WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Взятое в качестве эпиграфа язвительное замечание было сделано известным шведским биографом и библиографом Юханом Хинриком Лидном (1741-1793)1 в адрес анонимного автора ...»

-- [ Страница 3 ] --

Не может Краус обойтись и без сообщений о перехвате русскими почты послов и об уловках по затягиванию переговоров (к таким уловкам он причисляет и претензии по поводу написания царского титула) 41. Подчеркивая стремление русских ограничить общение членов посольства с проживавшими в Москве иноземцами, он отмечает, что власти не позволили никому из «немцев» (Teutschen) прийти на устроенный шведами 26 января 1656 г.

праздник по случаю рождения у Карла X наследника престола42. Более того, «московиты» позволяли себе задерживать и обыскивать гостей послов – например, брата вдовы шведского комиссара Юхана де Родеса, возвращавшегося как-то вечером с посольского двора на торговый (кстати, де Родес скончался в декабре 1655 г., и его тело не разрешили отвезти на родину, чтобы там похоронить; Краус не преминул заметить, что «здесь не щадят даже мертвых, которых не хотят отпустить с русской земли» – «Es musten auch die Todten / Allhier nicht seyn geschont, die man von Reussen Boden / Nicht eins gestatten wolt’»)43. Некоего юношу-шведа, поступившего в услужение к кому-то из членов свиты уже в Москве, вообще увели прочь, и больше никто его не видел44.

Краус пишет, как отправлявшиеся на войну со Швецией солдаты, проходя мимо посольского двора, осыпали шведов ругательствами45. Он не жалеет красок для описания обстоятельств взятия послов под стражу и сообщает при этом любопытные подробности, вроде оскорбительных выкриков из толпы, когда шведов под конвоем вели по Москве на отведенный им новый двор в Замоскворечье; жалкого вида кляч, предоставленных для переезда троим руководителям миссии (все остальные шли пешком); нежелания московских «немцев» смотреть в глаза членам посольства, бредущим в сопровождении вооруженной охраны по улицам города46. Еще деталь: позднее, уже в Замоскворечье, шведам как-то пришлось целый день слушать, как по соседству с ними упражнялись русские барабанщики47.

В итоге русские предстают у Крауса хитрыми, спесивыми и грубыми варварами. Автор поэмы неоднократно обвиняет их в вероломстве, что неудивительно, так как посольство было задержано в нарушение гарантий безопасности, предварительно данных царем48. В принципе, этот набор отрицательных качеств «московитов» весьма традиционен как вообще для западноевропейской «россики» XVI-XVII вв., так и в частности для шведской, которая оказала определяющее влияние на Крауса 49. Едва ли русские могли бы быть описаны им иначе, учитывая обстоятельства его знакомства с ними и пафос «Непокоренного терпения».

Впрочем, главным виновником несчастий, обрушившихся на головы шведских послов, Краус называет «иезуита» Аллегретто Аллегретти 50. Что, кстати, тоже вполне типично: обвинения в адрес иезуитов были обычны для шведской пропаганды периода Смуты и конца 1620–1630-х гг., когда требоА.В. Толстиков валось представить шведского короля как защитника русского православия – «старой греческой религии»; и в 1650-е гг. шведские дипломаты на переговорах с русскими нередко использовали «антииезуитскую», т.е. антикатолическую, риторику, тем более что именно в тот период религиозным факторам в политике Швеции стало придаваться почти то же значение, что и на рубеже 1620–1630-х гг.51 А из русских больше всего достается от Крауса патриарху Никону, которого автор поэмы называет Каином, трогательно поясняя в комментарии, что Cain – это анаграмма имени Nica[n]. Но Никон при всей его злокозненности выступает прежде всего в качестве орудия в руках Аллегретти52.

Значительная часть первой книги «Непокоренного терпения» посвящена прославлению главы посольства, Густава Бьельке. Хотя в предисловии Краус подчеркивает, что не намерен льстить своему начальнику (который, вдобавок, не переносит льстецов) и не желает посвящать книгу какомунибудь знатному лицу в надежде на материальную выгоду 53, обилие славословий в адрес Бьельке заставляет усомниться в искренности автора. Возможно, первый посол был патроном Крауса. Между прочим, в числе достоинств Бьельке (помимо дипломатических талантов, красноречия, постоянной готовности поддержать подчиненных и т.п.) упоминается и его богатый опыт путешествий по Италии, Голландии, Англии, Германским землям и Франции, позволивший всесторонне изучить эти страны: «Что разрушает их могущество, / Благодаря чему они поднимаются вновь, каковы их законы и обычаи, / Их особенности и образ действий – все ему известно, / Это он знает не понаслышке. За многие годы / Он все объехал, увидел и испытал, / Подробно исследовал и изучил» («Was ihre Macht zerreisse, / Wodurch sie kom[m]en auff, was ihr Gesetz und Brauch, / Ihr Wesen seyn und Thun, das ist ihm kndig auch, / Das wei von aussen Er. Er hat in vielen Jahren / Dis alles durch gereist, gesehen und erfahren, / Durchsuchet und erlernt») 54.

Правда, излагая генеалогию рода Бьельке, Краус ошибочно называет Биргитту Туресдоттер Бьельке женой короля Карла IX (хотя так звали жену Карла Кнутссона, правившего раньше Карла IX более чем на сто лет), а Гуниллу Бьельке – матерью Юхана III, хотя она была супругой последнего;

кроме того, он почему-то причисляет к этому же роду святую Биргитту 55.

Причины столь грубых ошибок не ясны, но в любом случае они заставляют согласиться с процитированным в самом начале мнением Лидена и прийти к выводу, что слабость поэтического дарования Крауса, увы, не вполне компенсировалась его аналитическими способностями56.

Однако в других случаях Краус достаточно точен. В конце первой книги поэмы он обещает коварным русским, что скоро их настигнет возмездие короля Швеции, и со знанием дела перечисляет несколько эпизодов из истории русско-шведских отношений57: неудачную осаду Ревеля русскими войсками во время Ливонской войны; военную помощь, оказанную шведами Василию Шуйскому; судьбу шведского изгнанника, сына свергнутого в Испытание терпения: поэтическое описание злоключений шведского посольства… 1568 г. Эрика XIV, принца Густава, который приехал в Россию по приглашению Бориса Годунова и умер в 1607 г. в Кашине58; наконец – что для Крауса особенно важно – печальную участь возглавлявшегося епископом Павлом Юстеном шведского посольства (1569–1572), члены которого по воле Ивана Грозного были публично унижены, ограблены и сосланы в Муром 59. Здесь же Краус упоминает ряд сюжетов из истории датско-русских отношений, в частности – посольство Якоба Ульфельдта в Россию в 1578 г.60 Этот экскурс служит цели обличения русских. К уже упоминавшимся их порокам здесь еще добавляется привычка к рабской покорности правителям, которые сами никак не считаются с подданными: «Подданный – враг / Власти;

она относится к своему народу так же, / Как волк к овцам» («Der Unterthan ist Feind / Der Herrschafft; Sie zugleich mit ihrem Volcke meint, / Wie mit dem Schaff ein Wolff»)61.

Все приводимые им исторические сведения Краус подкрепляет ссылками на известные сочинения Бальтазара Руссова (Рюссова), Жака-Огюста де Ту, Мартина Бера (Конрада Буссова), Петра Петрея, Якоба Ульфельдта62. Причем, по словам автора, он хотел и к остальным книгам поэмы напечатать подобного рода примечания со ссылками на труды, которые «смог вспомнить в неволе» («so viel ich mich in der Hafft erinnern knnen»), но не сумел сделать этого из-за отсутствия издателя63. Трудно судить о том, насколько правдиво данное утверждение. Вполне возможно, что вторая, третья, четвертая и пятая части поэмы вовсе не были снабжены примечаниями. Сомнительно также, чтобы Краус, делая ссылки, указывал том и соответствующий раздел издания по памяти. Скорее всего, перечисленные выше труды были у него перед глазами. В таком случае интересно, писал он свои комментарии в Москве или уже после возвращения? Хотя последнее исключать нельзя, все-таки, на мой взгляд, мы имеем основания считать, что над примечаниями Краус работал в «плену».

Дело в том, что упоминаний об освобождении посольства и его отъезде на родину в поэме нет (хотя об этом говорится в некоторых стихотворениях, напечатанных сразу за ней). Едва ли такое было бы возможно, если бы текст поэмы не был готов до изменений в судьбе послов. Можно даже попытаться более точно определить время создания «Непокоренного терпения». В самом начале первой книги Краус говорит о трех годах, прошедших с момента отречения от престола королевы Кристины (1654)64, далее – о двух годах страданий65, а последнее по времени событие, упоминаемое в тексте (в примечании), – это Роскилльский мир между Данией и Швецией (26 февраля 1658 г.). Причем в последнем случае речь идет о реакции русского правительства на предложения датского посла, допущенного в Россию после получения известия о заключении мира66. Таким образом, поэма, по всей видимости, писалась в период с осени 1657 по весну 1658 г. Логично предположить, что и комментарии были написаны тогда же. Кстати, ни в них, ни в предисловии нет ни слова о Валиесарском перемирии, что лишний раз доказывает нежелание Крауса изменять и дополнять текст своего сочинения при подготовке его к печати.

Если же примечания к первой книге были созданы еще в Москве, то упомянутые в них труды скорее всего входили в число «справочников», взятых руководителями миссии в поездку, либо являлись личным имуществом кого-то из послов. А значит, отправляясь в поездку в Московию, шведы готовились к своей миссии не только по документам, но и по рассчитанным на широкого читателя печатным изданиям. Последние, возможно, вызывали не только (а может, и не столько) профессиональный интерес дипломатов, сколько более общий интерес любознательных путешественников. В этой связи стоит отметить сообщение Андреаса Валвика, секретаря другого шведского посольства, побывавшего в Москве в 1662 г. Валвик писал, что он и его спутники в ходе поездки в Россию читали знаменитую книгу Адама Олеария и нашли точными ее сведения о «варварских» обычаях московитов и их «суевериях»67.

Автокомментарии Крауса не только демонстрируют начитанность автора. Они также сообщают о его личных жизненных обстоятельствах, совершенно стирая грань между автором и его героем и подчеркивая, что все, о чем идет речь, имело место в действительности. Другими словами, наличие комментариев доказывает, что историческая достоверность для Крауса ничуть не менее важна, чем «поэтичность». Здесь перед нами встает вопрос о жанровой специфике «Непокоренного терпения» (точнее, первой книги поэмы). Не чувствуя себя вполне уверенно на профессиональном литературоведческом поле, я все же рискну высказать несколько соображений на этот счет, поскольку, как мне кажется, в противном случае характеристика рассматриваемого сочинения окажется неполной и некоторые принципиально важные моменты будут упущены.

Первая жанровая параллель, которая приходит на ум при знакомстве с текстом «Непокоренного терпения», – это ламентация. Ведь автор постоянно сокрушается по поводу тягот «московитского плена», пишет об ужасе и отчаянии, которые то и дело охватывали членов посольства («…не было никого, / Кто тогда не приготовился бы к смерти» – «…Es war auch Niemand nicht, / Der seinen Sinn aldann zum sterben nicht gericht»68), обращается к Богу («Даруй нам / Терпение в этой неволе и позволь обрести утешение / Вопреки всем бедам…» – «Ertheil auch unsern Sinnen / In dieser Hafft Gedult, und la uns Trost gewinnen / Entgegen alle Noth…»69). Среди стихов, напечатанных после поэмы, тоже есть вполне типичные ламентации – например, упоминавшиеся выше стихотворения по случаю дня рождения автора в 1657 и 1658 гг. Кроме того, существует несколько текстов, очень похожих на «Непокоренное терпение» по обстоятельствам возникновения и по характеру, причем уже в заголовках этих произведений содержится указание на их принадлежность к жанру ламентации.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 


Похожие работы:

«Иван Ильич Дубровин Все о белом вине Иван Дубровин Белое вино во все времена по праву считалось самым благородным и наиболее изысканным напитком. Еще древние греки и римляне по достоинству ценили его качества. Со временем культура потребления белого вина лишь развивалась и обогащалась, но до России она дошла в преуменьшенном и упрощенном виде. И вот, наконец, пришло время и россиянам приобщиться к этим богатейшим традициям. Поможет в этом наша книга. Прочитав ее, вы узнаете не только историю...»

«КНИГА ХУДОЖНИКА th Moscow International Artist's Book Fair 6 2010 КНИГА ХУДОЖНИКА Куратор: Михаил Погарский Curator: Mikhail Pogarsky Организаторы: Organizers: Дизайн-студия Треугольное колесо Design-studio “Triangular Wheel” галерея КульТТовары “KulTTovary” gallery Оргкомитет: Orgcommittee: Михаил Погарский Mikhail Pogarsky Эвелина Шац Evelina Schatz Андрей Суздалев Andrey Suzdalev Ева Новикова Eva Novikova PR-директор: Екатерина Гоголева PR-manager: Ekaterina Gogoleva www.pogarsky.ru th К...»

«Издание 3-е, исправленное и дополненное. Лейся, песня, на просторе. (Из кинофильма Семеро смелых) Стихи А. АПСАЛОНА, музыка В. ПУШКОВА. Лейся, песня, на просторе, Не скучай, не плачь, жена, Штурмовать далеко море Посылает нас страна. Курс на берег невидимый, Бьется сердце корабля. Вспоминаю о любимой У послушного руля. Буря, ветер, ураганыТы не страшен, океан: Молодые капитаны Поведут наш караван. Мы не раз отважно дрались, Принимая вызов твой, И с победой возвращались К нашей гавани, домой....»

«развилки новейшей истории россии МосквА оги 2011 УДК 330.837 ББК 63.3(2)632-2+65.03 Г12 Гайдар Е., Чубайс А. Г12 Развилки новейшей истории России / Егор Гайдар, Анатолий Чубайс. — М.: ОГИ, 2011. — 168 с. ISBN 978-5-94282-606-2 В книге Развилки новейшей истории России авторы на основе документов, фактов, экономической статистики делают ретроспективный обзор тех исторических развилок, которые прошла Россия со времени отказа от продолжения НЭПа до настоящего времени. История предстает перед...»

«Москва 2012 г. 2 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..3 О музее...3 Основные проблемы музея..4 ТИПОЛОГИЧЕСКОЕ, ТЕМАТИЧЕСКОЕ, ТОПОГРАФИЧЕСКОЕ ПОЗИЦИОНИРОВАНИЕ..6 1. Тип музея: музей совести..6 2. Типологический контекст и место музея ГУЛАГа.6 3. Тема и ее границы..9 4. Тематический контекст: особенности темы ГУЛАГа и проблемы ее музеефикации..10 5. Особенности местоположения..11 6. Ближайшее окружение (территориальный контекст).12 7. Аудитория музея..13 ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ ИСТОРИИ ГУЛАГА.15...»

«1 Десять первых губернаторов Австралии сыграли особую роль в создании удивительной и прекрасной страны. Самая удаленная по сравнению с другими британскими колониями территория, заселенная лишь аборигенами, ведущими примитивный образ жизни, оказалась совсем не такой благоприятной для обитания, как это представлялось открывшему Новый Южный Уэльс капитану Джеймсу Куку и его спутнику - будущему президенту Королевского Научного Общества Джозефу Бэнксу. Попавшим сюда людям предстояло выжить, освоить...»

«И. В. Каргель Толкование на Книгу Откровение Оглавление Глава 1 Главы 2-3. Семь посланий церквам Всемирная история церкви Христовой. Послание Семи церквам. Главы 2-3.. 14  Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 15 Глава 16 Глава 14 Главы 17-18 Глава 19 Глава 20 Глава 21 Глава 22 Глава 1 Стихи 1-3. Откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать рабам Своим, чему надлежит быть вскоре. И Он показал, послав оное чрез Ангела Своего...»

«Колонизация Сибири Библиографический указатель литературы за 1894-2012 гг. Омск, 2013 Сост. зав. сектором ИБО М. В. Коптягина Ред. зав. ИБО О. М. Кузнецова 2 ПРЕДИСЛОВИЕ Пособие охватывает широкий круг проблем истории колонизации Сибири с XVI века по 1917 г. В нем представлена литература о казачьих походах, вооруженных столкновениях русских с аборигенами и установлении с ними мирных отношений, о формировании органов государственного управления и о развитии земледелия, промышленности и торговли....»

«Древнерусская версия кондака вмч. Димитрию Солунскому и её южнославянские параллели Б лагодаря исследованиям последних двух десятилетий надёжно установлены как минимум два этапа в истории церковнославянской литургической поэзии византийского обряда с конца девятого — начала десятого до середины одиннадцатого века: 1) раннедревнеболгарский и 2) древнерусский, связанный с введением на Руси богослужебного Устава патриарха Алексия Студита и проведённой в русле этой литургической реформы справы...»

«Усман ибн 'Аффан Третий праведный халиф Москва | Умма | 2012 УДК 28-3(092) ББК 86.38 С16 Сокращённый перевод с арабского: Карима (Екатерина) Сорокоумова Ответственный редактор Кабир Кузнецов ас-Салляби, 'Али Мухаммад С16 'Усман ибн 'Аффан. Третий праведный халиф / Пер. с араб., прим., комм. Е. Сорокоумовой. — М. : Умма, 2012. — 568 с. — Часть текста парал. рус, ар. — (История Халифата). ISBN 978-5-94824-146-3 (История Халифата) ISBN 978-5-94824-158-6 Третья книга из серии История Халифата...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.