WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 57 |

«В.А. Воронцов ГЕНЕЗИС ЯЗЫКА, СКАЗКИ И МИФА В КОНТЕКСТЕ АНТРОПО-СОЦИО-КУЛЬТУРОГЕНЕЗА Казань 2012 УДК 13 ББК 87.3 H 20 Серия: Мир Символики Научное издание Рецензенты: ...»

-- [ Страница 18 ] --
III. 1. Критический обзор учений о волшебной сказке Сказка, как и миф, является традиционным феноменом человеческой культуры. Этнографы обнаруживают её у первобытных племён и народов. Сказки были в ходу и у представителей древнейших цивилизаций Египта, Шумера, Китая. Структурной разницы между мифом и сказкой может не существовать. Очень часто одинаковые повествования могут рассматриваться одним племенем как миф, а другим — как сказка. Выражая широко распространённое мнение, Е.М. Мелетинский (1918-2005) в книге «От мифа к литературе» писал: «Различие между ними выражает оппозицию сакрального и профанного, профанное является часто результатом деритуализации и потери эзотерического характера» [Мелетинский, 2000, с. 41]. Подобный взгляд на генезис сказки является глубоко ошибочным, поскольку не учитывает историю социализации человека, которая не может начинаться с усвоения мистических ритуалов, метафизических учений о первоначалах. Знакомство ребёнка с языком, словесностью, со сказкой, с чудесами, героическими подвигами, с ведьмами, лешими, чертями происходит в раннем детстве, задолго до его знакомства с мифами. Знакомство с мифами в первобытных обществах часто связано с обрядами инициации и происходит в отроческом или юношеском возрасте. Поскольку миф связан со стадиально более поздним этапом социализации и инкультурации человека, есть все основания обратиться к мифу после рассмотрения соответствующих истоков сказки. Это позволит уяснить, что в основе мифа, мифических и былинных сюжетов, подвигов лежат подвиги маленьких детей («малодетские» подвиги), которые так красочно отражены в чудесной сказке, а мифический космогенез воспроизводит сказочную действительность.

Надо сказать, что ещё выдающийся русский филолог А.Н. Веселовский (1838-1906) в своей работе «Поэтика сюжетов» весьма решительно боролся с попытками выводить сказки из мифа. Он находил, что «теория более рациональна, по которой не миф перешёл в эпос или сказку, а наоборот — сказка повлияла на образы мифа» [Веселовский, 2001, с. 658].

При этом особое внимание он обращал на антропоморфизм, который свойственен древней словесности. С учётом антропоморфизма сказочных и мифических небожителей, «схемы сказок должны были жить раньше в земных отношениях и лишь впоследствии подведены под них отношения небесные» [Там же. С. 658].

Подобно В. Вундту, сводившему истоки языка к внешним выразительным рефлекторным психическим актам, движениям, отражающим наши внутренние, глубинные состояния, процессы, А.Н. Веселовский связывал истоки сказки с простейшими психическими актами. Он писал: «Остаётся признать, что простейшие формы сказки служат простейшими образами психических актов…» [Там же. С. 658].

Идеи В. Вундта и А.Н. Веселовского, которые поражают своей глубиной, наводят на мысль, что на манифестации простейших психических актов, состояний (обиды, радости, возмущения, страха и т.д.) основаны многие традиционные воспитательные приёмы, технологии, которые используются на самых ранних стадиях социализации, инкультурации.

Именно эти приёмы, технологии не только документально отразились в волшебной сказке, но и породили её.

В процессе изучения сказки исследователи постоянно сталкиваются с загадками. Одной из главных тайн сказочного мира является поразительное сходство сказок в самых разных частях ойкумены. Эта общность отмечена у народов, между которыми культурные контакты не могли поддерживаться вследствие крайней удалённости, наличия непреодолимых преград. Поразительные параллели были обнаружены не только в содержании сказок. Изучение морфологии сказки выявило поразительные соответствия, причём наиболее впечатляющие схождения обнаружены у волшебной сказки, истоки которой часто видели в народной фантазии.

В основе сюжета волшебной сказки находится повествование о преодолении потери или недостачи при помощи чудесных средств или волшебных помощников. В экспозиции сказки присутствуют обычно 2 поколения: старшее и младшее. В сказке регулярно происходят отлучка или смерть представителей старшего поколения. Завязка сказки состоит в том, что главный герой или героиня обнаруживают потерю или другую форму беды. Это знаменует начало противодействия, то есть отправка героя из дома.

Развитие сюжета связано с поиском потерянного или недостающего. Кульминация волшебной сказки заключается в описании того, как главный герой, или героиня сражаются с противоборствующей силой или решают предельно сложные загадки.

Развязка отражает преодоление потери или недостачи.

Обычно герой (героиня) в конце «воцаряется», приобретает более высокий социальный статус, чем он был в начале.

Исследователями предприняты многочисленные попытки объяснить природу схождений, регулярностей в волшебных сказках разных народов, истоки которых часто видели в народной фантазии. Несмотря на множество выдвинутых гипотез, общепринятый взгляд на природу сказочных универсалий до сих пор не выработан. Следует заметить, что слово сказка (укр. казка), изначально обозначало то, что показано, продемонстрировано и может быть документально подтверждено. Об этом свидетельствуют ревизские сказки в «Мёртвых душах» Н.В. Гоголя. Термин казка в смысле басня, байка впервые зафиксирован в 1596 году в грамматике Лаврентия Зизания (ок. 1570- после 1633) [Зизаний, 1596], однако нет оснований считать, что это слово не использовалось в просторечии с незапамятных времён. На древности слова сказка настаивает, например, Н.В. Новиков. В своей книге «Образы восточнославянской волшебной сказки» он пишет, что «и в более раннюю эпоху наряду с термином “байка” употреблялся другой термин — “сказка”, имевший, по всей видимости, большее распространение не в книжной, а в живой разговорной речи. Одним из доказательств этого могут служить те многочисленные устойчивые и хорошо отшлифованные поэтические формулы, входящие в саму сказку, в которой сказка называется сказкой» [Новиков, 1974, с. 8].



Известный советский фольклорист В.Я. Пропп (1895глубоко прав, утверждая, что сказки изначально показывались. В своей книге «Исторические корни волшебной сказки» он писал: «То, что сейчас рассказывают, некогда делали, изображали…» [Пропп, 1946, с. 353]. Известный немецкий философ М. Хайдеггер (1889—1976) в своей статье «Путь к языку» также приходит к мысли о том, что сказания изначально показывались. Он пишет: «Слово “сказ”, как и многие другие слова нашего языка, мы обычно употребляем большей частью в сниженном смысле. Сказ представляется просто сказом, сказкой, чем-то таким, что не засвидетельствовано и потому не правдоподобно. Здесь мы думаем о сказе не так… Помня о древнейшем употреблении этого слова, мы будем понимать сказ от сказывания в смысле показывания и употребим для обозначения такого сказа, насколько в нём покоится сущность языка, старое, достаточно засвидетельствованное, но умершее слово каз» [Хайдеггер, 1983, с. 265].

Исследователи фольклора склонны пренебрегать сущностью языка, на которую указал проницательный Хайдеггер. Учёт этой сущности позволяет считать звуковую сказку лишь звуковым сопровождением подлинной сказки, подлинного показа.

Это сопровождение гораздо моложе подлинной сказки.

Лишённая изначального зрительного ряда звуковая сказка будит воображение, причём не только у детей. Поражающие воображение подвиги сказочных героев в традиционных обществах глубоко волнуют и взрослых. До недавних пор слушанье сказок было любимым времяпровождением в сельской местности в зимнее время даже в цивилизованной Европе. Во многих регионах Азии, Африки, Америки, Австралии эта традиция до сих пор не изжита.

Исследователи зафиксировали не только интерес к сказочным событиям, но и глубокую веру в сказочные чудеса, которая изначально была свойственна разным народам. Такая вера у русских была широко распространена ещё в XIX веке. Так, например, по свидетельству И.А. Худякова (1842-1876), ещё вконеце 50-х, начало 60-х годов XIX в. «вера в языческое чудесное ещё в высшей степени распространена в народе»

[Худяков, 1964, с. 284]. О глубокой вере украинцев в сказочные чудеса свидетельствует авторитетненйший этнограф П.П. Чубинский (1839-1884) «Народ всегда слушает эти сказки серьёзно, спокойно, и если завязывается после рассказа разговор, то чаще высказывается слушателями удивление к рассказанным событиям и лицам и замечания о том, что всё это могло быть, да и теперь может быть» [Чубинский, 1879, с. 4].

Выдающийся русский фольклорист Ф.И. Буслаев (1819в своём труде «Славянские сказки» писал: «Художественная правда сказок — если можно так выразиться — основывается на том, что все они у народов индоевропейских поражают исследователя удивительным сродством. Сущая неправда, бессмысленная ложь не могли бы пронеслись на расстоянии веков по многим народам и племенам общим согласием в главных мотивах сказочного предания, и не могли бы так твёрдо окрепнуть в национальности каждого» [Буслаев, 1861, с. 309].

Цивилизация разрушает веру в сказку. Подавляющая масса цивилизованных людей уже не верит в сказочные чудеса и склонно трактовать сверхъестественное как неестественное.

Вера в чудеса неразрывно связана с верой в нашу конституцию. Без такой веры не совершаются осмысленные действия, осмысленные поступки, поэтому глубоко ошибочны любые попытки разрушить эту веру. Такую ошибку совершают не только философы, но и учёные, включая историков.

Попытки доказать беспочвенность веры в чудеса, связать истоки этой веры с превратным восприятием действительности имеют весьма давнюю традицию. Так, например, ещё Гекатей Милетский (546-480 до н.э.) в своём труде «Генеалогии» утверждал, что «рассказы эллинов многоразличны и смехотворны» [Гекатей, 1989, с. 136]. Он постарался устранить из этих рассказов всё, что ему кажется сверхъестественным.

Неверие в сказочные чудеса свойственно даже исследователям волшебной сказки. Так, например, авторитетный советский фольклорист В.Я. Пропп в статье «Фольклор и действительность» категорически заявлял: «Сказка есть нарочитая и поэтическая фикция. Она никогда не выдаётся за действительность» [Пропп, 1976, с. 87]. В своей книге «Исторические корни волшебной сказки» он писал: «Будет грубой ошибкой, если мы будем стоять на позиции чистого эмпиризма и рассматривать сказку как некую хронику. Такая ошибка делается, когда, например, ищут в доистории действительных крылатых змеев и утверждают, что сказка сохранила воспоминания о них. Ни крылатых змеев, ни избушек на курьих ножках никогда не было» [Пропп, 1986, с. 31]. В.Я. Проппу вторит другой известный исследователь фольклора — В.П. Аникин.

В книге «Русская народная сказка» он утверждает, что «сказка воспроизводит невероятные события, дела, поступки.

В сказке реальность представлена неправдоподобно» [Аникин, 1977, с. 29]. Вместе с тем, он вынужден констатировать, что ещё в середине XIX века у многих сказок не было «установки на вымысел». Н.В. Новиков в своей книге «Образы восточнославянской волшебной сказки» также отмечает, «что в древнерусской письменности, насколько нам известно, представление о сказке как лишь о поэтическом вымысле не отражено и встречается только в сборниках пословиц и поговорок XVII—XIX вв. и сказках XIX—XX вв.» [Новиков, 1974, с. 16]. Тем не менее, выделение вымысла в качестве основы сказки свойственно многим авторам теоретических трудов и учебных пособий по фольклористике: А.Н. Церетелеву, А.Н. Веселовскому, И.Я. Порфирьеву, П.О. Морозову, П.Н. Сакулину, Ю.М. Соколову, Э.В. Померанцевой и др.

Неверие в сказочные чудеса, противопоставление чудесного и исторического порождает непреодолимые проблемы при выявлении исторических корней волшебной сказки. Оно побуждает исследователей искать истоки волшебной сказки в мистических обрядах, гипертрофированной фантазии, которые являются формами превратного отражения действительности. Всё это создаёт предельно искажённое представление об истоках веры в чудеса, о природе мифологического сознания, о сказочной действительности.



Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 57 |
 



Похожие работы:

«Мир России. 2005. № 4 СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ РОССИЯ Социологическая одиссея в Сыктывкаре: очень субъективные заметки в.и. ильин Вместо введения: к вопросу о жанре заметок Я не историк социологии, и данный очерк представляет собой субъективный взгляд на одну из периферийных страниц отечественной социологии. В выражении субъективный взгляд содержится очевидная тавтология: каким еще может быть взгляд живого человека? Однако широкая распространенность методологически странной формулировки объективный...»

«Дмитрий Санин Сбоник короткой прозы Дмитрия Санина Дмитрий Санин Сборник короткой прозы (на 14/11/2009) ИСТОРИИ БЫВШЕГО КОТА ВАСИЛИЯ. ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ: ЗА РЕШЁТКОЙ. Иди–иди–иди! — запричитал домофон. Петя с ненавистью толкнул заиндевевшую стальную дверь и вывалился из парадного. Стужа мгновенно пробила одежду, больно дохнула на скулы. Нахлобучив поглубже капюшон, Петя потащился через двор — ёжась, голодно затягиваясь сигаретой, звякая дужкой мусорного ведра. Над городом нависли тяжёлые шлейфы...»

«Инаятуллах Канбу Книга о верных и неверных женах: Главная редакция восточной литературы издательства Наука; Москва; Аннотация Бехар-е данеш Инаятуллаха Канбу принадлежит к числу многочисленных произведений на персидском языке, которые с одинаковым правом могут быть отнесены к памятникам и персидской, и индийской культуры. Бехар-е данеш представляет собрание рассказов, притч и сказок, связанных в одно целое в так называемой обрамленной повести о любви принца Джахандар-султана и красавицы...»

«СОДЕРЖАНИЕ • Предисловие • ГЛАВА I. Социально-экономические отношения в Абхазии в XI—XIII вв. § 1. Экономическое положение § 2. Социальные отношения • ГЛАВА II. Политическая ситуация в Абхазии в XI—XIII вв. § 1. Абхазское царство в конце X — в начале XI веков и вопрос объединения Абхазии и Грузии (политика абхазских царей) § 2. Абхазия в составе Грузинского многонационального государства (XI—XIII вв.) § 3. О расширении значения топонима Абхазия • ГЛАВА III. Культура Абхазии в XI—XIII вв. •...»

«ОБЩАЯ ПСИХОЛОГИЯ Ответственный редактор И. В. Имедадзе Москва • Санкт-Петербург • Нижний Новгород • Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара • Новосибирск Киев • Харьков • Минск 2004 ББК 88.3я73 УДК 159.9(075.8) У34 Серия Живая классика Перевод с грузинского Е. Ш. Чомахидзе Данное издание выпущено в рамках проекта Восток—Восток при поддержке института Открытое общество (Фонд Сороса) — Россия и института Открытое общество — Будапешт ОХРАНЯЕТСЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ РФ ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ....»

«Международный союз работников пищевой и табачной промышленности, сельского хозяйства, ресторанного и гостиничного обслуживания, общественного питания и смежных отраслей (IUF) является глобальной профсоюзной федерацией, представляющей интересы рабочих, занятых: • в сельском хозяйстве и на плантациях, • в производстве и переработке продуктов питания и напитков, • в гостиничном, ресторанном обслуживании и в сфере общественного питания, • на всех стадиях табачного производства. IUF ведет свою...»

«Пояснительная записка Данная рабочая программа составлена на основании: федерального компонента государственного образовательного стандарта основного общего образования по географии. примерной программы для основного общего образования по географии. (Сборник нормативных документов География М., Дрофа,2004 г.) Главная задача курса — сформировать у учащихся знания о родной стране и подвести их к пониманию своего места в стране и в мире. Образ России, формируемый у школьников, должен быть, с одной...»

«ИсторИя И ИсторИческое сознанИе Под общей редакцией И.М. Клямкина москва 2012 УДК [930+94](470+571) ББК 63.01(2)+63.3(2) И90 Под общей редакцией И.М. Клямкина И90 История и историческое сознание / под общ. ред. И.М. Клямкина. — М.: Фонд Либеральная миссия, 2012. — 480 с. ISBN 978–5–903135–32–5 Чем объясняется российская политическая цикличность, какова ее социальная и культурная природа? Исчерпала себя историческая колея чередующихся оттепелей и подмораживаний, либеральных реформ и авторитарных...»

«Выпуск 13 ПРАВО И ДЕМОКРАТИЯ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ Выпуск 13 МИНСК БГУ 2002 УДК 340(082) ББК 67я43 П68 Сборник основан в 1988 году Редакционная коллегия: В. Н. Бибило (отв. редактор), Г. А. Шумак (зам. отв. редактора), С. А. Балашенко, В. Н. Годунов, А. А. Головко, В. Н. Сатолин, В. М. Хомич Право и демократия: Сб. науч. тр. Вып. 13 / Отв. ред. В. Н. БиП68 било. – Мн.: БГУ, 2002. – 291 с. ISBN 985-445-820-2 В сборнике представлены научные статьи о функциях права в государстве и гражданском...»

«пасные связи: пуговицы, пуговичные петли и мужская мода в Англии XVIII века1 Если считать результаты интернет-поиска надежным источником, коллекционирование пуговиц — весьма популярное хобби. Члены клубов вроде Пуговичного клуба штата Джорджия (The Peach State Button Club) или Клуба армейских пуговиц (Milbuttons) общаются между собой и устраивают регулярные встречи. Если уж коллекционировать, то старинные пуговицы — с этим ничто не сравнится, — уверяют на одном сайте2. Кстати, поиск по слову...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.