WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВ И ЦИВИЛИЗАЦИЙ И. Н. ИОНОВ ИДЕНТИФИКАЦИОННАЯ, КОММУНИКАТИВНАЯ И КОГНИТИВНАЯ СОСТАВЛЯЮЩИЕ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ Исследование выполнено при ...»

-- [ Страница 6 ] --

Эти теории были воплощены в практику в ходе поездок А. Дж. Тойнби по миру и бесед с крупнейшими общественными деятелями, в частности с японским просветителем-буддистом Д. Икеда, основателем университета, «живым Буддой» (Тойнби, Икеда 1998: 4–5, 9). Правда, надо указать, что попытки «обмена ценностями», которые предпринимал Тойнби, были чреваты разИ. Н. Ионов. Идентификационная… и когнитивная составляющие мыванием самоидентификации *. Авторитет богослова, которым обладал Икеда, убежденный буддист, помогал ему доминировать в диалоге, в котором Тойнби, несколько разочаровавшийся в христианстве и выступавший с позиции «самоумаления», фигурировал скорее как ученик (Тойнби, Икеда 1998: 383, 386).

В русской культуре основания для цивилизационного диалога были созданы Н. А. Бердяевым, который стремился изучать специфику российской истории, опираясь на западные методологию и социальные идеалы, уже усвоенные в России, но не теряя духовной дистанции по отношению к ним. Он рассматривал свой диалог с Западом как единение «вселенских святынь» – прежде всего православных и католических (Бердяев 1990: 7). В период возрождения цивилизационных идей в 1980 – начале 1990-х гг. развитие либеральной цивилизационной мысли продолжалось в том же направлении. В работах А. С. Ахиезера нашел отражение идеал диалога, медиации между традиционными и либеральными элементами российской культуры (Ахиезер 1991). Однако через 15 лет оказалось, что реальный опыт диалога в России и за границей во многом остался в стороне от внимания философа. Только этим можно объяснить выдвижение в качестве идеала общественного диалога эпохи Карла V Французского (то есть Жакерии, Парижского восстания, «феодализма принцев» и т. п.) и игнорирование феномена «заволжских старцев» XV в. как оппонентов власти, именовать их «сектой»

(Ахиезер 2006: 64, 141). Идеал диалога, заявленный изначально в теории Ахиезера, на практике был использован лишь для самоидентификации по бинарному типу (диалог большого общества – монологи локальных обществ) и воплотился, скорее, в его личном взаимодействии с философами-государственниками (А. С. Панариным, В. В. Ильиным), в участии (пусть невольном) в создании идеала «народной монархии».

Фактически же идеал диалога ценностей Запада и России остается в нашей стране не реализованным. Характерным примером этого является дискуссия И. С. Клямкина и В. И. Чесноковой, поВпоследствии эта проблема стала наиболее острой для постмодернистов.

106 История и современность 2 / служившая основой книги «Западники и националисты: возможен ли диалог?» (2003). В его начале Клямкин, как ведущий беседы, провозгласив ценность диалога, тут же обесценил все последующие высказывания оппонентов, заявив: «Россия может сохраниться, только став частью западной цивилизации, только сменив цивилизационную парадигму» (Западники… 2003: 16). Как видно, проблема была поставлена им не в современном научном ключе, в терминах инклузивизма (культурных заимствований) и чередования тенденций к универсализации и самозамыканию в разных географических регионах и социальных слоях населения России, а в субстанциалистском ключе, в терминах России как некоего неизменного целого, существования и утраты ее ценностной системы.

Тем самым И. С. Клямкин инициировал не продуктивный диалог, а «парад масок», послав оппоненту одновременно два сообщения, вербализованное и невербализованное, взаимно опровергающих друг друга. В. И. Чеснокова ответила на том же языке, расчленив собственный образ и создав экзотическую самоидентификацию. В ответ на геополитическую риторику Клямкина она провозгласила себя сталинисткой и одновременно противницей империи (Там же:

17, 68).

Диалог не задался с самого начала, так как обе стороны пытались бороться не за понимание, а за власть на «чужой территории», в классической ситуации «взаимоупора», «взаимоотвращения», которую описала Ю. Кристева, при которой мифологические элементы собственных картин мира каждой из сторон не открываются и сравниваются, а маскируются. Результатом этого явилось шизофреническое общение, в котором преобладает не привычная, циркулярная (по типу герменевтического круга), а линейная модель диалога, построенная на попытках тайного перехвата инициативы путем сковывания активности противника, овладения монополией на изменение позиции (Сельвини Палаццоли, Босколо, Прата 2002:

54, 63, 68, 70).

В то же время развитие диалога разных форм цивилизационного сознания по-прежнему является важнейшей задачей исторических исследований. Руководитель Дома наук о человеке в Париже И. Н. Ионов. Идентификационная… и когнитивная составляющие М. Эмар говорил, что «...вызов следует искать... в необходимости преодолеть изначальный заряд европоцентризма в истории… понять и, насколько это возможно, освоить мировоззрения других народов, которые вовлечены в колоссальную работу по написанию своей собственной истории, будучи не в состоянии довольствоваться тем местом, которое им уготовано в нашей истории. Мало кто из нас готов... встретить лицом к лицу этот вызов... Вопрос стоит о создании совершенно нового мира во множественном числе, мира, в котором историк, используя отпущенные ему средства, сделает возможным диалог людей с разнообразными культурами – как в прошлом, так и в настоящем» (Эмар 1996: 27).

Когнитивная составляющая цивилизационных идей Познавательные задачи цивилизационных представлений, как и других философско-исторических и историко-социологических схем, как правило, сводятся к созданию образа региональной или глобальной истории, не входящего в конфликт с профессиональным историческим знанием, логически непротиворечивого и соответствующего возможностям человеческого восприятия. Последнее обстоятельство особенно важно, так как, в сущности, здесь мы имеем дело с формой междисциплинарной, социально-исторической парадигмы, трансляции исторических знаний от одной школы к другой, от специалистов к неспециалистам, через поколения. Поэтому зачастую знание подробностей прошлого, необходимое профессиональному историку, в подобных схемах должно быть преодолено. Оптимальным является степень внутреннего разнообразия, соответствующая оптимуму 5–9 переменных (физики говорят: 3–6), которые человек способен воспринимать одновременно (Солсо 1996: 180). Такие образы необходимы для системы образования, для общественной деятельности (социальной инженерии), а также для маркировки новых, ранее не исследованных пространств истории. Это знание «чтобы действовать и властвовать», как говорил Р. Полен (Polin 1973: 59–63).



Схемы, используемые в цивилизационных концепциях, весьма разнообразны. Вспомним упоминание Л. Вульфом преимущестИстория и современность 2 / венно идентификационных схем, тесно связанных с мифологией и идеологией, которые он называл «символическими картами», а А. И. Миллер, характеризуя его труд, «ментальными картами»

(Вульф 2003: 38–40; Миллер 2003: 5–6.). Однако ориентация на познавательные цели заставляет выделять из ряда таких конструктов собственно «когнитивные карты», которые ориентируются преимущественно на систематизацию фактического знания (Downs, Stea 1977). Психолог У. Найссер вычленял в структуре человеческого восприятия три равноправных элемента: когнитивную карту мира, реальный мир как потенциальный источник информации и перцептивную деятельность (Найссер 1981: 127). Когнитивная карта, согласно его взглядам, не диктует восприятие, а делает его возможным, а результаты – значимыми. Восприятие может осуществляться и помимо когнитивной карты, но при этом поиск информации не целенаправлен и сама она перерабатывается иначе. Работа с когнитивной картой включает поиск информации и когнитивные циклы, в процессе которых происходит проблематизация их старых вариантов и переосмысление содержания таких карт (Там же: 43, 45, 149–150). Тем самым становится возможен переход от аподиктических идентификационных моделей к проблематизируемым, более дробным – когнитивным.

Обычно модели и гипотезы в цивилизационном знании содержат в себе элементы как «ментальных», так и «когнитивных»

карт. Типичным вариантом такого смешения является описанный Ш. В. Ланглуа и Ш. Сеньобосом априорный, воображаемый «план-образец» (cadre-modle) исторического исследования. В центре «вопросника» – ценностно нагруженный образ «цивилизации», тесно связанный с самоидентификацией исследователей.

Считалось, что «к варварскому обществу не следует применять программы исследований... составленной по примеру изучения цивилизованных наций» (Ланглуа, Сеньобос 2004: 207–210). Изучение истории таких наций предполагает наличие теории цивилизации как особого плана или карты. Поэтому элементы вопросника почти не рефлексируются: это темы политики, общества, экономики, культуры – основания жизни современного общества И. Н. Ионов. Идентификационная… и когнитивная составляющие (Ланглуа, Сеньобос: 205, 207, 208, 210). Считается, что правильно составленный «вопросник» увеличивает ценность «ответов», полученных при его помощи.

Классики школы «Анналов», сделавшие громадный шаг вперед в изучении истории цивилизаций, признавали большую роль «вопросника» в процессе цивилизационных исследований, критиковали его позитивистские варианты, анализировали его содержание и ментальную подоплеку. М. Блок предполагал возможность целого ряда когнитивных схем, относительно которых объект находится в ситуации полиперспективизации. Он указывал, что «наука расчленяет действительность лишь для того, чтобы лучше рассмотреть ее благодаря перекрестным огням, лучи которых постоянно сходятся и пересекаются. Опасность возникает только с того момента, когда каждый прожектор начинает претендовать на то, что видит все...»

(Блок 1980: 82). Вместе с тем он понимал роль бессознательного и писал, что «ученый может даже не осознавать того, а между тем его вопросы...записаны у него в мозгу прошлым опытом, диктуются традицией, обычным здравым смыслом, то есть – слишком часто – обычными предрассудками» (Там же: 38). Он стремился поэтому устранять классификации, основанные на «ложных подобиях», «придавая устанавливаемым различиям» между цивилизациями «все большую точность и тонкость» (Там же: 81, 101). Для него это способ видеть историческую реальность, «магнит для опилок документа». М. Блок прямо использует метафору карты: «Исследователь знает, что намеченный при отправлении маршрут не будет выдержан с абсолютной точностью. Но без маршрута ему грозит вечно блуждать наугад» (Там же: 38).

С. Хантингтон, изучая взаимодействие цивилизаций, подчеркивал практическое значение когнитивных карт, которые в его сознании соединились с образом куновской парадигмы. «Чтобы пройти по незнакомой территории, – цитировал он политолога Д. С. Гэддиса, – нам обычно необходима какая-нибудь карта. Картография, как и познание, является необходимым упрощением, которое позволяет нам увидеть, где мы находимся и куда мы можем пойти... Упрощенные парадигмы и карты... позволили бы нам:

110 История и современность 2 / систематизировать и обобщать реальность; понимать причинные связи между явлениями; предчувствовать и, если повезет, предсказывать будущие события; отделять важное от неважного; показывать, каким путем двигаться, чтобы достичь наших целей... совсем без карты мы заблудимся» (Хантингтон 2003: 28–29). Главными чертами, характеризующими такие карты, С. Хантингтон считал рациональность и прагматичность: «ясность для исследователей и полезность для политиков» (Там же: 8). При этом Хантингтон игнорирует связь содержания («легенды») когнитивных карт с самоидентификацией исследователя, ее аподиктичность, считал возможной ее прямую верификацию при помощи политического опыта (Там же: 42).



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 



Похожие работы:

«Лидия Грот Истоки норманизма: шведская гипербориада и Г.З. Байер. От внимания современной науки почему-то ускользнул тот факт, что основой норманистских концепций явились античные мифы о гипербореях в истолковании шведских историков XVI–XVII вв., стремившихся доказать, что Гиперборея находилась на территории современной Швеции, а под именем гипербореев выступали прямые предки шведов. Такой взгляд на вещи позволял шведам рассматривать себя как основоположников древнегреческой цивилизации,...»

«ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ПОРТАЛА ОТЧЕТ О ПУБЛИКАЦИИ ИНФОРМАЦИИ НА СЕГМЕНТЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПОРТАЛА ХМАО - ЮГРЫ ПОРТАЛ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВА МОСКВА 2004 г. Rendered by www.RenderX.com Отчет о публикации информации на сегменте Образовательного Портала ХМАО Портал культуры и искусства в период c 01.07.2004 г. Содержательные единицы информации и ссылки на внешние ресурсы: Тип единицы Дата Название раздела/канала DBID Название единицы информации информа- ции...»

«Серия основана в 1999 году. Библиотека Математическое просвещение Выпуск 29 С. Б. Гашков СИСТЕМЫ СЧИСЛЕНИЯ И ИХ ПРИМЕНЕНИЕ Издательство Московского центра непрерывного математического образования Москва • 2004 УДК 511.1 ББК 22.130 Г12 Аннотация Различные системы счисления используются всегда, когда появляется потребность в числовых расчётах, начиная с вычислений младшеклассника, выполняемых карандашом на бумаге, кончая вычислениями, выполняемыми на суперкомпьютерах. В книжке кратко изложены и...»

«Аннотация О герое книги можно сказать словами из песни Владимира Высоцкого: У меня было сорок фамилий, у меня было семь паспортов, меня семьдесят женщин любили, у меня было двести врагов. Но я не жалею. Наум Эйтингон, он же Леонид Наумов, он же Котов, он же Том, родился в маленьком белорусском городе и за свою долгую жизнь побывал почти во всей Европе, многих странах Азии и обеих Америк. Он подготовил и лично провел уникальные разведывательные и диверсионные операции против врагов Советского...»

«УТВЕРЖДАЮ Декан юридического факультета Л.В. Туманова _ 2011 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС Дисциплина Культурология Для студентов 3 курса очной формы обучения Специальности: 080115.65 Таможенное дело Обсуждено на заседании кафедры Теории и истории культуры 2 сентября 2011 года Протокол № 1 Зав. кафедрой философии и Составитель: теории культуры д.филос.н, профессор Б.Л. Губман д.филос.н, профессор Б.Л. Губман Тверь 2011 1 2. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА В современных условиях на фоне постоянной...»

«УТВЕРЖДАЮ Руководитель ООП подготовки магистров д.ф.н. проф. С.Ю. Николаева 2012 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС по дисциплине М2.В.ДВ.1 Искусство книги (II курс магистратуры) Направление 035000 (м) Издательское дело Редакционная подготовка изданий (название специализированной программы подготовки магистров) Обсуждено на заседании кафедры Составитель: 307_2012 г. к.и.н. доц. Кирьянова Е.Г. Протокол №11 Зав. кафедрой Тверь 2012 1. Пояснительная записка Дисциплина входит в вариативную часть блока...»

«Введение Краеведческий фонд Сахалинской областной универсальной научной библиотеки – это не просто собрание книг о Сахалинской области, это основа научной и исследовательской деятельности сахалинских краеведов. Книжный фонд отдела содержит около 32-х тысяч экземпляров книг. Состоит из двух частей: оперативной и депозитарной. Оперативная часть содержит около 22 тысяч книг – в неё направляются не более пяти экземпляров каждого названия книг, предназначенных для использования читателями и...»

«М.В. Ломоносова ПИТИРИМ СОРОКИН В ПОЛИТИКЕ РОССИИ И О ПОЛИТИКЕ В АМЕРИКЕ В статье рассматриваются проблемы политики и власти в творчестве выдающегося социолога XX в. П.А. Сорокина. Этот ученый –– блестящий социолог, политик (участник революционных событий в России) и публицист – – оставил после себя огромное научное наследие, которое еще недостаточно осмыслено современным научным сообществом. Причем проблематика власти и политики своими корнями уходит именно в политическую деятельность П.А....»

«В.Е. Семенков, И.Н. Алексеев ЦЕНТРЫ И ФИГУРЫ ВЛИЯНИЯ ПРАВОСЛАВНОГО САНКТ-ПЕТЕРБУРГА 1990-х годов Социологами уже отмечено, что современная религиозность перестает быть институциональной по преимуществу [1, с. 232–241]. Если институциональная религиозность оперировала такими территориальным понятиями, как страна, государство, цивилизация, то современная религиозность становится чувствительна региональному, т.е. городскому сообществу. Современная религиозность существует не столько в странах,...»

«И. Н. ГОМЕРОВ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: ПСИХОЛОГО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Новосибирск 2010 УДК 32 (075) ББК 66.01 я 73 Г 641 Гомеров И. Н. Политическая деятельность: психолого-политологический анализ: / Сибирский ун-т потреб. кооперации. Новосибирск, 2010. 550 с. ISBN 978-5-94356-793-3 В предлагаемой книге автор исследует психолого-политологические аспекты политической деятельности, её состав, структуру, динамику, фазы развития и типологию, а также ситуации и условия, в которых она...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.