WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 78 |

«Substance, Structure, Style, and the Principles of Screenwriting ROBERT McKEE HC An Imprint of HarperCollinsPublishers ИСТОРИЯ НА МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ Мастер-класс для ...»

-- [ Страница 48 ] --

В фильме «Китайский квартал» (Chinatown) Эвелин Малрэй выкрикивает: «Она моя сестра и моя дочь. Мой отец и я...» Но при этом она не говорит: «Пожалуйста, помоги мне». Ее отчаянное признание — на самом деле призыв о помощи. Подтекст: «Я не убивала своего мужа; это сделал мой отец... чтобы заполучить моего ребенка. Если ты арестуешь меня, он заберет ее. Пожалуйста, помоги». В следующем кадре Гиттес говорит:

«Мы должны вывезти тебя из города». Нелогичный ответ, который имеет конкретный смысл. Подтекст: «Я понял все, что ты сказала. Теперь я знаю, это сделал твой отец. Я люблю тебя и готов рискнуть жизнью, чтобы спасти тебя и твоего ребенка. А затем я найду того ублюдка». Все это скрыто за внешней стороной сцены, и зрители видят естественное поведение без фальшивых «раздражающих» диалогов, а кроме того, получают удовольствие от постижения происходящего.

В «Звездных войнах» (Star Wars) Дарт Вейдер предлагает Люку вместе управлять вселенной, чтобы «навести в ней порядок», и тот отвечает попыткой самоубийства. Такую реакцию нельзя считать логичной, но она имеет конкретный смысл, ведь Люк и зрители понимают подтекст, скрытый за словами Вейдера: «навести порядок» означает «и поработить миллиарды». Когда Люк пытается убить себя, мы прочитываем героический подтекст: «Я скорее умру, чем стану частью твоей дьявольской затеи».

Персонажи могут произносить и делать все, что только придет вам в голову. Однако ни один человек не способен говорить абсолютную правду или действовать в соответствии с ней, поскольку всегда существует подсознательная сторона жизни, и сценарист должен передать все в подтексте. И когда зрители воспринимают его, сцена выполняет свою функцию.

Данный принцип распространяется на романы, написанные от первого лица, на театральные монологи, а также на то, что наговаривается прямо в камеру, или на дикторский текст. Ведь даже если кто-то разговаривает непосредственно с вами, это вовсе не означает, что он знает правду или может ее рассказать.

Когда в фильме «Энни Холл» (Annie Hall) Элви Сингер (Вуди Аллен) говорит, обращаясь к зрителям и «признаваясь» в своих страхах и недостатках, то тоже лжет, лицемерит, приукрашивает, преувеличивает и ищет объяснения, делая все это в попытке завоевать наше расположение и убедить самого себя, что с ним все порядке.

Подтекст присутствует, даже когда персонаж находится в одиночестве. Ведь если нас никто не видит, мы сами наблюдаем за собой. Надеваем маску, чтобы спрятать свое истинное «я» от самих себя.

Маски носят не только отдельные люди, но и целые организации, они нанимают специалистов по общественным связям, чтобы маски выглядели естественно. Это очень хорошо показано в сатирическом фильме по сценарию Пэдди Чаефски «Больница»

(Hospital). Все сотрудники, одетые в белые халаты, ведут себя как заботливые и высококлассные профессионалы. Но если вы когда-либо работали в медицинском учреждении, то знаете, что там незримо присутствует алчность, эгоизм и некоторый элемент безумия. Если хотите умереть, отправляйтесь в больницу.

Постоянная двойственность жизни присуща даже неодушевленным предметам. В адаптированном сценарии Роберта Россена по роману Мелвилла «Билли Бадд» (Billy Budd) военный корабль ночью стоит на якоре в районе тропиков. На небе мерцают бесчисленные звезды, их свет отражается в темной и спокойной воде. Невысоко над горизонтом желтеет полная луна, освещая нос судна. Обвисшие паруса шевелит легкий бриз. На вахте стоит суровый и злобный каптенармус Клэггерт (Роберт Райан). Билли (Тэрэнс Стэмп) не спится, он выходит на палубу, останавливается рядом с Клэггертом и говорит, что вечер прекрасен. Клэггерт отвечает: «Да, Билли, ты прав, но помни: под сверкающей поверхностью скрывается целая вселенная скользких чудовищ». Даже природа надевает на себя маску.

МЕТОДИКА АНАЛИЗА СЦЕНЫ

При анализе сцены необходимо исследовать модели поведения на уровне текста и подтекста. После тщательного изучения вам станут видны все дефекты. Ниже приводится описание процесса, который поможет раскрыть все секреты сцены. Он состоит из пяти этапов.

Прежде всего спросите себя, что является движущей силой сцены, мотивирует и обеспечивает ее развитие. Эту функцию могут выполнять любой персонаж или сила, даже неодушевленный объект или явление природы. Затем найдите их в тексте и подтексте и ответьте на вопрос: что он (или она) хочет? Желание всегда ключ к действию.

Сформулируйте это желание (или, как говорят актеры, цель сцены) с помощью неопределенной формы глагола, например «сделать это...» или «получить то...».

Затем просмотрите сцену и спросите себя: какие силы антагонизма препятствуют достижению этого желания? Они могут существовать на любом уровне конфликта или на нескольких сразу. Определив источник противодействия, ответьте на вопрос: чего хотят эти силы? И в данном случае лучше, если ответ будет дан с помощью неопределенной формы глагола: «не делать то...» или «получить вот это взамен...». Если сцена написана хорошо, при сравнении набора фраз, выражающих желание обеих сторон, вы увидите, что они противоречат друг другу.

Второй этап: фиксирование начальной ценности Определите, о какой ценности идет речь в сцене, и зафиксируйте заряд, позитивный или негативный, которым она обладает во вступительной части. Например: «Свобода. Для главного героя имеет негативный заряд, так как он пленник собственного всепоглощающего честолюбия». Или: «Вера. Позитивна для главного героя, так как он верит, что Бог поможет ему справиться с проблемой».

Кадр — это чередование «действие-реакция» в поведении человека. Внимательно рассмотрите первое действие сцены на двух уровнях. Сначала снаружи, с точки зрения поверхностного восприятия поведения персонажа, а затем загляните под внешний слой, чтобы понять, что он делает на самом деле. Обозначьте это подтекстовое действие, например, так: «умоляет». Постарайтесь подобрать слово или фразу, которые не только указывают на действие, но и отражают чувства персонажа. В частности, слово «просит»

предполагает, что герой действует немного официально, а фраза «стелется у ее ног»

передает полную покорность.

Фразы, отображающие действие в подтексте, не описывают поступки персонажа буквально: они носят более глубокий характер и придают дополнительные эмоциональные оттенки основному действию.

Теперь просмотрите сцену, чтобы понять, какую реакцию вызвало действие, и опишите ее. Например: «игнорирует мольбы».

Эта смена действия и реакции образует кадр. Он продолжается, пока персонаж А «стелется у ее ног», а персонаж Б «игнорирует мольбы». Даже если это повторяется несколько раз, кадр останется тем же самым. Новый не начнется, пока не произойдет явное изменение поведения.

Если, к примеру, персонаж А перестанет «стелиться» и начнет «угрожать оставить ее», а реакция персонажа Б сменится с «игнорирует» на «смеется над этой угрозой», то начнется второй кадр «угрожает/смеется», который продлится до тех пор, пока поведение А и Б не изменится в третий раз. После этого анализ сцены следует продолжить, разбивая ее на отдельные кадры.

Четвертый этап: фиксирование заключительной ценности и ее В конце сцены изучите жизненную ситуацию персонажа, обладающую ценностью, и опишите ее с точки зрения того, каким зарядом, позитивным или негативным, она обладает. Сравните записи с тем, что было сделано на втором этапе. Если описания совпадают, то произошедшее в этот период не является событием. Ничего не изменилось, следовательно, ничего и не произошло. Экспозиция, возможно, удовлетворит аудиторию, однако сцена получается безжизненной. В случае изменения ценности сцена удалась.

Пятый этап: изучение кадров и определение места поворотного пункта Начните с начального кадра и просмотрите фразы, описывающие поступки персонажа.

Когда вы проследите все действия и вызванные ими реакции до конца сцены, то у вас появится форма, или модель. В хорошо структурированной сцене даже те поступки героев, которые кажутся случайными, должны иметь дугу и цель. На самом деле в таких сценах ощущение произвольно появляющихся кадров достигается благодаря тщательной работе над структурой сцены. В рамках дуги выявите момент, когда открывается серьезная брешь между ожиданиями и результатом, которая определяет появление в данной сцене конечных ценностей, претерпевших изменение. Именно этот момент является поворотным пунктом.

Применение данной методики мы рассмотрим на примере анализа структуры двух сцен из известных фильмов.

В фильме «Касабланка» (Casablanca) кульминация в середине акта происходит в рамках единства времени и места, что позволяет выделить личностный конфликт и выразить основное действие с помощью слов.

СИНОПСИС

Рик Блейн, борец против нацизма, и норвежка Ильза Люнд встречаются в Париже в году. Они влюбляются друг в друга, и начинается роман. Он просит ее выйти за него замуж, но она уклоняется от ответа. Имя Рика включено в список тех, кого планирует арестовать гестапо. Накануне вторжения нацистов любовники договариваются встретиться на вокзале и вместе сбежать из города. Но Ильза не появляется. Вместо этого она присылает записку, в которой пишет, что любит Рика, но они больше никогда не увидятся.

Проходит год. Рик становится владельцем кафе в Касабланке. Он ни с кем не контактирует и старается сохранять нейтралитет в отношении как частных дел, так и политических. Он говорит: «Я не стану подставлять свою шею ради кого-то». Он очень много пьет и чувствует, что убил свое прежнее «я». Затем в кафе входит Ильза под руку с Виктором Ласло, известным лидером сопротивления. Влюбленные встречаются вновь. За коктейлем, когда они мило беседуют, их страсть становится явной. Ильза уходит с Ласло, а Рик сидит в темноте, пьет всю ночь и ожидает ее прихода.

После полуночи она снова появляется в кафе. Но Рик уже сильно пьян и заливается хмельными слезами. Ильза осторожно говорит ему, что восхищается Ласло, но не любит его. Прежде чем она успевает сказать, что любит Рика, он, озлобившийся под действием алкоголя, унижает ее, сравнивая ее рассказ с тем, что кто-то рассказал ему в борделе.

Глядя на нее с кривой усмешкой, он старается обидеть ее еще больше: «Скажи, ради кого ты меня бросила? Это Ласло? Или до него были и другие? А может быть, ты не из тех, кто об этом рассказывает?» Этот оскорбительный намек на то, что Ильза распутна, заставляет ее выбежать из кафе, а Рик снова заливается пьяными слезами.

КУЛЬМИНАЦИЯ В СЕРЕДИНЕ АКТА

На следующий день Ильза и Ласло отправляются на поиск выездных виз, которые можно купить на черном рынке. Пока он пытается договориться об их покупке в кафе, она ждет его на улице рядом с бельевой лавкой. Заметив, что она одна, к ней приближается Рик.

Движущей и инициирующей силой сцены является Рик. Несмотря на внутренний конфликт, вызванный пережитой им болью, когда Ильза отвергла его в Париже, и злостью, которую он подавляет, видя ее с другим мужчиной, его желание очевидно: снова завоевать Ильзу. Нет никаких сомнений в том, что источник антагонизма для него один:

Ильза. Ее чувства очень сложны, и в них присутствуют смешанные эмоции, связанные с виной, сожалениями и долгом. Она страстно любит Рика и если бы могла, то вернулась бы к нему; но не может это сделать по известным только ей причинам. Желание Ильзы, столкнувшейся с двумя несовместимыми потребностями, можно сформулировать так:

оставить роман с Риком в прошлом и жить дальше. Их намерения, осложненные внутренними конфликтами, противоречат друг другу.



Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 78 |
 


Похожие работы:

«ПУТЕШЕСТВИЯ В ЧЕРКЕСИЮ предисловие, перевод и комментарии Н. Нефляшевой г. Майкоп РИПО Адыгея 1994 TRAVELS in CIRCASSIA KRIM — TARTARY, etc. including a steam voyage down the Danube, from Vienna to Constantinople, and round the Black Sea. By Edmund Spenser, ESQ Third Edition in two volumes Vol. II London: Henry Colburn, Great Marlborough Street 1839 ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ Сведения иностранных авторов являются одним из важнейших источников при изучении истории любого народа. Как...»

«Аннотации рабочих программ учебных дисциплин и практик по направлению подготовки 100400.62 Туризм профиль: Технология и организация экскурсионных услуг Философия 1. Цели и задачи дисциплины Целью курса является овладение основами философских знаний, формирование философско-логической культуры мышления. Основные задачи курса: 1. Формирование понимания, смысла и значения философских понятий по всем разделам философии как учебной дисциплины. 2. Усвоение основных принципов философского мышления:...»

«Аннотация. Не совсем классические попаданцы. Ни какого янки при дворе короля Артура. И ни какой переписанной истории. Три студента, три закадычный друга, невероятным образом попадают в другой мир, на удивление похожем на Землю, но, всё же, не Земля. В новом мире им предстоит выжить, повстречать племя первобытных людей, реконструировать невероятную историю мира, а так же стать настоящими первобытными охотниками. Один из них, Сергей Белкин, попытается пробиться к власти, чтобы ни много ни мало...»

«Предисловие Уилла Гретель 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Сон Харви Стоянка Велотренажер I II III IV V VI Вещи, которые остались после них После выпускного Н. 1 2 3 4 5 6 7 Кот из ада Нью-Йорк таймс по специальной цене Немой Аяна Взаперти Комментарии к После заката notes 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 Стивен Кинг После заката Могу представить, что ты там разглядел. Да, все это, конечно, страшно, но в...»

«АШТАНГА ХРИДАЯ САМХИТА составленная Вагбхатой Предисловие Аштанга Хридая Самхита – древний текст по аюрведе - текст, посвященный здоровому образу жизни, профилактике и лечению заболеваний, очищению организма, сохранению молодости и отдалению старости. Это один из трех аюрведических первоисточников, остальные – это Чарака самхита и Сушрута самхита, более древние (500 г. до н.э.). Аюрведический врач, астролог, историк и автор многочисленных книг по аюрведе, Девид Фроули пишет: Вагбхата, в работе...»

«МУЗЫКАЛЬНАЯ ПИРАМИДА ШАХМАТ 2 ДОБРО И ЗЛО НА ЧЕРНО-БЕЛОМ ПОЛЕ ЖИЗНЬ – игра, мы все это прекрасно понимаем. Может, поэтому так и любим шахматы, что хотим простых и ясных правил игры. И здесь можно было бы вывести десять заповедей спокойной позиционной игры. Казалось, соблюдать их не так уж и трудно. Но представить себе шахматы без Морфи, Шпильмана, Бронштейна, Таля, Широва просто невозможно. Этакое чинное благолепие без ярких красок и контрастов. Демонстрация теоретической подготовки и...»

«2 ОТЗЫВЫ НА ПЕРВОЕ ИЗДАНИЕ КНИГИ ПСИХОЛОГИЯ НАЦИОНАЛИЗМА Уважаемый Роман Людвигович! Закончил чтение Вашей книги Психология Национализма. Купил книгу в С.-Петербурге, на Невском. Читать начал в поезде. Чувства захлестнули мою душу. Не мог удержаться то от улыбки радости, то от слез. Ком в горле и чувство гордости распирали меня непрерывно. Как измученный духовной жаждой путник, не мог оторваться от страниц. Прервался только с наступлением ночи, но уснуть не мог. Все, о чем думал я, кратко и...»

«Нарисованное радугой содержит наставления, данные Тулку Ургъеном Ринпоче. Эта книга предназначена всем, искренне практикующим Дхарму. Она является своего рода продолжением книги Повторяя слова Будды. Мы чувствуем, что, в то время как текст Повторяя слова Будды в большей степени подходит для начинающих, книга Нарисованное радугой рассчитана на более искушённых последователей Дхармы. Пусть всё добро, символизируемое этой книгой, послужит причиной для того, чтобы все живые существа навсегда пришли...»

«НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ И СТУДЕНТОВ ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА ВЫПУСК 2 ВОРОНЕЖ ВГПУ 2007 1 УДК ББК Рецензенты: доктор исторических наук, профессор А.Т. Синюк доктор исторических наук, профессор А.З. Винников Редакционная коллегия: кандидат исторических наук, доцент В.В. Килейников (ответственный редактор) кандидат исторических наук, доцент Г.П. Иванова кандидат исторических наук, ст. преподаватель И.В. Федюнин (ответственный секретарь) Научные труды преподавателей и студентов исторического...»

«СОДЕРЖАНИЕ ЧЕЛОВЕК В ЛИТЕРАТУРЕ ДРЕВНЕЙ РУСИ Вступительные замечания Глава 1. Проблема характера в исторических произведениях начала XVII в Глава 2. Стиль монументального историзма XI—XIII вв. (иллюстрировано) Глава 3. Черты эпического стиля в литературе XI—XIII вв. Глава 4. Экспрессивно-эмоциональный стиль конца XIV—XV в. Глава 5. Идеализирующий биографизм XVI в. Глава 6. Кризис средневековой идеализации человека в житийном жанре. Глава 7. От исторического имени литературного героя к...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.