WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

«З. К. СОКОЛОВСКАЯ ОБ УЧЕНЫХ, ПРОШЕДШИХ КРЕСТНЫЙ ПУТЬ РОССИЙСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ СКВОЗЬ ТЕРНИИ СТАЛИНСКИХ РЕПРЕССИЙ Этими словами начинается посвященная академику Е. В. ...»

-- [ Страница 1 ] --

Размышления над книгой

З. К. СОКОЛОВСКАЯ

ОБ УЧЕНЫХ, «ПРОШЕДШИХ "КРЕСТНЫЙ ПУТЬ" РОССИЙСКОЙ

ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ СКВОЗЬ ТЕРНИИ СТАЛИНСКИХ РЕПРЕССИЙ»

Этими словами начинается посвященная академику Е. В. Тарле статья «Евгений Викторович Тарле: человек в тисках беззакония» (авторы: В. А. Дунаевский,

Е. И. Чапкевич)в мемориальном сборнике «Трагические судьбы: репрессированные ученые Академии наук СССР» [1, с. 108], подготовленном Архивом Российской академии наук в 1990 г. (но по ряду причин увидевшем свет лишь в 1995 г.*) и содержащем многие недоступные ранее для исследователей интереснейшие биографические материалы, раскрывающие страницы социальной истории нашей многострадальной страны. С этим замечательным сборником (о нем подробнее будет сказано ниже) мне довелось ознакомиться сразу после его выхода. Еще тогда, читая статью С. П. Лялина и Ф. Ф. Перченка «Репрессированные почвоведы.

Записки Б. Б. Полынова о 1937 г.» [1, с. 76—90], я обратила внимание на то, что академик Полынов весьма нелицеприятно отозвался о парторге Почвенного института И. П. Герасимове как о «мягком, боязливом и не очень одаренном человеке», который «от ответственных дел старался уклониться» [1, с. 78].

Отнести такую характеристику к работавшему в середине 1930-х гг. в Почвенном институте Иннокентию Петровичу Герасимову, — впоследствии ставшему академиком, выдающимся ученым-географом с мировым именем, человеку удивительному, энергичному и доброжелательному, — я не могла.

Необходимо было прояснить возникшие (и, очевидно, не у меня одной) сомнения, которые, безусловно, не появились бы, будь в структуре этого очень интересного и нужного сборника развернутый научно-справочный аппарат (совершенно необходимый в изданиях подобного рода) и наиболее важная его часть — аннотированный указатель имен. К сожалению, его в книге не было, а с момента событий, описываемых Б. Б. Полыновым, прошло много лет.

Закрыть этот вопрос оказалось довольно просто. В том же 1995 г. в серии РАН «Научно-биографическая литература» (далее НБЛ) была издана обстоятельная научная биография Иннокентия Петровича Герасимова [2]. В приведенном в ней приложении «Основные даты жизни и деятельности» сказано, что в 1937 г. Иннокентий Петрович работал в Почвенном институте (с 1936 г. по 1956 г. — заведующим отделом географии и картографии почв), но парторгом он не мог быть, так как тогда в партии не состоял, и только в 1945 г. его «приняли в ряды КПСС»

[2, с. 234].

Еще одно издание 1995 г. позволило полностью «реабилитировать» доброе имя Иннокентия Петровича Герасимова. В том же году, немного ранее выхода в свет сборника «Трагические судьбы», был опубликован замечательный сборник «In memoriam», в котором помещена публикация тех же авторов — С. П. Лялина * Все перипетии с выпуском этого сборника освещены в предисловии, написанном редактором-составителем И. Г. Арефьевой [1, с. 3—6].

ВИЕТ. 2001. № 2. С. 154—165. © З. К. Соколовская З. К. СОКОЛОВСКАЯ и Ф. Ф. Перченка «Записки Б. Б. Полынова о 1937 г.». Здесь в подстрочных примечаниях к тексту приведены краткие биографические справки об упоминаемых в нем лицах, в том числе и о И. П. Герасимове: «Герасимов Иван Павлович (1896—?). Почвовед, канд. с/х наук... В 1937 г. назначен* парторгом Института» [3, с. 253—271].

Казалось бы, две названные публикации о И. П. Герасимове полностью сняли описанное выше недоразумение. Тем не менее, несмотря на то что с момента выхода в свет сборника «Трагические судьбы» прошло пять лет, претензии к его составителям по поводу И. П. Герасимова продолжают высказываться.

Некоторое время назад в Архив РАН (членом Ученого совета которого я являюсь) из Института географии РАН поступило подготовленное учениками и соратниками Иннокентия Петровича Герасимова настойчивое предложение обнародовать разъясняющие ситуацию комментарии.

Хочется надеяться, что приведенные мною материалы будут соответствовать их пожеланиям и окончательно закроют этот вопрос.

Названные сборники [1; 3] и другие, изданные с 1990 г., а также книги и статьи, посвященные репрессированным ученым (о них мы скажем ниже), привлекли мое пристальное внимание в связи с подготовкой в середине 1990-х гг. очередного (четвертого) справочника-путеводителя по серии РАН «Научно-биографическая литература», включающего сведения о 550 изданных научных биографиях [4].

В структуру справочника мы решили ввести еще одно новое приложение — указатель книг серии НБЛ, посвященных деятелям, репрессированным в годы тоталитарного режима. Удалось выявить около четырех десятков книг об отечественных деятелях, пострадавших в 1920—1960-е гг., подвергшихся высылке из страны, арестам, переживших ужасы лагерей или погибших там. Еще несколько книг посвящены ученым, избежавшим репрессий в буквальном смысле этого слова (арестов, ссылок), но ставшим жертвами идеологических кампаний — лишенным своих научных постов, потерявшим работу, что, хотя и косвенно, приводило зачастую к трагическому концу. Так, 22 апреля 1951 г. в Геленджике покончил с собой известный ученый, более 16 лет возглавлявший кафедру физиологии растений МГУ Дмитрий Анатольевич Сабинин [5].

При выявлении среди героев книг серии НБЛ тех, кто подвергался репрессиям, мы столкнулись с целым рядом трудностей. Ведь научно-биографическая литература как жанр социальной истории науки не свободна от влияния политической конъюнктуры, отражающей особенности того периода, когда писалась биография конкретного деятеля.



Изъятия из текстов рукописей научных биографий (как, впрочем, и из книг других жанров) проводились цензурой на различных уровнях — государственном и партийном, на стадии издательской подготовки, на местах (оформление «актов экспертизы» в учреждениях, где утверждалась рукопись к печати).

В энциклопедии «Книга» помещена обстоятельная статья исследователя истории отечественной цензуры А. В. Блюма, в которой не только дано определение понятия цензуры как «системы контроля официальных властей (светских или духовных) за содержанием, выпуском в свет и распространением письменных и печатных текстов...», практически возникшей «одновременно с появлением рукописных текстов, предназначенных для более или менее массового распространения» [6, с. 696], но приведена история цензуры за рубежом и у нас в стране — в дореОфициально секретарь партийной организации не «назначался», а выбирался из числа членов вновь избранного партийного бюро. Естественно, возможные кандидатуры на этот пост предварительно согласовывались с райкомом партии.

156 Размышления над книгой волюционный период, в период между Февральской и Октябрьской революциями (полная отмена цензуры, кроме военной) и после Октябрьской революции.

Подписанный В. И. Лениным 10 ноября (по новому стилю) 1917 г. «Декрет о печати», объявляющий вне закона «контрреволюционную печать разных оттенков»

[6, с. 698], дал старт ужесточению цензурного надзора. В январе 1918 г. был утвержден «Революционный трибунал печати»; в конце 1919 г. создан Политотдел при Госиздате РСФСР; к июню 1922 г. Совнарком издал «Положение о Главном управлении по делам литературы и издательств (Главлит)», созданном для объединения всех видов цензуры печатной продукции. Этим «Положением» завершились «поиски универсального механизма контроля за всей без исключения печатной продукцией» [6, с. 698]. В последующие три с лишним десятилетия система тоталитарной цензуры постепенно ужесточалась. Сформировался «восходящий снизу вверх иерархический ряд: 1) так называемая авторская самоцензура; 2) редакторский контроль (в издательствах и органах печати); 3) предварительный контроль органов Главлита; 4) последующий контроль — на уровне версток и порой даже уже вышедших в свет изданий; 5) последующий контроль органов ГПУ, ОГПУ, НКВД, КГБ — на уровне опубликованных произведений; 6) контроль идеологических органов ЦК и обкомов партии...» [6, с. 698].

Только в 1954—1964 гг., в период «хрущевской оттепели», цензурный надзор несколько смягчился, оставаясь (до объявления в 1985 г. «перестройки и гласности») по существу тем же. После 1985 г. некоторые органы прессы «явочным порядком»

стали игнорировать «инстанции цензурного надзора» [6, с. 699]. Начали появляться отдельные работы о сталинских репрессиях, например, в 1988 г. вышла книга Я. Л. Рапопорта о «деле врачей 1953 г.» [7].

В 1990 г. был принят «Закон о печати и других средствах массовой информации СССР», который отменил предварительную цензуру и расформировал органы Главлита. Незаконное принуждение к распространению или отказ от распространения информации законом запрещались, а рассмотрение спорных дел, касающихся печати, предусматривалось исключительно в судебном порядке.

27 декабря 1991 г. вступил в силу закон о печати Российской Федерации — «О средствах массовой информации». В первой главе этого закона имеются статьи: третья — «Недопустимость цензуры» и четвертая — «Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации» [8, с. 555—565].

Таким образом, в последнем десятилетии XX в. государственная цензура «в лице Главлита» официально была отменена, но, увы, возродилась вновь «в лицах тех, кому принадлежат наши СМИ» [9, с. 186]. Хорошо, что на издание научно-биографической литературы они не оказывают существенного влияния и в серии НБЛ книги о репрессированных ученых стали выходить без белых пятен.

На протяжении сорока лет существования серии НБЛ по характеру изложения материалов о репрессировании героев книг можно судить о состоянии цензуры в печати на момент подготовки и издания той или иной научной биографии. Так, в годы «хрущевской оттепели» в нашей серии вышли книги о «невозвращенце»

К. Н. Давыдове (1963)*, репрессированных И. И. Иванове и Б. Л. Розинге (1964) и уже под занавес «потепления» о Б. Е. Райкове (1970), в которых открыто (правда, очень кратко) сказано об арестах и высылке. С конца 1960-х гг. сведения о репрессиях стали приводиться все более завуалированно, а затем (почти до конца 1980-х гг.) вообще не говорилось ни слова, несмотря на наличие в большинстве книг приложений «Основные даты жизни и деятельности» героев книг.

* Исчерпывающие сведения о названных в данной статье книгах серии НБЛ.

З. К. СОКОЛОВСКАЯ В книгах об А. А. Гринберге (1974), Н. К. Кольцове (1975), Б. Б. Полынове (1977), А. К. Болдыреве (1978), Т. П. Кравце и Н. М. Федоровском (1979), А. Г. Дояренко, А. А. Саукове и Г. А. Тихове (1980), А. А. Любищеве (1982), Б. Л. Личкове (1983), Б. В. Нумерове (1984), А. Н. Теренине (1985), В. И. Палладине (1986), Н. И. Вавилове, А. Л. Чижевском и Л. С. Штерн (1987) читатель не найдет описаний трагических событий, связанных с репрессиями.

Иногда на то, что герой книги подвергался репрессиям, указывали имеющиеся в тексте биографии косвенные сведения, правда, не всегда дающие однозначный ответ. Так, например, в научной биографии одного из основоположников отечественной техники высоких напряжений А. А. Смурова (1974) ни в тексте, ни в приложении «Основные даты жизни» нет конкретных данных о том, подвергался ли он репрессиям. Имеющаяся в тексте фраза: «... в последние годы Смуров не принимал личного участия в международных научных форумах...» [10, с. 127], дает некоторые основания предполагать, что определенные осложнения у него были. Почему не принимал? Было это следствием заболевания или он просто стал «невыездным»? К сожалению, автор книги Л. Г. Давыдова, безусловно, знавшая все подробности биографии своего героя, скончалась, и прояснить причины смерти А. А. Смурова в 1937 г. (в 53-летнем возрасте) мне не удалось.



Pages:     || 2 | 3 | 4 |
 



Похожие работы:

«МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ И ЭВМ В ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ СБОРНИК СТАТЕЙ Ответственный редактор член-корреспондент А Н С С С Р И. Д. К О В А Л Ь Ч Е Н К О Москва НАУКА 1985 Настоящий сборник представляет собой подборку статей со­ ветских и зарубежных исследователей, применяющих количествен­ ные методы и Э В М в исторических исследованиях, и продол­ жает серию сборников, выходящих по этой тематике с 1972 г. Материалы сборника знакомят читателя с новейшими дости­ жениями историков, работающих в...»

«Это удивительная история автора и гипнотерапевтического эксперимента связанного с феноменом реинкарнации. Возможность беседы с людьми, после того как они умерли и до того, как они родились, была поразительна. Во многих своих исследованиях Долорес Кэннон столкнулась с теми, кто жил в интересный период времени или был знаком с известным человеком. Таким образом, были написаны книги об этих захватывающих событиях: трилогия Беседы с Нострадамусом, Иисус и Ессеи, Они шли с Иисусом, Между смертью и...»

«Crystal Palace (1851-1936) 2006 Существовало в викторианской Англии здание, без которого совершенно невозможно представить себе эту эпоху. Речь идет о знаменитом Хрустальном дворце, хотя в России о нем знают большей частью те, кто изучает или увлекается историей архитектуры. Между тем это здание достойно отдельной статьи. Хрустальный дворец: Великая выставка 1851 года Своим появлением Хрустальный дворец обязан был Первой международной промышленной выставке 1851 года и строился как ее главный...»

«Борьба каждого мужчины СТИВЕН АЛЬТЕРБЕРН (в соавт. с др.) Искушения, с которыми сталкиваются все мужчины. Победа, доступная всем. Вступление. Посредством телевидения и интернета, печатных изданий и видео мужчины постоянно подвергаются влиянию чувственных образов. Избежать этих искушений невозможно, но, к счастью, их можно преодолеть. Every Man’s Battle разбивает вдребезги миф о невозможности контролировать свои мысли и блуждающий взгляд, приводя в качестве примера истории десятков мужчин,...»

«Книга Пророка Ионы Джеймс Нокс Содержание Предисловие Глава Первая Глава Вторая Глава Третья Глава Четвертая Приложение А: Что Стало с Ионой? Приложение В: Немного о Китах Приложение С: Могло ли Это Произойти на Самом Деле? Приложение D: Бог Небесный Приложение Е: Заключение 2 Предисловие Мой сын, Ганнибал, станет великим полководцем, потому что он – самый послушный из всех моих воинов. ГАМИЛЬКАР Сегодня в мире можно найти мало людей, которые бы не слышали об Ионе и ките. И все же, существует...»

«Говорят, зачем нам понимание нашего прошлого, коль скоро мы порвали с ним, поскольку мы строим нашу жизнь на совершенно новых основаниях. Но тем самым мы игнорируем один наиважнейший момент в восторге и упоении от того, каким образом Реформа изменила русскую традицию, мы забываем о том, насколько эта традиция со своей стороны изменила Реформу. В.О. КЛЮЧЕВСКИЙ Представления о гражданском обществе, сложившиеся в Западной Европе к середине XIX в., включали в себя ряд принципиальных компонент:...»

«АЗИИ ИСТОРИЯ СТРАН И АФРИКИ В СРЕДНИЕ ВЕКА ОСНОВЫ ЛЕКЦИОННОГО КУ РСА Кемеровский государственный университет 1998 Говоров Ю. Л. История стран Азии и Африки в средние века. Основы лекционного курса. - Кемерово: Кемеровский госуниверситет, 1998. В основах лекционного курса по истории стран Азии и Африки в средние века содержится обширный проблемный и фактический материал, позволяющий студентам исторического факультета лучше ориентироваться в сложных процессах развития средневекового Востока. В...»

«ЗОЛОТАЯ СЕРЕДИНА или Парапсихология Вайшнавизма Книга предоставлена автором специально для сервера Hari-katha верстка - Галков Сергей, Гоураприйа дас файл хранится по адресу www.hari-katha.org This file was downloaded from http://hari-katha.org З “ олотая середина” — книга об очищении от мирских привязанностей во внутренней молитве. Описание законов кармы и любви на разных уровнях: уровне материалистов, неофитов в духовной практике и святых. Поняв их суть и разобравшись в деталях на примерах,...»

«Росписи крестьянских домов Русского Севера Росписи Севан Ольга Георгиевна архитектор, закончила МАРХИ (1971), защитила кандидатскую диссертацию Народное крестьянских деревянное жилище Русского Севера (Архангельская и Вологодская области) (1981), работала гл. архитектором домов проектов института Спецпроектреставрация. В настоящее время заведующая сектором Русского Российского института культурологии, президент Российского Комитета по селам и малым городам ЕКОВАСТ. Автор (в соавторстве)...»

«ТЕМА ОПИСАНИЯ ЧЕЛОВЕКА ЧЕРЕЗ СХОЖДЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ У СВТ. ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО И ЕЕ ЦЕРКОВНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ И ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЙ КОНТЕКСТ1 Д. С. Бирюков В текстах, важных для истории святоотеческой мысли и вообще — истории философии, существуют узловые места, значимые сразу для нескольких направлений последующего развития мысли. Нам хотелось бы сосредоточить внимание на одном из таких мест в творениях свт. Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийской, — это начало второй книги трактата...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.