп, которые формируют ткань каждой эпохи и их менталитет... система социально-экономических структур, институтов и творений культуры» (Michaud, Marc 1981: 22). Идея взаимопроникновения цивилизаций интерпретировалась как «географическая западня» (Ibid.: 17–18). Взаимодействие в системе трактовалось функционалистски, как прямые и обратные связи, фильтры. Она изображается как гомеостаз, который порой и сталкивается с кризисами (Ibid.: 64–65). Впервые в работах по теории цивилизаций введено синергетическое представление о значимости хаоса в воспроизводстве цивилизаций и идея трансдисциплинарности цивилизационных исследований в их синергетической части (Ibid.: 67, 83, 196–197).

Но авторы недооценили роль ключевого условия функционирования цивилизационных представлений – цивилизационного самосознания. Как раз в это время коллективистские формы самоидентификации в Европе стали разлагаться под воздействием постколониалистского дискурса. Размывался образ коллективного субъекта, конституируемого осознанием своей коллективной идентичности, а вместе с ним бинаризм и субъект-объектные схемы (Michaud, Marc 1981: 102). Возобладала ориентация на общинные и индивидуальные формы самоидентификации, что лишило созданную Мишо и Марком когнитивную карту ее ценности. Оказалось, что они переоценили способности западных культуры и общества к преодолению социокультурного и познавательного кризиса, который растянулся на четверть века. Поэтому те моменты, которые они рассматривали как временные помехи историческому синтезу, сейчас уже представляются тектоническими расколами в теле культуры и научного знания.

Другой тенденцией является дробление образа исследуемых объектов, чтобы сделать возможным проект «тотальной истории» за счет сокращения масштабов исследования. Еще в 1946 г., подытоживая свои размышления над судьбой цивилизаций, Л. Февр писал, 114 История и современность 2 / что люди «создавали цивилизации групп, племен, наций, даже континентов» (Febvre 1953: 35–37). Тем самым понятие «цивилизация»

было превращено в познавательный конструкт, который можно приложить к социальным явлениям любого масштаба. В 1970-е гг.

это привело к движению в направлении от макро- к микроистории.

Э. Ле Руа Ладюри в книге «Монтайю, окситанская деревня (1294–1324)» (1975; 1982) применил к исследованию горной деревни на границе современных Франции и Испании весь арсенал историографии: это «человеческая география», экология жилища, история социальных связей и контактов (в том числе сексуальных), история религии (жители исповедовали манихейские идеи), история ментальностей. Речь шла прежде всего о том, чем цивилизационная периферия может принципиально отличаться от центра, о цивилизации периферии, которая рассматривалась как ценность. Поэтому в книге доминирует идея об ограниченной применимости моделей, созданных для описания центра (Гуревич 1991: 30). Географическая и ментальная экзотичность объекта исследования обещала максимальное удаление от метафизических идей (как сказано в эпиграфе, «видоизменений, основанных на словах» [Ле Руа Ладюри 2001: 5]) и максимальное (по крайней мере для истории Франции) приближение к исходному нарративу, а значит и к исторической реальности.

Понятие «цивилизация» реметафоризируется, употребляется в широком спектре значений («средиземноморские цивилизации», «иберийская зона пиренейских цивилизаций», «цивилизация рококо» и вместе с тем – «архаическая общность аграрных и горных цивилизаций Западного Средиземноморья», «оседлая или отгоннопастушеская цивилизация людей Монтайю» и даже «холостяцкая цивилизация пастухов») (Там же: 2001: 235, 45, 492, 126, 67, 293).

При этом король Франции и (северные) французы характеризуются крайне негативно (Там же: 30, 35, 348, 354–360, 371). Церковь описана как «тоталитарная» сила, сопротивление которой интегрирует местное сообщество (Там же: 36). В результате оказывается, что исследование Монтайю ставит серьезные вопросы о мере применимости к описываемым реалиям представлений о сеньориальной и феодальной зависимости, дихотомий община/общество или язычеИ. Н. Ионов. Идентификационная… и когнитивная составляющие ство/христианство, образа классовой борьбы как двигателя истории (Ле Руа Ладюри 2001: 82, 334–335, 394). Это направление цивилизационных исследований, вскоре прямо противопоставившее свои цели макроистории, выбрало сложность исторических образов, субъект-субъектный диалог и реметафоризацию понятий, противопоставив тем самым коммуникативную стратегию как основание когнитивной – идентификационной – стратегии.

Идентификационную, коммуникативную и когнитивную составляющие цивилизационных представлений можно интерпретировать как инварианты цивилизационной мысли, вне которых она не существует. Вместе с тем они отчетливо противостоят друг другу: жесткие бинарные, субстанционалистские, аподиктические схемы идентификационной составляющей плохо уживаются с дробными, эксплицитно конструктивистскими, проблематизированными образами и смыслами коммуникативной составляющей. В своих крайних пределах стремление к цивилизационной идентификации убивает диалог (ведь оппонент символически лишается исторического существования), а стремление к диалогу убивает возможность коллективной самоидентификации (из-за тотального уравнивания ценностей). Но вместе с ними умирает и цивилизационный дискурс, сменяясь имперским или постмодернистским.

В норме когнитивная составляющая развивается от опоры на идентификационную схему, которая дает возможность создать субъект-объектную основу и основные маркеры когнитивной карты, к использованию коммуникативных практик, к субъектсубъектным, герменевтическим моделям знания. Поэтому такие крайности, как метафизика и конструктивизм, догматизм и скептицизм, классический и неклассический идеалы рациональности, макроистория и микроистория, уживаются в цивилизационном дискурсе, занимая каждая свое место в его динамическом образе.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 



Похожие работы:

«Городская культура и город в культуре ПРОГРАММА Всероссийской научно-практической конференции 21–22 мая 2012 г. Самара 2012 Оргкомитет конференции Куруленко Э.А., ректор Самарской государственной академии культуры и искусств, доктор культурологии, профессор Бугрова О.Л., первый проректор Самарской государственной академии культуры и искусств, кандидат педагогических наук, профессор, заслуженный работник культуры РФ Соловьева С.В., проректор по научной работе и международным связям Самарской...»

«Социологическое обозрение. Т.8. №3. 2009. ОБЗОРЫ Владимир Попов* Minqi Li. The Rise of China and the Demise of the Capitalist World-Economy. — London: Pluto Press, 2008. – 208 c. Минци Ли. Подъем Китая и упадок капиталистического миро-хозяйства. — London: Pluto Press, 2008. – 208 c. Аннотация. Реферируемая книга представляет собой исследование причин и следствий исторического подъема Китая в рамках капиталистического миро-хозяйства. Автор полагает, что предпосылки экономического чуда Китая...»

«ПРОБЛЕМЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ УДК 947 Д.В. Смокотина АРСА: МЕСТО НА КАРТЕ (К ВОПРОСУ О ЛОКАЛИЗАЦИИ ТРЕТЬЕГО ЦЕНТРА РУСИ) До сих пор география знаменитого торгового пути остается, вероятно, менее изученной, чем история пути из варяг в арабы в целом. Привлекая все больше данных из вспомогательных дисциплин, исследователи восстанавливают по крупицам географию торгового пути из варяг в арабы VII–IX вв., его маршруты и расположение пунктов на всем его протяжении, границы расселения...»

«М.В. САПРОНОВ Концепции самоорганизации в обществознании: мода или насущная необходимость? (Размышления о будущем исторической науки) Тему статьи подсказал анализ публикаций, посвященных методологическому кризису в современном гуманитарном знании, и впечатления автора, принявшего участие во Всероссийской научной конференции Историческая наука на пороге третьего тысячелетия, состоявшейся весной 2000 года в Тюмени. По количеству заявок на участие, разнообразию тем и секций (последних было семь,...»

«СОДЕРЖАНИЕ А. П. ЛЕБЕДЕВ (1845—1908): ЕГО ЖИЗНЬ И НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОТДЕЛ ПЕРВЫЙ (История организации духовных должностей) Предварительные замечания I. Харизматические учителя первенствующей церкви I и II веков. Отношение вопроса об этих учителях к вопросу о иерархических должностях. Изучение состава и характера этих учителей: общая характеристика апостолов, пророков и дидаскалов, I и II век. — Сведения об апостолах, требования от них, их назначение (миссионерство), упадок этого апостольства...»

«С.В. Дмитриев ЗНАМЯ В ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ ТЮРКО-МОНГОЛЬСКИХ КОЧЕВНИКОВ Предметом исследования данной статьи является такой феномен военно-политической культуры, как знамя (или знаменный комплекс) у кочевых народов евразийских степей. Существование знамени имеет весьма значительную историческую ретроспективу, уходящую в глубь тысячелетий. Идеологически обусловленный характер знаменного комплекса играл особую роль в системе оформления власти и в военно-политической культуре вообще. В...»

«1 Олег Юрьевич Тиньков Я такой как все Посвящается моему отцу Юрию Тимофеевичу Тинькову (1937-2002) и отцу Рины Восман Валентину Августовичу Восману (1935-2006), кузбасскому и эстонскому шахтрам Такой, как все Уважаемые читатели, я написал эту книгу от чистого сердца, от души – не для того, чтобы кого-то поучать или показать, какой я крутой. Просто описал путь, который прошл за 42...»

«Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в его историческом развитии от начала средних веков до конца XVIII в.) W. Boeheim Handbuch der Waffenkunde. Das Waffenwesen in seiner historischen Entwicklung vom Beginn des Mittelalters bis zum Ende des 18 Jahrhunders Leipzig 1890  1    Knight.by edition    Перевод с немецкого: А.А. Девель, В.В. Демидова, В.А. Кондрашева, М.Ю. Некрасов, Е.А. Пахомова, Г.В. Пивник, О.И. Серегин, В.В. Фадеев Ответственный редактор С.В. Еременко...»

«Второй том Издательство Алмазный Путь Санкт-Петербург 2004 г. ББК 87.3(2) М27 М27 Сто тысяч песен Миларелы. Том II, СПб.: Издательство Алмазный путь, 2004 г. – 288 с. Наследие тибетского буддизма вызывает сейчас широкий интерес во всём мире. Кагью, одна из четырёх главных школ, всегда отличалась своим, главным образом, практическим подходом к учению, и почти во всех развитых странах мира возникли сегодня её центры изучения и медитации. Золотая гирлянда Кагью – так называют линию преемственности...»

«ВОЙНЫ РИМА В ИСПАНИИ 154—133 гг. до н.э. Санкт-Петербург 2008 УДК 94(3 7 ) Б Б К 6 3.3(0)32 С37 Симон, Гельмут Войны Рима в Испании. 1 5 4 —133 гг. до н. э. / пер. с С37 нем., науч. ред. и вступ. ст. А. В. Короленкова. — С П б. : И Ц Гуманитарная А кадемия, 2 0 0 8. — 2 8 8 с. — (Серия Studia classica). ISBN 978-5-93762-023-1 В книге немецкого историка Гельмута Симона рассказывается об одной из самых драматических страниц античной истории — римско-испанских войнах второй трети II в. до н....»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.