WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 34 |

«СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ (уфимский и оренбургский период) Том VI 1875–1879, 1862, 1864 годы Уфа – 2012 1 УДК 947(470.56) ББК 63.3(2) 2р36-40Р) И 26 Составитель доктор ...»

-- [ Страница 28 ] --

Как вела себя в церкви во время св. литургии Муравина, показал пономарь, он за исполнением своей обязанности на клиросе, не заметил, только выходя с апостолом, ему показалось что, будто, г. Муравина тихо разговаривала и смеялась с какими-то двумя господами, которых он не знает и нигде не встречал; каким случаем уронены иконы с налоев не знает и не видал. Г. Муравина действительно зачем-то переступила за пономарские двери и потому он её остановил за руку, которую он отдёрнула и задела по лицу, но другого заушения не было, а потому, а паче всего он, яко сана духовного, прилежно и здраво обсудя, всё то предаёт забвению и хотя заявил священнику, но дела вести не желает и на Муравину никакой претензии не имеет и просит дело совершенно прекратить.

Бурдуков стал было уличать пономаря во лжи, но его остановили и попросили не угодно ли дать показания как всё дело было и Бурдуков старый сутяга, единственный в Уфе аблакат того времени, дал показание на целом листе. Разсказав по всей подробности о поведении Муравиной во время обедни, назвав её собеседников по имени, объяснив о намеренном желании ясно и всем очевидно сбросить с налоев иконы и наконец о входе в алтарь и заушении пономаря, и как он вместе с Чемодуровым вынужден был вывести из церкви Муравину, Бурдуков выставил 20 ч. свидетелей и прибавил, что слухи носятся, и он слыхал, хотя за верность отнюдь не ручается, и тем менее не может доказать, что Муравина якобы совращена в католичество ссыльным конфедератом ксендзом Лисянским, с которым якобы состоит в любовной связи, о чём решается говорить потому, что каждый по закону о всём подобном обязан сообщать властям, отнюдь не ручаясь за верность слуха и не обязуясь доказывать его.

Наталья Фёдорова без обиняков разсказала всё, что слышала от крепостной девки Муравиной и называла баб и девок, бывших в это время на р. Белой за водой и для полосканья белья, кто эти бабы и девки и чьи они, и где живут.

Отпустив с миром Ильинского священника, Бурдукова, пономаря и Фёдорову, судьи решили допросить Муравина, муравину и крепостную девку Агафью Силину, заключив под стражу в особенности. Тотчас Аничков и секретарь Черкашенин отправились к Муравиным. Муравиных мужа и жены не оказалось дома, тотчас же после обедни они уехали в имение, за 50 вёр. от Уфы, с ними поехали кучер, повар и девка Силина. Следователи отправились в имение Муравиных.

Аничков старый воин семилетней войны, в душе добряк, хлебосол и прямо русский человек, был в давних хороших отношениях к Муравиным; Лисянский тоже был принят радушно в семействе Аничкова; горько было Аничкову начинать подобное дело. И вот, приехав к Муравиным, с величайшими извинениями, советами, предложением услуг, как бы всё уладить миром, приступил Аничков к своей обязанности. Мавра Ивановна впрочем не робела, она думала, что дело идёт только о скандале в церкви, на которой пономарь не претендует, других же обвинений она не могла ожидать. Мавра Ивановна отвечала Аничкову смехом, что не боится никаких там протопоповских затей; раз уже она этого шалыгана Неверова выгнала из дому, а если он другой раз ещё придёт с подобными разными увещаниями, то больно отдерёт шалыгана на конюшне… Аничков с Черкашениным вызвали в другую комнату хозяина, начали допрос сначала на словах, а потом просили его изложить свои показания на бумаге.

Муравин показал, что поступки его жены в церкви ему совершенно неизвестны; он сам там при этом не был, а слышал от жены, что она подходила к дверям попросить пономаря возвратить ей поминание, но тот её взял за руки и она отдёрнув руку, нечаянно толкнула его по лицу. Совращение в католицизм Мавры Ивановны, о тайном богослужении ксендза и слухи о её любовной связи с Лисянским Муравин отвергнул с негодованием, сказав, что он эти слухи считает личным оскорблением чести всей фамилии Муравиных, за православие жены, дочери православных родителей и не имевшей в своём роде иноверцев, он ручается. Если бы жена моя, показал Муравин, кем бы ни было совратилась из православия, то не посещала бы церкви, не принимала бы священников со святынею, а жена его недавно даже была на исповеди у святого причастия, да ею же пожертвовано пред самою Пасхою в настоящем году в церковь села Богородского пелена в 10 рублей, что засвидетельствует причт церковный. Ксендз Лисянский заслужил в Уфе полное уважение; его везде принимают как дворянина, как человека умного, учёного и высоконравственного, ктомуже, что для всякого русского свято, он несчастлив, он пленник.

Мавру Ивановну, как безграмотную, стали допрашивать при муже.

Всё бы пожалуй, как хотел Аничков, уладилось и замялось, может быть, но всему помешал, всё разстроил никем, начиная с мужа, неожиданный фанатизм самой Мавры Ивановны, безспорно навеянный Лисянским.

Мавра Ивановна объяснив скандал в церкви, точно также как и муж, и пономарь, объявила, что иконы ею уронены не нарочно, над религиею она не смеялась, а может быть чего не помнит, разсмешил её чем нибудь посторонним бывший и стоявший с ней за обе[д]ней рядом г. Сапосько, из конфедератов. В алтарь взошла нечаянно, задумавшись и взошла даже не в алтарь, а к боковым дверям, где её пономарь схватил за руки, но она отдёрнув руку нечаянно толкнула его в лицё, затем её вывели Бурдуков и армейский офицер. Хотя она бывает в церквах, на исповеди и у св. причастия, но ныне того делать не желает, ибо, никем хотя не совращаемая и не убеждаемая, но желает по собственному, а не по стороннему убеждению быть римско-католичкой, хотя бы за это пострадать привелось; католичкой ей следует быть по крови, ибо род её польский и бабка родом из Смоленска по фамилии Бышевская. Ксендз Лисянский не только никогда тайных богослужений при ней в её доме по обряду римско-католическому не совершал, но и никогда и про веру никакого разговора не имел.



Лисянский принят только как дворянин, умный, учёный человек и несчастный. Кроме одного знакомства ни в каких других связях с Лисянским не состоит и паче, же в любовной связи. Лисянский бывает у меня только при бытности мужа, прибавила Мавра Ивановна.

Аничков и Черкашанин уговаривали Мавру Ивановну не сознаваться в своём отступлении от православия и всё дело будет замято. Муравин плакал и на коленах умолял жену переменить показание, благо следователи согласны, говорил о последствиях, умолял пощадить себя самое и его. Но экзальтированная ксендзом-фанатиком, Мавра Ивановна твердила:

хочу кровь пролить за св. римскую веру! Подобные слова у безграмотной и не развитой женщины, конечно были продиктованы ксендзом, который ловко научил, между тем, как ей и что говорить, и чтобы ему быть прежде всего в стороне чисту и праву. Подводя под беду полюбившую и доверившуюся ему женщину, безсердечный ксендз думал только о себе и вовсе не желал нетолько пострадать за свою веру, но даже услыхать какое нибудь неприятное слово… Мавра Ивановна приказала мужу подписать показания, объявив: «теперь я католичка, ты мне не муж, возми русскую, а я полька…[»] Следователи обязали Мавру Ивановну не выезжать из Уфы, взяли с собой девку Силину и привезли прямо в Провинциальную Канцелярию, куда явился увещатель подсудимых о.

Неверов. – После беседы с Неверовым, Силина дала показание, за безграмотством её подписанное дьячком Смоленского собора Егором Константиновым.

Силина подтвердила показание Фёдоровой о разговоре с ней на р. Белой, и что барыня её действительно пошла не то в польскую, не то в формазонскую веру; случается, что отослав куда либо мужа, барыня запирается с ксендзом, с которым находится в любовной связи, да и тот же ксендз Лисянский каждодневно бывая у Муравиных, когда сам Муравин уезжает в деревню, ночью, более перед разсветом, по своему службы совершал и не раз, а много раз и ризы у него, ксендза, были разные: тёмная, жёлтая и красная, и был небольшой серебряный сосуд, потом, когда говорят, сосуд и ризы у всех ксендзов отобрали, то Лисянский, даже без риз служил и простая рюмка была вместо сосуда. Кроме того, барыня её, муравина, при ней Силиной и при другой крепостной девке Муравиной – Авдотье Антоновой, вместе с ксендзом, бранили нашу веру и говорили даже нехорошие противные слова про самое Матушку нашу Царицу. Ясно, что хотя бы всего и не доказала, но за то говорила всю правду – истину Силина; сама Муравина созналась в отступлении от православия.

На Силину надели ручные кандалы и заключили в одиночную тюрьму Провинциальной канцелярии, которая постановила: давать Силиной на пропитание 3 коп. в день, так, как её, по важности, нельзя отпустить, с прочими колодниками, для испрошения милостыни, из дела же составить экстракт, оставить в канцелярии, а подлинное доследование послать с нарочным г. Оренбургскому губернатору, генерал поручику и ордена св. Александра Невского кавалеру, Ивану Афонасьевичу Рейнсдорфу, так как таковое важное дело сама Уфимская провинциальная канцелярия судить не находит себя вправе.

Губернатор Рейнсдорф, человек в высшей степени мнительный, испугался дела Муравиной и послал его к генералпрокурору, а сам разразился крутыми мерами против ссыльных конфедератов. Пошли строгие инструкции, промемории, предписания, полетели нарочные, (почтового сообщения между Уфой и Оренбургом тогда ещё не было). Всё изменилось для конфедератов: изчезли чамарки, кунтуши, сабли, конфедератки, начальство не стало принимать конфедератов за друзей дома, не стало домашних вечеров с мазурками и кроковяками, не стало домашних спектаклей на польском языке, солдат одели в мундиры и без церемонии погнали на службу, а потом даже отняли и ружья и стали выгонять на работы; за ксендзами велено наистрожайше смотреть, а потом ксендзов удалили из Уфы, по крепостям Оренбургской линии.

Так, Лисянский, из легкомысленности, из желания привлечь для папы одну лишнюю, совершенно непотребную ни для православия, ни для католичества, овцу, страшно насолил и самому себе и всей своей собратии в особенности… Генерал-Прокурор Глебов, заведовавший тайною экспедициею, передал дознание Уфимской провинциальной канцелярии и донесение Рейнсдорфа заведовавшему Московским отделением тайной экспедиции, обер-секретарю Сената Семёну Ивановичу Шешковскому.

Одно имя Шешковского производило ужас, боялись его присутственные места, воеводы и губернаторы. Добрые москвичи боялись проходить, особенно ночью, даже мимо дома Шешковского на Лубянской площади, около церкви Гребенской Божией матери; теперь в этом доме Московская Духовная Консистория, а со времён Петра I помещалась Тайная Розыскных Дел Канцелярия. – По ночам из дома Шешковского, окружённого грозною стражею, часто слышались стоны и вопли. Пытка, хотя была тогда ограничена, и в обыкновенных делах почти не употреблялась, но для важных, особенно политического характера, пытка существовала во всей силе.

Процедура у Шешковского была такова: запирательство – плети, сознание – плети, очная ставка – плети, окончание следствия – плети, а потом, если ничего важного не оказалось – тоже плети, ради отеческого внушения, чтобы впредь быть осторожным… Потёмкин, встречая Шешковского в обществе, всегда спрашивал: «что, Семён, каково кнутобойничаешь?» «по маненьку, ваша светлость, по маненьку», отвечал, потирая руки, Шешковский.

Шешковский всегда был рад субъекту и он написал Рейнсдорфу, выслать к нему, за крепкою стражей, в Москву Мавру Ивановну Мура[в]ину и крепостную её девку Силину, каждую особо.

Кто смел ослушаться Шешковского? Тотчас же из Оренбурга, по получении бумаги, послан нарочный в Уфу, велено распорядиться сейчас же.



Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 34 |
 



Похожие работы:

«Учебник истории Новое время Рига,1928 Издание акц. общ. Вальтере и Рапа Проф. Р. Ю. ВИППЕР Учебник истории Часть III Новое время С к а р т а м и и иллюстрациями Рига, 1928 Издание акц. общ. В а л ь т е р е и Р а п а Типография акц. общества Вальтере и Рапа, Рига, ул. Свободы 129/133. Iw Предисловие. Составитель имеет прибавить лишь немногое к тем общим.мыслям о методе учебного изложения - гории, которые выра­ жены им в предисловии к Учебнику. ^рии Средних веков. B Учебнике Новой истории он...»

«p_sreda@mail.ru Издается с ноября 1995 года Традиции Короткой строкой ПРОДОЛЖАЕТСЯ ПОДПИСКА НА ВТОРОЕ ПОЛУГОДИЕ. С 1 июля еженедельно газета Пущинская сре да будет выходить на 24 х полосах. ТОЛЬКО У НАС: информация о самых значимых и интересных со бытиях, происходящих в городе и губернии; местные и областные законодательные акты; комментарии профессионалов; истории о судьбах наших земляков; детская страничка и советы хозяйкам; новости спорта; бесплатные билеты в кинотеатр; частные объявления....»

«ОТЧЕТ О НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЕ ПОДГОТОВКА ОБОСНОВАНИЯ ВОЗМОЖНОСТИ РЕИНТРОДУКЦИИ КОЛОНИАЛЬНЫХ РОЮЩИХ БЕЛИЧЬИХ (СТЕПНОГО СУРКА ИЛИ КРАПЧАТОГО СУСЛИКА) НА ТЕРРИТОРИИ ЦЕНТРАЛЬНОЧЕРНОЗЕМНОГО БИОСФЕРНОГО ЗАПОВЕДНИКА ИЛИ ЕГО ОХРАННОЙ ЗОНЫ (заключительный) Руководитель темы с.н.с., к.б.н. _ О.В. Брандлер подпись, дата Москва 2012 СПИСОК ИСПОЛНИТЕЛЕЙ Руководитель темы с.н.с., к.б.н. _ О.В. Брандлер подпись, дата Исполнитель н.с. _ О.П. Власова подпись, дата Исполнитель лаборант-исследователь _...»

«Владимир МЕЗЕНЦЕВ ОБЫЧНОЕ В НЕОБЫЧНОМ Природа – единственная книга, каждая страница которой полна глубокого содержания. Гёте Мир полон загадок Счастлив тот, кому довелось знать причины явлений? Вергилий Странное. Непонятное. Загадочное. Необыкновенное. Необъяснимое. Диковинное. Непостижимое. Чудесное. Богат набор слов, которыми мы отмечаем неведомое, не виданное ранее в природе. Безграничная в своих проявлениях, она не устает поставлять нам новое – то, что восхищает, удивляет, поражает наше...»

«УТВЕРЖДАЮ Зав. кафедрой отечественной истории, канд ист. наук М. С. Судовиков 28 августа 2011 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ ИСТОРИЯ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ Направление подготовки 030600.68 История Профиль подготовки Отечественная история (История России) Киров 2011 Учебно-методический комплекс составлен в соответствии с ФГОС ВПО по направлению подготовки 030600.68 История, профиль подготовки Отечественная история (История России), утвержденным Приказом...»

«А ПУТЬ И ДАЛЁК, И ДОЛОГ 40-летию окончания геологического факультета Иркутского государственного университета посвящается 1969–2009 УДК 549:552 (092) ББК Д33 А11 Печатается по решению редакционно-издательского совета Иркутского государственного университета Научный редактор проф. А. И. Сизых А путь и далёк, и долог / под ред. А. И. Сизых. – ИрА11 кутск : Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2009. – 221 с. ISBN 978-5-9624-0361-8 Книга знакомит читателя с выпускниками геологического факультета Иркутского...»

«Сергей Заплавный Пятая стихия бытия Печальная весть пришла из С.-Петербурга: на семьдесят седьмом году ушел из жизни поэт Илья Фоняков. Молодым томичам это имя мало что говорит – и не только в силу возраста и географии, но еще и потому, что за последние двадцать лет даже в таком сверхмолодежном городе как Томск интерес к поэзии катастрофически упал. Она перестала соединять и одухотворять людей, как это было прежде. - А как было? - порой задают вопрос молодые. Отвечу стихотворением Ильи...»

«Ультра. Культура; Екатеринбург; 2005 ISBN 5-9681-0039-7 Аннотация В книге повествуется о жизненном пути первого президента Чечни, раскрываются особенности чеченского народа, его стремление к независимости. Она позволяет понять характер Джохара Дудаева, его взгляды на жизнь. Название книги — Миллион первый — связано с известным высказыванием покойного президента: Как-то у него спросили: А сколько у чеченцев генералов?, на что Джохар Дудаев ответил: Каждый чеченец — генерал, я же только миллион...»

«ВОРОНЕЖ • 2011 • КВАРТА Перед вами – удивительная книга. Серия очерков, посвященных основанию и становлению Воронежа – настоящая летопись создания нашего прекрасного города вольных людей, и всего Воронежского края. Неустанный труд многих поколений воронежцев позволил маленькой крепости стать уездным, а затем – губернским центром. Землепашцы, ремесленники, мастеровые заложили основу развития региона, его славы и процветания. Главное богатство города – его граждане; эта идея является стержнем,...»

«УТВЕРЖДАЮ Проректор по научной работе А.Ф. Крутов _ 2011 г. ПРОГРАММА КАНДИДАТСКОГО ЭКЗАМЕНА по специальности 19.00.01 Общая психология, психология личности, история психологии (КЭ.А.03; цикл КЭ.А.00 Кандидатские экзамены Основной образовательной программы подготовки аспиранта По отрасли 19.00.00 – Психологические науки, Специальность 19.00.01 – Общая психология, психология личности, история психологии) Самара 2011 Программа экзамена составлена на основании паспорта научной специальности...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.