WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД ПОРТРЕТОМ А.Р. ЛУРИЯ М. КОУЛ Автор делится своими воспоминаниями о встречах с А.Р. Лурия и его коллегами и учениками. Ключевые слова: А.Р. Лурия, ...»

-- [ Страница 6 ] --

В этих обстоятельствах Александр Романович решил вернуться на медицинский факультет и продолжить обучение на дневном отделении. Поскольку он периодически изучал медицинские дисциплины в течение 20 лет, он быстро получил медицинское образование и начал работать в неврологической больнице. Лишившись возможности развивать свои идеи в возрастной психологии и кросскультурных исследованиях, он сконцентрировался на той части теории, которая предполагала, что невозможность использовать язык вызывает специфические изменения психики. Так начались исследования церебральных основ высших психических функций, ранее изучавшихся на детях, которые продлятся более 30 лет. Это был не последний сдвиг в направлении научной деятельности, обусловленный изменениями в общественной ситуации, но он оказался как нельзя кстати. С началом второй мировой войны значимость неврологических исследований А.Р. Лурия стала несомненной.

Вряд ли можно реально оценить, какое значение для будущего Александра Романовича имел его переход в нейрофизиологию. Нет сомнений, что сначала он рассматривал эту работу просто как применение культурно-исторической теории к новой сфере практической деятельности. Даже во время обучения на медицинском факультете и работая врачом, он продолжал заниматься психологией настолько, насколько это было возможно в тех условиях, о чем свидетельствует статья о психоанализе, написанная для Большой Советской Энциклопедии. В конце 1930-х гг. было необходимо заниматься самокритикой, тем не менее в этой статье Александр Романович сумел покритиковать себя и одновременно сказать все, что считал правильным. Каждый абзац о значительных фигурах в советской психологии содержит короткое фактологическое изложение основных идей без критического анализа. Когда он обсуждает основные понятия психологии, его собственная точка зрения просматривается очень четко.

Война предоставила ему огромный массив данных о мозге и психологических процессах, которые он изложил в целом ряде статей и монографий. Когда над Москвой более не висела угроза нападения, он вернулся с Урала, рассчитывая продолжить работу в Институте нейрохирургии. Некоторое время он работал спокойно. Потом опять в его жизнь вмешалась история.

В 1948 г., в разгар «холодной войны», советская наука опять пережила серию потрясений, важнейшее из которых связано с гонениями на генетику. Гораздо меньшую известность в Соединенных Штатах получила дискуссия, охватившая многие разделы советской науки, включая физику и лингвистику, в которой вопросы внутренней и внешней политики смешивались с научной философией и практикой научных исследований. К сожалению, антисемитизм также входил составной частью в эту опасную смесь. В процессе разбирательств в начале 1950-х гг. Александр Романович был уволен из Института нейрохирургии. По словам Ланы Пименовны, это был один из немногих моментов, когда ее муж почти впал в отчаяние.

Ситуация была мрачной, но не безнадежной. Будучи членом Академии педагогических наук, А.Р. Лурия имел право претендовать на место в одном из ее учреждений. Он очень быстро пришел в себя и вернулся к работе, собирая эмпирические данные для подтверждения теории Л.С. Выготского. Потеряв возможность работать с детьми, с неграмотными или с пациентами, имеющими мозговые травмы, он вернулся к тому, что с самого начала интересовало Л.С. Выготского, — к умственно отсталым. И здесь он был не одинок. Некоторые его ученики, включая Р.Е. Левину и Н.Г. Морозову, работали в Институте дефектологии, который стал ему научным домом почти на десять лет.

Во многих отношениях десятилетие с 1948 по 1958 г. можно считать одним из самых трудных в жизни Александра Романовича. Ему пришлось не только в третий или четвертый раз сменить специализацию, но и постоянно испытывать ограничения как научного, так и общественного характера. Это было время, когда науке придавалось значение одного из основных факторов в жизни советского общества, а павловская модель выставлялась как образец, которого нужно было строго придерживаться.

Данная ситуация была особенно трудной для А.Р. Лурия, потому что он соглашался с научной программой И.П. Павлова только в том, что психологическая теория должна строиться на основе физиологии высшей нервной деятельности. Но этого согласия по принципиальным вопросам было недостаточно. Степень серьезности и узколобости «павловской революции сверху» можно почувствовать, сравнивая самокритику Александра Романовича на собраниях в начале 1950-х с аналогичными выступлениями в 1930-х гг. Он больше не мог ограничиваться изложением своих основных взглядов, свободным от критического анализа. Теперь он вынужден был заявить, что его работа по восстановлению мозговых функций при афазии была неправильной, потому что он не применял учение И.П. Павлова. Какой раздел павловской физиологии необходимо было применить, при этом не уточнялось. Ему также приходилось хвалить работу таких людей, как А.Г. Иванов-Смоленский, с чьей интерпретацией сопряженной моторной методики он не мог согласиться и которую позднее резко критиковал. Все, что он мог себе позволить, — это самокритика в тех областях, где она была менее всего значима. Так, он мог сказать с чистой совестью, потому что это отражало его высочайшие чаяния, что «только с помощью детального физиологического анализа даже самых сложных психологических фактов мы можем построить материалистическую теорию человеческих психических процессов; и это относится как к медицинской, так и к общей психологии» (Материалы научной сессии Академии медицинских наук. М., 1950. С. 633).

В этой чрезвычайно напряженной атмосфере Александру Романовичу удалось продолжить свои исследования в Институте дефектологии, но он не мог открыто развивать линию Л.С. Выготского. И он придумал, как обойти эти ограничения. Он вернулся к сопряженной моторной методике, по структуре очень похожей на метод условного рефлекса, и начал исследовать переход от элементарных психических функций, которые, по его мнению, можно было изучать в контексте павловского учения, к высшим психическим функциям, которые уже нельзя было объяснить с помощью теории И.П.

Павлова в том виде, в каком она существовала на тот момент. Более того, он сосредоточился на роли языка в осуществлении перехода от элементарных к высшим психическим функциям. Это был очень удачный выбор, потому что к концу жизни И.П.

Павлов начал размышлять о возможности применения теории условных рефлексов к человеческому языку. Хотя И.П. Павлов был уже очень стар, он ясно дал понять, что это та область, где его теорию следует дорабатывать, что эта область еще не terra cognita. В результате любой желающий мог ею заняться, не заботясь о необходимости согласовывать свои действия с физиологической теорией, сформулированной в 1920-х гг.

на основе павловских экспериментов с собаками.

Читая публикации А.Р. Лурия того периода, я был несколько ошарашен. Обладая прекрасными способностями к языкам, он использовал павловский жаргон вполне профессионально. Я почти уверен, что иногда он считал его наиболее продуктивным для описания некоторых явлений, как, например, в экспериментах с умственно отсталыми детьми. Но в других случаях, в частности в работе с близнецами, которые изобретали собственный язык общения, он считал павловскую теорию неуместной. Возникала потребность перевести то, что он говорил, на язык его собственной теории. К сожалению, в 1950-х мало кто из молодых советских психологов мог осуществить этот перевод. Я тоже не мог.

К тому времени, как мы с женой приехали в Москву в 1962 г., все эти события были для Александра Романовича в основном позади. Нельзя сказать, что люди перестали заниматься поисками марксистской психологии или что ожесточенные споры относительно правильности теоретических и методических подходов к изучению психики были разрешены. Но эти дискуссии проходили уже в нормальной атмосфере, где никто никому не предписывал единственно возможный путь.

В 1955 г., после перерыва в 20 лет, психологии было разрешено иметь собственный журнал «Вопросы психологии» с А.А. Смирновым в качестве главного редактора. А.Р.

Лурия вместе с А.Н. Леонтьевым стали членами редакционного совета. Затем в 1956 г.

был опубликован первый сборник трудов Л.С. Выготского. Два оставшихся члена «тройки» написали к нему длинное вступление, впервые обнародовав идеи Л.С.

Выготского для нового поколения студентов, которые едва знали его имя.

В конце 1950-х гг. Александр Романович снова стал выезжать за границу. Большой стеклянный шкаф в гостиной у Ланы Пименовны начал заполняться сувенирами из Японии, Англии, Западной Европы и Соединенных Штатов в дополнение к коллекции сувениров из Советского Союза и Восточной Европы. Куда бы ни выезжал Александр Романович, он везде читал лекции, часто на языке принимающей стороны. Он представал перед мировой психологической общественностью в разных обличьях. Сначала это был возрастной психолог павловской школы, специалист по умственной отсталости, чьи эксперименты для выявления свойств «второй сигнальной системы» звучали в унисон с исследованиями, проводившимися в то время во многих лабораториях мира. Позже, вернувшись в Институт нейрохирургии, А.Р. Лурия предстал на мировой арене в другом обличье, в этот раз как афазиолог, разработавший методики восстановления поврежденных мозговых функций и типологию афазии, которая несколько не согласовывалась с соответствующими теориями, разрабатывавшимися в то время за пределами СССР.

В своих лекциях за границей и публикациях дома А.Р. Лурия старался восстановить и обнародовать содержание советской психологии. Грандиозность этой задачи иногда порождала странные аномалии в порядке и времени появления его публикаций.

Результаты его работы с близнецами и в Средней Азии были частично опубликованы через 20 и 30 лет соответственно. Русское и английское издания появились практически одновременно. «Травматическая афазия», вышедшая в СССР в 1947 г., была частью докторской диссертации Александра Романовича с добавлением огромного материала, собранного во время войны. Эта важнейшая работа вышла на английском языке только в 1956 г. благодаря усилиям Д. Боудена, врача, который учился вместе с Александром Романовичем в начале 1960-х гг. Поскольку первая информация о его работе, изложенная в лекциях, прочитанных по-английски в Лондоне в середине 1950-х гг., касалась павловского этапа его деятельности, именно эта информация и стала широко известна всем читающим по-английски. Нигде и никогда Александр Романович не обсуждал те сложные идеологические и ведомственные ограничения, которые обусловили столь резкие сдвиги в его научной деятельности и возможности публикации ее результатов.

Непонимание, вызванное подобным стечением обстоятельств, оказалось удачей для меня.

Содержание публикаций 1950-х гг. возбудило мой интерес, хотя я мало что мог понять.

Благодаря этому я оказался в Москве.

В тот год, что я провел в Москве, поток посетителей к Александру Романовичу не иссякал. Александр Романович принимал всех, за исключением случаев, когда он был слишком занят или болен. Несколько раз в неделю он читал лекции в тех учреждениях, с которыми был связан, — в Московском университете, Институте нейрохирургии, Институте психологии. Он также вел семинар для иностранных студентов, куда часто приводил посетителей. Кроме того, он активно занимался партийной работой.

С раннего утра до поздней ночи он читал и писал своей старомодной авторучкой, ведя обширную переписку на многих языках. Перед уходом на работу он говорил по телефону.

Многие руководители отделов и институтов в Москве шутили по поводу того, что Александр Романович будил их по утрам, напоминая о невыполненном поручении или предлагая новую интересную работу.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 


Похожие работы:

«Научная сельскохозяйственная библиотека Информационно-библиографический отдел Биобиблиографический указатель Слабодцкий Владимир Васильевич кандидат исторических наук, доцент Омск 2012 ФГБОУ ВПО Омский государственный аграрный университет им. П.А. Столыпина Научная сельскохозяйственная библиотека Информационно-библиографический отдел Биобиблиографический указатель Слабодцкий Владимир Васильевич Омск 2012 2 В издании представлены книги, брошюры, статьи из периодических и продолжающихся изданий,...»

«А.П.Скорик, А.А. Озеров Этносоциальный адрес донцов: научно-полемический дискурс РОСТОВ-НА-ДОНУ ИЗДАТЕЛЬСТВО СКНЦ ВШ 2005 3 УДК 94(47):931(075.8) ББК 63.3(2):63.3(0)3 С 44 Научный редактор: кандидат исторических наук, профессор А.В. Лубский Рецензенты: доктор исторических наук, профессор С.А. Кислицын, кандидат исторических наук, профессор Я.А. Перехов Скорик А.П., Озеров А.А. С 44 Этносоциальный адрес донцов: научно-полемический дискурс. – Ростов н/Д.: Изд-во СНЦ ВШ, 2005. – 232 с. ISBN...»

«СОДЕРЖАНИЕ Предисловие I. Ветхозаветная прелюдия: Авраам и мотив сыновства Великое обетование Время ожидания Явление трех мужей в дубраве Мамре Исаак, сын Авраам в Новом Завете Измаил II. Мухаммад Призвание Пророчества первых лет Джинны Ночное путешествие Медина Иудеи Новая кибла К вопросу об источниках инспираций Мухаммада Трагический знак судьбы III. У Аллаха нет сына Пророк Иса Антихристианский тезис Мухаммада Только ли догматический спор? Следствия различий в догматах Догматы и мистика Год...»

«Русский Север: культурные границы и культурные смыслы Ю.П. ШАБАЕВ, И.Л. ЖЕРЕБЦОВ, П.С. ЖУРАВЛЕВ Применительно к европейскому Северу России исследователи часто используют определение Русский Север. В полной мере его нельзя считать ни географическим названием, ни топонимом, ибо используется данный термин в последние десятилетия в фольклорноэтнографическом смысле для обозначения историко-культурной провинции, которая не имеет ни четких границ, ни населения, которое являлось бы гомогенным в...»

«ОТ СОЛДАТА ДО ГЕНЕРАЛА Воспоминания о войне Том 12 Москва Академия исторических наук 2008 УДК 82-92”1941/45” ББК 84Р7-4 О80 О 80 От солдата до генерала. Воспоминания о войне. Том 12. — М.: Академия исторических наук, 2007.- 614 с. ISSN 1818-6688 (print) ISSN 1818-6696 (on-line) ISBN 978-5-903076-16-1 (т.12) ISBN 5-903076-05-Х В настоящем томе публикуются воспоминания советских участников боевых действий Второй мировой войны, подготовленные ими в рамках целевой программы Академии исторических...»

«П.Д. Савченко Сравнительное богословие Оглавление Предисловие Лекция 1. Сравнительное богословие Приложение 1. Апостольский символ веры Приложение 2. Никео-Цареградский символ веры (Никейский с 1 по 7 член) Приложение 3. Афанасьевский символ веры Лекция 2. Католицизм Лекция 3. Православие Приложение к лекции № 3. Краткий словарь терминологии РПЦ Лекция 4. Протестантское богословие Лекция 5. Протестантское богословие. Лютеранская церковь (лютеранство) Лекция 6. Реформатская церковь Лекция 7....»

«СУДОУСТРОЙСТВО Допущено Министерством образования Республики Беларусь в качестве учебника для студентов юридических специальностей высших учебных заведений Минск Издательство Право и экономика 2001 1 УДК 347.97 ББК 67.7 Б-59 Рецензенты: Кафедра уголовного процесса и криминалистики Гродненского государственного университета имени Янки Купалы С. В. Борико - кандидат юридических наук, профессор кафедры уголовного процесса Академии МВД Республики Беларусь, заслуженный юрист Республики Беларусь...»

«КОЩЕИАДА (роман для кино) или АНТИПИДОР (история для взрослых) Сказ про то, как Кощей Трипетович Бессмертный развёл-таки дурака Ивана-Быковича. Киносценарий Дорогие друзья! Данный сценарий написан по мотивам авторского CD BOOK “ГОН”, проекта победителя 14 московской международной книжной ярмарки 2001 года в номинации “Электронная книга”. (На нашем сайте – раздел ГОН) Картина двадцать третья третьей части представленного Вам киноромана: музыкальное видео с компьютерными анимациями живописи Дали,...»

«ИСТОРИЯ РОССИИ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО КОНЦА XIX века Автор А.Н. Сахаров, член-корреспондент РАН Пояснительная записка Настоящая программа по истории России обеспечивает изучение курса Отечественной истории с древнейших времен до конца XIX века. Она составлена на основе требований к Обязательному минимуму содержания исторического образования в общеобразовательных учебных заведениях и базовому учебному плану. На основе программы написаны учебники А.Н.Сахарова История России с древнейших времен до...»

«К. А. ОСИПОВА РАЗВИТИЕ ФЕОДАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ Л А ЗЕМЛЮ И ЗАКРЕПОЩЕНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА В ВИЗАНТИИ X в. X век в истории византийского государства был периодом утвер­ ждения феодального способа производства. В свободной сельской общине, упрочившейся в империи в период VII—VIII вв. в результате славянских вторжений, в X в. начинается бурный процесс внутреннего разложения. Все более углубляется внут­ ренняя дифференциация византийского общинного крестьянства, приво­ дящая в итоге к обезземелению его...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.