WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 57 |

«В.А. Воронцов ГЕНЕЗИС ЯЗЫКА, СКАЗКИ И МИФА В КОНТЕКСТЕ АНТРОПО-СОЦИО-КУЛЬТУРОГЕНЕЗА Казань 2012 УДК 13 ББК 87.3 H 20 Серия: Мир Символики Научное издание Рецензенты: ...»

-- [ Страница 20 ] --

Ритуально-мифологическая теория, восприняв многие идеи мифологической школы, утверждала, однако, приоритет ритуала над мифом и обосновывала исключительное значение ритуала в происхождении мифа, сказки, литературы, искусства, философии, театра, эпоса. Крупнейшие представители «неомифологизма» в фольклористике: французы Ж. Дюмезиль, П. Сентив и Ш. Отран, англичанин Ф. Рэглан, голландец Ян де Фрис, американцы Р. Карпентер и Дж. Кэмпбелл и др.

Основоположник ритуализма в этнологии Дж. Фрэзер (1854-1941) в своей «Золотой ветви» попытался доказать, что основа мифов и мифологических сюжетов — это ритуалы.

Такую основу он приписывает, например, мифологеме периодически умерщвляемого и замещаемого царя-колдуна, магически ответственного за урожай и за семейное благополучие [Фрэзер, 1983, с. 9-10]. При этом он полностью игнорирует человеческую конституцию, антропоцентризм, антропоморфизм древних учений. Обратившись к кистям рук, мы сможем обнаружить не только исходное мерное устройство, но и познакомиться со свойственными ему циклами.

Касаясь большим пальцем подушечек (мышц, месяцев) на четырёх смежных пальцах, мы не только обнаружим годовой цикл, но и сможем пронаблюдать как жрец (большой палец, посредством которого мы захватываем еду, единицы), обходит вокруг куста (кисти). Когда он касается корня мизинца, мизинец подламывается не без помощи нового жреца (большого пальца другой руки) и обрушивается на голову хранителя куста. Наступает новый год, новый ход, новый обход куста новым жрецом, которого ждёт участь предыдущего жреца. Очевидно, что с дюжинами, которые позволяют нашим рукам сдюжить, человечество познакомилось задолго до календарных циклов и соответствующих обрядов. Нет ничего удивительного в том, что скзочные месяцы, джины широко представлены в сказках.

Следует также заметить, что слова считаю, намереваюсь, думаю являются синонимами для думающего человека, который семь раз отмерит, посчитает, прежде чем сделает или скажет что-либо. Процесс счёта на пальцах проливает свет не только на исходную дюжину, но и на недюжинный ум, способный производить ничем не ограниченное счисление, жертвой которых при счёте на пальцах являются наши жрецы. К сожалению, умственный процесс не попал в поле зрения Дж. Фрэзера, что и побудило его мистифицировать содержание великого множества мифов.

К ритуально-мефологической теории регулярно прибегали в своих трудах целый ряд советских учёных: В.Я. Пропп, О.М. Фрейденберг, М.М. Бахтин и др. Так, например, В.Я. Пропп в своей книге «Исторические корни волшебной сказки» [Пропп, 1946] рассматривает в качестве общей основы структуры волшебной сказки обряд инициации, развивая идею, которую предвосхитил в книге «Сказки Перро и параллельные рассказы» французский исследователь П. Сентив [Saintyves, 1923]. На русской почве идея П. Сентива развита в работе С.Я. Лурье (1890/ 1891 – 1964) «Дом в лесу».

Эта работа посвящена мотиву живущих в лесу братьев или разбойников, к которым приходит девушка, а также дому людоеда в сказках типа «Мальчик с пальчик» и ряду мотивов, примыкающих к ним [Лурье, 1932]. Обратившись к исходной матрице, вложив одну ладонь в другую можно продемонстрировать, как мальчик с пальчик с братьями попадают к людоеду, как мальчик с пальчик набрасывает кольца на головы братцев, как людоед пожирает (зеро “нуль”) своих дочек. Элементарный счёт на пальцах оказывается предельно мистифицированным при осмыслении древних учений, когда оба ряда, составляющие нашу матрицу, подменяются мистическими обрядами.

В.Я. Пропп материальный базис, породивший сказку, соотносил не с орудийной системой матери, которая предельно актуальна на заре нашей истории, а с атрибутикой мистических обрядов. Он считал, что истоки сказки надо искать в далёком прошлом, а не в традиционных воспитательных примах, наблюдать которые может каждый, кто пожелает познать истоки человеческого бытия, истоки воспитательного процесса.

В. Пропп отмечает, что, рассматривая сказку как продукт, возникший на известном производственном базисе, нам необходимо выявить отраженные в ней производственные формы. Вместе с тем, он вынужден в своей книге «Исторические корни волшебной сказки» констатировать: «Непосредственно в сказке производят очень мало и редко» [Пропп, 1986, с. 21]. Это побуждает В.Я. Проппа отрекаться от исходных посылок и настаивать, что важна «не техника производства как таковая, а соответствующий ей социальный строй»

[Там же. С. 21]. Иными словами, сказку нужно сравнивать с социальными институтами прошлого и в них искать ее корни, хотя сами эти институты нуждаются в объяснении.

Выявление социальных институтов, по мнению В. Проппа, это лишь один из методов выявления исторических корней. Другим таким методом является выявление в волшебной сказке обрядов и обычаев. «Сказка связана с областью культов, с религией, - пишет В. Пропп, - но ее нельзя сравнивать с религией вообще, а лишь с конкретными проявлениями этой религии» [Там же. С. 23]. Под «конкретными проявлениями … религии» подразумеваются акты или действия, имеющие целью воздействовать на природу и подчинять ее себе. Такие действия Пропп называет обрядами и обычаями [Там же. С. 23]. Таким образом, по мнению Проппа, сказка отражает не традиционные приёмы воспитательного процесса, независимые от религиозных воззрений, а иррациональные формы воздействия на окружающую действительность. Эти формы в принципе не могут пролить свет на природу сказочных универсалий. Именно иррациональная практика, приписываемая сказочным персонажам, острее всего ставит вопрос об истоках сказочных инвариантов и предельно затрудняет на него ответ, поэтому осветить исторические корни волшебной сказки ссылками на мистику ещё никому не удавалось.



Как и основатели мифологической школы, Пропп много писал о генетической связи сказки и мифа. По его мнению, миф, как и обряд, является проявлением религии. Пропп под мифом понимает рассказ о божествах или божественных существах, в действительность которых народ верит. Таким образом, и в этом его взгляды соответствуют взглядам основоположников мифологической школы.

Пропп считал, что формально миф и сказка не отличаются друг от друга, но у них разные социальные функции.

Причем у мифа социальная функция также не всегда одинакова. Она зависит от степени культуры народа. На основании этого, В. Пропп различает мифы доклассовых формаций и мифы древних государств. Наибольшую ценность для исследователя волшебной сказки имеют мифы доклассовых формаций, поскольку их можно рассматривать как непосредственный источник. Дело в том, что мифы более ранних стадий экономического развития не утеряли еще связи со своей производственной базой, и потому эти мифы часто дают ключ к пониманию сказки. К таким мифам относятся американские, океанийские и африканские. К другому типу относятся мифы, «переданные нам господствующими классами древних культурных государств» [Там же.

С. 30].

Факты побуждали В. Проппа видеть в мифах цивилизованных народов новодел. Надо сказать, что М. Элиаде не склонен приписывать первозданность и примитиным мифологиям. В своей книге «Аспекты мифа» он пишет: «Как и основные мифологии, которые дошли до нас в письменных текстах, так и мифологии “примитивные”, воспринятые первыми путешественниками, миссионерами и этнографами на стадии звуковой, нефиксированной речи, — имеют свою историю. Иначе говоря, на протяжении веков они были трансформированы и обогащены под влиянием превосходящих культур или благодаря творческому гению исключительно одаренных индивидов» [Элиаде, 2005, с. 40].

Возводя истоки сказки к мистическому обряду, В. Пропп стремился всячески доказать, что развивает идеи классиков материализма и кладёт в основу своей методологии следующий тезис: «Способ производства материальной жизни обуславливает социальные, политические и духовные процессы жизни вообще» [Маркс, т. 13, с. 7]. В отличие Ф. Энгельса, В. Пропп не догадывался о фундаментальной роли руки в воспроизводстве жизни, поэтому его попытки обнаружить сверхъестественные, чудесные начала, нашедшие отражение в чудесной сказке, фактически сводятся к отрицанию этих начал. Он регулярно вынужден говорить о том, что «в сказке есть образы и ситуации, которые явно ни в какой непосредственной действительности не восходят. К числу таких образов относятся, например, крылатый змей или крылатый конь, избушка на курьих ножках, Кощей и т.д.» [Пропп, 1986, c. 31].

Этнографические факты свидетельствуют, что тот тип инициации, на который делает упор Пропп в своих попытках пролить свет на исторические корни волшебной сказки, был категорически недоступен для женщин, но основным персонажем славянских сказок оказывается как раз женщина: старая ведьма, баба-яга, жена, невеста и т.д. Всё это подрывает доверие к доктрине, развитой в трудах П. Сентива, С.Я. Лурье, В.Я. Проппа и их последователей и повышает доверие к доктрине, выводящие миф, мистические обряды из бабьих сказок.

Исходная матрица, ручное мышление, неразрывно связанные с показом, сказкой не попали в поле зрения и другого основоположника неомифологической школы К.Г. Юнга (1875-1965), который ввел в науку понятие архетипа. Архетипы, по Юнгу, являются составляющими так называемого коллективного бессознательного. Необходимость введения этого понятия Юнг обосновывал в своей книге «Душа и миф:

шесть архетипов», будучи уверенным, что мифологические универсалии не почерпнуты из личного опыта индивида. По его мнению, ближайшие аналоги мифологических типов «это фантазии (и сновидения) внеличного характера, не сводимые к переживаниям, относящимся к прошлому индивида, и поэтому не объяснимые исходя из индивидуального опыта»

[Юнг, 1997, с. 90]. Надо сказать, что достаточно обратиться к любому соннику, чтобы убедиться, что мифологические универсалии не почерпнуты из сна.

Не вводя четкого определения архетипа, Юнг, тем не менее, выделяет наиболее важные архетипические мифологемы, связанные с процессом индивидуации (то есть становления личностного самосознания, перехода от коллективного бессознательного к индивидуальному осмысленному существованию): «мать», «дитя», «тень», «анима» и «анимус» и др.

Ахетипы, по Юнгу, описывают бессознательные душевные события в образах внешнего мира, т. е. истоки мифологических сюжетов сводятся к внутренней жизни души, причём большое значение в их формировании Юнг отводил инстинктам. С этим трудно не согласиться, если взять за основу материнский инстинкт, родительское чувство. Юнг понимал под архетипом некие структурные формы, схемы, модели чувствования, поведения. Стали уже легендарными юнговские сравнения архетипа с неким «каркасом» образа, подобным молекулярной кристаллической решетке. Подобного рода идеи весьма и весьма глубоки, однако Юнг даже не попытался выявить реальные, материальные предельно очевидные структурные схемы, модели, решётки, матрицы, каркасы, обратившись к нашей естественной приборной технике, к исходной сенсорной системе, к исходной матрице, которая широко используется при манифестации чувств, внутренних состояний, причём как рефлекторно, так и осознанно. Это тем более поразительно, что исходная сеть геометрических представлений, категорий, которая позволяет нам сетовать, постоянно находится в поле зрения врачевателей во время общения с пациентами, а Юнг был врачом.

Архетипы, по Юнгу, обладают свойством «вездесущности», то есть они бессознательно воспроизводятся и раскрывают свои значения в мифе, ритуале, символах, верованиях, психической деятельности человека (в частности, в сновидениях) и особенно в художественном творчестве. При этом Юнг подчеркнуто отрицает, какую бы то ни было, возможность биологической предопределенности архетипического опыта, например, передачи через гены, всё это предельно мистифицирует понятие архетипа. Мысль психолога В. Вундта, о том, что наши внутренние состояния яснее всего выражаются через наши рефлекторные жесты, Юнгу была глубоко чужда.



Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 57 |
 



Похожие работы:

«Борис Иванов АКАДЕМИК МИХАИЛ РЕШЕТНЁВ КРАСНОЯРСКИЙ КРАЙ. ЖЕЛЕЗНОГОРСК. 2006 ГОД ЭТА КНИГА, ПОДГОТОВЛЕННАЯ НА ОСНОВЕ ВОСПОМИНАНИЙ КОЛЛЕГ, СОСЛУЖИВЦЕВ, РОДНЫХ И БЛИЗКИХ МИХАИЛА ФЕДОРОВИЧА РЕШЕТНЕВА, А ТАКЖЕ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ОФИЦИАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТОВ ВСЕГО ЛИШЬ СКРОМНАЯ – ПОПЫТКА УВЕКОВЕЧИТЬ ДЛЯ ИСТОРИИ ОТДЕЛЬНЫЕ ЭТАПЫ И ПОДРОБНОСТИ ЯРКОЙ И НАСЫЩЕННОЙ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА, ИМЯ КОТОРОГО С ПОЛНЫМ НА ТО ОСНОВАНИЕМ ВНЕСЕНО В ЗОЛОТОЙ СПИСОК ТЕХ НЕМНОГИХ ЗЕМЛЯН, КАЖДОГО ИЗ КОТОРЫХ ЖИТЕЛИ НАШЕЙ ПЛАНЕТЫ ИМЕЮТ ВСЕ...»

«После добродетели Академический Проект Деловая книга 2000 УДК 17 ББК 87 M 15 Alasdair Macintyre AFTER VITTUE A STUDY OF MORAL THEORY Norte Dame University Press Noter Dame, Indiana Макинтайр А. M 15 После добродетели: Исследования теории морали/ Пер. с англ. В. В. Целищева — М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2000.— 384с. ISBN 5-8291-0084-3 (Академ, проект) ISBN 5-88687-067-9 (Деловая книга) В работе представлена оригинальная концепция исторического развития как самой...»

«ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КУЛЬТУР И ЦИВИЛИЗАЦИЙ Санкт-Петербург 2000 г. RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES INSTITUTE OF MATERIAL CULTURE HISTORY FOUNDATION FOR THE PROMOTION OF RUSSIAN-TURKMENIAN LINKS (SAINT-PETERSBURG) SAINT-PETERSBURG SOCIETY OF CULTURAL CONNECTIONS WITH TURKMENISTAN THE INTERACTIONS OF CULTURES AND CIVILISATIONS In honor of V. M. MASSON Saint Petersburg 2000 г. РОССИИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ИСТОРИИ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ФОНД СОДЕЙСТВИЯ РАЗВИТИЮ СВЯЗЕЙ С ТУРКМЕНИСТАНОМ (САНКТ-ПЕТЕРБУРГ)...»

«Киев 2013 УДК 159.9 УДК 37 ББК 88 ББК 74 ISBN 978-5-4379-0316-2 IX Европейский научно-практический конгресс психологов и педагогов: 27 декабря 2013г. “ IX Европейский научно-практический конгресс психологов и педагогов” [Текст]: материалы Международного научнопрактического конгресса. г. Киев, 20 декабря 2013 г. / Науч.-инф. издат. центр на базе Европейскойассоциации педагогов и психологов “Science” – Од: Изд-во 2013. – 191 с. Полное или частичное воспроизведение или распространение, каким бы то...»

«Герои моей семьи Война в истории семьи. Рассказы детей. Осмысление жизни и подвига наших предков. В рамках социально-значимого проекта ДОРОГОЙ ГЕРОЕВ Москва 2010 Альманах подготовлен Региональной детской общественной организацией содействия всестороннему развитию личности Юный путешественник в рамках социально-значимого проекта Дорогой героев. На протяжении полугода в организации велась работа по сбору материалов о героях из жизни семей детей, осмыслению военных страниц истории, их значении в...»

«-0ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Статус документа Рабочая программа по истории для VII класса создана на основе федерального компонента государственного стандарта основного общего образования, примерной программы основного общего образования по истории и программ по истории для общеобразовательных учреждений Новая история: 7-8 классы / авторы А.Я. Юдовская, Л.М. Ванюшкина, История России: 6-9 классы / авторы А.А Данилов А. А., Л.Г. Косулина. – М: Просвещение, 2007. Программа детализирует и раскрывает...»

«–3– Крепость Св. Елисаветы и основание города. Основанием города Елисаветграда послужила крепость св. Елисаветы, которая вследствие именнаго указа Императрицы Елисаветы Петровны, от 11 января 1752 года, была с торжеством заложена генералом Глебовым, по причине разных обстоятельств тому препятствовавших, лишь 18 июня 1754 г., когда и приступлено было к ея постройке. Крепость св. Елисаветы была построена в дикой степи вблизи границы зимовников запорожских, на правом, нагорном берегу реки Ингула....»

«Психологический аспект истории и перспектив нынешней глобальной цивилизации Санкт-Петербург 2005 г. Страница, зарезервированная для выходных типографских данных © Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим или физическим лицом, совершивший это столкнется с воздаянием за воровство, выражающемся в неприятной...»

«И. Н. ИОНОВ НОВАЯ ГЛОБАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ И ПОСТКОЛОНИАЛЬНЫЙ ДИСКУРС * Диалоговый потенциал культуры во многом определяется состоянием исторического сознания в мире и регионе, особенно теми его формами, которые специально ориентированы на диалог. К ним, в частности, относятся постколониальный дискурс, положивший конец европоцентризму и открывший в неевропейских культурах черты субъектности и нормальности, а также возникающая на наших глазах в 1990–2000-е гг. новая глобальная (интернациональная)...»

«Кристиана Жиль Никколо Макиавелли Никколо Макиавелли (1469–1527). БЕССМЕРТНАЯ СЛАВА ОБЫКНОВЕННОГО ЧЕЛОВЕКА О Макиавелли столько уже написано, что, кажется, было бы непростительной самонадеянностью вознамериться сочинить свою, то есть совершенно оригинальную, не похожую ни на что из ранее созданного книгу. Разумеется, это не означает, что тема закрыта: о Макиавелли писали, пишут и будут писать — творец макиавеллизма вечно актуален, и каждая эпоха найдет, что сказать о нем. Это касается как узко...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.