WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Sergei Kan. Lev Shternberg: Anthropologist, Russian Socialist, Jewish Activist. Series: Critical Studies in the History of Anthropology. Lincoln; L.: University of ...»

-- [ Страница 2 ] --

Несомненным достоинством задачника можно назвать системность подачи материала: сборник состоит из трех больших тематических блоков, разбитых на подразделы. Первый блок «Фольклор, миф, ритуал» включает в себя группы заданий, направленных на изучение мифа и ритуала; структуры, функционирования и стиховой организации фольклорного текста;

семантики пространства. Разделы «Системы именования», «Системы родства. Термины родства», «Число в культуре», «Календарь и времяисчисление» формируют вторую, социально-антропологическую, часть сборника. В третьем блоке «Социолингвистика» рассматриваются такие темы, как «Тайные языки», «Речевой этикет», «Язык и общество».

Указатель народов и языков (С. 194–1951) поможет найти задачи в соответствии с представленным в них этнокультурным Поскольку задачи различаются по степени сложности, составители посчитали необходимым обозначить это специальными знаками, чтобы облегчить выбор задания для определенной Проблема проверки заданий частично осуществляется благодаря наличию в сборнике решений задач. Лишь частично — поскольку явления, которых касаются фольклорные задачи, «труднее поддаются формализации», чем строго лингвистические факты. Следовательно, «часто тот или иной ответ можно считать более разумным, более вписывающимся в систему, но его верность и тем более единственность нельзя строго доказать» («Предисловие» В.М. Алпатова, с. 12).

Несмотря на то что знание конкретных языков обычно не нужно2 для решения задач, раздел «Краткие сведения о менее известных языках» (С. 196–198) кажется действительно необходимым в силу чрезмерной экзотичности использованного при составлении заданий материала. Кроме того, это повышает познавательную ценность рассматриваемого издания, из которого мы можем узнать, например, что «дияри — один из языков аборигенов Австралии, относится к семье пама-ньюнга. В настоящее время на нем говорит не более 12 человек, живущих Тут надо отметить неточность оглавления, в котором данный раздел отнесен к страницам 193–195.

В качестве исключения можно привести задачу «Бабушка из Норвегии» (№ 39), для решения которой желательно знать обозначения матери и отца в европейских языках (английском, немецком, французском).

Марина Мамонтова. Рец. на кн.: Антропология академической жизни: междисциплинарные исследования Марина Александровна Мамонтова им. Ф.М. Достоевского

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

ношение индивидуальных интенций и коллективного принуждения, «механизма рассмотрения того, как люди оценивают свою жизнь, самих себя, свой внутренний мир» [Пушкарева 2005: 93]. В ряду этих актуальнейших проблем и находится тематика рецензируемого сборника «Антропология академической жизни: междисциплинарные исследования». Это уже второй том, подготовленный в результате разработки нового для отечественной науки исследовательского направления — антропологии академической жизни (см.: [Антропология академической жизни 2008]).

Редакции сборника удалось вписать его тематику в интеллектуальные поиски современного научного сообщества, которое обеспокоено изучением механизма производства научного знания, сохранением специфики своей профессии [Аллахвердян и др. 1998; Белов 1995; Зверева 1999; Савельева, Полетаев 2006; Человек 1998]. Еще в 1994 г. историком науки Д.А. Александровым для изучения «уклада жизни, совокупности обычаев, привычек, нравов ученых» была предложена такая категория, как «научный быт». Показательно, что автор связывал эту категорию с перспективным в социальной истории науки историко-антропологическим подходом и противопоставлял ее так называемому «этнографическому уклону», не принимая переноса «этнографического языка в сферу социологии науки»

Во второй половине 1990-х гг. о научном быте заговорили и историографы, предложив альтернативное понятие — «историографический быт». В качестве предмета исследования предлагалось выбрать внутренний мир науки, «неявно выраженные правила и процедуры научной жизнедеятельности, которые являются важными структурирующими элементами сообществ ученых» [Корзун 2000: 20; Троицкий 1995: 164–165].

Использование этого понятия позволило расширить проблематику историографического исследования за счет детального изучения роли субъективного фактора в развитии науки, способствовало выходу исследователей истории исторической науки на уровень изучения социальных практик историков.

В последнее время в исторической науке появилось новое понятие — «профессорская культура», которое несколько расширяет горизонты «научного» и «историографического быта» за счет изучения сложившегося канона процедур и правил вхождения в научное сообщество [Корзун 2009; Сидорякина 2009].

Использование данной категории позволяет рассмотреть в эволюционном единстве несколько поколений ученых-историков, показать способы передачи основных норм историописания, социальных практик (таких, как забота о своих учениРЕЦЕНЗИИ Марина Мамонтова. Рец. на кн.: Антропология академической жизни: междисциплинарные исследования нормами и правилами, процедурами и жанрами историописания. С.В. Соколовский в статье «Автоэтнография и антропологическое исследование науки» в качестве альтернативы сложившемуся канону научного письма предлагает жанр автоэтнографии, позволяющий читателям «прочувствовать дилеммы

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

Для историографов, изучающих жизнь научного сообщества и исследующих процесс творчества самого исследователя, весьма привлекательным выглядит подход, предложенный Г.А. Комаровой и обозначенный как «антропология академической жизни» (ААЖ). Данный методологический подход акцентирует внимание на различных аспектах повседневной жизни ученых и научных сообществ, «предполагает … изучение конкретного способа существования “академического” человека, человека академического образа жизни, а также соционормативной культуры, совокупности ритуалов и повседневных практик … в сфере академической жизни» (С. 52).

В своей статье исследовательница сетует на то, что «в российском этнологическом сообществе … необходимость антропологического взгляда на антропологию как научную дисциплину еще крайне мало осознана» (С. 52). Обращаясь с позиции историографа к этому замечанию, отмечу, что среди исследователей исторической науки данная проблема уже давно активно обсуждается на страницах ежегодного историографического сборника «Мир историка» [2005–2010], а также в ходе научных конференций «Историк в меняющемся пространстве российской культуры» [Историк в меняющемся пространстве 2006], «Мир историка: Владимир Иванович Герье»

[Мир историка: Владимир Иванович Герье 2007] и др.

Редакцией сборника актуализирована и другая волнующая научное сообщество проблема, связанная с институализацией и выработкой единых критериев научности в формирующемся категориальном аппарате нового знания. Представительница постсоветской гендеристики Е.И. Гапова, демонстрируя на практике курьезные случаи интерпретации гендерных категорий (С. 65–67), пытается осмыслить причины размытости границ научного поля, вскрыть истоки категориальной путаницы в гендерных исследованиях. В своей статье она делает весьма ценное наблюдение, которое напрямую касается и заявляемых в сборнике новых направлений — антропологии академической жизни и автоэтнографии: научная область, у которой нет «своего организационного поля» и своего «когнитивного пространства», не имеет и «установленного “канона”», системы «оценки и рецензирования» (С. 77). Например, существование гендеристики вне академической структуры (в частности, вне пресловутого «списка ВАК») и учебного процесса низводит ее до уровня интеллектуальной беллетристики, что и позволяет любому желающему считать себя специалистом в этой области Размышлениями над содержанием этой статьи навеян вопрос, который очень хочется задать исследователям антропологии академической жизни, автоэтнографии, профессорской кульРЕЦЕНЗИИ Марина Мамонтова. Рец. на кн.: Антропология академической жизни: междисциплинарные исследования наблюдения и выводы исследователей созвучны размышлениям историографов, акцентирующих внимание на уникальности советской эпохи, на тесном переплетении науки и политики (см.: [Сидорова 2008]). И все же представленные здесь сюжеты способствуют разрушению сложившегося стереотипа

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ

значение науки и обесценивает кропотливый научный труд исследователя-археолога, что хорошо демонстрируется на примере археологического комплекса в Аркаиме.

Материал, представленный в статьях С.А. Арутюнова «Когда гора рожает мышь» и Н.В. Жуковской «Этнограф и поле: Господин Случай и его возможности», заставляет еще раз задуматься над извечными проблемами взаимообусловленности результатов исследования и процесса их получения, причем в данном случае речь идет об этнографах, у которых большая часть их научной жизни проходит в исследовательском поиске.

Обращение к процедуре получения научного знания помогает раскрыть «темные пятна» отечественной науки, объяснить успехи и провалы творческого процесса, выявить причины забвения научных открытий и наблюдений.

Несколько непривычно выглядят статьи этого раздела, посвященные исследованию ролевых игр (Д.Б. Писаревская, «Исследование субкультуры ролевых игр: соучастие vs дистанция») и телешоу (А.А. Кузнецов, «“Андропарки” как объект антропологического изучения (опыт исследовательской саморефлексии)»), в которых авторы предстают одновременно и как участники, и как пытливые исследователи. Исходя из постулата, что «жизнь — не более чем гигантская студия и все мы в ней актеры, играющие самих себя» (С. 203), авторы оказываются поразному погружены в свое исследовательское поле. В зависимости от этой погруженности и актуализируются те или иные проблемы. Например, у Д.Б. Писаревской это проблема баланса «между ролью участника и ролью наблюдателя, находящегося на определенной дистанции» (С. 224), у А.А. Кузнецова (который был не участником телешоу, а заинтересованным наблюдателем) — проблема влияния «андропарков» (реалитишоу) на массовую социализацию личности (С. 207).

В третий раздел вошли исследования, посвященные описанию разных сторон академической повседневности. В большинстве из них изучаются правила и нормы научного сообщества, проявляющиеся на микроуровне (профессорская семья, кафедра археологии и этнологии Одесского национального университета им. И.И. Мечникова, сотрудники ЦНСИ). Особого внимания заслуживает статья В.П. Корзун и Д.М. Колеватова «Профессорская семья: стиль жизни, ролевые функции в поле научной повседневности», в которой авторы обратились к решению проблемы формирования и преемственности «базовых научных ценностей» на уровне отдельно взятой семьи (ЛаппоДанилевских). Представляя профессорскую семью как социокультурный феномен, исследователи сумели продемонстрировать усвоение особых интеллектуальных процедур Марина Мамонтова. Рец. на кн.: Антропология академической жизни: междисциплинарные исследования изучению современных корпоративных правил небольших научных коллективов. В статье «Этнолог: от повседневных практик к профессиональным традициям» Г.Н. Стоянова рефлексирует по поводу стиля жизни и поведения небольшого этнологического коллектива — преподавателей кафедры археологии

А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 


Похожие работы:

«Часть 3. Жизнь человечества: толпо-элитаризм — историко-политическая реальность и перспективы (Книга 2) Санкт-Петербург 2010 г. Страница, зарезервированная для выходных типографских данных На обложке репродукция картины М.К. Чюрлёниса (1875 — 1911) Rex. Взгляд на неё вызывает в памяти слова из Корана: И Он тот, который создал небеса и землю в шесть дней, и был Его трон на воде, чтобы испытать вас, кто из вас лучше в деле (Коран, сура 11. Худ, аят 9 (7) в переводе И.Ю. Крачковского). ©...»

«О. Ю. Анцыферова ИЗВИВЫ ФЕМИНИСТСКОГО ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ1 (Материалы к спецкурсу) Сейчас уже невозможно представить полную картину современной научной мысли без учета феминизма. Его изучение необходимо еще и потому, что феминистская парадигма неизбежно приводит нас к осмыслению ключевых для современного научного знания проблем (изгнанничество, молчание, статус тела, природа желания и т. д.). Современному литературоведу невозможно рассматривать творчество женщин-писательниц без знания того, чт и...»

«ОБ ИЗДАТЕЛЬСКОМ РЕПЕРТУАРЕ ТИПОГРАФИИ Л.А. ГРЕБНЕВА В СТАРОЙ ТУШКЕ О жизни и д е я т е л ь н о с т и Л.А. Гребнева, яркого представителя культурнейших слоев старообрядчества рубежа XIX-XX вв. писалось нема­ 1 ло. Однако и его судьба, и творческое наследие таят в себе еще много не­ познанного. На протяжении почти 20 лет одним из важнейших занятий Л.А. Греб­ нева было книгоиздание для своих одноверцев, старообрядцев федосеевско­ го согласия, сначала нелегально в д. Дергачи Уржумского уезда...»

«Социология Издание 2-е Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений р^рОлраКи МОСКВА 2003 УДК 316 (075.8) ББК 60.5 В67 Рецензенты: член-корреспондент РАН, доктор философских наук, профессор А.В.Дмитриев, доктор философских наук, профессор Н. С. Слепцов Волков Ю.Г., Добреньков В. И., Нечипуренко В. Н., Попов А. В. В67 Социология: Учебник / Под ред. проф. Ю.Г. Волко­ ва. — Изд. 2-е, испр. и доп. — М.: Гардарики,...»

«Б. А. ГРИФЦОВ ТЕОРИЯ Р О М А Н А Печатается по постановленпю Ученого Совета Государственной Академии Художественных Наук от 15 октября 1926 г. Ученый Секретарь Л. Сидоров. Главлит 7S777. Тираж 20(10. Интернациональная )) тип. J нковский, 3. ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ НАУК И С Т О Р И Я И ТЕОРИЯ ИСКУССТВА ВЫПУСК ШЕСТОЙ МОСКВА Двумя задачами определяется план этой небольшой книги: она должна напомнить об основных моментах в истории романа, как можно короче, но так, чтобы то не были...»

«ОРСК ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК Южно-Уральское книжное издательство. Челябинск 1968 Посмотрите на карту Урала - величественной горной страны, разделяющей Европу и Азию. В южной его части, где хребты и ущелья сменяются мягко очерченными отрогами и полноводная по весне Орь сливается с неторопливым Уралом, раскинулся город Орск. Этот широтный участок, собственно говоря, и ограничивает район Урала с юга, где начинаются раздольные степи Казахстана. Такое географическое расположение Орска на многие...»

«146 ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2014. Вып. 1 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ Публикации C. Plinius Caecilius Secundus NATURALIS HISTORIA. LIBER VII Гай Плиний Цецилий Секунд ЕСТЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ. КНИГА VII* (53) 180. В высшей степени удивительными являются часто встречающиеся случаи внезапной смерти (в сущности, это самое большое счастье в жизни), но которые, как я покажу, основываются на естественных причинах. Большое количество таких случаев приводит Веррий1, однако из них я выберу лишь некоторые....»

«Глава 5 КНИЖНЫЕ РЕЕСТРЫ ТАРСКОГО БУНТА 1722 г. 1723 г. июня 3 го дни всепресветлейший державнейший Петр Великий, император и самодержец Всероссийский, будучи в Ыностранной колегии занимался делом, к внешней политике отно шения почти не имевшем. Он рассматривал реестры рукописных и печатных книг, тетрадок и писем, конфискованных в ходе жестокого розыска о бунте, вспыхнувшем в мае 1722 г. в западносибирском го роде Таре. Книг этих, отобранных преимущественно у крестьян и ка заков, было уже на...»

«Артюхин В. В. А86 РЕАЛЬНОСТЬ 2.0b. Современная история информационного общества / В. В. Артюхин. М., 2011. — 432 с. ISBN 978 5 9902715 2 4 В книге изложен авторский взгляд на различные аспекты совре менного ИТ центричного мира. Информационное общество как тер мин имеет множество определений, но если предположить, что мы уже живем в нем, то становится легко выделить те стороны жизни индиви дов и общественного устройства, на которые за последние 20 лет су щественно повлияли информационные...»

«Аннотация В современной истории России нет более известного человека, чем Иосиф Сталин. Вокруг него не умолкают споры, а оценки его деятельности диаметрально противоположны. Нет политика, которому бы приписывали столько не сказанных им слов и фраз. Нет государственного деятеля, которого бы обвиняли в стольких не совершенных им преступлениях. Как же разобраться в этой неоднозначной личности? Лучший способ – обратиться к документам и воспоминаниям тех, кто знал его лично. Книга Николая Старикова...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.