WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 | 48 |   ...   | 58 |

«...»

-- [ Страница 46 ] --

Использование специального предмета для снятия платка с головы невесты не является спецификой Северного Кавказа, а связано с архетипическими представлениями, сохраняющимися в других культурах. Аналогичный обряд, символизировавший "рождение" человека в новом статусе и признание его всеми родственниками, зафиксирован этнографами во многих губерниях России, где покрывало с новобрачной снимали не рукой, а "с помощью различных предметов: кнута, пирога/хлеба, ухвата, палки, сковородника и т.п." (Лаврентьева 1999 : 48).

Представляется правомерным применить утверждение о связи женских волос с природными стихиями к ситуации примирения кровников посредством женского платка.

В реальности не "волшебные" свойства последнего заставляли мужчин опустить оружие, а просьба прекратить кровопролитие, ассоциирующаяся с обнажением женщиной головы и магией ее волос. В этой связи уместно привести вайнахскую пословицу: "Когда обнажилось темя женщины, гром загремел" (Чекменев 2000 : 60). Просьба не обязательно была вербальной, достаточно было жеста, понятного носителям традиции.

В культурном контексте нельзя обойти вниманием известный исторический факт, уже ставший сюжетом художественной литературы (см.: Садулаев 2006). Речь идет о том, что во время первой чеченской войны женщины бросали свои платки под колеса и гусеницы военной техники. Танки не останавливались. Водители не знали кавказских обычаев. Но важно другое. В критической ситуации чеченские женщины использовали свои платки так, как велят им традиции предков, а не шариатские предписания.

Покрывала для лица. Женщины Северного Кавказа не закрывают лицо. Как было показано выше, у них не было оснований прибегать к утаиванию своей внешности. Также многие народы Северного Кавказа, практиковавшие "избегание", выработали собственные поведенческие механизмы, способствующие разграничению членов разных социумов (мужской и женский вход в дом, заповедная женская половина жилища, запрет смотреть в глаза, разговаривать и т.п.). Однако в середине XIX в. горянки подчинялись исламским предписаниям скрывать свою внешность. Речь идет о требованиях имама Дагестана и Чечни Шамиля строго соблюдать мусульманские заповеди. Сохранились письменные источники, проливающие свет на исполнение этих требований населением Имамата.

Ценность имеющихся сведений заключается в том, что записанные очевидцами событий, они передают отношение к ситуации непосредственных участников.

О соблюдении дагестанскими женщинами обычая закрывать лицо написано в повести о пребывании в плену у Шамиля грузинских княгинь В. И. Орбелиани и А. И. Чавчавадзе.

Рассказ непосредственных участниц событий был записан и опубликован служившим на Кавказе писателем Е. А. Вердеревским в 1857 г. С необходимостью закрывать лицо пленницы впервые столкнулись во время пути из Кахетии, где они были захвачены, в резиденцию Шамиля Даргы-Ведено (Вердеревский 1857: 61). По воспоминаниям пленных княгинь, где присутствовали посторонние мужчины, там жены и дочери высокопоставленных горцев находились под покрывалом (Там же: 268 - 269).

Ключевыми моментами во всех эпизодах повести, в которых описывается обычай сокрытия женского лица под покрывалом, являются аристократическое происхождение женщины и ситуативный аспект - их путешествие или присутствие посторонних мужчин.

Если подходить к ситуации формально, то можно говорить о соблюдении аята 59 суры Корана, в котором покрывала предписывалось носить свободным женстр. щинам (33: 59). Но на Северном Кавказе в середине XIX в., в условиях существования практики похищения людей с последующим требованием выкупа за их освобождение, сокрытие внешности женщин высокого социального статуса, как представляется, приобретает превентивное значение. В равной мере это замечание касается тех случаев, когда женщины вынуждены были появляться в присутствии посторонних мужчин.

Покрывало не столько хранило "верующих от чувственных пожеланий", как было предписано в Коране (24: 30 - 31), сколько скрывало внешность представительниц княжеских семей и, по-видимому, определенной части узденей от чужих взглядов.

В том, что пленным княгиням В. И. Орбелиани и А. И. Чавчавадзе приходилось закрывать лицо всякий раз, когда они отправлялись в путь, видится не желание горцев навязать христианкам мусульманский обычай, а скорее стремление предотвратить возможность нового похищения женщин. Сами княгини поначалу расценивали необходимость закрывать лицо как способ скрыть от них местность, по которой они двигались (Вердеревский 1857: 147). На самом деле покрывало в данном случае предназначалось не для того, чтобы скрыть мир от пленниц, а напротив, чтобы спрятать пленниц от мира.

Другими словами, на Северном Кавказе для женщин аристократических фамилий формальное подчинение законам шариата скрывать лицо на практике означало утаивание внешности от возможных похитителей.

Судя по содержанию повести Вердеревского, не все горянки закрывали лицо. Во время остановки в одном из аулов пленницы обратили внимание на головные уборы и красоту местных женщин (Там же: 114 - 115). Отметить последнее можно было только при отсутствии покрывал на их лицах.

Есть основания полагать, что в Дагестане женщины, закрывая лицо, только формально подчинялись исламским требованиям, которые находились в противоречии с традиционными этическими ценностями. Об этом красноречиво свидетельствует еще один современник событий, князь Н. Львов, который во время русско-кавказской войны был пленником в Дагестане: "Любопытно было видеть во время мюридизма женщин, сидящих за вышесказанным занятием (уничтожением платяных вшей. - З. Д.), с обнаженными до пояса туловищами и с лицами, закрытыми грязными тряпками. Горянки пожилых лет, пряча свои лица от нескромных глаз мужчин, не стараются скрывать верхнюю часть тела, сознавая, что на этой части они ничего не имеют, что могло бы соблазнить мужчину. Молодые же женщины, знающие достоинства своих прелестей, тщательно скрывают их от нескромного любопытства мужчин, хорошо понимая, что этим они больше могут выиграть в их глазах" (Сборник... 1992в: 8).

Очевидно, что игнорируя требование "накладывать себе на грудь покрывала", прописанное в Коране, дагестанские женщины были весьма далеки от понимания сущности мусульманских предписаний.

Формально подчиняясь требованию закрывать лицо, женщины пользовались этим обстоятельством в других целях. Князь Н. Львов записал интересное наблюдение, свидетельствующее об истинном отношении горянок к шариатским нормам: ""Зачем вы проклинаете дибира, когда он учит вас добру?", - спрашивал я однажды горянку. - "Да, добру, - отвечала вольнодумка, - добро мужьям, а нам от его учения приходится жутко!

Сильны эти мужчины против нас. Они делают с нами, что хотят, а мы в отмщение довольствуемся тем, что во время проповедей дибиров высовываем им языки. Благо лицо закрыто покрывалом"" (Там же: 3 - 4).

Свои наблюдения князь Н. Львов завершает актуальным сегодня выводом: "Обычай закутывать лица женщин, до появления в Дагестане мюридизма не существовавший, строго исполнялся во все время владычества последнего дагестанского имама. Со времени же покорения края горянки сняли свои покрывала, за исключением немногих" (Там же: 8).

Сведения об использовании женских покрывал населением Северного Кавказа после падения Имамата весьма ограниченны. Пожалуй, только Иуда Черный, автор этнографического очерка о горских евреях, опубликованного в 3-м выпуске "Сборника сведений о кавказских горцах", в 1869 г. засвидетельствовал, что женщины на людях еще появлялись с закрытыми лицами (Там же: 7).

Подведем промежуточный итог. В отличие от мусульманского хиджаба, на Северном Кавказе крой и форма традиционного женского платья, манера ношения платков не скрывают, а подчеркивают женскую красоту, которую носители культуры различали и улавливали в ней ассоциативные смыслы, оформившиеся в понимание прекрасного и закрепившиеся в народном фольклоре. Эстетические категории здесь всегда были сопряжены с этическими нормами, определявшими степень открытости женской внешности и допускавшими определенный уровень чувственной оценки красоты.

Последнее отрицалось религиозной этикой ислама. В семиотическом отношении мусульманский платок является символом веры. В северокавказском костюме женский платок - это социально-возрастной маркер и знак, в котором отражаются природномагические представления горцев. Эти представления имеют прямые параллели у народов, проживающих за пределами Северного Кавказа, что позволяет говорить о явной связи с общими древними традициями, в которых женщина являлась носительницей особой субкультуры, основанной на магических практиках. Навязанные женщинам Северного Кавказа в середине XIX в. шариатские предписания закрывать лицо выполнялись ими формально и исключительно в период существования Имамата. В культурно-исторической памяти народов Северного Кавказа женский платок прочно связан с традициями предков, а не с мусульманскими идеалами.

Итак, материальное выражение и духовное содержание традиционного женского костюма народов Северного Кавказа не имеет отношения к исламским категориям. Как уже говорилось, аналогичная ситуация имеет место в мужском костюме. Это обстоятельство позволяет говорить о системном характере знаковых смыслов северокавказского костюма и снимает мнимые установки о его связи с исламскими духовными ценностями.

Сопоставим наиболее знаковые элементы мужского костюма - пояс и головной убор - в северокавказском (рис. 2в) и среднеазиатском (рис. 2г) комплексах. Последний, как уже говорилось, выбран потому, что в костюме народов Среднеазиатс-ко-Казахстанского региона, исповедующих ислам, нашли отражение этические мусульманские ценности. У народов, населяющих Северный Кавказ, Среднюю Азию и Казахстан, существует определенное сходство в составе костюма, крое некоторых видов одежды, головных уборов и обуви. Это сходство объясняется длительными культурными контактами сопредельных регионов и общими компонентами культурогенеза (Доде 2007: 53).

Папаха и чалма. В мужских головных уборах народов Северного Кавказа и Средней Азии можно проследить как общие черты, так и существенные различия. На Северном Кавказе, так же как и в Средней Азии, где овцеводство было одной из основных составляющих экономического развития, существование меховых и войлочных головных уборов закономерно, причем следует отметить также сходство их форм. Однако если на Северном Кавказе традиционным головным убором была меховая папаха, то у народов Средней Азии характерный региональный образ создавали тюбетейка и чалма. Поскольку именно чалма является признаком конфессиональной принадлежности, остановимся на ее утилитарных и семантических функциях4.

В сопредельном Кавказу регионе мужчина не расставался с чалмой ни дома, ни за его пределами, ни во время работы. Чалму наворачивали на тюбетейку или шапку; у туркмен мужчины даже спят в чалме в холодное время года (Сухарева 1982: 13; Гафферберг 1970:

73). Чалму использовали в качестве вместилища для хранения документов, различных мелких предметов, даже чая и сахара, которые завязывали в ее спускающийся конец (Там же).

Чалма, широко распространенная в этнографических костюмах мусульманских народов Востока, символизирует приверженность владельцев идеям ислама. На Сестр. верном Кавказе чалму, повязанную поверх меховой папахи, как признак преданного подвижника носили мюриды Шамиля и сам глава религиозного государства.



Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 | 48 |   ...   | 58 |
 


Похожие работы:

«Первая помощь диабетику Хавра Астамирова 2 Книга Хавра Астамирова. Первая помощь диабетику скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Хавра Астамирова. Первая помощь диабетику скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Михаил Ахманов, Хавра Астамирова Первая помощь диабетику 4 Книга Хавра Астамирова. Первая помощь диабетику скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! От редакции Издательство ЭКСМО, учитывая популярность...»

«THE G8 SYSTEM AND G20 EVOLUTION, ROLE AND DOCUMENTATION Ashgate Питер И. ван Хайнал Университет Торонто, Канада ГРУППА ВОСЬМИ И ГРУППА ДВАДЦАТИ ЭВОЛЮЦИЯ, РОЛЬ И ДОКУМЕНТАЦИЯ Москва • Логос • 2008 УДК 327 ББК 66.4 Х12 Перевод и издание осуществлены при поддержке Программы обменов и консультаций в области управления (Governance Advisory and Exchange Program), финансируемой канадским Агентством международного развития (Canadian International Development Agency) Хайнал Питер И. ван Группа восьми и...»

«ГЛАВА ПЕРВАЯ Описывай, не мудрствуя лукаво, Всё то, чему свидетель в жизни будешь А.С. Пушкин 1 Как потревоженный муравейник мечутся в тревожной растерянности мирные донские станицы и хутора. От Хопра и Бузулука, от Медведицы и Иловли, от Чира и Донца, от Белой Калитвы и Быстрой до Сала и Маныча и дальше, до низовьев Тихого Дона испуганно всколыхнулась вековая, безмятежная донская тишь. Со времён Булавина ещё не переживали такого жуткого времени ничем и никем не тревожимые донские курени. Ни...»

«Аннотация Придет время, когда спутников в ночном небе будет больше, чем видимых звезд. Когда евразийская столица перерастет границы Московской области, когда вырастет и состарится поколение, воспитанное покемонами и телепузиками. Умрут те, кто помнил Путина. Сотрется память Трехдневной войны. И сбудется древнее пророчество: в недрах спящего города зародится неведомая, непостижимая сила. Новая эпоха начнется в то страшное утро, когда в одном из небоскребов найдут одиннадцать бездыханных тел. И...»

«Кафедра Дизайн УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ ИСТОРИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КЕРАМИКИ Основной образовательной программы по специальности 070801.65 Декоративно-прикладное искусство Благовещенск 2012 УМКД разработан старшим преподавателем кафедры дизайна Авериной Татьяной Александровной Рассмотрен и рекомендован на заседании кафедры Протокол заседания кафедры от _ 201_ г. № _ Зав. кафедрой дизайна / Е.Б. Коробий / УТВЕРЖДЕН Протокол заседания УМСС 070801.65 Декоративно-прикладное искусство от...»

«Аннотация Что говорить ребенку, который боится темноты? Или маленькому честолюбцу, который отказывается делать то, что у него сразу не получается хорошо? Или тому, кого дразнят в школе? Или пережившему развод родителей? В книге австралийского детского психолога Д. Бретт читатель найдет целую россыпь примеров, рецептов и рекомендаций для этих и многих других проблемных ситуаций. Простая и изящная книжка будет полезна любому детскому специалисту, интересна для взрослого врача и психолога и...»

«ТРИ СМЕРТИ АЛЕКСАНДРА ЧАЯНОВА ШАНИН Теодор - профессор социологии, Манчестерский университет (Англия), ректор Московской школы социальных и экономических наук. Московский опыт: сентябрь 1987 Порой личный опыт имеет общественное значение и должен быть зафиксирован. В сентябре 1987 года по приезде в Москву меня пригласили встретиться с Александром Никоновым - президентом Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук (ВАСХНИЛ), Несколько недель тому назад был официально реабилитирован Александр...»

«ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ академика А. Л. ЯНШИНА ЛЕНИНГРАД НАУКА ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ 1989 УЧЕНИЕ В. И. ВЕРНАДСКОГО О Б И О С Ф Е Р Е И НООСФЕРЕ А. Л. Яншин, Ф. Т. Яншина ЗНАЧЕНИЕ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ В. И. ВЕРНАДСКОГО Д Л Я СОВРЕМЕННОСТИ В истории человечества было много крупных и даже великих ученых, внесших громадный вклад в развитие разных областей науки, но лишь очень редко появлялись мыслители, которые пытались обобщить все известные сведения об окружающей человека природе. Такие ученые...»

«АСТРОЛОГИЧЕСКАЯ КАРТА УКРАИНЫ Любомир Червенков, профессиональный астролог, г. Перт, Австралия В апреле 2014 г. ректор Московской академии астрологии Михаил Борисович Левин сделал нам очередной большой приятный сюрприз. Он поместил на сайте академии свою новую научную разработку об астрологической карте Украины [1]. Те, которые знакомы с эго деятельности уже знают, что этот человек является отцом такого нового понятия в астрологии как астрологическая карта этноса. Я не буду сейчас вдаваться в...»

«Публикуется по материалам исследований краеведа Смирнова Виктора Михайловича (п.Калашниково). 1. Становление будущего посёлка. 1.1.Первые сведения о поселении. По сведениям Российского государственного архива древних актов, кадастровые материалы за период до конца XV века не сохранились. Самым ранним документом являются Писцовые книги XVI века. Первое упоминание деревни Колачниково относится к 1540 году в писцовой книге Тверского уезда писцов И.П. Заболотского и М.И. Усова-Татищева (РГАДА. Ф....»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.