WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВ И ЦИВИЛИЗАЦИЙ И. Н. ИОНОВ ИДЕНТИФИКАЦИОННАЯ, КОММУНИКАТИВНАЯ И КОГНИТИВНАЯ СОСТАВЛЯЮЩИЕ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ Исследование выполнено при ...»

-- [ Страница 3 ] --

Встречная колониальная экспансия западноевропейских стран и цинского Китая в середине XVIII в. и резкое ограничение в 1757 г. торговли с европейцами привели к пересмотру философами-просветителями места Китая в истории человечества. Если в середине XVII – начале XVIII в. Китай был в моде и считался образцом неевропейской цивилизации, то в 1750-е гг. Н. А. Буланже создал теорию «восточного деспотизма»; он отнес идеал цивилизации только к Западной Европе. Сакрализованные представления о прогрессе Запада противопоставлялись образу деградирующего Востока, где первоначально в древности возникают единобожие и естественное право, но затем они быстро замещаются идолопоклонством и теократией (Boulanger 1761: 9, 61–62). Деисторизация Востока была частичной (относилась к определенному периоду), но радикальной, так как постулировала необратимость деградации Востока и могла непосредственно влиять на политику. В сущности, это была программа колониальных войн как подчинения цивилизованными странами варваризующейся периферии. Таким же образом переосмыслил образ Китая А. Фергюсон, отказавший ему в звании цивилизованной страны (Фергюсон 2000: 215, 176). Тем самым образ «богатого Востока», реально отражавший экономическое превосходство Китая (в 1,5–2 раза по сравнению с Европой как целым, в 8 раз по сравнению с Францией), вытеснялся образом «развивающегося Запада», который оправдывал колониальную политику Англии и Франции (Frank 1998: 5, 127, 277–278; Мельянцев 1996: 96; Kennedy 1989: 190).

Но наиболее страшные последствия имела цивилизационная идентификация себя не с собственной страной, а с Западом. Ярким примером такого рода является политика «реколонизации», провоИстория и современность 2 / дившаяся в 1868–1874 гг. правительством президента Аргентины Д. Ф. Сармьенто. Он опирался на западную философию истории, целенаправленно формировал образ врага и рассматривал все население вновь освободившихся колоний (испанцев, индейцев и метисов) как «варваров», более того, как часть системы антицивилизации (ср.: «анти-субъект» Ройга).

В его философии истории разные группы населения страны оказывались деисторизированными в разной степени и разными путями: то ли полностью, как индейцы и гаучо, которые оказывались в представлении Сармьенто современниками древних кочевников азиатских степей, то ли частично, как испанцы, растратившие цивилизацию, допустившие смешение своей крови с кровью дикарей и деградировавшие. Именно их врожденная, обусловленная расовой принадлежностью и образом жизни нецивилизованность рассматривалась как причина послереволюционного хаоса, крестьянских восстаний и прихода к власти местных каудильо (как правило, помещиков). Поэтому во имя борьбы с антицивилизацией их необходимо было заменить иным этническим субстратом. В отличие от «почвенников», стремившихся адаптировать европейские и северо-американские образцы цивилизации к местным условиям, либералы стремились, как писал Л. Сеа, «по возможности точно воспроизвести, скопировать» цивилизационный идеал. «Им предстояло уничтожить народ Америки, заменив его порочные, анархичные кровь и мозг на новые и создав новый народ... Цивилизаторский проект оказывался копией, слепком с западного колонизаторского проекта, в котором идея цивилизации выступала одновременно целью и оправданием неоколониализма» (Сеа 1984: 265).

Вся предшествующая история страны и традиционные формы исторического самосознания полностью отвергались. Соратник президента Х. Б. Альберди (в прошлом «почвенник») призывал отказаться от латиноамериканской самоидентификации и усвоить себе европейскую как единственно правильную. Он считал необходимым избавиться «от порочного пятна собственного своеобразия»

и проповедовал практическое «отрицание самого себя» в попытке порождения качественно новой личности. Их целью стало создать «другой народ, не имеющий ничего общего с прежним». Это было И. Н. Ионов. Идентификационная… и когнитивная составляющие лозунгом беспощадной гражданской войны. «Не старайтесь сберечь кровь гаучо, – писал Сармьенто. – Это удобрение... Кровь – единственное, что есть в них человеческого». «Арауканы, – утверждал он в другом случае, – упрямые животные, неспособные к восприятию европейской цивилизации» (Сармьенто 1995; см. также:

Земсков 1995: 259, 280; Сеа 1984: 272, 277–278, 282–285).

Следствием этой по-своему успешной политики было утверждение власти олигархии и латифундистов как формы реализации предложенного Х. Б. Альберди идеала «полуцивилизованности», который должен был сменить неприемлемую, отвратительную реальность «полуварварства». Но еще одним следствием был массовый кризис самоидентификации, волна самоотчуждения, породившая апатию населения и ставшая одним из крупных препятствий в процессе модернизации. Л. Сеа отмечал: «От латиноамериканского цивилизаторского проекта, полностью игнорировавшего собственный опыт... только шаг до самоуничтожения… – проблема нашей расовой и культурной метисации столь сложна, что, утверждая одну культуру с тем, чтобы отвергнуть другую, мы тем самым отрицаем самих себя» (Сеа 1984: 42).

Казалось бы, проблематика колониального дискурса не имеет отношения к России – в прошлом империи и великой державе. Однако духовное отторжение интеллигенции от советского государства и советского народа в 1920–1980-е гг. было столь велико, что породило стремление к цивилизационной идентификации, исключающей позитивные образы народа и его политической культуры.

Отметим, что российская цивилизация характеризуется наиболее влиятельными среди представителей цивилизационной мысли А. С. Ахиезером и И. Г. Яковенко при помощи дистанцирования образа России от идеала современной либеральной цивилизации и позиционирования ее как «промежуточной», «расколотой», «варварской», «манихейской», «агрегатной», «периферийной» (Ахиезер 1991; Яковенко 1995–1996; 2006).



В центре образа мировой истории А. А. Пелипенко и И. Г. Яковенко – фигура «паллиата», анти-субъекта исторического процесса, «застрявшего» между архаикой и современностью, дистанцированного тем самым от сакрального времени прогресса. «Паллиат»

92 История и современность 2 / стремится обладать благами цивилизации, но не способен воспроизводить их, поддерживать порядок и разрешать противоречия своего существования из-за инверсионного (манихейского) типа мышления (Пелипенко, Яковенко 1998: 286). Это, действительно, как говорит Ю. Кристева, «смерть, попирающая жизнь. Отвратительное. Оно отброшено, но... от него невозможно защититься так, как от объекта... это то, что взрывает самотождественность, систему, порядок. То, что не признает границ, положений дел, правил»

(Кристева 2003: 38–39). Поэтому паллиат обречен на уничтожение, которому должны содействовать все силы прогресса. «Железная поступь общеисторического императива, – пишет И. Г. Яковенко, – сметает с земли неэффективные способы бытия». В более мягкой интерпретации нам предлагается перспектива маргинализации от двух третей до четырех пятых населения России (Яковенко 1999:

64; 2006: 85). Трудно спорить с Б. С. Ерасовым, который сравнивал эту программу с нацистской и называл противостоящей сущности цивилизационного сознания (Ерасов 2002: 37). Но нельзя отрицать, что она самодостаточна (аподиктична) и создает мощные основы для самоидентификации.

Идентификационная составляющая в XXI в. становится преобладающей и у основателя либерального цивилизационного дискурса А. С. Ахиезера. Он все больше идентифицирует себя с западными (и будто бы недостижимыми для России) идеалами либеральной суперцивилизации и большого общества (Ахиезер 2006: 43–45).

При этом характерно, что он не в состоянии прояснить, является ли изначальная бинарная оппозиция «либеральная суперцивилизация» – «традиционная суперцивилизация» результатом или предпосылкой анализа (Там же: 41–42). Активно формируется образ отвратительного народного «локализма», под которым стали понимать не только крестьянскую общинность, но и вообще «жидкий элемент русской истории», то есть интеллигентские кружки, мелкобуржуазный индивидуализм, регионализацию и атомизацию современного общества (Там же: 45, 123, 127–128). На этом основании пересматривается классическая для российской интеллигенции тема сочувственного отношения русских писателей-демократов И. Н. Ионов. Идентификационная… и когнитивная составляющие XIX в. к «маленькому человеку» (Социокультурные… 2002: 250– 251, 260, 269).

Результаты подобного рода западнической самоидентификации довольно неожиданны. Либеральная версия российской истории в XXI в., как и в конце XIX в., сдвигается в сторону государственнической. Оказывается, что в основе авторитаризма российского государства лежит «инфантильность» русской народной культуры, блокирующей развитие ответственности граждан и их активность в формировании общественного диалога. Вина за коллективизацию ХХ в. возлагается на крестьян. Российское общество развивается будто бы как общество «высоко дезорганизованное» и заражает своей дезорганизацией государство. Исторический процесс превращается в «выравнивание разницы потенциалов дезорганизации между обществом и государством». Общество фактически обрекает государство на авторитаризм, порождает бюрократию как парадоксальную форму самоорганизации общества (Социокультурные… 2002: 549, 555).

Так в условиях господства государственнической точки зрения на историю в постсоветской России либеральная версия теории цивилизаций просто становится одним из ее ответвлений, формой пропаганды «управляемой демократии». Поэтому представляется неслучайным сотрудничество А. С. Ахиезера с В. В. Ильиным, который создает идеал «народной монархии» и успешно стирает границу между либеральным и националистическим дискурсом («нация – державноорганизованный народ», производное от «крепости национального государства»; «этос – идеальная субстанция нации») (Ильин, Ахиезер 1997: 88, 189, 370–371). Подобные контакты и собственные высказывания лидера либеральной школы порождают у Г. И. Зверевой отчасти справедливые обвинения в произвольности построений, методологической аморфности, охранительности и национализме (Зверева 2003: 99, 108 [отчасти это относится и к: Яковенко 1999: 104]; 2006).

Коммуникативная составляющая цивилизационных идей Помимо идентификационных, цивилизационные идеи играют важную коммуникативную и интегративную роль, способствуя соИстория и современность 2 / циокультурной (ненасильственной) консолидации обществ в национальных и имперских государствах, а также некоторых социальных слоев (интеллектуалов) в мировом масштабе. Главными предпосылками коммуникации являются постулирование оппонента как субъекта (неиерархическая интерпретация ситуации взаимодействия), диалоговая (а не монологовая) форма общения, выход на герменевтический круг или ситуация понимания.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 



Похожие работы:

«Русское сельскохозяйственное представительство в Америке (в свете переписки Н.И. Вавилова и Д.Н. Бородина) Э.В. ТРУСКИНОВ Авторское предисловие Данная книга призвана осветить более подробно, хотя и в сжатой форме, историю поездки Н.И. Вавилова в США в 1921 г. и организацию в Нью-Йорке Отделения прикладной ботаники, созданного для обмена между двумя странами семенами растений и научной литературой. Поскольку экономическое положение России только что вышедшей из братоубийственной и разорительной...»

«Ю.Д. Гранин ЭТНОСЫ, НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО И ФОРМИРОВАНИЕ РОССИЙСКОЙ НАЦИИ Опыт философско-методологического исследования Москва 2007 УДК 300.331 ББК 15.55 Г 77 В авторской редакции Рецензенты кандидат филос. наук М. Б. Сапунов доктор филос. наук В. С. Швырев Г 77 Гранин, Ю.Д. Этносы, национальное государство и формирование российской нации: Опыт философско-методологического исследования [Текст] /Ю.Д. Гранин; Рос. акад. наук, Ин-т философии. – М.: ИФ РАН, 2007. – 167 с.; 17 см. – Библиогр. в...»

«Сборник исторических документов и воспоминаний о событиях в Республике Южная Осетия в период с 1989 по 2004 год. Автор-составитель: Первый заместитель Председателя Правительства Республики Южная Осетия, Председатель Совета Республиканского демографического фонда ФИДАН Б. ЧОЧИЕВ При участии: Р. ЧОЧИЕВА, А. МАРГИЕВА, Р. ТЕДЕЕВА, И. ПЛИЕВА Издатель региональный благотворительный общественный фонд содействия нуждающимся ЦХИНВАЛ Зарегистрирован Управлением юстиции г. Москвы 16 декабря 1996 года....»

«Козлов Владимир Петрович – Руководитель Федерального архивного агентства Богатая тульская земля подарила России много замечательных людей. Имя Владимира Петровича Козлова, Руководителя Федерального архивного агентства, доктора исторических наук, члена-корреспондента РАН (с 1997 г.), стоит в ряду самых известных. Биографическая справка, которую можно обнаружить во многих энциклопедиях и справочниках, сообщает основные факты профессиональной жизни. Окончил Московский государственный...»

«Униформа и снаряжение японской морской авиации 1937-1945 Иллюстрации Б. Юнгхазбенд Москва ACT • Астрель 2003 УДК 355/359 ББК 63. 3(5Япо)62 Н62 Компьютерный дизайн обложки: дизайн-студия Дикобраз Настоящее издание представляет собой переводе английского оригинального издания Japanese Naval Aviation Uniforms and Equipment 1937—45, впервые опубликованного в 2002 г. Osprey Publishing Ltd. Elms Court, Chapel Way. Botley, Oxford, OX2 9LP Перевод с английского А. И. Козлова Переводник выражает...»

«AzrbAycAn dVlT MUzEyi Azrbaycanda elmin inkiaf tarixindn 1920-1960 азербайджаНский ГосударствеННый музей История развития науки Азербайджана 1920-1960 “rq-Qrb” BAKI–2012 zemfira li qz Hacyeva Mllif: AMEA Ryast Heytinin “Azrbaycanda Elmi rsin Toplanmas v Sistemldirilmsi” mrkzinin rhbri, tarix zr flsf doktoru zemfira li qz Hacyeva (mrkzin rhbri) lkin materiallar toplad: Aliy burxan qz Qhrmanova (ba mtxssis) Azrbaycan dvlt Muzeyi (1920-1960) Bak, 2011, 179 sh. Гаджиева земфира али кызы Автор:...»

«Verfasserin Elena Miglbauer angestrebter akademischer Grad Magistra der Philosophie (Mag.phil.) Wien, 2009 Studienkennzahl lt. Studienblatt: A 996996 Studienrichtung lt. Studienblatt: Studium fr Gleichwertigkeit UniStG Betreuerin ODER Betreuer: Univ.- Prof. Dr. Fedor B.Poljakov Содержание I. Вступление. II. Описание вопроса..4 III. Появление биографий •Жизнь Тургенева, •Жуковский, •Чехов..8 IV. Биографии о писателях в освещении критиков Русского Зарубежья..11 1. •Жизнь Тургенева..13 2....»

«A_Ch Джеймс П., Торп Н. Тайны древних цивилизаций: Эксмо; М.; 2007 Аннотация Пески веков хранят огромное количество жгучих тайн, до сих пор будоражащих воображение как ученых, так и простых людей. Профессиональный историк и археолог Питер Джеймс и известный исследователь необычайного Ник Торп в ходе кропотливой многолетней работы составили увлекательную энциклопедию величайших мировых тайн. Эта книга поведает вам о секретах погибших цивилизаций и утраченных знаниях, о величественных монументах,...»

«Голубцов А.П. Из чтений по Церковной Археологии и Литургике Глава: Введение. Положение археологии в русском обществе, школе и среди сродных ей специальностей. Возражения против научной состоятельности археологии и их разбор. Понятие об археологическом памятнике. Определение предмета церковной археологии. Связь с последней литургики; замечания об отношении древнехристианского быта к церковно-обрядовым формам. Как понимают науку церковных древностей на Западе? Вспомогательные научные отрасли...»

«ГОРОДОВАЯ О Б Ы В А Т Е Л Ь С К А Я К Н И Г А А Р Х А Н Г Е Л Ь С К А 1 7 8 6 — 1 7 8 8 гг. К А К ИСТОЧНИК Д Л Я ИЗУЧЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО СТРОЯ СЕВЕРНОГО ГОРОДА Городовые обывательские книги появились во второй по­ ловине 1780-х гг., после издания Городового положения Ека­ терины I I, где в разделе В имелось специальное Настав­ ление для сочинения и продолжения городовых обыватель­ ских книг. Правовое значение городовых обывательских книг, кото­ рые являлись как бы аналогией дворянским родословным...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.