WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 95 |

«Аннотация История Византийской империи А.А. Васильева относится к числу уникальных явлений в истории исторической мысли. Общих историй Византии, написанных одним ...»

-- [ Страница 2 ] --

мысли эмигрировать из России. Однако несколько встреч в Париже с М.И. Ростовцевым, известным русским антиковедом, уехавшим из России вполне сознательно, решили судьбу А.А. Васильева. М.И.

Ростовцев еще в 1924 г. предложил А.А. Васильеву содействие в получении места в Висконсинском университете (Мадисон) в связи с тем, что сам М.И.

Ростовцев переезжал из Мадисона в Нью-Хейвен11.

А.А. Васильев согласился и, выехав летом г. в Берлин и Париж, во Франции сел на пароход до Нью-Йорка, имея официальное приглашение на год от Висконсинского университета. Осенью того же 1925 г. он уже имел работу в Америке. Сохранившиеся в Архиве С.А. Жебелева и других ученых письма А.А. Васильева показывают в то же время, что сам А.А. Васильев регулярно продолжал обращаться с просьбами через С.А. Жебелева о предании своему статусу официального характера – он просил об официальном продлении своей командировки.

Просьбы его удовлетворялись Наркомпросом и подтверждались Академией наук. Однако в конце концов 1 июля 1928 г. было признано предельным сроком продления его командировки. А.А. Васильев не вернулся ни к этому сроку, ни когда-либо позже.

Об обстоятельствах, приведших к отъезду А.А. Васильева, см.: Г.М.

Бонгард-Левин, И.В. Тункина. М.И. Ростовцев и А.А. Васильев… Письмо С.А. Жебелеву, в котором он объяснял причины этого, выглядит очень дипломатично, мягко, но, скорее всего, не раскрывающим основного12, ибо слова А.А. Васильева о заключенных контрактах, наладившейся работе, об отсутствии заработка в Ленинграде имеют, бесспорно, отношение к сложившейся ситуации13, но кое-что оставляют и в тени.

Ввиду того, что архив А.А. Васильева находится в США, здесь мы невольно вступаем в область предположений. Однако для характеристики его как человека крайне важно, по меньшей мере, попытаться ответить, почему А.А. Васильев принял приглашение М.И. Ростовцева о работе в Мадисоне и почему он в конце концов остался в США. Возможностей судить об этом немного и все же несколько тонких, ехидно-иронических замечаний в тексте его «Истории Византийской империи» (например, о славянофильстве в СССР См. подробно: И.В. Куклина. А.А. Васильев: «труды и дни» ученого в свете неизданной переписки. В кн.: Архивы русских византинистов в Санкт-Петербурге. Под ред. И.П. Медведева. СПб., 1995, с. 318.

Даже по письмам А.А. Васильева видно, что все проблемы с его трудоустройством в Ленинграде могли быть разрешены в случае его возвращения в Ленинград. См. указанную в предыдущем примечании статью, с. 317: «…в АИМК я не утвержден членом до моего возвращения».

после второй мировой войны) позволяют утверждать, что вся идейная и политическая обстановка в СССР была А.А. Васильеву глубоко чужда. Легкость, с которой А.А. Васильев решился на переезд в Америку, во многом объясняется также и тем, что его не удерживали семейные узы. Судя по имеющимся документам, у него были брат и сестра, однако всю жизнь он оставался холостым14.

Сопоставление некоторых фактов позволяет, как кажется, выявить и еще одну немаловажную причину решимости А.А. Васильева уехать. Выше уже говорилось о том, что на рубеже веков, около пяти лет в общей сложности, А.А.

Васильев весьма плодотворно работал за границей, будучи стипендиатом и находясь в официальных командировках. Если учесть все особенности развития СССР в двадцатые-тридцатые годы, то нельзя не признать, что возможность работать в зарубежных научных центрах для А.А. Васильева делалась все более проблематичной – научные командировки за границу становились со временем не нормой, а исключением из правил, особенно для По собственному признанию А.А. Васильева, он в жизни много времени отдавал женщинам, временами даже слишком много (И.В.

Куклина. А.А. Васильев: «труды и дни» ученого в свете неизданной переписки. С. 335). Анализ этой стороны его жизни лежит за пределами наших возможностей и интересов.

ученых старой формации. Материалы, приводимые И.В. Куклиной, показывают, что после переезда в Америку А.А. Васильев большую часть свободного времени проводил в разъездах, путешествуя когда с целью научной работы, когда просто как турист.

Изложенный материал позволяет прийти в чемто неожиданному, но по логике событий совершенно закономерному выводу. Одной из субъективно важных для А.А. Васильева причин отъезда должно было быть желание сохранить за собой возможность свободно перемещаться по миру как с целями научными, так и с целями туристическими. Он не мог не понимать, что в условиях СССР двадцатыхтридцатых годов такого ему никто гарантировать не мог.

Иными словами, в 1925—1928 гг. перед А.А.

Васильевым стоял выбор – или Советская Россия, политический режим в которой и условия жизни становились для него чуждыми15, или другая страна, но гораздо более понятная идейная и политическая ситуация и привычный стиль жизни.

Судя по всему, А.А. Васильев не любил касаться этих тем, однако же в письме Ф.И. Успенскому от 9 января 1926 г. из Америки можно прочесть следующее признание: «В последнее время в России я был очень угнетен именно состоянием любимого нами дела византиноведения. Но не было возможности работать» (см.: И.В.

Куклина. А.А. Васильев: «труды и дни» ученого… с. 314, прим. 8).

Не без колебаний А.А. Васильев выбрал второе.

В чем причина колебаний? Дело здесь, видимо, в особенностях характера А.А. Васильева, бывшего, судя по всему, не очень решительным человеком, всегда предпочитавшим компромиссы и отсутствие конфликтов16. Вероятно, можно говорить также и о том, что А.А. Васильев не во всем чувствовал себя комфортно и уютно в Америке. В сохранившихся письмах про восприятие Америки А.А. Васильевым информации почти нет. Однако не случайно, конечно, А.А. Васильев писал М.И. Ростовцеву в августе 1942 года: «Да есть ли она у меня, эта радость жизни? Не есть ли это давняя привычка казаться не тем, кто я есть? Ведь, по существу, у тебя более оснований любить жизнь. Не забудь, что мне всегда приходится стараться заполнять мое одиночество – заполнять его искусственно, безусловно, внешне»17. Весьма возможно, эти слова – невольное признание в вынужденном притворстве и старательно скрываемом бегстве от одиночества – являются ключевыми для понимания внутреннего Ср. ниже, в первой главе, примечание научного редактора о неожиданном изменении взглядов А.А. Васильева на сочинение Ю.А.



Кулаковского по истории Византии.

Г.М. Бонгард-Левин, И.В. Тункина. А.И. Ростовцев и А.А. Васильев… с. 174.

мира, психологии и деятельности А.А. Васильева как человека во второй период его жизни. Подтвердить или не подтвердить это могут только новые публикации архивных документов18. Как бы там ни было, здесь представляется важным подчеркнуть и следующий факт из его биографии.

Научная биография Александра Александровича сложилась блестяще, однако, работая до последних дней, проводя жизнь в многочисленных путешествиях, в личном плане он оставался одиноким, и умер в доме престарелых.

В Америке большая часть его жизни была связана с Мадисоном и Висконсинским университетом.

Последние десять лет А.А. Васильев провел в Вашингтоне, в известном византинистическом центре Dumbarton Oaks, где в 1944—1948 гг. он был Senior Scholar, а в 1949—1953 гг. – Scholar Emeritus.

В научном наследии А.А. Васильева особое место занимают два сюжета, ставшие наиболее важными во Приводимые исследователями (см. прим. 2 на с. 5) ссылки на документы показывают, что на поверхности все было прекрасно.

Имеющиеся документы показывают широту круга интересов А.А.

Васильева в искусстве, литературе, в целом к окружающей жизни.

Однако приведенная выше цитата из письма 1942 г. говорит о чемто глубинном, всегда присутствующем в подсознании и тщательно скрываемом под показной – во всяком случае, не всегда естественной – веселостью и жизнерадостностью.

всей его долгой научной жизни. Это – византийскоарабские отношения19 и переиздаваемый сейчас цикл общих работ по истории Византии, охватывающий весь период существования империи. В отличие от старшего своего современника, Ю.А. Кулаковского, для которого сочинение общего плана по истории Византии20 стало основным научным трудом, роль «Истории Византийской империи» в научном наследии Александра Александровича иная.

Исходный русский текст работы был опубликован в четырех томах между 1917 и 1925 гг. Наиболее обработан первый том исходной русской версии издания – «Лекции по истории Византии. Том 1. Время до Крестовых походов (до года)» (Пг., 1917). Книга представляет собой краткое изложение событий рассматриваемого периода, без Им посвящена магистерская диссертация А.А. Васильева (см.

список трудов ниже). Этому же сюжету посвящены и самые последние научные разработки Александра Александровича. Известно, что незадолго до смерти он собирался взяться за написание истории арабско-византийских отношений в первые века существования Халифата, начав с введения, посвященного римско-аравийским и византийско-аравийским отношениями до ислама. Работа эта написана не была. Опубликована лишь не вполне завершенная статья с обзором основных эпизодов византийско-аравийских отношений (Dumbarton Oaks Papers, vol. 9—10, 1955—1956, pp. 306—316).

Ю.А. Кулаковский. История Византии, т. 1—3. СПб.: «Алетейя», 1996, 2-е издание.

примечаний, с минимальной литературой вопроса в конце глав, с хронологической и генеалогическими таблицами. Выводы в книге почти отсутствуют, также как и многие разделы, дописывавшиеся А.А. Васильевым позднее. В чисто техническом (типографском) отношении книга издана неважно.

Обращает на себя внимание весьма низкосортная бумага и местами нечеткая печать21.

Принципиально иначе во всех отношениях выглядят три небольших тома, являющиеся продолжением издания 1917 года22, выпущенные в 1923—1925 гг. издательством «Academia»:

А.А. Васильев. История Византии. Византия и Крестоносцы. Эпоха Комнинов (1081—1185) и Ангелов (1185—1204). Пб., 1923;

А.А. Васильев. История Византии. Латинское владычество на Востоке. Пг., 1923;

А.А. Васильев. История Византии. Падение Византии. Эпоха Палеологов (1261—1453). Л., 1925.

Лекции А.А. Васильева и указанные три монографии составили тот цикл общих работ по В выходных данных сообщается лишь, что книга набрана в типографии «Я. Башмаков и К°».

Судя по имеющимся предисловиям, книги 1923—1925 гг. были задуманы А.А. Васильевым как краткие монографии с задачей общей краткой характеристики рассматриваемой эпохи.

византийской истории, которые автор перерабатывал и переиздавал на протяжении всей своей жизни.

Как видно из списка литературы, общая история Византии А.А. Васильева существует в изданиях на многих языках, однако основными являются следующие три: первое американское – History of the Byzantine Empire, vol. 1—2. Madison, 1928—1929;

французское – Histoire de l'Empire Byzantin, vol. 1— 2. Paris, 1932; второе американское издание – History of the Byzantine Empire, 324—1453. Madison, 1952.

Последнее издание выполнено в одном томе, что достигнуто за счет печати на более тонкой бумаге.

Второе американское издание является наиболее совершенным в научном отношении. Принципиально, однако, отметить, что, несмотря на многочисленные вставки и дополнения, несмотря на обилие примечаний, второе американское издание и исходные русские версии оказываются поразительно близки. Достаточно их положить рядом для того, чтобы с немалым изумлением обнаружить – по меньшей мере 50% текста последнего американского издания представляет собой прямой перевод с исходных русских версий23. Количество вставок Важно отметить, что невелико количество таких мест, которые, по сравнению с исходными русскими версиями, являлись бы не прямым переводом, а именно переработкой русского текста 1917—1925 гг.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 95 |
 

Похожие работы:

«1 Рустем Максудов (далее Р.М.): Несколько слов о концепции семейной конференции. Но начну я с контекстов. Какие контексты важно учитывать, говоря о практике семейных конференций. Когда мы говорим о восстановительном подходе, о восстановительном разрешении конфликтов, я думаю, что у нас существует некоторая двойственность. С одной стороны мы говорим, что это Запад, что это родилось на Западе, а с другой стороны мы спрашиваем, а почему это родилось на Западе. Потому что на Западе была критика...»

«Введение Программа разработана в соответствии с федеральными государственными требованиями к структуре основной профессиональной образовательной программы послевузовского профессионального образования (аспирантура), утвержденными приказом Минобрнауки России 16 марта 2011 г. № 1365, и на основании программы-минимум кандидатского экзамена по общенаучной дисциплине Истоирия и философия науки, рекомендованной ВАК. Трудоемкость экзамена составляет 1 ЗЕТ (36 часов). Содержание кандидатского экзамена...»

«НИКОЛА ПЕТРОВ Перевод с болгарского А. М. Корсун Предисловие и общая редакция кандидата психологических наук В. А. Елисеева Москва Прогресс 1986 www.koob.ru Редактор Н. В. ЩУКИН В книге обобщен накопленный по самовнушению материал, который рассматривается с позиций марксистско-ленинской философии, психологии, этики. Автор обращает внимание на древневосточные учения, которые в очищенной от мистики форме могут помочь овладеть собственными психическими реакциями. Редакция литературы по психологии...»

«К ВОПРОСУ О СТАНОВЛЕНИИ МОСКОВСКОГО ЕПАРХИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ В НАЧАЛЬНЫЙ СИНОДАЛЬНЫЙ ПЕРИОД В. В. ОЛЕВСКАЯ В статье рассматриваются специфика и особенности управления Синодальной областью в период смены приказной системы коллежской, когда наряду с учреждениями приказного образца действовали учреждения нового типа. На примере работы Московской духовной дикастерии, предшественницы Московской духовной консистории, и Московской канцелярии Синодального правления прослеживаются их взаимосвязи,...»

«Кристиана Жиль Никколо Макиавелли Никколо Макиавелли (1469–1527). БЕССМЕРТНАЯ СЛАВА ОБЫКНОВЕННОГО ЧЕЛОВЕКА О Макиавелли столько уже написано, что, кажется, было бы непростительной самонадеянностью вознамериться сочинить свою, то есть совершенно оригинальную, не похожую ни на что из ранее созданного книгу. Разумеется, это не означает, что тема закрыта: о Макиавелли писали, пишут и будут писать — творец макиавеллизма вечно актуален, и каждая эпоха найдет, что сказать о нем. Это касается как узко...»

«Заворотный Валерий Иванович З-13 Спасти Петербург. – СПб.: Норма, 2011. – 240 с. ISBN 978-5-87857-185-2 Книга рассказывает об истории борьбы за сохранение архитектурного наследия Санкт-Петербурга – уникального города, включенного ЮНЕСКО в Список Всемирного наследия человечества. Описаны различные, зачастую малоизвестные эпизоды этой борьбы, судьба многих исторических зданий, а также судьбы людей, долгие годы занятых их спасением. Это одна из первых работ, целиком посвященная данной теме. Книга...»

«Лайтман Михаэль, Хачатурян Валерия СУДЬБЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. Каббала о всемирной истории. – Л48 LKPublishers, 2011. – 304 с. SUDBY CHELOVECHESTVA. Kabbala o vsemirnoy istorii. – Л48 LKPublishers, 2011. – 304 pages. ISBN ????? Эта книга, предлагающая новый взгляд на закономерности исторического развития, открывает серию изданий, которые бу­ дут посвящены наиболее актуальным проблемам нашего времени и возможностям их решения на основе синтеза каббалистическо­ го учения и достижений современной науки....»

«Е.В. Абрамовских ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КРЕАТИВНОЙ РЕЦЕПЦИИ НЕЗАКОНЧЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ А. С. ПУШКИНА Для литературного процесса всегда было характерно появление произведений, вступающих в открытый диалог с текстами великих предшественников (литературные мистификации, пародии, ремейки, продолжения). Не пускаясь в подробный историко-литературный экскурс, назовем издания, появившиеся в свет за последнее десятилетие: Судьба Онегина1 – антология, включающая пародии, переделки и дописывания...»

«Лекция Существуют писатели, которые вошли в историю русской литературы, русской культуры прежде всего своими произведениями. Задумываясь о их роли в истории отечественного самосознания, задумываясь о их значении для литературного процесса, мы обращаемся прежде всего к их книгам. Конечно, наc интересует их биография, но это интерес носит, так сказать, внекультурный характер. Таковы Тургенев, Фет, в какой-то степени Достоевский. Но есть писатели совсем другого типа. Есть писатели, которые стали...»

«РОССИЙСКОЕ ВИЗАНТИНОВЕДЕНИЕ Традиции и перспективы Тезисы докладов XIX Всероссийской научной сессии византинистов Москва 27–29 января 2011 года Издательство Московского университета 2011 УДК 94.4 ББК 63.3 Р 76 Оргкомитет XIX Всероссийской научной сессии византинистов: Председатель С.П. Карпов (член-корреспондент РАН, доктор исторических наук, профессор, декан исторического факультета МГУ) Заместитель председателя М.В. Бибиков (доктор исторических наук, ректор Государственного академического...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.