WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 || 61 | 62 |   ...   | 78 |

«Substance, Structure, Style, and the Principles of Screenwriting ROBERT McKEE HC An Imprint of HarperCollinsPublishers ИСТОРИЯ НА МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ Мастер-класс для ...»

-- [ Страница 60 ] --

Однако какое единственное, сокровенное желание, возникающее в результате побуждающего происшествия в детские годы главного героя, может не угасать десятилетиями? Именно поэтому почти во всех рассказах главные события жизни главного героя прослеживаются на протяжении месяцев, недель и даже часов.

Однако если сценаристу удается создать гибкий и прочный стержень истории, то она может охватывать десятилетия, не приобретая при этом эпизодический характер. В данном случае понятие «эпизодический» означает не «охватывающий длинные промежутки времени», а «случайные, неравномерные интервалы». Эпизодической может стать даже та история, которая длится всего двадцать четыре часа, если события дня не связаны со всем остальным, что в ней происходит. Напротив, фильм «Маленький большой человек» (Little Big Man) объединяется вокруг стремления человека помещать геноциду коренных американцев со стороны белых людей — злодеянию, которое распространяется на целые поколения и, следовательно, сто лет рассказывания историй. Фильмом «Плотская любовь» (Carnal Knowledge) управляет тайная потребность мужчины унижать и уничтожать женщин — никогда им не осознанное и отравляющее душу желание.

В «Последнем императоре» (The Last Emperor) человек всю жизнь ищет ответ на один вопрос: кто я? В возрасте трех лет Пу И становится императором, но не имеет ни малейшего представления о том, что это значит. Для него дворец — одна большая площадка для игр. Он цепляется за свою детскую идентичность вплоть до наступления подросткового возраста. Имперские чиновники настаивают на том, что император должен вести себя как подобает, но он быстро понимает, что империи больше не существует. Под тяжестью фальшивого самосознания он примеривает одну маску за другой, но ни одна из них ему не подходит: сначала английский ученик и джентльмен; затем сексуальный гигант и гедонист; вслед за тем международный плейбой, пародирующий Синатру на роскошных вечеринках; далее государственный деятель, который заканчивает свою карьеру в качестве марионетки в руках японцев. В конце концов коммунисты дают ему последнюю в его жизни идентичность — садовника.

Фильм «Прощай, моя наложница» (Farewell, My Concubine) рассказывает о Ченге Диейи (Лесли Чун) и о пятидесяти годах стремления жить по принципам честности. Когда герой был ребенком, мастера Пекинской оперы безжалостно били его, «промывали ему мозги» и заставляли признаться в том, что у него женская натура — хотя он не был таким.

Если бы он согласился с ними, то избавился бы от мучений. У него женственная внешность, но, как многие женоподобные представители сильного пола, в душе он настоящий мужчина. Вынужденный жить во лжи, он ненавидит любой обман, как личный, так и политический. Поэтому все его проблемы связаны с желанием говорить правду. Но в Китае выживают только лжецы. В конце концов герой осознает, что правда в этой стране является чем-то невозможным, и сам лишает себя жизни.

Так как истории длиной в жизнь встречаются редко, то нам следует воспользоваться советом Аристотеля, который рекомендует начинать истории in medias res, или «в гуще событий». Определив дату кульминационного этапа в жизни главного героя, мы начинаем повествование как можно ближе к нему по времени. Подобная структура делает рассказ более компактным, и больше времени уделяется биографии персонажа того периода, который предшествовал побуждающему происшествию. Например, если кульминация истории приходится на день, когда герою исполняется тридцать пять лет, то мы будем начинать фильм не с его подростковой жизни, а с рассказа о событиях, которые произошли, например, месяцем раньше. В любом случае у главного героя есть в распоряжении тридцать пять лет жизни для того, чтобы привнести в нее максимальную ценность. В результате, когда его жизнь выходит из равновесия, ему есть чем рисковать, и в истории появляется конфликт.

Представьте себе, какие трудности могут возникнуть, если вы пишете историю, к примеру, о бездомном алкоголике. Чего он может лишиться? Практически ничего. Для человека, который испытывает постоянный стресс от пребывания на улице, смерть может казаться избавлением, а причиной — простая перемена погоды. Жизнь, в которой есть только незначительные ценности или они вообще отсутствуют, может вызвать у очевидцев чувство жалости, но когда на карту поставлено так мало, сценаристу приходится ограничиваться созданием статичного изображения страдания.

Мы предпочитаем рассказывать истории о тех, кому есть что терять — семью, карьеру, идеалы, возможности, репутацию, реалистичные надежды и мечты. Когда жизнь таких людей лишается равновесия, они оказываются в опасности и готовы лишиться того, что имеют, в борьбе за восстановление прежнего баланса. Их сражение с силами антагонизма, в котором они рискуют завоеванными с трудом ценностями, формирует конфликт. А когда в истории присутствует ярко выраженный конфликт, персонажам нужны все боеприпасы, какие только они могут получить. Поэтому у сценариста не возникает проблем с драматургическим воплощением экспозиции, и ее факты естественно и незаметно вплетаются в действие. Но когда конфликт отсутствует, сценаристу приходится заниматься «вытиранием пыли».

В XIX веке многие драматурги решали вопрос экспозиции следующим образом:

занавес открывается, и на сцене зрители видят декорации гостиной. Входят две служанки:

одна из них работает в этом доме последние тридцать лет, а другую — молодую горничную — наняли на работу только утром. Та, что постарше, поворачивается к девушке и говорит: «Ты же ничего не знаешь о докторе Джонсоне и его близких, верно?

Что ж, давай я тебе расскажу...» И, вытирая пыль с мебели, она рассказывает всю историю жизни этой семьи и дает характеристики ее членам. Это и есть «вытирание пыли», или немотивированная экспозиция.

Следует заметить, что нечто подобное встречается и в наши дни.

В начальном эпизоде фильма «Эпидемия» (Outbreak) полковник медицинской службы Дэниелс (Дастин Хоффман) вылетает в Западную Африку, чтобы остановить эпидемию вируса Эбола. Вместе с ним на борту самолета находится молодой врач, к которому Дэниелс обращается со словами: «Вы ведь ничего не знаете об Эболе, не так ли?», а затем подробно излагает историю вируса и описывает вызываемые им патологические последствия. Если врач не обладает соответствующими знаниями, чтобы бороться с заболеванием, которое угрожает всему живому на Земле, что же он делает в этом самолете? Каждый раз, когда вы заметите, что пишете строки диалога, в котором один персонаж рассказывает другому то, что оба уже знают или должны знать, спросите себя:

«Можно ли это назвать драматическим действием? Достаточно ли в такой экспозиции боеприпасов?» Если ответ отрицательный, смело удаляйте диалог из сценария.

Если вы способны придумать идеальное драматическое воплощение для экспозиции и сделать ее невидимой, если можете контролировать распределение информации и подавать ее в тот момент, когда зрителям необходимо ее узнать или они хотят это сделать, а самое лучшее будете приберегать напоследок, значит, вы осваиваете мастерство сценариста. Однако то, что является проблемой для начинающих авторов, становится бесценным капиталом для знатоков. Вместо того чтобы избегать экспозиции, наделяя своих персонажей неизвестным прошлым, они делают все возможное, чтобы придать остроту их биографиям с помощью важных событий. Ведь рассказчик десятки раз вынужден решать, как изменить направление развития действия в определенной сцене и создать поворотный пункт.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРЕДЫСТОРИИ

Мы можем повернуть сцену в другом направлении только одним из двух способов: с помощью действия или откровенного признания. Других путей не существует. Например, в сюжете есть пара, и их отношения позитивны: они влюблены и живут вместе. Мы же хотим повернуть все вспять: чтобы они ненавидели друг друга и расстались. Можно сделать это с помощью действия. Например, она бьет его по лицу и говорит: «Я больше не могу это терпеть. Все кончено». Или с помощью откровения, когда он смотрит на нее и признается: «Последние три года я встречаюсь с твоей сестрой. Как ты поступишь теперь?»

Убедительные и яркие признания уходят корнями в предысторию — ранее произошедшие в жизни персонажей важные события, которые сценарист может раскрыть в критические моменты для создания поворотных пунктов.

Фильм «Китайский квартал» (Chinatown): «Она моя сестра и моя дочь» — эти слова являются частью экспозиции, сохраняемой автором для ошеломляющего признания, которое подводит нас к кульминации второго акта и подготавливает развивающийся по спирали третий акт. «Империя наносит ответный удар» (The Empire Strikes Back): «Ты не можешь убить меня, Люк, я твой отец» — фраза, она же экспозиция, имеющая отношение к предыстории из эпизода «Звездные войны» (Star Wars) и необходимая для того, чтобы добиться максимального эффекта, создать кульминацию и заложить основу для нового фильма — «Возвращение джедая» (Return of the Jedi).

Роберт Таун мог бы раскрыть тайну инцеста в семье Кросс в начале фильма «Китайский квартал» (Chinatown), позволив Гиттесу выяснить этот факт у продажного слуги. Джордж Лукас рассказал бы, если б захотел, о происхождении Люка, включив в повествование сцену с участием двух дроидов, в которой C-3PO предупреждает R2-D2:

«Не говори Люку, ведь он очень расстроится, услышав это, но Дарт Вейдер его отец».

Взамен они используют предысторию, чтобы создать подобные взрыву поворотные пункты, открывающие брешь между ожиданиями и результатом, и дарят зрителям внезапную вспышку понимания. Поворот в сцене возможен только с помощью действия, действия и еще раз действия. Конечно, бывают и исключения. Но нам обязательно нужны соединение действия и разоблачения, так как последнее обладает большей силой воздействия на зрителей, поэтому мы часто приберегаем его для главных поворотных пунктов и кульминаций актов.

КОРОТКАЯ РЕТРОСПЕКТИВНАЯ СЦЕНА

Короткая ретроспективная сцена — это всего лишь еще одна форма экспозиции. Как и все остальное, она может быть придумана хорошо или плохо. Другими словами, вместо того чтобы утомлять зрителей длинными, немотивированными и заполненными вводной информацией диалогами, мы можем надоедать им ненужными, скучными и перегруженными фактами ретроспективными эпизодами. Или сделаем все как надо. Ретроспективная сцена способна творить чудеса, если при ее создании мы следуем правилам, применяемым к обычной экспозиции.

Во-первых, инсценируйте возвращения к прошлому.

Вместо того чтобы возвращаться к прошлому, представляя его в виде скучных и однообразных сцен, включайте в историю мини-драмы с собственным побуждающим происшествием, прогрессиями и поворотным пунктом. Создатели фильмов часто жалуются, что ретроспективные сцены замедляют темп истории. Так и происходит, если сцены плохо продуманы, однако, снятые с должным мастерством, они способны этот темп ускорить.

В «Касабланке» (Casablanka) ретроспективные сцены из парижской жизни появляются в начале второго акта. Когда пьяный и подавленный Рик плачет над стаканом виски, происходит сознательное замедление темпа фильма, позволяющее ослабить напряжение кульминации первого акта. Однако там, где Рик вспоминает о своем романе с Ильзой и их отношениях во время захвата Парижа нацистами, действие внезапно ускоряется и достигает своего пика в момент кульминации эпизода, когда Ильза предает Рика, не появившись на вокзале.



Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 || 61 | 62 |   ...   | 78 |
 


Похожие работы:

«Автор-составитель: Добровольская И.В. Новополоцк 2012 год Обрезмим жнмекела зкаеведа мижем бтмс мелмнилмс казниги йкилмканлмвенниги малсмаба ж знлсмнкнижлмикжрелзиги знаренжх - им билссий меккжмикжж ди маленсзиги гикида, декевнж, нладсбт, миналмткх, нлжпт, оабкжзж, нребниги жлж леребниги заведенжх, а мазже жлмикжх жжзнж лвижо киднто ж блжззжо в данний мелмнилмж, взажмилвхзс мелмнто жжмелей (илибенни ибпелмвеннто) л дкнгжмж кегжинамж. Занхмже зкаеведенжем йи зивн днсж - влегда зкаелфбже Р. Шмждм...»

«1 ДИАГНОСТИРУЕМ ИНЖЕКТОР (часть-1)! Преамбула Начнем, и весьма популярно, с исторических и теоретических основ. Снимем таинственность с некоторых табу разработчиков этих навороченных электронных систем и прочей путаницы, которая существует в литературе, предназначенной для автосервиса. Читая, Вы можете многое пропустить из этого, но знайте, что этого Вы пока не найдете ни в одной книге по диагностике отечественного впрыска, за исключением разрозненных научных статей. Суть в том, что, усвоив...»

«Отчет о результатах и основных направлениях деятельности ГБУК Владимирская областная научная библиотека в 2013 г. Владимир, 2014 г. 2 Цели, задачи и показатели деятельности Целями работы являются ГБУК Владимирская областная научная библиотека: – создание условий для равной доступности информации и культурных благ в целях развития культурного и духовного потенциала каждой личности через организацию качественно новой системы библиотечноинформационного обслуживания населения области на основе...»

«Ответственный редактор серии проф. ЛЛ.Т.Степаняни НАК Н Е А. А АВ Проблема выводного знания в Индии ЛОГИКО~ Э.Л.ЗАБОЛОГНЫХ эпистемологические воззрения Дигнаги и его идейных преемников Москва Издательская фирма Воаочная литература РАН 2002 УДК 16(540) ББК 87.4(5Инд) К19 Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) согласно проекту Ns 00-03-16046 Ответственный редактор В.А.Бочаров Редактор издательства Т.А.Дубянская На первой сторонке переплета —...»

«Развал Советского Союза и смерть Кеннеди, масоны и Французская революция, исчезнувшие цивилизации и тайны русского народа, правда об 11 сентября 2001 года, кто и зачем перекодировал Америку? Рыцари Тамплиеры и кто организовывает мировые войны ? Большевики и Гитлер, оккультисты и мистические практики. Есть ли у человека душа и что его ждет после смерти? Кто дает взаймы Америке и откуда берется инфляция ? Как делают мировые религии и что ожидает всех нас в ближайшем будущем ? Ответы на эти и...»

«Предисловие Уилла Гретель 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Сон Харви Стоянка Велотренажер I II III IV V VI Вещи, которые остались после них После выпускного Н. 1 2 3 4 5 6 7 Кот из ада Нью-Йорк таймс по специальной цене Немой Аяна Взаперти Комментарии к После заката notes 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 Стивен Кинг После заката Могу представить, что ты там разглядел. Да, все это, конечно, страшно, но в...»

«С ФАКЕЛОМ ГИППОКРАТА ИЗ ИСТОРИИ БЕЛОРУССКОЙ МЕДИЦИНЫ Минск Наука и техника 1987 Научный редактор Е. Ф. Селиванов, канд. мед. наук Рецензенты: Б. Д. Петров, чл.-кор. АМН СССР, П. Е. Заблудовский, д-р мед. наук, П. Г. Козловский, д-р ист. наук, А. О. Лойт, д-р мед. наук, А. В. Шабунин, канд. мед. Наук Грицкевич В. П. С факелом Гиппократа: Из истории белорус, медицины.— Ми.: Наука и техника, 1987.— 271 с., 16 л. ил. Приведены сведения о предупреждении болезней, подготовке специалистов и состоянии...»

«РИМ И РАННЕЕ ХРИСТИАНСТВО ft Н овая всемирпая религия, хри сти аистп о, уж е возникла незаметно ия смсси обобщ енного восточного, в особенности еврейского, бого­ словия и из вульгари зи р ован н ой греческой, в особенности стоической, философии. Ф. Энгельс. Людвиг Фейербах т ПРЕДИСЛОВИЕ КРИТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ И КОНСТРУКТИВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В ИЗУЧЕНИИ ИСТОРИИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ХРИСТИАНСТВА Научное изучение истории возникновения христианства всегда находилось в тесной связи с социальным устройством • и...»

«А.Ю. Мельвиль, М.В. Ильин Е.Ю. Мелешкина, М.Г. Миронюк, Ю.А. Полунин И.Н. Тимофеев,О.Г. Харитонова, Я.И. Ваславский Как измерить и сравнить уровни демократического развития в разных странах? (По материалам исследовательского проекта Политический атлас современности) Москва МГИМО-Университет 2008 Научнокоординационный совет по международным исследованиям МГИМО (У) МИД России А.Ю. Мельвиль, М.В. Ильин, Е.Ю. Мелешкина, М.Г. Миронюк, Ю.А. Полунин, И.Н. Тимофеев, О.Г. Харитонова, Я.И. Ваславский Как...»

«МЕТОДОЛОГИЯ Л.П. РЕПИНА Пол, власть и концепция разделенных сфер: от истории женщин к гендерной истории До середины XX века история человечества фактически была мужской историей, т.е. ориентированной на мужские персонажи и виды деятельности. Проблематика и методология женской истории сформировались на Западе в конце 1960-х - начале 1970-х годов. К настоящему времени можно условно выделить в ней четыре направления. Их принципиальные отличия ярче всего выступают в формулировке исследовательских...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.