WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 57 |

«В.А. Воронцов ГЕНЕЗИС ЯЗЫКА, СКАЗКИ И МИФА В КОНТЕКСТЕ АНТРОПО-СОЦИО-КУЛЬТУРОГЕНЕЗА Казань 2012 УДК 13 ББК 87.3 H 20 Серия: Мир Символики Научное издание Рецензенты: ...»

-- [ Страница 39 ] --

Скорее они сами нуждаются в обозначении. Логично предположить, что выразительные, динамичные органы дали названия аффектам. Так, например, горсти являются динамичными органами. Они могли выражать горести, обозначить органы менее динамичные, менее выразительные. Так, например, пальцы могут обозначить плечи, ладошки — лодыжки и т. д.

Психологическая интерпретация мифа нашла отражение в работах основателей психоанализа и аналитической психологии (З. Фрейда, К.Г. Юнга, Э. Фромма). В толковании мифов и сказок З. Фрейд следует тому принципу, что и в толковании снов. Наличие символов в мифах он рассматривает как регрессию к ранним стадиям развития человечества, когда такой род деятельности, как земледелие или добывание огня, имел форму сексуального либидо. В мифах это древнее и ныне подавленное удовлетворение либидо выражается в «замещающем удовольствии», которое позволяет человеку ограничивать удовлетворение инстинктивных желаний областью фантазии.

Для подтверждения своих фантазий на мифологические темы Фрейд широко использовал миф об Эдипе, который убил своего отца и женился на матери. Он находил, что запрет инцеста составляет начало общества и религии, а также развития личности. З. Фрейд явно игнорировал специфику мифического брака, специфику мифических героев, специфику их подвигов.

К. Юнг, основатель аналитической психологии, весьма скептически относился к пансексуализму Фрейда. Он использовал, наряду с фрейдистскими комплексами, ещё один: коллективное бессознательное. Юнг также широко применял понятие коллективные представления, выработанное в рамках французской социологической школы. Он верил в пророческие сны, считая, что сновидения имеют не чисто субъективную природу, а более глубокое и объективное значение.

Сны не лгут, но понять их можно, только зная код, посредством которого бессознательное проявляет себя. На придумывание этого кода тратятся усилия учёных, которые поверили в измышления гадалок.

Понятие о коллективном бессознательном побудило Юнга выработать новое понимание сущности мифа, принципиально отличное от понимания Фрейда. Он пришёл к мысли о теснейшей связи мифотворчества с археологией коллективного бессознательного. Природа мифотворчества, как особого этапа в истории сознания, должна быть соотнесена со структурными элементами психического и, прежде всего, коллективного бессознательного. Элементарные носители коллективного бессознательного Юнг назвал архетипами. В его представлении архетип не мотив, не образ, не сюжет, а тенденция, предрасположенность к образованию в сознании определённых мотивов, представлений, образов, сюжетов.

Миф по Юнгу — это первая историческая форма символического выражения архетипа, первая форма обнаружения внутренней драмы коллективного бессознательного, «самая ранняя форма знания», возникшая в результате проецирования архетипов на внешние природные процессы и явления.

Таким образом, по Юнгу, мифы — это не образы внешних природных процессов, а проекция душевных состояний в виде богов, демонов, привидений на природные процессы (астрономические — Солнце, Луна, звёзды, планеты и др.);

метеорологические (гроза, гром, дождь) и т. д. Юнг, в отличие В. Вундта, рефлекторное проектирование внутренних состояний не связывает с жестами.

Надо сказать, что внеисторический подход к формированию мифологического мировоззрения свойственен даже тем последователям Юнга, которые говорят о стадиальности этого процесса. Так, например, Эрик Нойманн в своей книге «Происхождение и развитие сознания» с полным основанием пишет: «В ходе онтогенетического развития индивидуальное сознание мыслящей личности должно пройти те же архетипические стадии, которые определяют развитие человечества в целом. В своей собственной жизни индивид должен проделать тот же путь, который прошло до него человечество, оставив следы этого путешествия в архетипической последовательности мифологических образов…» [Нойман, 1998, с. 10]. Э. Нойманн выделил три основные мифологические стадии развития сознания и, таким образом, три группы мифов: А. Миф о творении (сотворении); В. Миф о герое;

С. Миф о трансформации. При этом он игнорировал волшебную сказку, героические подвиги, трансформации, творение всего и вся, которые богато представлены в сказках.

Способность видеть в снах мифологические сюжеты, мифических героев подавляющая часть мифологов отвергает.

Достаточно познакомиться с любым сонником, чтобы поставить под сомнение правомерность попыток Фрейда, Юнга и их последователей искать мифологические универсалии, архетипы в сновидениях.

Структуралистическая теория мифа К. Леви-Строса основана на предположении, что все культурные институты являются сознательным выражением бессознательного. С этим сложно не согласиться, поскольку любой другой взгляд на природу культуры, культурного социума предельно мистифицируют эту природу. Структуралистский метод ориентирован на выявление инвариантных отношений в ходе различного рода преобразований. Все различные превращающиеся друг в друга объекты являются различными вариантами универсального объекта, который и является главным объектом познания в структурализме. Этот метод Леви-Строс использует и при анализе мифа.

Методологические установки структурального характера почерпнуты Леви-Стросом у лингвистов. При этом он руководствовался, прежде всего, идеями фонологов, которые полагают, что минимальную единицу звукового языка (фонему) можно выделить без семантического осмысления слов. Попытки изучать язык «в самом себе и для себя» вполне правомерны, однако при этом остаётся открытым вопрос о причинах, которые вызвали язык к жизни, о его изначальном предназначении. Фонологи вовсе не претендуют на решение этих проблем, поскольку о природе языка при их подходе можно только гадать. Попытки выделять мифемы и определять их характерные последовательности также вполне правомерны, однако взявшись изучать миф в себе и для себя, мы можем только гадать о его истоках, о его изначальном предназначении. Существует реальная опасность соотнесения мифа с сольфеджио, музыкальным произведением.



Изучая миф в себе и для себя, Леви-Строс закономерно пришёл к мысли о том, что мифические персонажи играют роль знаков, однако игнорируя клинику, медицинскую семиотику, фундаментальные человеческие проблемы, ЛевиСтрос систематически абстрагируется от природы этих знаков, природы мифических персонажей. Он приписывает зоологическим, ботаническим видам животных, растений функции мифологических кодов, безнадёжно путая эти виды с подлинными знаками, каковыми в мифах являются чудесные существа, растения, предметы. Заблуждаясь относительно подлинной природы протоязыка невозможно постигнуть изначальный смысл мифа.

В основе любого мифа Леви-Строс видит бинарные оппозиции, например: муж — жена, небо — земля, правый — левый и т. д. При этом он полностью игноририрует специфику мифических мужей, жён, небес, земель, их изначальное структурное подобие, взаимозаменяемость, взаимодополняемость и т.д. Мысль о том, что миф всё выводит из некого единства, что земля и небо изначально могут быть неразлучной парой (мужем и женой), что муж (подобно Адаму), мог в своём чреве содержать жену, он просто игнорировал. По мнению Леви-Строса, развёртывание содержания мифа начинается не с констатации этого изначального единства этих пар, а с констатации их противоположности. Надуманную противоположность он устраняет путём выдвижения промежуточных переходных элементов (медиаторов) между утверждениями, составляющими полюсы оппозиции. Среди популярных медиаторов у Леви-Строса: туман – переходный образ между образами неба и земли, одежда – переходная форма от природы к культуре, зола – медиатор между очагом огня на земле и крышей, отбросы – едиатор между образами обитаемого места и дикой чащи. Конечную цель любого мифа он видел в формулировке схемы для разрешения придуманного им противоречия.

Второй тип логческих операций, нашедших отражение в мифе, он видел в двойной перестановке функций. Так, например, если в мифе заложен переход посредством медитации от пространственных категорий (небо – земля) к временным (лето – зима), то логика мифа требует для своего завершения ещё одной медитации — обратного перехода к временным, но имеющим иное содержание.

Ещё один тип логических операций, который Леви-Строс навязывает мифу, основан на двойственном характере, который он приписывает героям, божествам и др. В логике мифа главный герой должен проявить себя и в позитивной, и в негативной роли.

Универсальную структуру мифов Леви-Стросс выразил следующим каноническим уравнением:

где а и в члены (персонажи) мифа, которые выражают исходную оппозиционность; х – негативная функция персонажа а; у – позитивная функция персонажа в, который способен выполнить и негативную функцию х, выступая, таким образом, посредником между х и у; а – 1 означает, что во второй части мифа персонаж а заменён на противоположный. Согласно каноническому уравнению, в любом мифе во второй половине сюжета один из персонажей, отразивший исходную оппозиционность (а), замещается на некоторый противоположный персонаж (а – 1), но одновременно происходит инверсия функций (х у).

При объяснении мифа Леви-Строс довольствуется гипотезой: противоречия для первобытного человека были непероносимы. При этом он не видят противоречия в том, что главный герой мифа по его воле должен играть позитивную и негативную роли. Таким образом, структура мифа, порождённая фантазией Леви-Строса, лишь подтверждает взгляды Л. Леви-Брюля, Я. Голосовкера, которые приписывают первобытному разуму рода склонность к противоречиям.

Следует заметить, что сам Леви-Строс не видел в предельно абстрактных построениях первобытных схоластов утилитарной значимости. При этом он явно переоценивал умственные потенции людей, которые могли довольствоваться решением столь оторванных от жизни задач. М. Лифшиц в своей книге «Мифология древняя и современная» пишет:

«Леви-Строс пользуется термином “первобытная логика”, забывая, что эта логика именно в страшной последовательности своей есть полный недостаток логики. Детская страсть к фольмальным структурам находится в обратном отношении к логомифии, то есть к развитию более общего смысла, который делает миф Прометея или Геракла явлениями конкретного мышления, логоса, как его понимали греки» [Лифшиц, 1980, с. 58].

В своих исследованиях Леви-Строс широко использовал термин бриколаж: использование подручных средств для иных целей, например, в качестве знаков. Таким образом, он пытался пролить свет на природу мифической образности, сводя её к произволу. Между тем сами руки, рефлекторная система жестов, лежащая в основе медицинской семиотики, не попали в поле зрения Леви-Строса, поэтому ему не удалось выявить изначальную естественную связь между рефлексом и рефлексией, найти естественные истоки сознательного выражения бессознательного. В конечном счёте, ЛевиСтросс приходит к мысли, что миф следует соотносить с музыкальными партитурами. Вот к чему приводит слепое подражание фонологическим доктринам.

В использовании одних знаковых средств для иных знаковых целей видит сущность мифа французский структуралист Ролан Барт. В своей книге «Мифологии» он пишет, что «миф представляет собой особую систему в том отношении, что он создается на основе уже ранее существовавшей семиологической цепочки: это вторичная семиологическая система. То, что в первичной системе было знаком (итог ассоциации понятия и образа), во вторичной оказывается всего лишь означаемым»

[Барт, 2000, с. 239]. Вторичная знаковая система (метаязык) наполняет содержанием язык-объект, хотя общепризнанная роль метаязыка заключается в прояснении языка-основы.



Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 57 |
 



Похожие работы:

«СУДОУСТРОЙСТВО Допущено Министерством образования Республики Беларусь в качестве учебника для студентов юридических специальностей высших учебных заведений Минск Издательство Право и экономика 2001 1 УДК 347.97 ББК 67.7 Б-59 Рецензенты: Кафедра уголовного процесса и криминалистики Гродненского государственного университета имени Янки Купалы С. В. Борико - кандидат юридических наук, профессор кафедры уголовного процесса Академии МВД Республики Беларусь, заслуженный юрист Республики Беларусь...»

«Сборник научных трудов Воронеж Издательско-полиграфический центр Научная книга 2012 1 Редакционная коллегия: Ю.Д.Разуваев (отв.редактор), В.Д. Березуцкий, П.М.Золотарев, Н.Б.Компаоре Восточноевропейские древности: сборник научных трудов. — Воронеж: ИПЦ Научная книга, 2012.— 258 с. (Вестник Острогожского историко-художественного музея им. И.Н.Крамского. Вып. 2). Настоящий сборник научных трудов содержит аналитические статьи и публикации по археологии лесостепной зоны Восточной Европы,...»

«Материалы из переведенного, Сидоровым Владимиром Матвеевичем, двухтомника выдающегося немецкого исследователя народной психологии Герберта Хана О гении Европы (Herbert Hahn Vom Genius Europas). В произведении глубоко и полно описаны национальные характеры русских, немцев, англичан, французов, итальянцев, испанцев, португальцев, голландцев, датчан, шведов, норвежцев, финнов. Пока можно ознакомиться с отдельными выдержками из глав об Италии, Испании, Португалии, Франции, Германии и России....»

«Crystal Palace (1851-1936) 2006 Существовало в викторианской Англии здание, без которого совершенно невозможно представить себе эту эпоху. Речь идет о знаменитом Хрустальном дворце, хотя в России о нем знают большей частью те, кто изучает или увлекается историей архитектуры. Между тем это здание достойно отдельной статьи. Хрустальный дворец: Великая выставка 1851 года Своим появлением Хрустальный дворец обязан был Первой международной промышленной выставке 1851 года и строился как ее главный...»

«Одна из самых прославленных женщин в римской истории уроженка Тира, никогда не ступавшая на землю Европы, но Вергилий сделал ее нам близкой, заставив уступить страсти Энея{1}. Совсем в другом облике, под именем Тейосо, она является в каталоге знаменитых женщин{2}, автором которого, возможно, была как раз женщина ученая Паулина из Эпидавра, жившая в I в. н. э.: Тейосо. На языке финикийцев, как передает Тимей, она звалась Элиссой и была сестрой тирского царя. Он говорит также, что она основала...»

«В Отделе рукописей Российской Национальной библиоте ки (Санкт Петербург) с конца XIX в. хранилась неопублико ванная рукопись петровского морского капитана и гидрогра фа, затем сенатора Федора Ивановича Соймонова История государя императора Петра Великого. В настоящее время книга, состоящая из шести частей (около 25 а. л.), подготовле на мной к изданию. Этот впервые вводимый в научный оборот источник был создан в 1760 х гг. свидетелем и участником великих событий в истории России начала XVIII в....»

«24 июня 1947 г. ГОСПОЛИТИЗДАТ.1932 ВЫСТУПЛЕНИЕ НА Д И С К У С С И И ПО КНИГЕ Г. Ф. АЛЕКСАНДРОВА ИСТОРИЯ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ 24 июня 1947 г ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1952 Товарищи! Дискуссия о книге т. Александрова не ограничилась рамками обсуждаемой темы. Она раз­ вернулась вширь и вглубь, поставив также более об­ щие вопросы положения на философском фронте. Дискуссия превратилась в своего рода всесоюзную конференцию по вопросам состояния научной фило­...»

«Kulturstiftung Sibirien Дарья Михайловна Осенина эвэн нимкарни Эвенские нимканы Дарьи Михайловны Осениной составители: Александра Лаврилье Дэян Матич в сотрудничестве с Христиной Михайловной Захаровой Verlag der Kulturstiftung Sibirien SEC Publications Bibliografische Informationen der Deutschen Nationalbibliothek: Die Deutsche Nationalbibliothek verzeichnet diese Publikation in der Deutschen Nationalbibliografie: detaillierte bibliografische Daten sind im Internet ber http://dnb.d-nb.de...»

«ЛЕНИН ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ 51 ПЕЧАТАЕТСЯ ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС В. И. ЛЕНИН ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ ИЗДАНИЕ ПЯТОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА • 1970 ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС В. И. ЛЕНИН ТОМ 51 Письма Июль 1919 ~ ноябрь 1920 ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА • 1970 3К2 11 2 70 VII ПРЕДИСЛОВИЕ В пятьдесят первый том Полного собрания сочинений В. И....»

«К ВОПРОСУ О ЮРИСДИКЦИИ ФИНЛЯНДСКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ Т.И. ШЕВЧЕНКО аспирантка кафедры истории Русской Православной Церкви ПСТГУ В 1923 г. Финляндская Православная Церковь самочинно перешла под омофор Константинопольского патриарха. В связи с этим Русская Православная Церковь разорвала с ней каноническое общение, которое было восстановлено в 1957 г. Обстоятельства перехода, как правило, извинялись сложностями исторического периода. В данной статье предпринят экскурс в историю государственных и...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.