WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 51 | 52 || 54 | 55 |   ...   | 58 |

«...»

-- [ Страница 53 ] --

241; 15 - Лаптевский том, л. 619; кокошники на миниатюрах Лицевого летописного свода, Лаптевский том: 16, 17 - л. 327; 18 - л. 447; 19 - л. 479 об.; шляпы: 20 - рисунок, приводимый И. Е. Забелиным; 21 - шляпа на убрус на женщине из свиты матери Всеволода Юрьевича при поездке в Константинополь в 1160 г., Лаптевский том Лицевого летописного свода, л. 203.

По археологическому городскому материалу известны и незаостренные стержни с навершием в виде птички и трилистника, предназначенные для закалывания волос или для укрепления за отворот кики (Солдатенкова и др. 2011: 71 - 77; рис. 1: 1). К этим стержням могли привешиваться легкие подвески. Есть указание, что эти украшения в дорогих уборах пришивались волоченым серебром (Забелин 2001: 488).

По миниатюрам Лицевого летописного Свода известны и полусферические шапки с меховой опушкой (рис. 4: 10 - 13) (Лицевой летописный свод XVI в. Русская летописная история. Книга 3 2009: 279, 316; Книга 4 2009: 726; Книга 5: 260). Есть и низкие меховые шапки, показанные в виде узкой полосы из меха (рис. 4: 14, 15) (Лицевой летописный свод XVI века. Русская летописная история. Книга 4. 2009: 137; Книга 5: 205).

И. Е. Забелин опубликовал и, сославшись на описи имущества, описал русские женские шляпы для защиты от жары и дождя, известные с XVI в. (рис. 4: 20) (Забелин 2001: 492, 493; рис. IV: 3). Пример женской шляпы от жары действительно есть на миниатюре Лицевого летописного свода (рис. 4: 21) (Лицевой летописный свод XVI в.

Русская летописная история. Книга 2 2009: 353).

Миниатюры свода иллюстрируют княжеские свадьбы, при этом невесты-княгини традиционно показаны в коронах с пятью зубцами впереди. Такой же убор показывается и как погребальный. Аналогичные короны императриц и цариц известны для XVI в. по иконам и фрескам. Таким образом, продолжается традиция ношения провизантийских высоких городчатых венцов (рис. 5: 2 - 5). Известен высокий городчатый венец с частыми зубцами с длинными ряснами (рис. 5:1) (Лицевой летописный свод XVI в. Всемирная история. Книга 1. 2010: 214, л. 662 об.).

По изображениям выделяется два варианта корон: 1) очерченные прямыми линиями с зубцами подтреугольной формы (рис. 5: 2 - 4) (Лицевой летописный свод XVI в.

Всемирная история. Книга 1. 2010: 117, л. 850; Грицак 2006: 168; Царский храм 2003: 31);

2) очерченные криволинейно, с расходящимися в сторону "развесистыми" зубцами киотцевидной формы (рис. 5: 6, 7) (Лицевой летописный свод XVI в. Всемирная история.

Книга 1. 2010: 120, 193; л. 615 об., 652). Некоторые изображения показывают, что короны имели круговой характер (рис. 5:5).

Как новое явление отмечается распространение закрытых корон с митрообразной тульей и навершием, с дугообразным или сегментообразным членением тульи, наблюдавшимся ранее на волосниках и полусферически-митрообразных шапках (рис. 5: 8, 9) (Лицевой летописный свод XVI в. Всемирная история. Книга 1. 2010: 176, л. 879об). Таким образом, вновь можно убедиться, что развитие конструкции корон и обычных шапок оказывается сходным. На коронах переданы драгоценные камни, жемчуг и даже - узнаваемая филигранная орнаментация с характерным для времени четырехчастным вводным плетеным мотивом (рис. 5: 7).

Согласно русскому свадебному обряду Домостроя, поверх убруса и волосника надевалась кика, по словам И. Е. Забелина, являвшаяся "короной замужества" (Забелин 2001: 487). В Лицевом летописном своде можно указать особый свадебный головной убор, принадлежащий Рогнеде, княгине с трагической судьбой: корона с криволинейными зубцами и двойными ряснами (рис. 5:10) (Лицевой летописный свод XVI века. Русская летописная история. Книга 1 2009: 115, л. 55). Она обнаруживает типологическое сходство с более ранним изображением короны на миниатюре в том же сюжете Радзивилловской летописи (рис. 2: 9). Можно предположить, что в этих утрированно изображенных свадебных уборах нашел свое отражение облик кики.

В Лицевом летописном своде есть несколько вариантов закрытых головных уборов, которые типологически являются кокошниками (Лицевой летописный свод XVI века.

Русская летописная история. Книга 3. 2009: 73, 315; 380). Часть из них имеет аналогии с формами провизантийских головных уборов домонгольского времени (рис. 4: 16 - 18), а одна из форм - среди этнографически известных кокошников (рис. 4: 19).

Изобразительные источники XVII в. являются связующим звеном между иконографическими и археологическими данными XIII-XVI вв. и этнографическим материалом XVIII-XX вв. Главным образом здесь использованы рисунки из сочинений иностранных путешественников А. Олеария и А. Мейерберга, привлечены живописные портреты XVII-XVIII вв.

Полотенчатые уборы или убрусы в XVII в. по-прежнему носили представительницы любой социальной среды, и они обнаруживают одинаковую конструкцию (рис. 6) (Альбом Мейерберга 1903: л. 40, 41, N 78, 79). К этому времени полотенчатые уборы окончательно перестали быть простым свободным полотнищем. В тех случаях, когда убрусы надеты под другой головной убор, с одной стороны видно аккуратно сложенный конец "застенок". Такой убрус сделал шаг к кичкообразному убору, он состоял из нескольких сшиваемых частей: нарядное начелье, концы (рис. 6: 1 - 7). В этнографическом народном уборе подобное явление известно (Славяне Европы 2008: 113, N 26).

Рис. 5. Женские короны XVI в. Миниатюры Лицевого летописного свода:

Хронографический сборник - 1 - многозубчатая корона с ряснами, л. 662 об.; 2 - корона с пятью зубцами и ряснами, л. 850; 6, 7, - короны с пятью криволинейными зубцами, л. об., 652; 8, 9 - закрытые короны с митрообразной тульей, 879 об.; 10 - свадебная корона Рогнеды, Голицынский том, л. 55; иконы и фрески: 3 - икона "О тебе радуется"; 4 императрица Елена, фреска XVI в. (1547 - 1551 гг.) Благовещенского собора Московского Кремля; 5 - корона, подносимая ангелами, запись XVI в., икона "Дмитрий Солунский", ГТГ.

Усложненный убрус сильно отличен от простых платков, которые царевны и боярские дочери несут в руках для покрывания головы в церкви (рис. 6: 8). Платки покрывают сверху другие головные уборы, снабжаются оттягивающими кистями, по иллюстрациям видно, что они скалываются булавками (рис. 6: 9, 10).

В отличие от предшествующего периода для XVII в. известны более высокие, расширяющиеся открытые девичьи венцы, конструкция которых очень хорошо видна по двум рисункам к путешествию Мейерберга: вид спереди и вид сзади (рис. 7: 1, 2) (Собрание рисунков 1827: л. 39; Альбм Мейерберга 1903: л. 24, N 59). Лицевая сторона венца нарядно орнаментирована, сзади прикреплены две плотные длинные косы с накосниками в виде кистей внизу. На наш взгляд, в данном случае показаны Рис. 6. Убрусы и платки XVII в. Рисунки из Альбома Мейерберга: 1 - царица, "шествующая в Вознесенский монастырь"; 2 - вдовствующая дворянка; 3, 4 - боярыни; 5 прислужница царицы за обеденным столом"; 6 - "вдова, шествующая за царицей"; 7 женщина, "исправляющая должность гофмейстерины", придворная дама; 8 - платки в руках царевен и боярских дочерей; 9 - женский полотенчатый головной убор с кистью; - "гражданка", сколотый платок на высоком головном уборе.

искусственные или накладные косы, поскольку наряду с ними изображены и распущенные вьющиеся волосы. Высокие венцы такого типа известны в этнографическом материале под названием "девичьи повязки" или "перевязки". В Альбоме Мейерберга отражена также и хорошо известная по этнографическим параллелям форма нарядного венца, составленного из окрашенных в разные яркие цвета перьев или меха, так называемые "крашоные перья" для праздничного гулянья (рис. 7: 3) (Собрание рисунков 1827: Л. 39; Альбом Мейерберга 1903: Л. 24; рис. 60).

Парадные головные уборы знатных замужних женщин, боярынь и дворянок, а также представительниц более широкой городской среды, по своим формам находят аналогии среди более поздних этнографических кокошников разнообразных типов. На уборах XVII в. показаны либо меховые опушки, либо пышные поднизи из бисера, свойственные народным кокошникам.

На рисунке из Альбома Мейерберга показан убор высокой расширяющейся формы, сформированный на основании девичьей повязки (рис. 7: 4) (Альбом Мейерберга 1903: л.

24; рис. 59). Он аналогичен одной из форм русского кокошника из области уральского казачества (Славяне Европы: ПО, N 23). Ряд головных уборов сопоставляются с севернорусскими кокошниками, на них показаны наушные лопасти или другие детали (рис. 7: 5 Соснина, Шангина 1998: 120; Собрание рисунков 1827: л. 37, 39; Альбом Мейерберга 1903: л. 23, рис. 57; л. 24, рис. 59, 60). Одна из шапок перекликается с формой седлообразного южнорусского кокошника и некоторыми формами среднерусских (Русская народная одежда 2011: 216: а, д; Славяне Европы 2008:

117; N 33) (рис. 7: 8).

Некоторые головные уборы на иллюстрациях к сочинению А. Олеария имеют форму небольшой низкой шапочки с опушкой, возможно, это развитие низких меховых шапок XVI в. (рис. 7: 9 - 11) (Олеарий 1906: 175, 215). В одном случае такая шапка показана на девушке, длинные косы которой аналогичны косам девушки в расширяющемся венце из Альбома Мейерберга (рис. 7: 2 и 9). По рисунку видно, что с таким головным убором носили серьги с расширяющейся лопастью. Этот факт отражает активный процесс перехода к ушным серьгам от прежних обильных рясенных подвесок к головному убору.

По иллюстрациям Мейерберга известна более высокая, жесткая шапка с опушкой, сшитая из полос или клиньев (рис. 7: 12) (Собрание рисунков 1827: л. 39; Альбом Мейерберга 1903: л. 24, рис. 59, 60). Кокошники и шапки надеты на полотенчатые головные уборы. В другом случае, наоборот, высокий головной убор с плоской тульей покрыт сколотым под подбородком платком, обобщенно повторяющим форму шапки или кокошника (рис. 6: 10) (Собрание рисунков 1827: л. 39). Рассмотренные для XVII в. женские головные уборы имеют уплощенные тульи.

Формированием к XVII в. кокошника объясняется отсутствие или редкость отдельного убора типа полусферического волосника (рис. 7: 4 - 8). Цельные жесткие кокошники не повторяют очертания головы, а задают свою форму.

Параллельный процесс образования цельного убора очевиден и по развитию царицыных корон: митрообразная тулья в этот период объединена с короной. На изображениях корон XVII в. тулья четко выделена, пропорционально она существенно выше окружающих ее зубцов. Тулья имеет клинообразную структуру и этим отлична от систем разделения на зоны митрообразных уборов и корон XVI в. (рис. 5: 8, 9). Таковы короны цариц из Альбома Мейерберга и корона на живописном портрете царевны Софьи 1680-х гг. (рис. 8:

1 - 3) (Собрание рисунков 1827: л. 55; Альбом Мейерберга 1903: л. 40, рис. 78).

В XVII в. открытая корона наблюдается у царевен и девушек царского рода:

многозубчатые, четырех- и пятизубчатые (рис. 8: 4 - 6) (Собрание рисунков 1827: л. 55;

Альбом Мейерберга 1903: л. 40, рис. 78). Открытая корона, вероятно, входила в состав повседневных костюмов цариц и знатных женщин и воспринималась как русский национальный штрих: портрет царицы Марфы Матвеевны конца XVII в. (рис. 8: 7). В двух случаях с различными коронами показано ношение серег: у Софьи и Марфы Матвеевны (рис. 8: 3, 7) (Медведева и др. 1987: 51, 59).

На основании материала XVII в. можно предложить и ответ на вопрос, какова была русская кика в XVI-XVII вв. В полном свадебном наряде XVI в., согласно Домострою, кику надевали на волосник. В качестве примеров кик на иллюстрациях И. Е. Забелина приведены типологически различные головные уборы с разным завершением. Это соответствует последующему разнообразию этнографических кичкообразных уборов, на основе которых выработались различные кокошники. Кика была сходна с короной тем, что ее подзор (отворот) мог быть зубчатым (рис. 8: 10) (Забелин 2001: рис. II: 12, III: 7).



Pages:     | 1 |   ...   | 51 | 52 || 54 | 55 |   ...   | 58 |
 


Похожие работы:

«Ю.В.ИВАНОВА Петр Федорович Преображенский: жизненный путь и научное наследие В одном из старинных районов Москвы, в Мерзляковском переулке, вблизи Большой Никитской улицы стоит храм преподобного Федора Студита во имя иконы Смоленской Божьей матери, или в московском просторечии — Федоростудитская церковь, что у Никитских ворот. В 1626 г. патриарх Филарет (отец Михаила Романова) на своей земле основал Федоровский Смоленский Богородицкий мужской монастырь. При нем и был возведен этот храм. В 1709...»

«АНАЛИТИЧЕСКАЯ СПРАВКА ОТОБРАЖЕНИЯ АБСОЛЮТА В СИСТЕМАХ ВЫСОКОЧАСТОТНОЙ ГЕОДИНАМИКИ И.Н. Яницкий Идея составления аннотации к серии намечаемых докладов и лекций по данной теме возникла в ходе Православных Покровских чтений, проведнных в завершившемся октябре. Однако экспериментальная и статистическая основа материала готовилась на базе фундаментальных гелиеметрических и прогностических исследований ВНИИ минерального сырья более 25 лет, в том числе в ходе выполнения Второго завещания В. И....»

«М1. Общенаучный цикл М1.Б. Базовая часть Аннотация рабочей программы дисциплины М1.Б.1. История и философия науки Общая трудоемкость дисциплины – 5 зачетных единиц, 180 часов. Цели освоения дисциплины Дисциплина История и философия науки предназначена для подготовки магистров по направлению 111100 - Зоотехния. Цель дисциплины: философия науки есть самосознание культуры, выраженное в форме рефлексии над наукой, поэтому ее конечной целью является не наука как таковая, а человек, осуществляющий...»

«Часть 3. Жизнь человечества: толпо-элитаризм — историко-политическая реальность и перспективы (Книга 2) Санкт-Петербург 2010 г. На обложке репродукция картины М.К. Чюрлёниса (1875 — 1911) Rex. Взгляд на неё вызывает в памяти слова из Корана: И Он тот, который создал небеса и землю в шесть дней, и был Его трон на воде, чтобы испытать вас, кто из вас лучше в деле (Коран, сура 11. Худ, аят 9 (7) в переводе И.Ю. Крачковского). © Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой...»

«SOCIAL-NATURAL HISTORY XXXVI 2012 ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ СОЦИОЕСТЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ ВЫПУСК XXXVI Художественный редактор Ю.Э. Кульпина ЧЕЛОВЕК И ПРИРОДА В ПРОСТРАНСТВЕ И ВРЕМЕНИ Под редакцией Э.С.Кульпина МОСКВА 2012 Серия научно-методических работ Социоестественная история (Генезис кризисов природы и общества в России) содержит результаты научных изысканий и издается под редакцией руководителя программы Э.С.Кульпина (Кульпина-Губайдуллина). Цель...»

«СОВРЕМЕННАЯ СИСТЕМА РОДА AVENA L.* В статье рассматриваются исторические вопросы систематики рода Avena L. и приводится современное состояние этой проблемы. На основе многолетнего изучения видового и внутривидового разнообразия по морфологическим, хозяйственно-ценным признакам, а также при использовании кариологических, белковых и молекулярных маркеров и анализа ареалов была предложена переработанная система рода. Здесь приводится конспект рода, ключи для определения всех видов и описание...»

«3 I. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ДИСЦИПЛИНЫ, ЕЕ МЕСТО В УЧЕБНОМ ПРОЦЕССЕ Курс История Китая (новая, новейшая) предназначен для студентов, обучающихся по специальности 032301 Регионоведение (Китай) и входит в число общих гуманитарных и социально-экономических дисциплин. Цель данного курса – познакомить слушателей с периодами истории Китая, традиционно именуемыми новой и новейшей историей Китая и лежащими в хронологических границах соответственно Цинской империи и периода от Синьхайской революции до конца ХХ...»

«Слава тебе, Господи, что мы – казаки! Библиографический указатель Выпуск 1 Волгоград, 2013 ББК 91.9:63 С 47 Составитель Урусова Марина Николаевна Редактор Зоткина Вера Юрьевна Ответственный за выпуск Гришина Людмила Вениаминовна Слава Тебе, Господи, что мы – казаки! : краевед. библиогр. С 47 указатель. Вып. 1 / [сост. М. Н. Урусова ; ред. В. Ю. Зоткина] ; ВМУК ЦСГБ, Библиотека-филиал № 17 им. М. А. Шолохова. – Волгоград, 2013. – 82 с. : ил. – Библиогр.: 464 назв. Издание включает справочную...»

«Посвящается 70-летию фармацевтического факультета Иркутского государственного медицинского университета Геллер Л.Н. Вехи истории : становление, формирование и развитие аптечной службы и фармацевтического образования Иркутской области Цикл лекций Иркутск-2010 Содержание Лекция 1. Становление медицинской и фармацевтической помощи Иркутской губернии 1.1. Состояние медицинской лекарственной помощи в дореволюционной Сибири и Иркутской губернии 1.2. Появление первых врачей-специалистов в Иркутске....»

«Подготовил Руслан Абу Ибрахим Татарстани (первое издание) СОДЕРЖАНИЕ Вступление Глава 1. О необходимости делать призыв к единобожию и разъяснять людям суть единобожия в подробностях Глава 2. О необходимости разъяснения людям сути многобожия и его видов в подробностях Глава 3. Этапы внедрения многобожия Глава 4. О главной причине распространения многобожия Глава 5. Излишнее почитание праведных предков – первый шаг к многобожию. 20 Глава 6. Проведение археологических раскопок в памятных...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.